home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



17

Ночная вылазка Джаспера

— Прекрати ерзать, — закричала Тилди, больно всаживая деревянную расческу в голову Джаспера.

Мальчик, вздохнув, закрыл глаза. Кожа на голове уже болела от попыток Тилди расчесать ему волосы после мытья.

— За что ты меня так ненавидишь?

— Ничего подобного, малыш. Я это делаю, чтобы тебе помочь.

Джаспер закатил глаза, качнув головой, так что Тилди снова всадила ему зубцы расчески прямо в кожу.

— Ой! Из-за тебя у меня будет в голове полно щепок. Мама пользовалась гребнем из рога. От него не бывает щепок. Он расчесывал мягко, не запутывался в волосах.

— Другого у меня нет.

— Если бы ты столько не терла мою голову полотенцем, то волосы были бы влажными и легче расчесывались.

Тилди фыркнула.

— Ты как мой брат Уильям. Тоже вечно полон идей о вещах, в которых ничего не смыслит. — Она больно дернула гребнем за волосы.

Джаспер решил больше не спорить.

— Сколько же у тебя братьев и сестер?

— Живых? Четыре брата, три сестры.

— А каково это — иметь братьев и сестер?

— Шуму много. И еды никогда не хватает. Мальчишки все съедают до крошки.

— Все равно, я уверен, тебе никогда не было одиноко.

Тилди рассмеялась.

— Можешь не сомневаться, чего не было, того не было. У капитана Арчера тоже был полон дом братьев и сестер. Так он говорит, что один из его братьев решил податься в монахи, узнав, что в монастыре у каждого собственная маленькая келья. Он-то думал, что будет сидеть там целый день и спокойно размышлять, а когда оказалось, что почти все время нужно проводить в церкви, молясь с другими монахами, он убежал оттуда, даже не приняв обета.

Джаспер слушал как завороженный.

— Капитан Арчер рассказывал тебе о своей семье?

Тилди расчесала последнюю спутанную прядь.

— Готово, — сказала она, оставшись довольной, и присела рядом с Джаспером. — Да, капитан Арчер часто со мной разговаривает. Я для него словно родственница. Добрый человек.

Джаспер кивнул.

— Как бы мне хотелось быть его сыном.

— Да, тогда бы тебе повезло.

За их спинами раскрылась дверь, ведущая в сад. Джаспер заметил, как покраснела Тилди, когда обернулась к двери, и сразу понял — пришел Джон.

— Как приятно на вас посмотреть. — Джон смахнул с плеч снежинки и подвинул табуретку ближе к огню. — Я видел, как капитан с хозяйкой ужинают в таверне, и подумал, что могу проведать вас. — Он улыбнулся щербатым ртом и, увидев гребень на коленях у Тилди и мокрую шевелюру Джаспера, добавил: — Решила сделать из него красавчика, Тилди?

Джаспер смутился, а Тилди захихикала.

— Ну ты и заноза, Джон. Нет, конечно. Просто миссис Люси выкрасила хной Джасперу волосы, чтобы он мог вчера выйти из дома и его никто не узнал. А теперь у него появилась под волосами сыпь, вот она и велела мне вымыть ему голову розмариновой водой. Если взглянешь на лицо Джаспера, сам увидишь, как ему это понравилось.

Джон скосился на мальчика и кивнул.

— Бедняга. И все зря, я бы сказал. Я ведь тебя предупреждал, никому не доверяй. Капитан Арчер хороший человек, но в первую очередь он служит архиепископу. Думаю, он использует тебя как живца, чтобы клюнули убийцы. Он-то знал, что они узнают тебя даже с другим цветом волос. Перекрашивали только для твоего успокоения. Зато теперь убийцам известно, где тебя искать — возле капитана.

— Что ты хочешь этим сказать? — растерянно спросил Джаспер. — Это ведь я просил капитана взять меня с собой.

Джон кивнул.

— Ты сам ему подбросил эту идею, понятно?

— Куда ты клонишь, Джон? — возмутилась Тилди. — В чем это ты хочешь обвинить капитана?

Джон даже обрадовался тону Тилди. Когда он посмотрел на нее, в глазах у него играла насмешка.

— Ну что, Тилди, втрескалась в капитана?

— Еще чего!

Джон пожал плечами.

— Ты знаешь, что архиепископ поручил капитану Арчеру выяснить, кто убил тех двух торговцев, Уилла Краунса и Гилберта Ридли. Вот почему он и взял Джаспера к себе в дом. Защитить его от убийц. Но может быть и так, чтобы привлечь их.

