home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 18

Обратно в Москву летели уже вчетвером. Конечно, не хорошо, что я Веронику поставила перед фактом, что девочки будут жить у неё. Но улучшив момент — наедине, извинилась. И предложила, съехать от неё — купив квартиру. На что она мне строго высказала все, что думает обо мне и обиделась. Пришлось какое-то время, забегая с разных сторон, подлизываться — умильно заглядывая в глазки. И была наконец-таки, прощена.

Подруги были на седьмом небе от счастья. Ни разу за всю жизнь не бывавшие в Москве, с любопытство крутили головами и восхищённо ахали. Я даже им позавидовала. Новизне чувств, восторгу… Для меня это уже всё в прошлом. С их родителями договорились, на удивление легко. Как они сказали, собравшись вместе — мне они доверяют и спокойны за дочерей. Разумеется, их заботило, где они будут жить, что будут есть и где учиться. Успокоила, сказав, что беру их на полное обеспечение, это мелочи жизни — пусть даже не думают об этом. Учиться будут в школе — рядом с домом, в одной из лучших в Москве. Это школа пока ещё не знает, что она 'одна из лучших', но после моего там появления новости быстро разнесутся по Москве. Так что, директора школы ждёт сюрприз и определённая популярность.

Затем, подружки получат специальность в студии, которой я руковожу. Когда сказала о получении пусть и среднего-специального образования, но в Москве — все сомнения сразу исчезли. Единственно, мама Нади спросила, как так получилось, что я такая молодая — и знаменитая на весь мир, и секретарь министра меня сопровождает и училище своё? Когда я успеваю всё это? Посмеялась, ответила, что видимо судьба у меня такая.


***


Быстро разместив подружек, благо было где, полетели с Вероникой в студию. Там было всё нормально, благодаря твёрдой руке Степана Михайловича. Музыканты репетируют, учителя бездельничают — пока, бухгалтер и кадровик, чего-то пишут. Все заняты делом. Я же, решила ответить положительно на некоторые предложения, сделанные мне уже неоднократно. Во-первых, принять приглашение на передачу 'Музыкальный киоск', во-вторых — приглашение на студию грамзаписи 'Мелодия' и в-третьих, встретиться с организатором новогодней ёлки в Кремле — куда меня записали участником, не спрашивая моего мнения. До Нового года оставалось две недели, а я ещё ничего не запланировала. Да и в школу надо заскочить, документы на Юлю с Надей отдать. Я им теперь за место родителей тут. Или на Вернику это дело спихнуть? Точно, на неё. Она постарше, не то что я — малолетка. Хоть и знаменитость, но юридически — соплюшка.

Быстро созвонилась со всеми, с кем необходимо, тут же получила предложение встретиться — от организатора ёлки, отправила Веронику в школу, а сама помчалась на встречу. В музыкальный киоск и Мелодию, договорилась назавтра.


***


В студию 'Музыкального киоска', я ехала, вспоминая вчерашнюю встречу в Кремле. То, что меня туда 'добровольно-принудительно' пригласили, это полбеды. А вот то, что меня туда назначили Снегурочкой, это был как удар пыльным мешком по голове, из-за угла. Но, команда дана, наше дело исполнять. Хотя, этот организатор сильно не заморачивался. План составлен, актёры и участники подобраны, осталось разучить роли и провести репетиции. Единственно, его неприятно поразил приказ — согласовать программу со мной и мои предложения принять к исполнению. Да, я знаменитость, но организатор-то он?! Он это вслух не сказал, но дал почувствовать. Хотя, мне какое дело до его душевных терзаний? У каждого свои проблемы. Приказали — выполняй. Показал планы, списки, спросил мнение… Обещала подумать.

Прибыв в студию, встретилась с Элеонорой Беляевой, приветливо поздоровались, познакомились — хоть и знали друг друга заочно. И решили не откладывать дело далеко, сразу начать съёмку. Передача велась в записи, поэтому, можно было что-то, потом добавить или убрать. Очередная встреча у меня была через четыре часа, так что основное мы могли заснять и сегодня.

Элеонора, ведущая опытная, все списки вопросов были заготовлены заранее. Поэтому, я бегло прочитав их сказала, что меня всё устраивает. Проблем с ответами у меня никогда не было, если не захочу отвечать — найду, как уклониться от ответа, камер не боюсь, так что — вперёд, приступим.

