home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 10

В тот день мы о многом ещё переговорили с Олегом Фёдоровичем. И за жизнь, и за работу, и за мою карьеру. Про карьеру он просто сказал — Вероникина кухня, ей и голову греть. Показала ему свои 'богатства', в отличие от Вероники 'большие глаза' он не делал, похмыкал неопределённо, быстро перебрал золото, раскидав на несколько кучек, потом пояснил:

— Вот эти можно спокойно продать, когда надо будет — обычный ширпотреб. Ну или дарить, не сильно сожалея. Сразу говорю, в ломбард идут только идиоты — там всё под контролем МВД и КГБ. Думаю, тебе это не надо. Вот эти, можешь сама таскать или подарить кому близкому — качественная, хоть и обычная ювелирка. Вот эти — действительно интересные вещи. С такими украшениями не стыдно и на каком-то светском рауте показаться, дорогие вещички. А вот эти… Эти пока не советую нигде светить. Слишком приметны и слишком дороги. Даже не спрашиваю — откуда они, хотя наверняка за этими вещами интересная история тянется. Пусть время пройдёт, лет несколько, тогда сама и наденешь. Это действительно очень ценные украшения, такие вряд ли ещё где встретишь. Ручная, штучная работа ещё царского времени.


***


Проводив Олега Фёдоровича, я быстренько переупаковала разбросанное по кучкам богатство, самую дорогую вообще замотала покрепче, всё равно не скоро смогу ею пользоваться. Остальное рассмотрела получше, разобрав на несколько комплектов, сделав себе пометку в памяти соорудить для них отдельные коробочки, чтобы всякие цепочки-серёжки не перепутались снова, и не искать потом в общем ворохе нужный экземпляр.

Потом встретила Веронику, накормила её супом собственного изготовления и коротко рассказала о встрече с Олегом Фёдоровичем. Кивая на мои мысли и соображения, она согласилась, что к советам Олега Фёдоровича стоит прислушиваться. Потом спросила:

— Ну, подруга, ты готова к выступлениям?

Я чуть не подавилась, от такого резкого перехода от сытой расслабленности к форсированному режиму:

— Каким?

— Да вот, решила я тебя подтолкнуть повыше. Тут концерт запланирован в Кремлёвском зале. Ты как, не против там блеснуть? — Вероника с усмешкой смотрела на мои брови 'домиком', - Состав будет интересный. Члены правительства, зарубежные гости, масс-медиа…

Пока я хлопала глазами, не зная, как реагировать на это, она неожиданно задала вопрос, от которого я совершенно растерялась:

— Слушай, никак не пойму, а где твоя косметика? Видела тебя в макияже часто, да на экранах ты мелькаешь всегда при 'красоте', но хоть убей, я не видела у тебя не духов, не помад, не теней. Ты всегда выглядишь свежо, с минимальным, но очень искусным макияжем, благоухаешь разнообразным дорогим парфюмом. Даже зубной щётки и порошка у тебя нет, но запаха я не ощущала ни разу. Даже мыло у тебя лежит всегда сухим! Да, ещё. Где твоя расчёска? При твоих-то длинных волосах — и нет расчёски, но ты всегда расчёсана и волосы уложены. Ничего не хочешь сказать?

Вот как объяснить её, что всё перечисленное мне просто не нужно?! Паразит формирует мой запах как мне надо, макияж тоже — по выбранным шаблонам, просто придавая коже нужную окраску. Грязь на мне не держится, а про щётку и зубной порошок он сказал коротко — нет необходимости. И расчёсываться мне не надо, мои волосы всегда чисты и всегда лежат так, как требуется именно мне. И вот что сказать? А так и скажу.

— Извини, Вероника. Мне это просто не нужно, — и подняв ладонь, как припечатала, — И не спрашивай, не скажу.

— Ладно, — она заинтересованно смотрела на меня, сверкая глазами от любопытства, — Не буду. Но если я умру от любопытства — знай, виновата в этом ты!

