home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 41

Воину ТайГетен не нужно другой защиты, кроме благословения Инисса.

ТайГетен бежали изо всех сил. К каждому из трех отрядов, которые Графирр отправил на поиски и освобождение гиалан, исксийцев и сефан, остающихся в плену, присоединились аппосийцы. Они понятия не имели, как добиться того, чего хотел от них Такаар, зато они точно знали, что хотя бы попытаются это сделать. Именно в этом и заключался смысл существования ТайГетен.

Ауум вместе с остальными звеньями бежал к музею. Пелин пообещала Метиану, что попытается помочь гиаланам. И это несмотря на то, что случилось с юным гвардейцем Аль-Аринаар всего несколько дней назад. Но Графирр заявил, что сейчас не время вспоминать прошлые обиды и сводить старые счеты. Эльфы могут начать убивать друг друга и позже, таково было их право. А вот люди этого права не имели.

Они бежали на свет факелов, цепочкой огораживавших квартал города, где вот уже на протяжении многих лет жили гиалане. Испокон века они были ткачами, гончарами и прочими ремесленниками, славившимися своими яркими и неповторимыми творениями. А теперь от смерти их отделяло всего несколько мгновений. Их нельзя было назвать ни чересчур многочисленным, ни чрезмерно плодовитым кланом. Они не могли позволить себе вмиг лишиться такого большого числа своих соплеменников.

Ауум и Марак поддерживали с обеих сторон бледного и трясущегося, как в лихорадке, Такаара. Каждый шаг давался ему с неимоверным трудом. Каждый вдох вызывал боль в груди. В бою от него будет не много толку. Сейчас они бежали по темным улицам Оулд-Миллерз. С ними пошла Пелин, как и Графирр с Меррат. Тринн и Корсаар охраняли аппосийцев. Улисан остался в арьергарде. В общей сложности, набралось сорок пять воинов. Ауум не сомневался, что все они погибнут.

— Помните, воцарится хаос, — прохрипел Такаар. — Воспользуйтесь им. Солдаты привыкли к порядку. Отнимите его у них.

Музей Хаусолиса являлся центром и средоточием всего квартала. По всему периметру площади, на которой ежегодно проводились торжества в честь закрытия врат, теснились дома. В остальное время она поступала в полное распоряжение рыночных торговцев и бродячих артистов. В разные стороны от нее разбегались улицы, уводившие к Оулд-Миллерз, Фреске и Глейду, а также к рынку пряностей.

Завернув за угол, они оказались на улице, залитой светом факелов. Территорию контролировали солдатские патрули, а на тротуарах небольшими группами собрались маги. Другим концом улица упиралась в площадь, на которой и располагался музей. По обеим ее сторонам тянулись жилые дома и торговые лавки. Место, где жили самые обычные, нормальные люди. Но теперь каждый дом был заперт наглухо. Все ставни были закрыты и заколочены снаружи.

Графирр подал знак рукой. Тройки ТайГетен вскарабкались на стены по обеим сторонам улицы. Сам же он с Меррат побежали дальше. Ауум с Марак прикрывали собой Такаара. Солдаты заметили их с опозданием, закричали, поднимая тревогу, и попятились к своим сослуживцам.

Маги повернулись в их сторону и опустили головы.

— Аппосийцы, обходите каждый дом! — крикнула Меррат. — Ломайте двери и отправляйте жителей к Олбеку. Толкайте их, гоните, если понадобится. Все, что угодно, только уводите их отсюда.

Ауум побежал дальше под ритмичный грохот топоров, выбивающих двери. Под звуки испуганных криков и встревоженных воплей. В атмосфере гнева и страха.

— Цельтесь в магов, — приказал Графирр.

Двое магов подняли головы и развели руки в стороны.

— В укрытие!

От крика Меррат вся улица мгновенно опустела. ТайГетен и аппосийцы укрылись в дверных проемах, вламываясь сквозь выбитые двери в дома и ныряя внутрь прямо через ставни, с треском выламывая их. А вдоль по улице понесся поток бесчисленных осколков льда, настоящая лавина, способная в мгновение ока содрать плоть с костей и отнять жизнь.

Аппосийцы валили бегущих на землю. Жертвовали собой, ради спасения тех, кого только что освободили из плена. Ледяной шторм с воем выламывал бревна, расширяя и умножая трещины в дереве и камне. Ауум услышал над собой шорох ног.

И вдруг заклинания иссякли. ТайГетен вновь выбежали на улицу, оставляя позади насмерть перепуганных гиалан — цепляющихся друг за друга в ожидании, пока аппосийцы не проводят их в безопасное место. Ауум метнул беглый взгляд на Такаара и выглянул наружу. ТайГетен прыгали с крыш вниз, и маги умирали один за другим.