Во время съёмок, обе получали удовольствие от общения. Вопросы были самые разнообразные, касались, как и меня — так и моей работы. Особенное внимание, уделялось необычным стилям исполнения.

— Диана, скажите, как всё-таки к вам лучше обращаться? По имени или как привыкли называть миллионы ваших зрителей — Богиня?

— Знаете, я уже давно отвыкла отделять одно от другого. Как вам удобнее, для меня они равноценны.

— Вероятно, это именно тот случай, когда человек делает имя, а имя делает человека? — улыбается Элеонора.

— Тут, не мне судить. Изначально, Богиня было детским прозвищем — потом стало вторым именем. Каким-то образом, зрителям стало известно моё прозвище, ну и дальше… оно само как-то получилось.

— Хорошо, давайте поговорим о музыке. Вы исполняете песни, в очень необычных стилях. Я знаю, что уже появилось множество ансамблей, которые пробуют свои силы и исполняют свою музыку именно в вашей манере исполнения. Вы не чувствуете себя, родоначальником, нового музыкального направления?

— Отчасти, — ответила я, — Поясню. Эти стили, хорошо известны в других странах, особенно США. Пусть они немного ещё примитивны, на мой взгляд — по своему звучанию, но они уже есть. Я дала всего лишь им дальнейшее развитие, взяв за основу саму концепцию. Поэтому, если я и родоначальник новых стилей, но только рамках нашего государства.

— Какие стили вы имеете ввиду? Ничего похожего я не слышала до вас.

— Ну как же? Прислушайтесь к классическому звучанию блюза, рок-н-рола — и вы поймёте, что всё это вложено в мою музыку. Я использую несколько иной подход при исполнении. Если классика держится на традиционном исполнении, то я всё это смешиваю и получаю нечто иное на выходе.

— Назовите пример?

— Легко. Прислушайтесь к музыке песни 'Бросай'. Там смесь блюза и рока, с блюзовым исполнением самой песни. И получилось очень неплохо, как я думаю. В Америке этот стиль называется R&B, ар энд би — ритм энд блюз. Главное в моей музыке — это чёткий ритм. Так, чтобы можно не только слушать, но и танцевать.

— Вы будете и дальше развивать эти направления?

— Естественно, там много над чем можно работать и экспериментировать. Но не только эти стили. Есть множество других интересных направлений, которые тоже будут интересны зрителям и слушателям, это соул, фанк, танцевальная музыка. Да и другие стили, я не обойду вниманием.

— Что планируете в ближайшем будущем?

— Что и все остальные люди — встречу Новый год, — ответила я с улыбкой.

— А в отношении музыки? — не отставала Элеонора.

— Ну, у меня есть определённые планы. На базе нашей студии, я планирую создать несколько новых вокальных и музыкальных направлений, работающих в стиле хип-хоп и симфо-метал. Как вы сказали — мне грозит стать родоначальником. И тут уже это можно сказать с полным правом.

— Что это за направления, не слышала о таких? — заинтересовалась Элеонора.

— Разумеется, не слышали, — засмеялась я, — Так как я их и придумала. Почему такие названия, не спрашивайте, это просто придумано на ходу. А вот о концепции, можно поговорить.

— Очень хорошо, давайте поговорим. Что такое хип-хоп? Необычно звучит и не серьёзно. Как детская считалочка или игра в 'ладушки'.

— А как звучит, так и называется. И вы очень верно подметили, как детская считалочка или хлопки в ладоши. Попробуйте отбивать громкий и чётки ритм ладонями и одновременно, под этот ритм — читайте стих. Сам речитатив в Америке называется рэп — от слова rap, rapping, то есть, так и переводится — речитатив. Это негритянский стиль. Ну, знаете, как они голые пляшут вокруг костра и что-то выкрикивают? Вот так примерно. Вот сочетание рэпа и чёткого, жёсткого ритма с упором на басы и барабаны и есть хип-хоп.

— Очень интересно. А второй стиль?

— Симфо-метал. Так я назвала сочетание рока и оперного стилей.

— Мне трудно такое представить, как это хоть выглядит? Можете привести пример?

— Ну, это не хип-хоп, это примером не покажешь. Думаю, в следующем году вы увидите и услышите, что такое симфо-метал. Боюсь точно загадывать, жизнь такая штука, что нельзя всё наперёд предсказывать. А что касается названия, то симфо — это симфоническое пение. Метал — так я назвала определённый стиль исполнения музыки. Объяснить сложно, это надо услышать. Уверена, молодёжи это будет очень интересно.

