home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



16

Неприятная встреча

Ветер хлестал Торсби, когда он, стоя на зубчатой стене Виндзорского замка, наблюдал за догорающими головешками пожара, учинившего краткий переполох ранним утром, — сгорела хижина дровосека, построенная на краю леса. Дождь прекратился, стоило подняться холодному северному ветру. От одного дерева оторвалась огромная ветвь и упала на крышу лачуги, когда вся семья собралась поужинать перед очагом. Сначала запылал ветхий домишко, затем огонь перекинулся на поленницу дров. Двоим ребятишкам удалось выжить — они оказались проворнее родителей.

Обычное несчастье, не кара Божья. Чему такая смерть может научить человека? Не строить жилище на краю леса? Не разводить в доме огонь? Сделает из ребятишек, оставшихся в живых, хороших христиан, после того как погибли их родители вместе с грудным младенцем? Или любая смерть бессмысленна? Быть может, навязчивая идея Торсби докопаться до истинной причины двух убийств — всего лишь средство избавиться от собственного страха смерти?

Торсби отвернулся от тлеющих головешек, сделал несколько шагов по обледеневшим каменным плитам и спустился в замок, к свету и теплу. Перед дверью своих покоев он задержался, раздумывая, не отправиться ли ему в часовню, чтобы помолиться о душах дровосека, его жены и младенца. Но руки и ноги у него совсем застыли от холода, и он решил сначала согреться глоточком бренди перед камином.

И тут же поплатился за свой эгоизм. Едва войдя в комнату, он увидел Элис Перрерс: она сидела перед огнем и потягивала что-то из собственного драгоценного кубка. Нед в ответ на вопросительный взгляд Торсби лишь пожал плечами.

При виде архиепископа Элис почтительно привстала.

— Ваша светлость, — пробормотала она, делая изящный книксен, и подняла на него глаза, которые в отблесках пламени мерцали янтарным огнем, совсем как у кошки.

Торсби вдруг почувствовал, как сильно у него забилось сердце.

— Прошу вас. — Он жестом пригласил Элис снова занять ее место. — Вы так хорошо здесь устроились. — Он решил ни за что не показывать, как она ему ненавистна. — Весьма неожиданное удовольствие, миссис Элис.

Нед принес стул канцлеру, затем налил ему бренди. Торсби остался доволен.

— Ты предвосхищаешь мои желания. Благослови тебя Господь.

Элис молча наблюдала, как устраивается Торсби.

Архиепископ не торопился. Он передал Неду бокал с бренди, чтобы тот его подержал, пока он сам согревал руки над огнем. Потом Торсби снова взял бокал, уже не боясь его опрокинуть, и попросил Неда поменять ему отсыревшие сапоги на сухие туфли.

Все это время за ним следили кошачьи глазки. Когда Торсби наконец устроился, а Нед удалился на свое место в темном углу, миссис Элис улыбнулась.

— Прошу простить мое вторжение, ваша светлость, но мне не хотелось ждать. Сегодня вечером за столом король говорил, что вы очень обеспокоены убийствами, произошедшими на территории вашего собора.

Торсби потягивал бренди мелкими глотками, не сводя глаз с продолговатого бледного личика, и ничего не говорил.

Миссис Элис даже бровью не повела от такого пристального взгляда. Более того, казалось, она гордилась собой. Кошачьи глазки поблескивали при свете камина.

— Я сказала, что такое беспокойство, по-моему, только достойно похвалы и что ваши обязанности архиепископа гораздо более важны, чем рождественский подарок для меня.

Торсби никак не мог понять, что в этой женщине позволяло ей держаться так уверенно и смело в разговоре с лорд-канцлером Англии.

— Король рассказывал об убийствах? — Он попытался сосредоточиться на ее словах и не думать больше о тонкой шейке, которую было бы так легко сломать, или белой груди, вызывавшей у него совсем другие мысли.