— Прости, ну не могу сказать, прости, ладно? — я с виноватой мордашкой подошла к ней, приобняла повиснув на шее и слегка покачивая из стороны в сторону, заныла как маленькая, — Ню прости-ии засраа-аанкуу-у…

— Пффф… — фыркнула она мне в ухо и рассмеялась, — Не верю! Как говорил Станиславский — не верю! Ладно, давай ближе к делу, девушка-загадка. Что на счёт выступления? Репортажи и трансляция пойдёт на всю страну, да и перед зарубежными гостями блеснуть есть возможность. Ты у нас талант, языками владеешь. Пару песен на английском, потянешь?

— Пару песен? Да не вопрос, — я задумчиво затеребила косу и перехватила обалдевший взгляд Вероники. Подумала — вот я дура, так спалилась…

— И после этого ты будешь говорить, что самая обычная? Да не поверю, ни в жизнь, — Вероника потёрла свои глаза и потрясла головой, — Вот только что ты стояла с распущенными волосами и вдруг, спокойно перекидываешь на грудь заплетённую косу… Богиня, только не говори, что она у тебя была раньше заплетена, я же видела, чтобыла без косы!

— Угу, — отозвалась я.

— Что угу?! И это всё что ты можешь сказать, — возмущённая Вероника сжала кулачки и потрясала ими в воздухе.

— Я сказала 'угу', потому, что именно так и хотела ответить, что косу раньше заплела, — глядя на возмущённую подругу. Теперь именно подругу, а не просто знакомого человека.

— Богинечка, ну скажи, пожалуйста, как ты это сделала-аа… — теперь уже Вероника повисла на мне и заныла, а я шутейно стала вырываться, хохоча при этом.

— Ладно, ладно, — сдалась я, — Только смотри, никому не гу-гу. Всего не смогу сказать, но основное расскажу. Главный секрет — откуда такие способности, не скажу, даже не спрашивай. Мне проще будет просто собраться и уйти. А вот как… Есть у меня такое свойство организма. Я всегда пахну так — как хочу. Я всегда накрашена так — как хочу. Я всегда чиста и ухожена. Всегда имею ту причёску, какая мне нравится. Ну и здоровье… Если не работать на износ — всегда здорова и полна сил. Всё, Вероника, дальше не пытай. Это я просто к тебе привыкла, доверяю — поэтому расслабилась и не уследила за собой.

— Афигеть… — проговорила Вероника, глядя на меня расширенными глазами, — А ты точно человек? А то я такое только в сказках читала, про всяких 'царевен'. Ты никаких волшебных 'молодильных яблок' не ела?

— Я?! Нее-е… — открестилась я от этого фрукта, — Только кофе Робуста пила, меня тут одна знакомая угощала.

— Кофе? Для кофе уже поздновато, пошли чаю попьём, да о делах договорим. Только больше так не шути, а то чуть инфаркт не получила. Хотя нет, продолжай. Вдруг сама разгадаю твою загадку…

Так мы перешучивались, пили чай и обсуждали моё будущее выступление. Прикинув свой репертуар, определилась с требуемым составом музыкантов. Огласив требования — узнала, что в этом нет никакой необходимости, так как аккомпанемировать будет симфонический оркестр Кремлёвской комендатуры и музыканты Большого театра. Не знаю не тех и не других, но положусь на то, что им доверяют выступать в таких местах. Главное, подготовить ноты и тексты с переводами. А то опять начнётся, 'а чего ты там поёшь?!'. Нет, блин, пою 'Боже храни Королеву'. Что, переводчиков нет, чтобы понять, о чём я пою и убедиться, что нет ничего криминального?


***


Концерт был назначен на конец августа, на подготовку отводилась две недели. На это же время выдавался временный пропуск в 'святая-святых' — на территорию Кремля.