Господи, Джаспер никогда так не думал… Неужели капитан готов был его предать?

Тилди окончательно разозлилась на Джона.

— Капитан Арчер никогда бы не позволил, чтобы с Джаспером что-то случилось.

— Конечно, — робко подтвердил мальчик. — Он всегда ко мне хорошо относился.

— А кроме того, миссис Люси ни за что бы ни позволила капитану подвергать Джаспера опасности. — Тилди сжала плечо мальчику, чтобы он успокоился.

Джон вытянул длинные ноги к огню. От него пахло конюшней.

— Был бы рад ошибиться, но я уже говорил тебе, Джаспер, никому не доверяй. Это единственный верный способ избежать неприятностей.

Джасперу вдруг пришла в голову ужасная мысль.

— Ты ведь никому не рассказала о моей тайне, Тилди?

Девушка сердито взглянула на Джаспера.

— Конечно, я никому ничего не сказала. Миссис Люси объяснила мне, что можно хранить тайну, если от этого никому не будет плохо. — Она перевела взгляд на Джона, чтобы узнать, поверил ли он, что она могла предать Джаспера.

Джон не сводил глаз с кувшина, стоявшего перед ним.

— Смелее, — сказала Тилди, — угощайся.

Джон поднялся, чтобы взять кружку.

— Хорошо, что ты не проговорилась, Тилди, — тихо сказал Джаспер.

— Я ведь дала слово. Хотя по-прежнему думаю, что, наверное, лучше все рассказать капитану.

— Если Джон прав, то я рад, что ничего не рассказал.

Тилди обняла мальчика.

— Капитан никому бы не позволил причинить тебе вред. Не пойму, зачем только Джон подначивает тебя. — Последнюю фразу она произнесла достаточно громко, чтобы услышал и Джон.

Конюх уселся на место и налил себе эля.

— Я не имел в виду ничего дурного, Тилди. Просто хотел, чтобы Джаспер понял, что в его положении нужно быть очень осторожным. А то, что он вышел вчера из дому, было глупо. — Джон наклонился к Джасперу. — Ну раз уж все произошло, расскажи, как там было.

Джаспер нахмурился, засомневавшись, такой ли хороший друг этот Джон.

— Почему бы тебе в следующий раз не пойти с нами? Ты никогда не ходишь стрелять из лука по воскресеньям. А ведь тебе лет больше, чем мне. Тебя примут в отряд.

Джон поднял правую руку, демонстрируя обрубки трех средних пальцев.

— Такой рукой стрелы не удержать, иначе я бы тоже там был. Мне бы очень хотелось научиться стрелять из лука. — Теперь он не улыбался.

Джаспер не знал, что сказать. Он ведь хотел поддеть Джона, а не ранить его чувства; он совсем забыл о его искалеченной руке.

— Прости. Я не подумал.

Джон пожал плечами.

— Неважно. Господь даровал мне честную работу. Мне не на что жаловаться. — Он сделал глоток эля. — Итак. Расскажи мне, что там происходит на лугу Святого Георга.

Джаспер задумался на секунду, решая с чего начать.

— Из пристройки, что рядом с часовней, выносят мишени и устанавливают их так, чтобы солнце не светило стрелкам в глаза. Это важно. А потом капитан Арчер обходит всех лучников и говорит им, что они делают не так. У некоторых ничего не выходит даже после того, как он объясняет им, что делать. Как он говорит, это происходит потому, что они прежде никогда не тренировались. Но они стараются, никто не спорит с капитаном. Все его уважают. Он особенный человек.

— Этого ты мог бы мне и не говорить, — заметил Джон. — Мне тоже нравится капитан Арчер. Я просто предупреждаю тебя, что архиепископ Торсби всесильный человек. Ведь он не только архиепископ, но и лорд-канцлер всей Англии. И если он велит капитану отыскать убийц, то капитан так и должен сделать, невзирая ни на что. А если единственный способ поймать убийц — заманить их в ловушку с твоей помощью, раз только ты их видел, что ж… — Джон прикрыл глаза и запрокинул голову, допивая эль.

Джаспер молчал. Ему не хотелось верить, что капитан способен навлечь на него опасность.

Джон отставил кружку и наклонился к Джасперу.

— У меня не идет из головы, что тебе пришлось оставить отцовский лук, а ведь он был особенный, разрисованный.

Джаспер пожал плечами.

— Все равно я для него слишком мал.