— Однажды мне довелось посетить представление на празднике Тела Христова в вашем городе. — Элис улыбнулась. — Король говорит, что один из убитых — это тот человек, который играл Христа в сценах Судного дня. Я запомнила его. То ли из-за того, что это было последнее представление, то ли из-за его игры. Он так превосходно справился с ролью, что я, помнится, подумала, какой, наверное, это хороший человек, раз так убедителен в образе Иисуса. Вы должны найти его убийцу.

«Вы должны». Милостивый Боже, как ему вынести это? Торсби не смотрел ей в глаза, зная, что в его взгляде бушует ярость. Но голос все равно его выдал.

— Мне приятно слышать от вас такие слова.

Воцарилось молчание. Только в камине шуршал пепел догоравшего бревна. Торсби слышал, как наверху в трубе завывает ветер. Он бросил взгляд на миссис Элис. Кошачьи глазки вопросительно всматривались в его лицо. Бледные щеки покрылись румянцем.

— Простите меня, — сказала Элис. — Я вижу, что зашла слишком далеко. Прошу вас, ваша светлость, я вовсе не хотела вас оскорбить. Я надеялась… — Она вытянула из рукава платок и промокнула уголки губ. — Король считает вас одним из самых надежных своих помощников. Мне хотелось стать вам другом. Но я себя неловко повела.

Торсби ни на секунду не поверил, что она ищет его дружбы. Но он ничего бы не выиграл, если бы стал ее запугивать.

— Начнем сначала, миссис Элис. Вы узнали об убийствах, случившихся возле моего собора. Вы понимаете мою озабоченность. Вы помните Уилла Краунса. И считаете, что расследовать убийство важнее, чем решить вопрос о вашем рождественском подарке. Я правильно изложил?

Она не была настолько хорошей актрисой, чтобы удержаться и не позволить румянцу вспыхнуть на бледном лице, когда он кратко суммировал все сказанное. Но голос ее звучал мягко и кротко.

— Это все подоплека, ваша милость. На самом деле я пришла сказать, что уговорила короля разрешить вам вернуться в Йорк. Я надеюсь, что в ответ вы окажете мне услугу — возьмете с собой письмо к моему кузену из Рипона. Я ведь не о многом прошу?

Торсби не мог отрицать, что просьба пустяковая. Он был волен уехать, избежать неразрешимой проблемы. А захватив с собой письмо, он тем самым освобождался от дальнейших обязательств перед этой женщиной. Тем не менее ему претило оказывать ей хоть какую-то услугу.

— Рипон, говорите? Это к северу от Йорка.

— Но у вас ведь наверняка найдется посыльный, которого вы можете отправить из города?

— Наверняка и у вас найдутся посыльные, которых вы могли бы послать из Виндзора.

Их взгляды встретились. Они обменялись такой энергией, которая могла бы сломить чью угодно волю. Торсби, к своему ужасу, почувствовал, что испытывает плотское возбуждение.

Элис неожиданно потупилась и незаметно улыбнулась самой себе, разглаживая юбку.

— Ваша светлость, я попросила вас об этом одолжении, узнав о вашей доброте к прежней фаворитке короля, Маргарите. — Она снова подняла на него кошачьи глазки.

Архиепископу оставалось только надеяться, что он ничем не выдал своего потрясения. Маргарита. Каким образом эта шлюха узнала о Маргарите? Они ведь были так осторожны… так боялись, что король о них узнает. Маргарита. Если он сейчас станет все отрицать, то женщина, смотрящая на мир таким циничным взглядом, найдет способ, как погубить его в глазах короля. Она умелый игрок, и сейчас ему нужно отступить. Должно быть, это наказание за те изумительные ночи с прекраснейшим и божественным созданием. Он должен уступить этой Элис Перрерс.

Торсби кивнул.

— Я посылаю гонцов к своему епископу в Рипон, поэтому никаких хлопот не будет. Кто ваш кузен?

В кошачьих глазках зажегся победный огонек.

— Пол Скорби.

Скорби. Имя как будто знакомое, но архиепископу оно пока ничего не говорило.