Ауум выскочил на улицу и понесся по самой ее середине. Марак следовала за ним по пятам, а Такаар держался чуть позади. Их обогнали Графирр и Меррат. Солдаты выстраивались в каре. Над ними и слева проскользнул Тринн со своей тройкой и атаковал их с фланга. Уцелевшие маги готовились ударить новыми заклинаниями.

Ауум врезался в хлипкую преграду из человеческих тел через мгновение после того, как Графирр погрузил свой клинок в живот перепуганному солдату. Кулак Ауума раздробил нос очередной жертве. Он ударил солдата под колено, опрокидывая его, и вонзил ему меч в бок, протыкая насквозь жизненно важные органы. На землю горячей струей хлынула кровь.

Рядом Такаар протаранил еще одного солдата, обхватив его руками за пояс, и сбил с ног. Оба покатились по земле. Такаар выпрямился, слегка оглушенный. Человек выронил из рук оружие и замахнулся, собираясь нанести удар. Такаар одной рукой поймал его кулак, а напряженными пальцами второй пробил ему горло.

Ауум устремился дальше. Тринн со своей тройкой добежали до края крыши и спрыгнули вниз. Под ними маги творили заклинание. ТайГетен погребли их под собой.

— Идем прямо в музей, — сказал Такаар. — Они постараются уничтожить его в первую…

Он споткнулся и упал, со стоном схватившись за голову. Ауум опустился на корточки. Рядом замерла Марак. ТайГетен на мгновение приостановились в нерешительности.

— Нет, — прохрипел Такаар, с трудом выталкивая слова сквозь стиснутые зубы. — Идите. Оно приближается. Помогите им.

Ауум вскочил на ноги.

— Музей. Немедленно. Ломайте двери.

ТайГетен и аппосийцы рванулись вперед, выбегая с улицы на площадь перед музеем. Внезапно рядом с Ауумом оказалась Пелин, звонко стуча каблуками по брусчатке. Солдаты кольцом выстроились вокруг роскошного здания, и их шеренга вдруг напомнила Аууму боевые порядки эльфов при Тул-Кенерите, вызвав нежеланные и болезненные воспоминания. По другую сторону музея Тропа Инисса купалась в пляшущих отблесках огня. Оттуда приближалась вражеская армия.

Площадь залил свет факелов. Над головами солдат летали маги, выкрикивая команды. Те перестраивались в оборонительный порядок вокруг своих колдунов. С севера долетел гулкий рокот взрыва, от которого задрожала земля под ногами, и горизонт над океаном осветили жаркие всполохи. Ауум выругался. Теперь уже и он ощущал магическую атаку. Он бросился вперед, молясь про себя, чтобы его братья успели вовремя.

На сей раз маги не обернулись. Все их внимание было сосредоточено на музее. Ауум увидел простертые руки, дрожащие от напряжения. Тела била крупная дрожь. В небе над ними начало зарождаться тусклое зеленое зарево. Оно пульсировало и переливалось, быстро становясь все ярче.

— Забудьте о солдатах, — выкрикнул Графирр. — Два звена, перепрыгнуть через их шеренгу. Аппосийцы, будьте готовы. Пелин, останься и займись ими.

Ауум побежал быстрее. Он пронесся через площадь, чувствуя, как непонятная тяжесть все сильнее давит ему на грудь по мере того, как свет становился ярче.

Заклинание пульсировало, набирая силу. В нем уже засверкали коричневые вспышки. Оно походило на прежние шары, разве что было во много раз больше. Его было видно со всех концов города.

Ауум метнул полумесяц в ближайшего солдата, причем бросил его намеренно высоко. Солдат присел, и Ауум оперся правой ногой ему на плечо и прыгнул вверх. Прижав колени к груди, он сделал в воздухе переворот и приземлился на левую ногу, с ходу ринувшись на первого мага.

Перехватив меч обеими руками, он вонзил его в тело колдуна пониже спины. Того швырнуло вперед, и он умер еще до того, как ударился об землю. Ауум развернулся влево, рассекая горло следующему. Из раны фонтаном ударила кровь, и маг упал на колени. Ауум повернулся направо. Марак уже успела обезглавить одного мага, крутнулась и ударила ногой в голову второго, попав ему прямо в висок, отчего тот кубарем полетел на землю. Его прикончила Меррат. Зарево над их головами затрещало искрами и начало угасать.