Народ собрался титулованный, большинство вели себя очень мерзко. Разговаривали свысока, да так, как будто делали великое одолжение. Мне эти 'звёзды' сразу дали понять, что считают просто бесталанной выскочкой и чьей-то протеже, которой просто повезло. Особенно воротили нос Вертинский и Миансарова Тамара. Если Вертинский ходил и фыркал, показывая своё отношение, то Миансарова просто ядом исходила как змеюка, стараясь демонстративно меня зацепить при разговоре с другими и упоминая обо мне, в-третьих лицах. Особо её презрительный смех вызывало, когда увидела меня с чемоданом. И чего он ей не понравится? И ведь стукнуть её нельзя…

Не знаю, чем я им не угодила? Наверное, просто зависть. Последние месяцы, моя мордашка мелькает на экранах чаще, чем они там появлялись вообще за всё время существования телевидения. Про радио, вообще не говорю, мне уже самой мой голос из него оскомину набил.

Попытавшись с этими 'некоторыми' наладить отношения, я потом махнула на них рукой и общалась только с теми, кто сам искал общения и с музыкантами. Те люди были простые, всё и всех повидавшие. Так как я общалась спокойно, без истерик переносила неизбежные на репетициях ошибки, да и материал подала им в таким виде — как им нужно, то проблем практически не возникало. Особенно сошлись характерами с Майей Кристалинской. Не смотря на солидную разницу в возрасте, быстро нашли темы для разговоров и при возможности обсуждали наши маленькие женские секреты. Майя так и лучилась энергией, заставляя улыбаться окружающих.

С Зыкиной тоже сложились отношения, всегда вежливая и приветливая. Не боится своего голоса и если смеётся, то от всей души. Из мужчин только с Утёсовым иногда болтали на общие темы. Его очень заинтересовало звучание музыки у моих песен. Поинтересовался, если будет возможность, подобрать песню под него. А что? Всё вполне возможно. Мне очень понравилось, что его не покоробило заговорить со мной на эту тему. Обещала поработать над такой возможностью.

С участниками предстоящего концерта мы пресекались редко, только в особых случаях, когда это было необходимо. Так что, нервы они мне не сильно мотали, а то точно бы сорвалась на какую-либо особо наглую морду. Но обошлось.

Музыка, которую нужно было играть музыкантам для меня, сначала их озадачила, а потом они пришли в полный восторг. Непривычно, необычно, потрясающе. Так сформулировал руководитель музыкантов Большого театра. И никак не мог поверить, что это сочиняю я, как он сказал — в голове не укладывается. И приглашал после того, как окончу Щукинское, работать в их театре. Обещал похлопотать. Ну, спасибо, конечно… Обещала подумать.


***


И вот наступил день выступлений. Выступать мы должны были в Кремлёвском дворце Съездов. Как сказала Вероника, тусовка намечается грандиозная. Это значит, все места будут заняты, все шесть тысяч мест, мама дорогая…

Дипломаты всех мастей, Первые секретари республик, всякие деятели партийные оттуда же. Заслуженные люди разных отраслей искусства и науки, ну и так — с миру по нитке. Зал был огромным, ярким, всё сверкает и сияет. Множество кинокамер, народ суетится. Я осторожно выглянула, посмотрела, дух захватывает. Незадолго до начала подошла Вероника, ободряюще пожала за локоть и подмигнула. Это не осталось незаметным без чужого внимания, и Миансарова сразу скорчила мордашку, типа 'всё поняя-ятноо-о…'. Уу-у сучка…

И вот концерт начался. Пошли первые номера, певцы выходили один за другим, периодически раздавались аплодисменты, голоса ведущих. Я выждала время, потом ушла в гримёрку, переоделась и навела красоту, пока не было чужих глаз.

За несколько минут до моего выхода, подошла за кулисы и ко мне тут же метнулся организатор с шипением 'где вы ходите!..', на что тут же услышал — 'ссать ходила, а что?'. Не найдя, что ответить, махнул рукой и только тут рассмотрел меня внимательнее. Пробормотал что-то вроде 'мда… нда… сейчас выход уже… мда…' поморгал глазами и потряс головой. Ага, пробрало. Потом куда-то метнулся и через какое-то время подал сигнал на выход. Уфффф… Ну, я пошла…