— Он что, член гильдии Йорка? Вы сказали, что видели праздничное представление.

— Я побывала там не в качестве гостьи Пола. Один из моих дядюшек отправился в Йорк на деловую встречу и взял меня, чтобы я выступила в роли хозяйки.

— Ясно. Что ж, имя вроде бы мне знакомо, но я не могу вспомнить, откуда его знаю.

— Значит, захватите письмо?

Торсби слегка кивнул в знак согласия, хотя внутри у него все протестовало.

— Вряд ли я могу отказать вам в такой пустяковой просьбе, когда вы освободили меня от решения проблемы, которая тяжким грузом легла на мои плечи.

Когда миссис Элис удалилась, Торсби едва подавил желание метнуть кубок в закрывшуюся за ней дверь. Как она посмела заступаться за него перед королем? Как она посмела думать, что обладает большим, чем у него, влиянием на короля? Как посмела просить его послужить ей гонцом? Как она дерзнула произнести имя Маргариты? Дрожа от ярости, Торсби принялся расхаживать по комнате, чтобы успокоиться. Когда наконец он взял себя в руки, то направился в часовню.

Там в тиши Торсби признался самому себе, что в конечном итоге Элис Перрерс сделала ему одолжение. И себе тоже. Оставив Виндзор, Торсби избежит дальнейших с ней встреч. Его реакция на Перрерс не давала ему покоя. Эта женщина возбуждала его, как дикаря. Ему хотелось швырнуть ее на пол и надругаться над ней. Вонзить зубы в белую грудь. Поглотить чертовку целиком. Возможно, он слишком долго был лишен женщины. А возможно, она ведьма. Как иначе она сумела пробудить в нем страсть такой силы? Когда Маргарита умерла в родах, Торсби решил, что его плотская страсть навсегда угасла. Элис Перрерс доказала, что это не так. С Маргаритой ушла навсегда только его нежность.


Джаспер, одержимый желанием научиться стрелять из лука, упросил Оуэна взять его с собой в одно из воскресений на луг Святого Георга. Несмотря на все доводы, что появляться среди людей опасно, мальчик настаивал. Наконец Оуэн сжалился над ним и согласился — при одном условии, что Джаспер изменит внешность.

В назначенное утро Тилди поднесла Джасперу отполированное стальное зеркало, и он увидел, что его светлые волосы стали ярко-рыжими. Это Люси перекрасила хной его шевелюру и брови. Тилди сшила для Джаспера кожаный жилет и рейтузы, перекроив старые вещи Оуэна. Подложив кое-где подушечки, чтобы изменить форму тела, и набросив короткий плащ с капюшоном, закрывавшим лицо, Джаспер убедился, что его действительно трудно узнать.

Мальчик приободрился. За последнее время он постепенно натренировал левую руку, а с правой руки уже сняли шины, так что теперь он трудился, вырезая себе маленький лук. Работа была пока не закончена, но сегодня он вовсе не собирался начать тренировку, ему хотелось только понаблюдать, послушать наставления капитана Арчера другим стрелкам, подготовиться самому к тому близкому уже дню, когда он приладит стрелу к собственному маленькому луку.

Люси с тревогой наблюдала за мальчиком.

— Я буду осторожен, — пообещал Джаспер.

Люси улыбнулась.

— Я не боюсь, что ты поведешь себя беспечно, Джаспер, просто сомневаюсь, готов ли ты к такой прогулке. Как тебе кажется, ты достаточно окреп, чтобы провести весь день на воздухе? У реки гораздо прохладнее, чем здесь в саду.

— Я чувствую себя отлично, — упорствовал Джаспер.

Оуэн расхохотался, когда, зайдя на кухню, увидел рыжую шевелюру.

— А кто этот рыжик? — поддразнивая, спросил он и хлопнул Джаспера по плечу.