Ауум развернулся на месте, оказавшись лицом к лицу с солдатами. Их уже атаковали Пелин с аппосийцами, которых поддержали остатки ТайГетен. А зарево наверху вдруг запульсировало и вновь начало разгораться. Графирр запросил подкрепления для атаки на магов.

— Осторожно, справа! — вдруг выкрикнул Тринн. — Справа идут свежие силы!

Сотни людей, которых на земле и в воздухе поддерживали маги, хлынули на площадь с Тропы Инисса. Ауум выругался.

— Все к дверям. Аппосийцы, к дверям! — отдала приказ Пелин и повела их за собой по открытому пространству к задним дверям музея.

Они были заперты на засовы, а ручки обмотаны цепями. Аппосийцы набросились на них, рубя топорами дерево и сталь. Во все стороны полетели искры. Доски затрещали и начали подаваться.

— ТайГетен, обороняйте двери.

Совсем как раньше. Как десять лет назад. ТайГетен жиденькой цепочкой выстроились перед аппосийцами. Пелин вернулась к Аууму. Солдаты постепенно заполняли площадь, отрезая им путь к отступлению в Оулд-Миллерз, где они могли бы чувствовать себя в относительной безопасности. Такаар по-прежнему лежал на камнях совершенно беспомощным.

А зеленый шар над их головами наливался цветом и становился все крупнее. Потом он начал вращаться. Внутри зашипели и засверкали молнии. Им управляли маги, до которых эльфы просто не могли добраться. Их заклинание вот-вот будет готово. За их спинами топоры аппосийцев продолжали вгрызаться в двери. ТайГетен сбили еще нескольких магов. Ауум слышал, как кричат внутри музея гиалане, а снаружи их призывают сохранять спокойствие. Хотя о каком спокойствии могла идти речь?

Солдаты, сближавшиеся с цепочкой воинов ТайГетен, вдруг остановились и даже попятились назад. Глаза их были прикованы к заклинанию. На эльфов, стоявших перед ними, они даже не смотрели.

— Выбивайте же скорее двери, — потребовал Графирр.

Он стоял по левую руку от Ауума, глаза его сверкали, а лицо было пепельно-серым от горя, которое он тщетно пытался загнать внутрь. Дверь наконец рухнула. Гиалане, подгоняемые аппосийцами, хлынули на площадь позади ТайГетен. Небо затаилось. Давление на барабанные перепонки Ауума стало невыносимым. Что-то было не так. Ауум оглянулся. Шар раскачивался и дергался в разные стороны. Бока его пульсировали вспышками яркого света, а вниз ударила ослепительная молния. Ауум проследил за нею взглядом и увидел, что она вошла прямо в сердце мага, готовящего заклинание. Он вдруг услышал крики. Испуганные и отчаянные. Это кричали люди.

— Бегом! — заорал Ауум. — Бегом!

ТайГетен нарушили строй и побежали, образовав кордон вокруг своих подопечных гиалан. Шар обрушился на музей. Люди с криками бросились врассыпную. Ослепительный зеленый свет залил площадь. Воздух заревел, и порыв сильного ветра толкнул Ауума в лицо. До его слуха донесся треск тысяч черепичных плит, а потом глухой басовитый удар.

— Ложись!

Ауум бросился на землю, больно ударившись об нее, и перевернулся на спину. Он должен увидеть происходящее своими глазами. Он обязан смотреть.

Гиалане все еще выбегали из дверей. Аппосийцы буквально вышвыривали их на площадь. Вокруг большинство собратьев последовали его примеру и лежали ничком. За открытыми дверями, внутри музея, разгорался зеленый свет, от которого было больно глазам. Раздались шипение и треск, какой бывает от молнии, бьющей из грозовой тучи. В следующий миг музей взорвался.

Стены по обе стороны от дверей выгнулись и разлетелись на тысячи осколков, расшвыривая куски камней и дерева на сотни ярдов по всей площади. Из раскрытых врат рванулось пламя. Гиалане, аппосийцы, ТайГетен — все, кто оказался у него на пути, сгорели без следа в мгновение ока. Тела их обратились в пепел. Ударная волна подхватила и расшвыряла эльфов и людей, стоявших поодаль. Они падали на землю изломанными куклами, застывая в неестественных позах. Камни мостовой окрасились кровью.

Над их головами крыша музея взлетела в небо. Куски лепнины и дерева, фрагменты экспонатов и изуродованные тела поднялись в воздух на много ярдов над землей. Эхо взрыва больно ударило Ауума по ушам. Он поднял глаза. Там, в вышине, кружились обломки. Некоторые были мелкими, другие — размером с повозку.

И вот они посыпались вниз.

— Встать! — Крик Ауума моментально подхватили все воины ТайГетен. — Встаем и бежим. Немедленно.

