home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 21

Мартина

Генри выходит из своего дома. Он взволнован. Преодолевает расстояние к своему автомобилю довольно быстро. Его лицо хмурое. Я замечаю синяки под его глазами. Прошлая ночь была для него определённо не одной из лучших. Учитывая то, что его племянница пострадала и сейчас находится в больнице. Но знает ли Генри всю правду? Знает ли он, что на самом деле случилось прошлой ночью? Эрик сказал, что дядя Майи попрощался со всеми и ушёл домой раньше, чем произошёл кошмар под названием «Жизель».

Я выхожу из своего внедорожника и снимаю очки с глаз. Генри замечает меня. Он останавливается. Некоторое время он молча смотрит на меня. На его лице застыло выражение, которое я не могу объяснить. Через несколько мгновений, Генри направляется быстро к своей машине. Я стараюсь придерживаться простой человеческой скорости, но это сложно, когда я спешу подойти ближе к нему, чтобы не дать ему уехать.

Я закрываю дверь «Ауди», которую он только что открыл.

- Нам нужно поговорить,- ровным тоном произношу я.

- У меня нет ни времени, ни желания для этого,- отвечает он и снова хватается за ручку двери.

- Послушай, я не понимаю, что происходит,- лепечу я.- Давай обсудим это.

- Что происходит?! – Восклицает Генри, качнув головой.- Мы играем в какую-то игру?

- В какую игру? – Не понимаю я.- О чём ты?

- Не знаю,- он пожимает плечами.- Это ты мне скажи. Я бесчисленное количество раз звоню тебе – ты не отвечаешь. Потом ты звонишь мне. Когда уже не отвечаю я, ты следишь за мной у моего дома, чтобы объясниться.

- Я не могла ответить на твои звонки, вернее, я не считала это правильным,- говорю я негромко.- Прости меня. И я не могла встретить рождество с тобой. За это тоже меня прости.

- Ну, это я уже понял. Твой бойфренд всё мне детально истолковал,- он поправляет рукава своего светлого пиджака.

- Не понимаю, о чём ты,- я в растерянности смотрю на него.

- Всё ты понимаешь, Мартина! – Генри прячет руки в карманах брюк.- Зачем весь этот спектакль?

- Я, правда, не понимаю…

- Филипп, твой парень, навестил меня несколько дней назад. Он разъяснил мне, чья ты женщина, кому принадлежишь и всё в таком духе! Так что, думаю, тебе стоило сказать с самого начала, что ты несвободна.

Я не говорю ни слова. Филипп приходил к нему. Филипп приходил к нему. Филипп приходил к нему. Филипп приходил… Лучшая защита – это нападение? Да!

- Я с самого начала сказала, что у нас ничего не выйдет! – Я упираю руки в бока.

- Да, но ты не сказала, почему! – Повышает голос Генри. Он приближается, я упираюсь спиной в дверь машины.- Почему я, вообще, должен сейчас оправдываться перед тобой, когда моя племянница сейчас лежит в больнице?! – Он морщится.

- Твоя племянница в больнице? - Я стараюсь выглядеть удивлённой.

- Да,- он тяжело вздыхает, отворачиваясь.- На неё напали какие-то придурки прошлой ночью. Генри морщится снова.- Какого чёрта, Майя решила поехать в Рыбацкую пристань? В Рождество!

- Ей, возможно, было скучно сидеть дома. Ты не был с ней?- я нервно улыбаюсь.

Генри ничего не знает о том, что случилось в реальности. Майя не уезжала в Рыбацкую пристань. И на неё напали не хулиганы.

- Нет, мы отмечали праздник у соседей. Я решил отправиться домой, прежде чем Майя и её друзья решили развлечься. – Он взмахивает раздражённо руками.- Ну, хорошо. Они ещё дети. А Брайан о чём думал? Его дочь, между прочим, тоже пострадала.

- А что конкретно случилось с Майей? – Спрашиваю я.- Её ранили.

- Несколько несерьёзных порезов на шее и синяки по всему телу,- говорит он под нос, не глядя мне в глаза.- По крайней мере, так мне сообщил Эрик, её бойфренд. Раньше я считал, что он и его братья – хорошие друзья для моей племянницы. Но сейчас я уже сомневаюсь в этом.

Генри открывает резко дверь машины, когда я выхожу немного вперёд. Я хочу сказать ему, что в моей душе он что-то перевернул. Что он затронул какие-то струны внутри меня. Я думаю о нём. Часто. Именно поэтому я не брала трубку, когда этот мужчина звонил мне. Потому что, я боюсь того, что чувствую к нему. Он – человек. Я – вампир. У нас нет будущего. Но у нас есть некое притяжение, яркая искра, с которой всё и начинается. И мы оба это знаем.

Но вместо того, что я хочу сказать, я говорю совсем другое:

- Генри, позволь мне поехать с тобой,- прошу я.

- Это необязательно,- хмурится он, спеша закрыть дверь.

Я стучу по стеклу. Он опускает его.

- Необязательно,- говорю я.- Но я очень хочу поехать. Позволь мне.

- Хорошо,- вздыхает мужчина.- Только ты едешь на своей машине.

Я улыбаюсь:

- Договорились!


Майя

Я клянусь, что мне никогда (никогда!) не было так страшно, как вчера. Я никогда не чувствовала себя так ужасно! И мне не приходилось ощущать такую боль когда-либо раньше! То, что я выжила после того, что случилось со мной - чудо. Но я бы назвала это по-другому. Я думаю, что это был тот дух, который спас нас с Хлои от Жизель некоторое время назад. Он приходил ко мне этой ночью. После того, как Эрик ушёл. После того, как он попрощался со мной. Я, как и он, была уверена – я умру.