— Не всегда же тебе быть маленьким, Джаспер де Мелтон, — фыркнул Джон. — Ты растешь с каждым днем. И вот что я подумал — как-нибудь с утра пораньше мы отправимся и посмотрим, на месте ли он.

Джаспер нахмурился.

— Но ведь ты только что мне говорил, как я глупо поступил, появившись вчера на людях.

Джон кивнул.

— Конечно глупо, расхаживал там в толпе. Но на этот раз мы будем только вдвоем, прокрадемся незаметно самыми глухими закоулками. Кто тогда нас увидит? Неужели тебе не хотелось бы вернуть отцовский лук, если есть такая возможность?

Джаспер сложил руки и задумчиво уставился в пол.

— Даже не знаю, идти ли мне. Ты сам мог бы наведаться к миссис Флетчер и узнать у нее о луке. Это ее дом. Она должна была забрать к себе сундук, если в той комнате теперь живут новые постояльцы. Тебя ведь никто не ищет, Джон.

Тилди согласилась.

— Вот эта идея мне больше нравится. Даже я могла бы сходить.

Джон округлил глаза.

— С какой стати миссис Флетчер отдавать мне, чужаку, твои вещи, Джаспер?

— Тогда напиши записку миссис Флетчер, а он ее передаст, — предложила Тилди.

— Миссис Флетчер не умеет читать. У нее в семье нет грамотных, — сказал Джаспер. Впрочем, ни он сам, ни Тилди с Джоном тоже не умели читать и писать.

— Ладно, — решил Джон. — Значит, пойдем и посмотрим, как там и что. Даже если кто-то за тобой охотится, то разве он сможет тебя выследить ранним утром, Джаспер? А если мы не найдем лук там, где ты его оставил, тогда, может быть, Тилди сходит к миссис Флетчер и все у нее узнает.

Джаспер внимательно вгляделся в лицо Джона. Глаза юноши горели, словно он сию минуту собирался начать поиски.

— Почему ты хочешь, чтобы я это сделал? — поинтересовался мальчик.

— Потому что на твоем месте я поступил бы именно так — вернулся и все разузнал. Только поэтому.

— Дурацкая причина, — заметила Тилди.

Джон застонал.

— Девчонки ничего не смыслят в таких вещах. Ты ведь даже ни разу не стреляла из лука, чтобы знать, каково это.

Тилди открыла было рот, но не нашлась, что сказать. Лицо ее покраснело, в глазах блеснули сердитые слезы.

— Ты ошибаешься, Джон, — наконец выдавила она. — Ты доведешь Джаспера до беды, только потому что тебе захотелось приключений. Вот чего ты не понимаешь. — Она отшвырнула гребень и решительно вышла вон.

— Девчонки, — вздохнул Джон.

Джаспер ничего не понял, и уже не в первый раз. Он многого не понимал из того, что происходило между Тилди и Джоном. У этих двоих была какая-то странная дружба. Обзывая друг друга и поддразнивая, они почему-то улыбались. Но сейчас все было серьезнее.

— Пожалуй, тебе стоит пойти и попросить прощения у Тилди. Ты обидел ее.

Джон усмехнулся.

— Я обязательно с ней поговорю, но позже, а то она сейчас сделает вид, что очень занята в лавке. Для начала скажи мне, что ты сам думаешь. Не попробовать ли нам завтра утром потихоньку сделать вылазку? Вдруг удастся вернуть лук твоего отца?

Джаспер не знал, что ответить. С одной стороны, ему не хотелось показаться трусом, да и на месте ли вещи, тоже неплохо бы выяснить. Но что, если Тилди права?

— Ну, что скажешь? — Джон, прищурившись, ждал ответа.

Джаспер взглянул на изуродованную руку Джона, свидетельство того, как опасен бывает мир. Но Джон не дурак. Ему досталось немало, и он выжил. Мальчик кивнул.

— Сделаем. Завтра утром. А теперь ступай извиняться к Тилди.


Джаспер нашел Джона в конюшне при таверне Йорка. Тот уютно устроился на сене, завернувшись в несколько одеял. Колокола давно прозвенели к заутренней, и Джаспер, который никак не мог заснуть, посчитал это самым подходящим временем для вылазки. Было еще темно.

Разбудить Джона оказалось делом нелегким. Но когда мальчик растормошил его и объявил, что к заутренней звонили, наверное, час назад, Джон заявил, что Джаспер спятил.

— Что подумают Флетчеры, услышав наш топот посреди ночи? Наверняка решат, что мы воры, и набросятся на нас с дубинками.

