home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 28

Специалист по степной дипломатии

– Да ну нет же, никуда не годится! – Картаус горестно всплеснул руками и откинулся на подушку; красивая загорелая рабыня достала из миски спелую виноградину и положила ему в рот. Стоявший перед ним человек в пестрой одежде смутился. – Понимаешь ли, мой друг, когда я говорю, что кобылица отелилась – это смешно. Кобылицы не могут отелиться, только ожеребиться, понимаешь? Это такой очень-очень простой степной юмор, а ты даже его не понимаешь. Плохой шут в этом месте должен был засмеяться хотя бы. Хороший шут должен пошутить в ответ, и если мне стало бы смешно, то такого шута я бы назвал отличным. Ты же вообще пропустил все мимо ушей. Никуда не годится; иди с глаз моих.

Чернокожий охранник вывел незадачливого шута из нового дворца Картауса, что он купил в Шамаханском царстве. На продажу был всего один дворец – вельможи, недавно впавшего в немилость у царицы, а шамаханские вельможи вместе с потерей милости теряют и голову – давняя традиция этого народа. Четыре сада, восемнадцать фонтанов и три бассейна, скульптуры из золота и шитье из китайского шелка. Когда распорядитель имуществом выставил дворец на продажу, Картаус купил его не торгуясь, заявив, что он человек скромный и ему не привыкать к простой и строгой обстановке.

Тот же охранник доложил о приходе гостей, в этот раз посетителями были евнух Сирав и какая-то женщина. Евнух Сирав был влиятельным вельможей, его расположением дорожили не менее, чем благосклонностью визиря. Это было особенно странно в свете того, что нынешней правительнице был совершенно не нужен гарем, доставшийся от отца. Тем не менее распорядитель гарема не только не потерял своего влияния, но даже упрочил его. Царица прислушивалась к советам евнуха весьма часто.

– Мой дорогой неполноценный друг, – обрадованно вышел к гостям Картаус, – объект моей жгучей зависти, если вы слышали, как поступил со мной мой собственный отпрыск. А ведь один нехитрый взмах кинжала – и все проблемы были бы решены заранее.

– Так этот взмах кинжала несложно организовать, – расплылся в улыбке толстяк, – все для вашего удовольствия.

– Мой дорогой друг, как же жаль, что вы мне не по карману, мои поиски шута так ни к чему и не привели. Я готов убить от зависти князя Владимира, его шут, как говорят, еще и в стихах шутил, и даже пел.

– Боюсь, вы несколько запоздали с убийством, Владимир уже мертв.

– Вот и опять мне не везет; не поверите, начинаю ощущать, что жизнь моя вовсе не удалась. А этот дворец – всего три бассейна… что скажут люди? Я уже слышу шепотки за своей спиной – «неудачник».

– Жалость к вашей участи переполняет мое сердце. – Сирав притворно поклонился.

– Ах, ладно, не будем обсуждать мою печальную долю, – тяжело вздохнул Картаус, – вас ведь сюда привело какое-то государственное дело, я и рад бы потешить себя надеждой. что желание насладиться моим обществом возникло у вас спонтанно, но мой проклятый разум не позволяет мне делать такие допущения.

– Ваш разум так же остер, как кинжал, отрезавший меня навсегда от мира мужей. Вы позволите присесть? Моя спутница не привыкла долго стоять. – Женщина, пришедшая вместе с евнухом, слегка поклонилась, лицо ее было скрыто за фатой, видны были только глаза.

– Вряд ли вместе с евнухом ходит рабыня или любовница, да и не стал бы уважаемый брать на обсуждение государственных дел простую девку для удовольствий, – Картауc почтительно склонился, – полагаю, сама царица в моей скромной хижине.

В дальнем конце коридора «скромной хижины» прошелся павлин, распустив веером свой пестрый хвост.

– Ты прав, Сирав, он не глуп, – шамаханская царица откинула с лица фату; она пристально посмотрела на Картауса долгим и изучающим взглядом, – и все же он проиграл.

– Небольшой разлад в семье, – сокрушенно признал Картаус, – надеюсь, все недоразумения будут скоро улажены и отец воссоединится с любящим сыном.

– Ну что же, – восточная красавица присела на одно из шикарных кресел, – за неимением лучших кандидатур придется довольствоваться опальным ханом.

– Я бы с превеликим удовольствием, – тут же согласился Картаус, – но устроит ли владычицу роль моей младшей жены?

Царица лишь хмыкнула в ответ на эту явную шутку.