Ауум рывком поднялся на ноги. Кусок бревна гулко ударился об землю в том самом месте, где он только что лежал, и разлетелся в щепки. Он почувствовал, как они пробивают ему штаны и втыкаются в ноги. Он споткнулся, но потом выпрямился и начал обходить эльфов одного за другим, силой поднимая их на ноги и толкая их к северному выходу с площади. Туда, где лежал Такаар.

Разрозненное движение быстро обретало упорядоченность и напор. Ауум обернулся. Мимо него пробежала Пелин. Он последовал за нею. Солдаты вновь выстраивались в боевые порядки на площади. Пока их шеренга выглядела редкой и неубедительной.

— ТайГетен. — Благословенный голос Графирра разорвал тишину. — Прорываемся. Аппосийцы в арьергарде. Тай, вперед.

Элитные воины Инисса собрались в кулак. Теперь их осталось совсем мало. Куда-то подевался Тринн. Нигде не было видно Корсаара. Но Меррат бежала рядом с Графирром. Марак, из раны на лбу которой текла кровь, догнала Ауума и Пелин. Они неслись прямо на растущую и уплотняющуюся на глазах шеренгу солдат, чтобы отомстить за смерть своего архонта, своего товарища. Своей сестры.

В рядах солдат зазвучали приказы. С правой стороны к ним на помощь спешили лучники. Маги, те из них, кто еще мог передвигаться, спешили занять места за их спинами. Ауум сделал ложный замах, целясь в голову солдата, оказавшегося перед ним. Тот испуганно отпрянул в сторону, а Ауум упал на землю и ужом проскользнул между ним и его соседом. А в висок солдата врезался клинок Марак.

Ауум встал и нанес рубящий удар, пробивая защиту солдата в следующей шеренге. Меч врага сломался, и кончик вонзился ему прямо в лоб. Он закричал и схватился руками за голову. Ауум, воспользовавшись его беспомощностью, всадил свой клинок ему под ребра. Позади Ауума ТайГетен смяли передовую шеренгу людей. Строй попятился назад под их яростным натиском, давая Аууму краткую передышку.

Сзади на бегущих гиалан обрушился град стрел и послышался рев: это к людям прибыло подкрепление. Ауум ударом кулака опрокинул стоявшего перед ним солдата, тот потерял сознание и упал.

Через его голову уже прыгали ТайГетен, приземляясь в самой гуще людей, которые сбились в кучу. До края их оборонительных порядков оставались еще четыре шеренги, стоявшие вплотную друг к другу. Ауум и Марак бросились в атаку одновременно. Четыре клинка взлетели и опустились. К ним присоединились Меррат и Графирр, а слева от Ауума появилась Пелин.

Сзади накатилась волна новой атаки. Это вступили в бой аппосийцы. Не так красиво и зрелищно, зато ничуть не менее эффективно. Топоры взлетели и опустились. Кровь веером ударила во все стороны. Ауум приободрился. Он шагнул вперед, пропуская мимо колющий выпад в голову, и рукоятью своего меча ударил очередного противника в лицо, затем последовал страшный удар ногой в живот. Тот поперхнулся воздухом и согнулся. Следующим ударом Ауум раздробил ему переносицу. Солдат упал. Ауум с размаху наступил ему на горло и двинулся дальше.

Марак подпрыгнула, сделала разворот в воздухе и нанесла удар обеими ногами в голову своему противнику. Тот отлетел назад. Стоявший позади него солдат попытался было оттолкнуть своего товарища в сторону, но преуспел лишь в том, что вонзил меч ему в поясницу. Марак ударила с обеих рук одновременно, и оба они умерли. А сзади продолжали лететь стрелы, звонко стуча по камням мостовой.

Ауум пригнулся, пропуская шальной удар над головой, и услышал скрежет — это Пелин приняла чужой меч на свой клинок. Он быстро выпрямился. Удивленный солдат замахнулся вновь. Ауум ударил его в незащищенное горло. Тот опрокинулся навзничь. Солдат, стоявший позади него, уставился на Ауума. Но удара можно было уже не опасаться — по его лицу вдруг потекла кровь, он покачнулся и упал вперед, а за его спиной возникла Керрин.

— Мы пробились! — закричал Ауум. — Атакуем влево и вправо. Граф. Надо добраться до магов.

Строй солдат сломался. ТайГетен и аппосийцы стали преследовать убегающих. А на площади по-прежнему творился ад кромешный. То, что еще оставалось от музея, рушилось вовнутрь. Языки пламени облизывали небеса, которые вновь затягивали тяжелые тучи.