***

Зал встретил меня аплодисментами, так что я немного приободрилась. По мере того, как меня всё лучше удавалось рассмотреть, аплодисменты всё более крепчали. На первых рядах сидели первые морд… ой, лица государства, которые тоже вовсю пялились на меня. Среди них я заметила и своего старого знакомого Первого секретаря Узбекистана Рашидова, он перехватил мой взгляд и одобрительно подмигнул показав большой палец, а я скромно улыбнулась и опустила глазки в ответ, наблюдая за залом сквозь ресницы. При свете ярких люстр, наверняка я сияла как новогодняя ёлка. Блестящее от позолоты, сильно приталенное платье почти до пола — без рукавов, показывающее смуглую кожу рук, на голове платок… Женщина — загадка. В это время ведущий вещал:

— ….Заслуженная артистка Узбекской ССР, — при этих словах я обратила внимание, как горделиво приосанился Шараф Рашидович в ответ на удивлённые взгляды своих коллег. Видимо, там свои игры и конкуренция, — Поэт и композитор, исполнит песню собственного сочинения — на английском языке, 'I Will Always Love You'.

Я перехватила взгляд дирижёра, и он ободряюще кивнул. Ну, начали…


f I should stay

I would only be in your way.

So I'll go but I know

I'll think of you

Every step of the way.

And I will always love you.

I will always love you.

You my darling you mmm…

Bittersweet memories,

That is all I'm taking with me.

So goodbye, please don't cry.

We both know I'm not what you, you need.


/фрагмент песни Whitney Houston — I Will Always Love You/

http://www.youtube.com/watch?v=3JWTaaS7LdU



При первых словах песни, безо всякого аккомпанемента зал затих. Затем к голосу присоединились клавишные, скрипки, музыка становилась всё сильнее и глубже и когда грянуло 'And I will always love you…', зал застыл глядя на меня, а я сдёрнула платок, так, чтобы волосы водопадом рассыпались по плечам и, раскинув руки в стороны в одной из которых свисал до пола мой платок, устремив взор вверх взывала — 'I will always love you…', 'я всегда буду любить тебя…'. Тут даже и перевода не нужно, надеюсь, смогла передать все, что хотела зрителям…

А потом были финальные ноты, припущенная и склонённая к плечу голова, затихший голос, сложенные на груди руки с по-прежнему неразлучным платком. И зал вздрогнул. Наверное, тут и на Съездах партии так не гремели аплодисменты. Не знаю, как у других певцов, но у меня зал встал весь, вместе с самим Леонидом Ильичом. Он во всю силу хлопал ладонями и орал 'Молодец дочка!' и неведомо кому грозил кулаком. Потом он не выдержал и выскочил на сцену, сграбастал меня в охапку и от души несколько раз расцеловал, потряхивая при этом как грушу. Я вытянулась в струнку и когда услышала 'проси, чего хочешь', пискнула 'отпустите меня пожалуйста, вы меня сломаете…'. Так как стояли возле микрофона, это услышали все. Тут же зал содрогался, уже от хохота…

Через какое-то время, меня всё-таки отпустили, и я сбежала за кулисы. А там уже попала в руки других 'поздравителей'. Ладно Майя, Утёсов, добродушный дядечка Козловский, милейший человек Марк Бернес, Зыкина — но вот слащавая улыбочка и голос Миансаровой меня взбесили, и я не выдержав на неё вызверилась. Видимо поняв, что я к общению с ней я абсолютно не готова, она быстренько ретировалась. Тут за кулисы прокрались журналисты и принялись меня терроризировать. Вот от этих зверей я избавилась только когда заявила, что мне срочно надо 'попудрить носик' перед выходом на сцену, только тогда отвязались.

В этот раз я не стала сильно что-то менять в своём образе. Добавила немного теней на глазах, чтобы придать более грустный вид, слегка изменила причёску, тёмное платье с серебром и длинными рукавами… Всё в принципе. Ага, вот и меня зовут. Ну, пошли. Мда, надеюсь не перестаралась, сразу вопрос — что случилось? Не, нормально всё, в образ вхожу.