Джаспер восхищался Оуэном. Вот кто выглядел как настоящий воин — высокий, широкоплечий, с повязкой на глазу, из-под которой виднелся шрам, с луком и колчаном стрел. И сережкой. Джаспер надеялся, что однажды он тоже сможет носить серьгу. У него был еще один друг, носивший серьгу с драгоценным камнем, и мальчику это очень нравилось.

Когда они шли мимо мужского монастыря, небо над головой почти очистилось и выглянуло солнце. Джаспер был счастлив. Он знал, что в дождливые дни тренировка отменялась, потому что тетива всегда должна оставаться сухой.

— Взгляните на небо, капитан. Отличное утро для стрельбы из лука.

— Солнце не всегда друг лучника, Джаспер, — заметил Оуэн, шагая рядом. — На тренировке мы можем переставить мишени, с тем чтобы солнце не било в глаза во время стрельбы. Но во время боя это невозможно. Остается только надеяться, что твой командир понимает, как нужно расставить воинов, чтобы солнце не светило в лицо, а оставалось за спиной, ослепляя противника. Это сработало нам на руку во время битвы при Креси.

Они миновали замок, затем часовню Святого Георга и вышли на луг Святого Георга, треугольный участок земли между реками Уз и Фосс, к вершине той точки, где реки сливались в одну. Солнце палило, но ветер был сильный, он принялся развевать короткие полы накидки и сорвал с мальчика капюшон. Джаспер снова накинул его, когда у него заныли уши от пронизывающего ветра.

— Этот ветер только усложнит сегодня задачу, — нахмурившись, сказал Оуэн.

Джаспер принялся озираться. На лугу собрались мужчины всех возрастов, они натягивали тетиву на свои луки.

Оуэн положил руку на плечо мальчика и повел его сквозь толпу.

— То ли дело отряд настоящих лучников, все в одинаковых нарядах с гербом их лорда. Вот это зрелище. Дисциплинированный отряд, никакой тебе праздной болтовни, вроде этой. Видишь, какой взгляд у этого человека? Он уже смущен, а ведь еще ни разу не выстрелил. Никто его не тренировал, как я тебя сейчас тренирую. Он не имеет ни малейшего представления, что делать, и сам это сознает. — Оуэн покачал головой. — Не знаю, о чем только думает король. Толку от этих вояк будет мало.

Заметив появление Оуэна, мужчины примолкли и разошлись по группам, по одной на каждую из выставленных в ряд мишеней. В каждой группе был старший, назначавший очередность стрельбы. Тренировка началась.

Оуэн переходил от одной группы к другой, отдавая распоряжения старшим. Джасперу заранее было строго приказано не отходить от Оуэна ни на шаг, но время от времени он отставал, чтобы понаблюдать, как стреляют мужчины. Как раз в такой момент, когда Оуэн ушел далеко вперед, а Джаспер крутил головой, чтобы отыскать его, мальчик заметил знакомую фигуру у края толпы. Это был друг Джаспера, Мартин, тот самый человек, который не раз помогал ему с едой и кровом. Почти в ту же секунду Мартин заметил Джаспера и поспешил к нему.

— Джаспер? Это ты? — На лице Мартина читались радость и удивление.

Джаспер оглянулся, удостоверяясь, что никто не подслушивает.

— Ты не должен был меня узнать. Я ведь изменил внешность.

— Недостаточно. Во всяком случае для того, кто тебя ищет. Тебе еще повезло, что тебя узнал я, а не кто-нибудь из твоих преследователей.

— А капитан Арчер считает, что я хорошо замаскировался.

— Арчер? — Мартин резко оглянулся, сверкнув сережкой на солнце. — При чем здесь Арчер?

— Это он привел меня сюда.

— Так вот куда ты пропал. Ты у него прячешься?

Джаспер кивнул.

— Отлично. Я рад, что ты нашел убежище, где тебе ничего не грозит. Но ты должен быть рядом с капитаном. Не знаю, о чем он только думал, когда привел тебя сюда да еще упустил из виду.

Джаспер начал боязливо озираться.

— Ты пугаешь меня, Мартин.