— Бегом! Бегом!

Это кричали аппосийцы. Они окружили гиалан полукольцом, подталкивая их к проходу на улицу, которая должна была вывести их в квартал Гранс. Мимо Ауума один за другим пробегали насмерть перепуганные iad и ula. Он побежал за ними следом. За их спинами на площадь выплескивались все новые и новые отряды людей, пустившиеся за ними в погоню. А впереди их поджидали маги. Их больше не прикрывали выстроившиеся в шеренгу товарищи. Зато и цель оказалась перед ними, как на ладони.

— Граф! Маги! — заорал Ауум, но Графирр его не услышал.

Ауум увидел его вместе с Меррат справа от себя. Они вступили в недолгую схватку с тремя людьми, стоявшими кучкой, в мгновение ока опрокинули их, развернулись и принялись подгонять гиалан и аппосийцев к выходу на улицу. Были спасены сотни и тысячи эльфов. Разрушение музея стало сигналом для тысяч тех, кто был заперт в своих домах — они выбивали заколоченные двери и окна, присоединяясь к бегущим собратьям. Вопросов не задавал никто. Эльфам не нужно было спрашивать, стоит ли им спасаться бегством. Одного взгляда на лица людей было достаточно. Любой, кто остался бы дома, мог считать себя мертвым.

Ауум бросился к магам, которые выстроились в ряд. Их было семеро. Море эльфов грозило поглотить их, но они не двинулись с места, готовя заклинания. Ауум прорвался сквозь толпу бегущих гиалан и аппосийцев, оказавшись совсем рядом с врагом. Но он уже не успевал.

Как по команде, маги открыли глаза и сосредоточились на своих противниках.

Но они не могли видеть того, что происходит за их спинами. В воздухе вдруг возникла чья-то фигура, крутящая сальто-мортале и приземляющаяся в самую середину их строя. Такаар. Взмахи его клинков слились в сверкающий круг. Магов разбросало в стороны. Вот упала на землю рука, пальцы которой все еще сжимались и разжимались. Рухнул на землю маг, обеими руками хватаясь за разрубленную грудь. Уцелевшие маги попытались обернуться и защититься, но он двигался слишком быстро.

Последний из оставшихся в живых магов сошелся с ним врукопашную, обхватив его за пояс и отталкивая назад. Такаар выронил оба клинка и в упор взглянул на мага. Ауум притормозил, пропуская мимо себя тех, кто спасался бегством. Такаар склонил голову к плечу. А маг, похоже, не знал, что ему делать дальше. Он судорожно зашарил одной рукой по поясу, отыскивая нож и надеясь пустить его в ход.

Такаар положил ладонь на грудь магу и несильно оттолкнул его, всего на какой-нибудь шаг, а второй ладонью накрыл ему лицо. И голову мага вдруг охватило пламя. Это была слепящая вспышка коричневого и зеленого цветов с проблесками серого. Маг отчаянно закричал и затих.

Такаар отнял ладонь и, не веря своим глазам, уставился на нее. Губы его беззвучно шевелились. Ауум оглянулся. Мимо него пробегали последние гиалане. А сзади к ним приближались люди. Они, конечно, двигались далеко не так проворно, как самый медленный из эльфов, но они непременно сомнут ТайГетен, которые остановились в ожидании.

— Такаар. Идем, — сказал он, хотя ему хотелось произнести нечто совсем другое.

Такаар поднял голову и уставился на него невидящими глазами, когда Ауум подошел к нему вплотную, потом сделал глотательное движение и попятился, словно пытаясь оказаться как можно дальше от собственной руки.

— Я ощутил это в себе, — сказал он. — И в нем тоже. Посмотри, что я наделал. Но как?

Стрела щелкнула по камням рядом с ногой Ауума. Другая вонзилась в еще дымящийся труп мага. Ауум схватил Такаара за руку и почувствовал, что его как будто пронзила молния. Ему хотелось выпустить руку мастера, но вместо этого он лишь еще крепче стиснул ее.

— Идем. Поговорим позже, ладно? А сейчас надо остаться в живых.

Ауум побежал. Мимо пронеслись последние гиалане, которых подгоняла Пелин. Она была забрызгана кровью с головы до ног, но в глазах ее светилось торжество.

— Мы победили, — сказала она Такаару, подхватывая его с другой стороны. — Мы победили.

Такаар коротко взглянул на нее и покачал головой.

— Мы ничего не добились. Спасли жалкую горстку и позволили остальным умереть. Мы потеряли Катиетт и свою столицу. Отныне Калайус принадлежит людям.


Глава 40 | Эльфы. Во власти тьмы | Глава 42