— А мы и есть воры. Даже днем мы все равно постарались бы потихоньку прокрасться в комнату.

— Давай подождем немного. — Джон откинул одеяла. — Забирайся ко мне, свернись калачиком, и поспим еще немного.

— Тебе лишь бы дрыхнуть. Ты с самого начала не собирался никуда со мной идти.

— Неправда. Послушай, я знаю, о чем говорю. Отправимся в путь незадолго до рассвета.

— Тогда я пойду один.

Джон схватил Джаспера и начал вылезать из сена.

— Нет, один ты никуда не пойдешь. — Он сел рядом с Джаспером, потер глаза. — Как там снаружи? Снег идет?

— Пока перестал.

— Что ж, уже хорошо. С чего тебе захотелось сделать это посреди ночи?

— Вдруг кто-то следит за домом. Или за аптекой.

Джон зевнул и потянулся.

— Пожалуй, ты прав. — Он поднялся. — Итак, будем держаться вместе, прятаться в тени и стараться не шуметь. Заберемся потихоньку по лестнице… Кстати, а дверь там скрипит?

Джаспер прикрыл веки и постарался вспомнить, как отворялась дверь. Казалось, прошла целая вечность, после того как он был в том доме в последний раз.

— Нет, не скрипит, но навешена она плохо, поэтому задевает пол.

— Раз так — тебе ее и открывать… Ты знаешь, как нужно будет ее приподнять.

Джаспер согласился. Теперь, когда он действительно что-то предпринял, чтобы вернуть себе лук, внутри у него все трепетало.

— А что, если в комнате кто-то спит?

— Мы это сразу поймем и скроемся как можно быстрее и тише. — Джон поднял плащ, собираясь его надеть. — Пожалуй, лучше оставить плащи здесь, а то в темноте ненароком что-нибудь заденем.

Джаспер за это время успел замерзнуть.

— Если на мне не будет плаща, то я стану громко стучать зубами.

— Ничего, зато шевелиться будешь быстрее.

Джасперу не понравилось взволнованное нетерпение в голосе Джона, но отступать, видимо, было поздно. Не мог же мальчик признаться, что напуган. Он неохотно скинул плащ.

Они шли по улицам, прижимаясь к домам и держась в тени. Недавно выпавший снег припорошил заледеневшие лужицы. Джон поскользнулся один раз и шлепнулся на землю, громко вскрикнув. Потом мимо прошел ночной патрульный, и обоим пришлось чуть ли не вжаться в дверной косяк. Джаспер был прав: зубы его стучали так громко, что даже Джон услышал и пихнул его локтем. Когда патрульный скрылся из виду, Джон подал сигнал двигаться дальше. Первым должен был идти Джаспер. Он знал путь.

Дом миссис Флетчер был погружен во тьму. Они подкрались к боковой лестнице и начали подниматься. Одиннадцать коротких и высоких ступенек.

— Господи, — прошептал Джон, — да это шаткая стремянка, а не лестница. В темноте мы не сможем спустить по ней сундук.

— Возьмем только лук. Ну и, может быть, прихватим мою курточку, — прошептал Джаспер.

Он тронул дверь, и она подалась. Не заперто. Отлично. Слегка приподняв дверь, Джаспер потянул ее на себя ровно настолько, чтобы проскользнуть в комнату. Джон последовал за ним. Мальчик открыл створку маленького фонарика, который предусмотрительно захватил с собой. Фонарик светил слабо, но все равно позволил ему увидеть, что сундук стоит на прежнем месте. Джаспер опустился рядом с ним на колени и открыл. И ощутил болезненный укол в сердце: сундук оказался пуст. Лишь чувствовался запах лавандовой воды, которой пользовалась мама.

А за спиной Джаспера Джон издал какой-то странный звук, словно ударился обо что-то в темноте.

— Ш-ш, — прошептал мальчик, оборачиваясь, чтобы рассказать Джону о неудаче. Святые небеса, над его лицом зависло лезвие ножа.

— А я была права. Ты вернулся за своими вещами. — Это был голос женщины из собора, той самой, что припрятала руку.

Джаспер разглядел возле дверей ноги Джона. Его спутник лежал, растянувшись на полу. Крови мальчик не заметил, но это было неважно. Его друг не двигался, в то время как женщина угрожала ему самому ножом, — значит, дело плохо.

По-прежнему не опуская нож, незнакомка нагнулась и подобрала фонарь, после чего поднесла его к лицу Джаспера. Он отвернулся от света, но лезвие ножа быстро повернуло его голову обратно, так что пришлось посмотреть женщине в глаза.