Зал встретил меня аплодисментами, кланяюсь, мило улыбаюсь, благодарю… Ага, щас спою:


Don't leave me in all this pain

Don't leave me out in the rain

Come back and bring back my smile

Come and take these tears away

I need your arms to hold me now

The night are so unkind

Bring back those nights when I held you beside me

Un-break my heart

Say you'll love me again

Undo this hurt you caused

When you walked out the door

And walked out of my life

Un-cry these tears

I cried so many nights

Un-break my heart

My heart


/фрагмент песни Un-Break My Heart — Toni Braxton/

http://www.youtube.com/watch?v=p2Rch6WvPJE


И руки я заламывала и стонала и слёзы пустила из обоих глаз и чуть ли волосы из головы не вырывала. Девочки из бэк-вокала старались, на гитарных переборах у половины зала тоже чуть ли слёзы не вышибло. Женщины точно глаза платками вытирали…

Хлопали, кричали из зала, чей-то голос из зала выкрикнул — 'Богиня, я люблю тебя!' Тфу на тебя… Леонид Ильич снова выскочил на сцену, снова меня схватил в охапку, и расцеловал, а потом тихо спросил:

— Про что песня хоть, жалостливая-то такая…

— Про то, как сердце плачет, про любимого, который погиб.

— Та ты что! — охнул Ильич, — Вот же горе-то какое…

И не откладывая дело в долгий ящик, постучал по микрофону, сказал:

— Прошу внимания, товарищи! — зал практически сразу затих, — Надеюсь, песня вам всем понравилась, очень душевная песня. А главное, песня, от всего сердца. Которое болит и страдает от боли по утрате любимого человека, о котором и поёт наша юная звезда и не побоюсь этого слова — юная Богиня. Давайте почтим минутой молчанья этого, несомненно — достойного, молодого человека…

Зал встал, а я чуть не упала. Не поняла? Чьего человека?! Я же ему про суть песни сказала!

— Прошу садиться, товарищи. А ты, Богиня, держись! Я верю в тебя. Нет — мы верим в тебя, правда, товарищи? — Леонид Ильич обратился к залу, из которого тут же донеслись ободряющие выкрики — 'Богиня, держись!', 'мы с тобой!', и всё остальное на ту же тему, — Так что, крепись. Ты ещё молодая, пройдёт время, и боль утихнет, а мы уж тебе поможем. Ты главное, пой дочка! Пой!

Я пропищала что-то вроде, что 'ага, а как же, обязательно…', наконец-то думала, можно уже слинять со сцены, но не тут-то было. К Ильичу метнулся кто-то из сотрудников зала и что-то шепнул. Тот удивлённо посмотрел на меня, потом в зал и кивнул. На сцену неторопливо поднялся серьёзный дяденька азиаткой наружности и, улыбнувшись мне, подошёл к микрофону.

Ильич кашлянул, потом сказал:

— Тут неожиданно попросил слова товарищ Миршакаров, которого вы все хорошо знаете. Председатель Верховного Совета Таджикской ССР. Ему слово!

— Здравствуйте товарищи! — поздоровался он сильным, но мягким голосом, — Сразу хочу сказать, я хотел попросить слова для выступления в конце концерта, на церемонии вручения наград. Но под влиянием чувств, решил сделать это сейчас. Так же, перед лицом всего Советского народа, я хочу попросить у Филатовой Дианы — нашей юной Богини, прощения… Да-да, именно попросить прощения! К сожалению, не всегда значимые новости доходят до правительства республики сразу, как бы не было мне стыдно в этом признаваться. Мы работаем над этим недостатком и боремся с недобросовестными сотрудниками. Пребывая на гастролях, Диана Филатова совершила беспрецедентный, героический поступок — подвиг! Не раскрывая подробности, которые являются секретными, скажу, что она спасла жизни нескольких десятков людей, большинство из которых являются членами КПСС и ВЛКСМ. За мужество и самоотверженность, Президиум Верховного Совета Таджикистана принял решение представить Филатову Диану к правительственной награде — ордену Боевого Красного Знамени! Позвольте вручить вам эту заслуженную награду…


Глава 9 | Просто Богиня | Глава 11