home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



13

Связи

Амброз Коутс жил на Футлес-лейн, как раз напротив больницы Святого Леонарда. Не очень привлекательное место. Подкрепившись куском хлеба и кружкой эля, Оуэн отправился выяснить, помнит ли Амброз Коутс Мартина Уэрдира.

— Он, наверное, даже еще не проснулся, — предупредила мужа Люси. — Музыканты встают поздно, если накануне всю ночь работали.

— Давай надеяться, что он благоразумный человек и мне удастся сдержать слово и открыть лавку вовремя.

Дом оказался ничем не примечательным, таким же, как и остальные на этой улице, только у дверей вопил большой рыжий кот. Не успел Оуэн постучать, как дверь открыл худой юноша с темно-русой курчавой шевелюрой. Он улыбнулся коту, впустил его в дом и только потом поднял глаза.

— Извините Мерлина, сэр. Он имеет привычку впадать в истерику, если нарушить его маршрут. Я сегодня не сразу открыл ему дверь. — Он виновато улыбнулся, но, вглядевшись в Оуэна, переменился в лице. — Капитан Арчер? — В голосе послышалась настороженность, которой еще секунду назад не было.

Оуэн чертыхнулся про себя, что его изуродованное лицо тревожит людей.

— Вы, должно быть, Амброз Коутс, музыкант?

Юноша кивнул.

— Да, это я. — Он отступил в сторону. — Прошу вас, входите, капитан. Самое меньшее, что я могу сделать, после того как оставил у миссис Уилтон ту жуткую находку, — это проявить гостеприимство.

— Меня удивляет, что вы знаете, кто я, раз не стреляете из лука по воскресеньям, — сказал Оуэн, входя в маленький домишко. От музыкантов не требовалось умения стрелять из лука, они должны были беречь руки для своего дела.

— Вы заметный человек, — пожал плечами Амброз.

Оуэн дотронулся до повязки на глазу.

— Это точно.

Амброз улыбнулся.

— Ваше лицо и без того привлекает внимание, а повязка лишь усиливает впечатление опасности.

Оуэн не знал, как реагировать. Если бы эти слова прозвучали из уст женщины, он счел бы их своеобразным комплиментом. Но что мог подразумевать Амброз Коутс, отпустив подобное замечание?

Огромные темно-зеленые глаза юноши нервно следили за Оуэном.

— Прошу вас, садитесь. — Амброз подвинул единственный стул в комнате поближе к жаровне. — Не хотите ли разделить со мной утреннюю кружечку эля?

— Если предложите, — ответил Оуэн, присаживаясь.

Амброз налил две кружки эля и сам опустился на табуретку.

— Я рассказал миссис Уилтон все, что мог, насчет этой руки. Право не знаю, что еще добавить.

— Так вы полагаете, эту находку оставила на вашем крыльце соседская свинья?

— Не представляю, как иначе рука могла там оказаться.

— Зато я представляю. Мне сказали, что вы можете помочь мне отыскать одного человека.

— Кого вы хотите отыскать? Музыканта? На праздник?

— Нет. Мне нужно сказать этому человеку, что ему, возможно, грозит опасность.

Амброз напрягся еще больше, чем прежде.

— И кто же этот человек?

— Мартин Уэрдир.

Музыкант стиснул зубы, выпятив подбородок.

— Так вы знаете его?

Судя по лицу, конечно знал.

Коутс подумал немного, потом пожал плечами.

— Я знаю Уэрдира. Но мы давно не виделись. Может быть, потому он и не приходит, что над ним нависла опасность?

Амброз Коутс был умен. Быстро соображал.

— Вряд ли Уэрдир подозревает об опасности, если давно не был в Йорке, — ответил Оуэн. — Но очень важно, чтобы до него дошли мои слова.

— Он не имеет обыкновения заранее объявлять о своих визитах. Быть может, вы расскажете мне, в чем дело, и если он появится…

— Ваш друг работал на Уилла Краунса и Гилберта Ридли. Вы знали об этом?

— Мне ничего не известно о его делах.

— Но имена вам знакомы, вы знали, что руку Гилберта Ридли так и не нашли. А вам известно, что руку Уилла Краунса подбросили Ридли? Видимо, в качестве предупреждения, что он следующий. Теперь же рука Гилберта Ридли оставлена для Мартина Уэрдира.

Амброз заерзал на табуретке.

— Это мой дом, а не Мартина.

Оуэн хмыкнул.

— Руку Краунса оставили не в доме у Ридли, а в комнате, которую он снимал в таверне Йорка. Насколько я понял, Мартин Уэрдир останавливался здесь…

— Чего вы хотите?

— Поговорить с Уэрдиром. Рассказать, что ему грозит. Расспросить, какая его сделка могла породить такие жуткие убийства.

— На кого вы работаете?

— На архиепископа.

Зеленые глаза округлились.

— Вот как.

— Убийства произошли на территории собора.

— Верно. И вы полагаете, что кто-то, зная, что Мартин один раз здесь останавливался, подбросил руку на мое крыльцо, чтобы его предупредить?

— Вполне вероятно. А у вас есть лучшее объяснение странного совпадения, по которому все трое были деловыми партнерами?

— Как я уже сказал, я не знал, что Мартин работал с теми людьми. Как я могу быть уверен, что архиепископ не хочет обвинить в убийствах Мартина?

— Убийца был бы слишком глуп, если бы оставил такую улику, как рука, — сказал Оуэн. — Судя по тому, что я слышал о его деятельности, Уэрдир далеко не дурак.

Амброз вертел кружку в ладонях.

— Кажется, какой-то мальчишка случайно увидел одно из убийств? Что с ним теперь?