— Ну что, малыш, — тихо произнесла незнакомка, — как мне с тобой поступить? Он хочет твоей смерти, знаешь ли. Ты поступил глупо, когда рассказал кому-то о том, что видел. Если бы ты в ту ночь убежал, ничего никому не сказав, не пришлось бы сейчас расплачиваться своей жизнью.

— Я не разглядел лиц.

Нож, который она приставила к его подбородку, оставил глубокий порез. Джаспер стоял на дрожащих коленях, чувствуя, как в ногу впивается щепка от грубо обтесанной деревянной доски.

На секунду лицо женщины осветил мигающий свет. Она внимательно вглядывалась в Джаспера.

— А я ведь еще той ночью знала, что ты идешь за нами, — ты не догадывался? — Ее голос звучал спокойно, словно она вела обычную светскую беседу. — Я заметила тебя еще там, у таверны, а когда мы пошли с Уиллом Краунсом, то спиной почувствовала, что ты идешь следом. Такой честный мальчик. — Она погладила его щеку лезвием ножа. — Позже я узнала, что твоя мать умирает. Красавица Кристин. Уилл Краунс хотел на ней жениться, знаешь ли. А я просто с ним заигрывала, чтобы в нужный момент заманить его в ловушку. Точно так я использовала Джона, чтобы добраться до тебя.

Джаспер охнул.

— Да, он знал, что я здесь, но думал, будто я хочу открыть тебе какую-то тайну, вот и привел сюда. А у меня были другие планы.

Джаспер сквозь слезы попытался разглядеть своего друга. Значит, Джона обвели вокруг пальца.

— Он мертв?

Женщина усмехнулась.

— Глупо убивать своего любимца, согласен? А ведь и ты мог бы стать моим любимцем. — Она снова ласково провела лезвием ножа по его щеке. — Если бы ты только держал язык за зубами, мальчик. Я не собиралась рассказывать ему о том, что ты все видел. Какое мне до этого дело? Не я ведь убила Уилла Краунса. Его погубила собственная жадность. Он был не таким храбрым, как ты, Джаспер. Совсем не таким храбрым.

Она поднесла фонарь так близко к Джасперу, что его опалил жар. Мальчик подпрыгнул, а женщина рассмеялась и отвела фонарь в сторону.

— У тебя были такое хорошенькие светлые кудряшки. Этот рыжий цвет идет тебе меньше. — Она подбросила локон острием ножа. — Какой милый мальчуган. — Еще секунду назад она смеялась, а теперь нахмурилась. — Ну как можно ранить такого милого ребенка? — прошептала она, дотрагиваясь острием ножа до щеки Джаспера. Он почувствовал укол, а потом влагу. — Я ведь тебя предупреждала, что в следующий раз у меня будет острый нож с хорошим лезвием.

Джаспер поднес руку к лицу. Порез был небольшой, но кровоточил сильно.

— Ты меня убьешь? — спросил он.

— А как, по-твоему, я должна поступить, сладкий мой? На мне такая же вина, как и на нем. Ни я, ни он не убивали, но мы приговорили их к смерти. — Ее взгляд скользнул по телу мальчика, нож опустился вниз, зависнув над пахом. — Мы так славно развлеклись, планируя это. Он такой крепкий мужчина. Не знаю, станешь ли ты таким же когда-нибудь.

Джаспер почувствовал, как по ногам струится влага. На этот раз не кровь, а моча. Женщина то ли увидела темное пятно, то ли почувствовала запах, потому что рассмеялась.

— Страх всегда унизителен. Нам бы следовало спросить Уилла перед смертью, обмочился ли Иисус, когда оказался на кресте. Он столько лет играл Иисуса, что наверняка смог бы ответить. Тебе хотелось бы это узнать?

Джаспер покачал головой.

— Так говорить — святотатство.

Она навалилась на него, поставив фонарь на сундук за спиной Джаспера. Схватив его за плечи и удерживая нож рядом с ухом, она уставилась ему в глаза.

— Ты боишься меня, Джаспер? Но скажи мне одно: разве ты не чувствуешь ненависти к нам за то, что мы убили Уилла Краунса?

Джаспер молча кивнул.