– Дело серьезное, можно без шуток?

– Не уверен, – вздохнул степняк тяжело, – я, конечно, буду стараться, но обещать не могу.

– Как вы считаете, есть ли опасность нападения на наше царство Великой степи?

Сирав и владычица внимательно смотрели на Картауса, ожидая ответа.

– Нападут, – махнул рукой Картаус, – к гадалке не нужно ходить. А на кого им еще нападать? Китай далеко, Русь сильна, Царьград укреплен хорошо, Буян флотом прикрыт и стенами, в горах только голодные и гордые горцы. А тут вон какое изобилие, даже павлины есть. А войско у вас какое? Тысяч небось пять или, может, даже семь… Если бы я был агрессивен, хоть на десятую часть того, как нынешние правители, – я бы сам на вас напал. Но вот не ценили Картауса, теперь имейте дело с теми, кто головы собак как шапки носит.

– Мы ценили, – спокойно ответил Сирав, – дары высылались регулярно, мы не нарушали договоренности никогда.

– Есть совет, что нам можно сделать? – Царица смотрела на Картауса прямо и вызывающе, в этой женщине определенно чувствовалась и сила и решительность. Картаус даже пожалел, что не пришел к ней со сватовством, когда за ним вся Степь стояла.

– Совет, конечно, есть, – бывший хан степняков усмехнулся, – хватаем все, что можем унести, и бежим на Русь или в Царьград.

– Этот совет не стоит и медяка, – хмыкнула царица презрительно.

– Отнюдь, – не согласился бывший великий хан, – с одной стороны, у нас есть маленькое, богатое и слабое царство, а с другой – орды злых степняков. – Картаус выставил свои руки, изобразив ими голову собаки и чашу. Орды голодных и злых степняков – «хрум-хрум» Шамаханское царство. – Объясняя, Картаус делал движения руками так, что фигура собаки съела фигуру чаши. – Бежать сейчас и с деньгами – гораздо мудрее, чем потом и впопыхах. Других мудрых советов тут нет, остались только глупые или лживые.

Евнух и царица угрюмо переглянулись.

– Ладно, скажи ему, – неохотно разрешила повелительница.

– А что, если через год…

– Через полтора, – поправила его царица.

– А что, если через полтора года наше царство станет непобедимым?

Картаус рассмеялся громко и звонко.

– Против войска Великой степи? Как же все-таки жаль, что вы не пойдете ко мне шутом.

Царица и евнух никак не отреагировали на насмешку степняка, они просто сидели и пристально смотрели на бывшего великого хана, ожидая, когда тот закончит смеяться.

– Нет, вы серьезно, – вытирая слезы и давясь от смеха, произнес Картаус, – непобедимым?

Царица ничего не ответила, а евнух коротко кивнул.

– А ведь вы серьезно… Погодите, дайте подумать.

Бывший хан вскочил с места и принялся расхаживать взад-вперед.

– Заручились сильным союзником? Кем? Нет-нет, не против Великой степи. А что еще может быть?

Картаус замер на месте и надолго задумался.

– Вы же не нашли способ, как пробудить песчаную армию? Это же невозможно, да?

Царица метнула взгляд на своего спутника.

– Я же говорил, что он умен, – ответил евнух, пожимая плечами.

– Вздор, песчаная армия пробуждается лишь раз в тысячу лет, и последний раз она пробуждалась… проклятье!..

– Девятьсот девяносто восемь с половиной лет назад, – закончил за него Сирав.

– Тогда это еще смешнее, – Картаус шумно плюхнулся обратно на подушки, – вам осталось полтора года до величия – а у вас их нет.

– А можем ли мы их получить?

Картаус задумчиво посмотрел на собеседника, покрутил в руках кубок и неспешно протянул:

– Только в одном случае… если собачкоголовые поверят, что откуда-то им может грозить опасность. И грозить вот прямо сейчас… Они вообще как себя ведут?

– Позавчера прибыл полномочный посол Великой степи.

– Угрожал? Что-то требовал?

– Наоборот, заверял в вечной дружбе и миролюбии.

– У-у-у… Значит, уже этой весной в набег собрались.

– Мы тоже так думаем. Золотой петушок повернулся в сторону Степи и кукарекал.

– Золотой петушок?

Бывший великий хан выглядел действительно удивленным.

– Это древний волшебный предмет…

– Я знаю, что это такое, – оборвал Картаус пустившегося в объяснение Сирава, – он у вас?

Евнух елейно улыбнулся в ответ, а царица коротко кивнула.