— Возможно, я знаю тебя лучше, чем те, от кого ты прячешься, но тут нельзя быть уверенным. Ты должен быть осторожнее. — Темные глаза Мартина скользнули по толпе. Он указал на группу людей. — Вон твой капитан. Идем.

Он взял Джаспера за руку и повел сквозь толпу. Когда до Оуэна оставалось несколько шагов, Мартин прошептал: «Храни тебя Господь» — и растворился среди людей.

До конца тренировки Джаспер не отходил от Оуэна. Когда они уже шли домой, Джаспер рассказал капитану о встрече с другом.

— Он дал тебе хороший совет. Но вы, наверное, давно знакомы, раз он узнал тебя в толпе, потому что, честное слово, ты хорошо замаскирован.

Джаспер пожал плечами.

— Мартин уже привык искать меня повсюду. Наверное, поэтому моя маскировка его не обманула.

— Почему же он не привел тебя прямо ко мне? Я бы хотел с ним познакомиться.

— Он тоже в бегах. Наверное, не хотел знакомиться даже с вами.

Оуэн присел на корточки, чтобы взглянуть в глаза Джасперу.

— Так говоришь, Мартин в бегах? Почему?

— Не знаю. — Джаспера напугала внезапная серьезность Оуэна. — Он рассказывал мне, что родился на материке и что люди здесь не любят чужестранцев. Но он совсем не плохой, капитан. И мне частенько помогал.

— Он назвался Мартином, да к тому же он родом из чужих краев?

Джаспер подтвердил.

— А как он выглядит?

— Темные глаза и волосы, с вас ростом, но не такой сильный. А еще он носит серьгу. — Джаспер прикусил губу. — Почему вы спрашиваете?

— Он из Фландрии, Джаспер?

— Не знаю. А что такое, капитан? Вы знакомы с Мартином?

— Возможно, он тот, кого я давно ищу. Тогда над ним нависла опасность, а он об этом даже не знает.

Это было совсем другое дело.

— Какая опасность?

— Ты знаешь, где он живет, Джаспер?

— Думаю, нигде не живет. Прячется в разных местах, как я это делал раньше. Так какая ему грозит опасность, капитан?

— Возможно, его ищут. — Оуэн огляделся вокруг.

— Наверное, он об этом уже знает, потому и прячется.

— Может, и так, Джаспер. Нам остается только на это надеяться. Он когда-нибудь называл фамилию Уэрдир? Он говорил, что его зовут Мартин Уэрдир?

— Только не мне. Так, может быть, он не тот, кого вы ищете?

— Может, и так.

Но Оуэн не перестал хмуриться. Он выпрямился и еще раз оглядел толпу.


Арчер сделал вид, что не придал значения рассказу Джаспера, но на самом деле встревожился. Неужели это простое совпадение, что кто-то, очень похожий по описанию на Мартина Уэрдира, пустился в бега? И как он связан с мальчиком?

Оуэн рассказал обо всем Люси, когда они пошли спать.

Люси опустилась на кровать и посмотрела на мужа.

— А знаешь, на кого он вроде бы похож?

— Только не говори, что ты знакома с этим человеком.

— По описанию это вроде бы тот самый мужчина, который помог нам с Джоном вытащить повозку из канавы, когда я возвращалась из отцовского поместья.

Оуэн сел в кровати и уставился на Люси в тусклом свете спиртовки.

— Ты хочешь сказать, что все это время знала Мартина Уэрдира?

— Я знала его только как Мартина. И я только сейчас от тебя услышала, как выглядит Уэрдир. Похоже, это один и тот же человек. И он знал Уилла Краунса, не забыл? Это ведь он посоветовал мне обратить внимание на его игру.

— Если это так, значит, он находился в Йорке еще во время первого убийства.

— Ничего не понимаю.

Оуэн покачал головой.

— Я тоже.

Они оба долго не могли заснуть.


15 Дурной сон | Кровные враги | 17 Ночная вылазка Джаспера