— Представь, что такая ненависть терзает тебя многие годы. Ты смотришь на других детей, жизнь которых совсем не похожа на твою, и зависть отравляет тебя своим ядом, сжигая изнутри. Точно так я ненавидела Уилла Краунса и Гилберта Ридли. Я молилась, чтобы им пришлось страдать. Они уничтожили моего отца. И Господь ответил на мою молитву — Ридли начал меняться таинственным образом. Этот кабан усох, превратившись в перепуганного тощего человечка. — Она кольнула ухо Джаспера острием ножа и захохотала, когда он поморщился. — Какая у тебя здоровая красная кровь, мальчуган.

Краешком глаза Джаспер заметил, что Джон шевельнул ногой. «Прошу тебя, Господи, пусть он очнется». Джаспер не знал, чем Джон мог ему помочь. Скорее всего, его друг не захватил никакого оружия. Но если бы Джон просто испугал ее…

Женщина вцепилась в плечо Джаспера той рукой, которой держала нож, и, перегнувшись, потушила фонарь.

Наступила полная темнота. Женщина прижала мальчика к себе, яростно впившись пальцами ему в затылок и в плечо.

— Я не хочу убивать тебя, мой сладкий пупсик, — прошептала она в темноте, — но я должна. Иначе, боюсь, он убьет меня.

Она отпустила плечо Джаспера и отвела в сторону руку с ножом, чтобы нанести удар. Джаспер задержал дыхание, ожидая смерти.

Но женщина вдруг повалилась на бок, увлекая за собой мальчика. Пока они падали, нож скользнул по его лицу и боку.

— Беги Джаспер! — прошипел Джон в темноте. — Беги!

Джаспер выскользнул из-под женщины, которая судорожно извивалась. С трудом поднявшись, он пошел, покачиваясь, к двери. Он так хорошо знал эту комнату, что не задумывался, куда идти. Но на середине лестницы его скрутил приступ кашля. Бок горел огнем. Джаспер споткнулся и упал, загремев вниз со ступенек. Он приземлился внизу пролета дрожащим комочком и отполз в тень, поскуливая от боли, сердце его стучало, как молот. Он понимал, что должен добраться до капитана Арчера и привести его сюда, чтобы тот спас Джона. Но лестница и весь дом поплыли у него перед глазами. Он подумал, что если прикроет веки на секунду, то все станет на свои места. Он так и сделал.

Когда Джаспер снова открыл глаза, снег падал густыми, тяжелыми хлопьями. Мальчик никак не мог унять дрожь, бок горел огнем, щека, похоже, была рассечена сверху донизу, голова раскалывалась от боли.

Он укрылся от снежной бури под нависающим вторым этажом, но снег сразу таял, и у него промокли ноги. Джаспер поджал их под себя и хотел поплотнее запахнуться в плащ. Плаща не оказалось. Тогда он вспомнил. Джон. Он должен пойти помочь Джону.

Тут с лестницы донеслись тяжелые, неровные шаги.

— Святые небеса, — говорила миссис Флетчер. — Что этот юноша делал там наверху? Кто на него напал, пока мы спали? Господь оставил нас после чумного мора. Никто из нас не умрет своей смертью. А ведь мы не грешники. Святая Мария, какой же он тяжелый.

— Как все мертвяки, — проворчал мастер Флетчер. — До того как его выносить, нам следовало бы позвать коронера и судебного пристава.

— Кто знает, когда они придут? Мы должны отнести его вниз, вдруг он не умер. Пошевеливайся. Устроим его у огня.

— Я способен отличить труп от живого, Джоанна, — буркнул мастер Флетчер.

Джаспер не настолько отключился, чтобы не понять — Джон мертв. И это его, Джаспера, вина. Он бросил Джона наверху с той женщиной, и она убила его друга. Никто никогда не простит Джаспера за этот поступок, и в первую очередь он сам не простит себя. А теперь у этой злодейки появилось еще больше причин убить его. Она отыщет его где угодно. Он должен поскорее скрыться. Нельзя никому доверять. Он доверился Джону, а тот привел его прямо к ней. Неужели Джон не знал, кто она такая? «Джон, неужели ты поэтому велел мне бежать, а сам остался?» У Джаспера закружилась голова, его одолел приступ тошноты, но он заставил себя не шевелиться, пока Флетчеры не скрылись в доме. Тогда ему удалось подняться, держась за стену. Его вывернуло наизнанку, и боль в боку от потуг заставила его, охнув, вновь привалиться к стене. Но он понимал, что должен отсюда уйти. Забиться куда-то в нору. В темноту. Где нет посторонних глаз. Где нет снега. Небо посветлело от снегопада, но рассвет еще не наступил. Самое время спрятаться.


16 Неприятная встреча | Кровные враги | 18 Тайна Тилди