Мэтт входит в мою больничную палату. Всё внутри у меня сжимается. Чёрт. Я помню то, о чём говорила мне Жизель прошлой ночью – о чувствах Мэтта ко мне. Я до сих пор не могу в это поверить, но Мэтт даже не пытался отрицать это. Шатен смотрит на Эрика, сидящего возле меня. Эрик целует мою руку. Мэтт закатывает глаза, улыбаясь.

- Ох, рыжая бестия, ну и заставила же ты нас понервничать,- он криво улыбается.

Мне остаётся лишь слабо улыбнуться в ответ. Мэтт подходит ближе, он складывает руки на груди и смотрит на меня в упор. От этого мне становится не по себе. Я тяжело сглатываю, отведя взгляд.

- Мэтт, тебе стоит узнать, о чём рассказала Майя,- Кайел стоит у широкого окна.

- Мне не терпится услышать. Но для начала я хочу сказать, что я безумно рад тому, что ты выжила,- последние три слова он говорит почти шёпотом, что создаёт некую интимность между нами.

Это невыносимо. Он просто читает мои мысли. Конечно, Мэтт знает о том, что я всё помню. Слова Жизель не выходят из моей головы, как бы сильно я этого не хотела.

- Я…- трясу головой.- Я помню лишь силуэт. Тень. Это прикоснулось ко мне и сложно описать мои ощущения после. Чувство наполненности, что ли… Мне стало легче дышать. А через несколько минут я поняла, что я ощущаю себя снова живой.

- Погоди! – Мэтт сдвигает брови.- Ты хочешь сказать, что к тебе приходил ангел-хранитель?

- Нет,- я качаю головой.- Нет. Это была тень. Я клянусь. Просто тень. Силуэт женщины.

- Силуэт женщины?- Хлои переглядывается с моей сестрой, Элизабет.- Это звучит как-то жутко.

- Я знаю,- пожимаю плечами.- Но ты же помнишь, как кто-то вытащил нас из подвала в тот день, когда Жизель похитила нас?

- Конечно, я помню,- Хлои кивает.- Это невозможно забыть. Дверь сама по себе открылась.

- Это была не просто дверь,- говорю я и слежу, как братья Абрею внимательно слушают меня.- Огромная железная дверь, как будто дверь бункера. Жизель закрыла её с помощью заклинания.

- Кто может так просто открыть дверь, которую запечатала заклинанием ведьма?- Эрик хмурится.- Это нереально.

- Но это правда,- отвечаю я.- Доктор Гаррисон сказал, что вся кровь в моём организме восстановилась. Рана осталась, но она быстро затягивается. Разве это не чудо?

- Да, и всё это сделал призрак,- Мэтт топчется на месте.- Майя, ну это всё звучит как-то совсем странно.

- Серьёзно?- Я выгибаю одну бровь.- И это мне говорит трёхсотлетний колдун?

Грейс подпрыгивает и садится на белый подоконник. Её дикие замашки кажутся милыми лишь на первый взгляд. Хлои ставит одну ногу впереди другой.

- И кстати, я до сих пор не могу свыкнуться с той мыслью, что вам,- Хлои указывает на братьев Абрею пальцем, уже более трёхсот лет. Когда папа рассказал мне об этом, я подумала сначала, что он свихнулся. Я никогда бы не могла и подумать о том, что вам столько лет!! – Она делает большие глаза.


- Да, можешь не продолжать,- Мэтт наглядно поправляет ворот коричневой куртки.- Я знаю, что выгляжу превосходно!

Я нахожу это забавным. Коротко смеюсь. Шатен мне подмигивает. Он обращает внимание на Грейс, которая поправляет марлевую повязку на шее.

- Всё чешется,- ворчит Грейс, глядя на Кайела.- Как ты мне перевязал рану. Что это за пластырь?

- Нормальный пластырь,- Кайел облокачивается о подоконник.- Я купил его в аптеке.

- Тебе не перевязала рану медсестра? Это сделал Кайел?- говорит Эрик.

Грейс проводит руками по светлым волосам. Она усмехается:

- Как ты себе это представляешь? Хочешь, чтобы весь персонал в клинике узнал о том, что моя кровь не красного цвета?

Мэтт смеётся, садится у подножия моей кровати.

- Я бы хотел взглянуть в лицо медсестры, когда она стала бы осматривать твою рану!- Говорит он с улыбкой.- «О, мой Бог! Что это? Мисс, кажется, вы заражены!» - Шатен имитирует женский голос и машет руками.

Мы все смеёмся. Грейс держится руками за подоконник. Она облокачивается на Кайела. И я вижу, каким взглядом он окидывает её. Теперь смеются все, кроме меня. Это неправильно, что иногда, пусть даже иногда я думаю о нём. Я не должна. Я люблю Эрика. И только. Я прячу свои мысли, не позволяю кому-либо из братьев Абрею прочитать их. Эрик сжимает мою руку. Он тянется и целует меня.

- Я рад, что ты здесь, со мной,- шепчет он у моих губ.

- Я тоже,- шепчу я в ответ, встречаясь с ним взглядом.

Его невероятные глаза фиолетового цвета заставляют моё сердце биться чаще. Я люблю Эрика. Только Эрика. Повторяю про себя эти слова, словно молитву. Дверь палаты открывается и внутрь входит мой дядя…с Мартиной. Что за чёрт?!



Глава 20 | Заклинание - 2 (СИ) | Глава 22