– Ну что же, у меня как раз родилась гениальная идея, как отвлечь этих ненормальных собаколюбов. Откуда, по-вашему, может исходить угроза Великой степи?

– Откуда?

– Это я спрашиваю. Кто может нести реальную угрозу ордам суровых степняков? Ну не вы же с вашим жалким войском или остров Буян с его флотом… Так кто?

– Никто.

– Это ответ верный, но не совсем; единственной силой, способной справиться со степным воинством, сейчас является Русь. Князь Владимир собрал серьезную военную силу, а еще там есть богатыри, чуть ли не десяток.

– Руси сейчас не до Великой степи, там что-то непонятное происходит: то ли князья промеж собой бучу готовят, то ли еще что-то, понять не можем. Под князем Владимиром трон крепко стоял, а вот под доченькой его – шатается.

– Те, кто сейчас власть в Степи взяли, люди не настолько тонкой натуры, как мы с вами, – Картаус весело усмехнулся, – они в таких вещах не сильны. А чтобы они поверили, придется на Русь поехать мне. А вы слух пустите, что бывший хан Картаус к русским обратился, чтобы назад вернуться. В Степи ведь далеко не все новой властью довольны, так что поверят как миленькие. Опасно им станет затевать военный поход, когда в спину такой удар может последовать.

– И что вы хотите за такую услугу?

– Я сделаю все это исключительно из большой любви к вашему царству.

Бывший хан поймал недоверчивые взгляды собеседников и поспешно добавил:

– И конечно, из-за большой нелюбви к моим бывшим соплеменникам.

– То есть вы едете на Русь и изображаете там, что готовите военный поход, поддержанный русскими князьями. Угроза возвращения бывшего великого хана удерживает войско Великой степи от набега на наше царство. Верно? – уточнила царица.

– По крайней мере, год выиграете, – кивнул Картаус.

– Года нам мало, нам необходимо полтора года.

– Я буду очень стараться, но и от вашей способности пускать пыль в глаза многое зависит.

– Это может сработать? – спросила царица, теперь уже у евнуха.

– Может, – кивнул Сирав, – других идей пока все равно нет.

– Хорошо, – царица встала и кивнула беженцу, – действуйте.

Картаус почтительно поклонился и оставался согнувшимся, пока посетители не ушли.


– Не понимают… – Картаус тяжело вздохнул и насыпал горсть гранатовых зернышек павлину, гуляющему неподалеку.

Павлин подошел к предложенному угощению и начал трапезу.

– Понимаешь ли, брат павлиний, людям застилает разум желание получить хоть какую-то надежду, пусть даже ложную.

Павлин склевал еще несколько зерен.

– Когда степняки собирают войско, чтобы идти в набег, это еще можно отвести от себя и отсрочить. Даже когда прибывает посол, чтобы говорить о мире и дружбе, – и это еще не конец, можно интриговать, что-то предпринимать. А знаешь, когда конец? Когда нет уже смысла ничего делать?

Павлин приподнял голову и посмотрел на бывшего великого хана.

– Вот, ты понимаешь, – обрадовался сообразительности своего собеседника Картаус, – когда Золотой петушок прокукарекал – это всё. Значит, враг придет уже очень скоро. Вещица эта настолько древняя и сильная, что уже никто и не помнит, откуда она вообще взялась. Это предсказания сфинксов или Гамаюнов могут и сбыться, и не сбыться. Сигналы же Золотого петушка о войне – это предопределенное событие.

Павлин, видно насытившись, отвернулся и пошел прочь.

– Это правильно, – кивнул степняк одобрительно, – я вот тоже побегу отсюда. Спрашиваешь, зачем я соврал, подарив им надежду? Ну так иначе они меня могли не отпустить вовсе, а теперь еще и платочком помашут на прощанье, удачи желать будут.

Павлин расправил свой хвост и что-то крякнул.

– А то я без тебя не знаю, – расстроенно всплеснул руками Картаус, – я бы тоже лучше в Царьград побежал; на Руси скучно, там рабов нельзя держать. Но тут уж выбирать не приходится, хорошо хоть так ноги унести.

Низложенный великий хан Великой степи Картаус поднялся с подушки.

– Бежал бы и ты, брат павлиний, отсюда, такой мой тебе прощальный совет, – произнес он горестно, – тут скоро станет очень нехорошо.


Глава 27 Знакомство с вампалом | Тридевятое царство. Удар Святогора | Глава 29 Варяжский суд