Он не поднимал глаз, говорил тихо, но Оуэн сразу понял, что это не праздный вопрос, что Амброзу не терпится услышать ответ.

— Вы, должно быть, имеете в виду Джаспера де Мелтона. Он исчез. Бедняга, я уверен, ему грозит опасность. А почему вы спрашиваете?

Амброз сделал глоток.

— Просто так. Говорите, он исчез? Кому-то следовало приглядеть за мальчиком. — В зеленых глазах читалась печаль.

— Я пытался уговорить его светлость взять мальчика под свою защиту, но он счел это необязательным. — Оуэн осушил свою кружку. — Что ж, не стану вас больше задерживать. Пожалуйста, передайте сегодняшний наш разговор своему другу, если увидите его. — Он подошел к двери, но потом обернулся. — Вы могли бы оказать мне одну услугу.

— Какую?

— Расскажите, как выглядит Мартин Уэрдир.

Амброз пожал плечами.

— Если я его опишу, думаю, в этом ничего плохого не будет. Высокий, осанистый, с дерзким взглядом. — Он склонил голову набок, изучая Оуэна. — Темные волосы, как у вас, только прямые. — Он покачал головой. — Нет, они все-таки чуть светлее ваших. Приятный низкий голос. Вы не найдете его, если только он сам не захочет, чтобы его нашли.

— А я все-таки попробую. — Оуэн открыл дверь и на секунду остановился. — Знаете, мне любопытно — если соседская свинья вам так сильно досаждает, почему вы не пожаловались в городской совет?

Амброз встретил взгляд Оуэна, даже глазом не моргнув. Держался с вызовом.

— Я считаю, что с соседями бессмысленно затевать вражду.

Оуэн, внимательно вглядываясь в юношу, решил, что Люси права. Амброз кое о чем умалчивал. И все же Оуэн почему-то был уверен, что в остальном музыкант не лгал.

— Как вы подружились с Уэрдиром, чужестранцем?

Амброз покраснел.

— Благодаря своей работе я встречаю всяких людей, капитан Арчер. Мартину просто негде было остановиться. А вообще он — отличный парень.

Оуэн поверил сказанному, но не сомневался, что юноше есть что добавить.

Возвращаясь к себе в лавку, Оуэн обдумывал состоявшийся разговор. Музыкант стоял за приятеля горой. Точно так же относились друг к другу его соратники по оружию. Но Уэрдир — пират, а Коутс — городской музыкант. Какая между ними связь?


Люси чистила корни хрена и передавала Тилди, которая размалывала их в крошку. От едкого корня Люси вытирала глаза каждые несколько минут, а Тилди как будто вообще не замечала запаха. Она лишь хмурилась, крутя жернов, и бормотала что-то себе под нос.

— Что тебя беспокоит? — наконец не вытерпела Люси.

Тилди пожала плечами.

— Ничего, миссис Люси.

— Как сегодня чувствует себя Джаспер?

— Ему лучше с каждым днем. Хорошо, что он у нас.

— Я видела, ты сегодня готовила пирожки с рыбой.

Тилди кивнула.

— Что, разве Джаспер уже может есть такую пищу?

— Нет, это для вас и капитана Арчера. За то, что вы так хорошо отнеслись к Джасперу. Не каждый взял бы мальчика к себе в дом.

— Так что же все-таки тебя беспокоит?

Девушка прикусила нижнюю губу и повернулась к Люси.

— Скажите, хозяйка, это грех — дать клятву кому-нибудь, кроме Господа?

Люси не нашлась, что ответить. Она лишь понадеялась, что Тилди и Джон пока не успели поклясться друг другу в верности.

— О какой клятве ты говоришь, Тилди?

— О тайне. О такой, какую никому нельзя рассказать, сами знаете.

— Ты имеешь в виду, что какой-то друг поведал тебе тайну? Или взял с тебя тайную клятву?

Тилди хмуро задумалась.

— Сама толком не пойму.

— Может быть, тебе рассказали что-то и ты пообещала об этом молчать? Или кто-то попросил тебя дать клятву — скажем, к примеру, ты поклялась никогда больше не есть пирожков с рыбой — и велел никому об этом не рассказывать?

— Пожалуй, первое.

У Люси от сердца отлегло.

— В таком случае все в порядке, Тилди, если твоя тайна никому не принесет вреда.

Тилди примолкла, все еще покусывая нижнюю губу. Горка размолотого корня росла под жерновом, девушка начала шмыгать носом.

Люси распахнула дверь, чтобы проветрить кухню.

— Мне кажется, тебе нравится Джон. Я права, Тилди?

Девушка покраснела и склонила голову.

— Я не хочу совать нос в чужие дела, но невольно напрашивается мысль, что твое сегодняшнее настроение как-то связано с Джоном.

— Ой, нет. С Джоном интересно поболтать, и он подружился с Джаспером. Я… мне просто жаль Джаспера, столько всего ужасного с ним приключилось.

— Ладно, я рада слышать, что Джон не разбивает тебе сердце.

Тилди улыбнулась сквозь слезы.

— Он никогда бы так не поступил.

Люси закашлялась.

— От этого корня просто можно задохнуться.

— У вас глаза совсем красные, миссис Люси.

— У тебя тоже. Так чего мы стоим здесь, как дуры?

Они расхохотались и, выскочив за дверь, зашлись кашлем, который вскоре перешел в смех. Люси сознавала, как дорога ей эта девушка, и понадеялась, что Бесс ошиблась насчет Джона. Если Бесс все-таки права, то никто не смог бы защитить Тилди от душевной травмы. Она была очень постоянна в своих симпатиях.


12 Веселый заговорщик | Кровные враги | 14 Возлюбленная короля