— Скажите, вот задам вам немного провокационный и одновременно наивный вопрос. В чём кроется ваш успех у зрителей, если на не учитывать саму музыку?

— Может в том, что я работаю со зрителем?

— Поясните, что вы имеете в виду?

— А давайте я вас тоже спрошу. Вы видели меня, стоящую на сцене без движения?

— Не помню, что-то.

— Так в этом мой один из многих секретов. Когда я пою песню, я доношу её не только голосом. Разговаривают мои руки, лицо, тело. Я делюсь со зрителями историей. Как можно рассказывать историю, не переживая её? Зритель просто её не поймёт и не примет. Обратите внимание на творчество народов индии, на их танцы. Танцовщицы своим танцем несут массу информации своему зрителю. Это и сложно и одновременно просто, если уметь смотреть и слушать. Или эмоциональность итальянцев или латиноамериканцев? Разговаривая, они используют массу жестов — это тоже своеобразный язык, доносящий информацию до зрителя.

— Действительно, вы правы. А ещё, какие есть секреты у знаменитой Богини?

— А вот пусть это будет большим секретом, какие у меня ещё есть секреты, — посмеиваясь, ответила я, — Если я все их расскажу, то они перестанут быть секретами.

— Спасибо. И так, у нас в студии в гостях — Диана Филатова, больше известная как Богиня…


***


В 'Мелодию' ехала с небольшим опозданием и выжатая как лимон. В Мелодии долго не задержалась. Быстро обговорили, сколько нужно песен, и каких именно они хотят записать, обговорили финансовые вопросы, и я поехала домой.

Дома встретили обрадованные подруги во главе с Вероникой, накормили ужином и уселись обменяться новостями. Быстро вывалив результаты своей поездки, принялась слушать подруг. Вероника доложилась, что в школе была, документы отдала, завтра Юле с Надей в школу. В связи с чем, сгоняли в магазин, купили новую форму — старая была совсем уж 'старая' и докупили учебников и принадлежностей. Ах, да — новые портфели тоже взяли. Зимнюю одежду? Разумеется, тоже. И одежду, и бельё и отстань, сама знаю… Это Вероника на меня так ворчала. Потом подумав, добавила, что будут девчата не шаромыгами, а вкусными конфетками.

Успокоенная, я села за свой стол и занялась планированием новогоднего праздника. Слегка перекроив предоставленный организатором план, повернулась к подругам и голосом, не терпящим возражений, сказала:

— Готовьте красивые наряды. Вы идёте на Новый год на Кремлёвскую ёлку.

А в ответ — тишина…


***


Следующие две недели были заняты беготнёй, работой в студии — куда валом пошли желающие попробовать свои силы в вокале. Записали мои песни в Мелодии — на Всесоюзной студии грамзаписи, сама пластинка выйдет в продажу за два дня перед Новым годом. Немного погрызлась, когда прочла предлагаемый мне договор, но тут же позвонила Веронике и в течении получаса вопрос был решён. 'Мелодия' была монополистом, поэтому совершенно не церемонилась с теми, кого писали. И подсовывали договора с чисто символическими суммами и на совершенно идиотских условиях. Вот и мне они подсунули договор, о проведении грамзаписи с разовым авторским вознаграждением — аж в сто рублей! Я сразу предложила засунуть им эти деньги себе в жопу и собралась уйти. Но они начали торг. Договорились по одной копейке с каждой пластинки на счёт, который я им дала. И те же условия, в случае выпуска последующего тиража. Первый тираж планировался в полтора миллиона пластинок. Вот же козлы, так хотели меня обмануть. Посмотрим, как рассчитаются. Если задержат гонорар, приеду — и их морды будит пинать мои ноги.

Надя и Юля были на седьмом небе от счастья, лучи моей славы упали и на них. В школе быстро пронюхали, что они мои подруги и занимаются у меня в студии. И смотрели на них с поросячьим восторгом. Не обошлось без эксцессов, некоторым не понравилось, что новеньким такой почёт и уважение, но там решилось всё само. Злобных личностей задавил сам коллектив. А после школы, они бежали на студию — учиться петь. Что меня порадовало, это у них очень хорошо получалось. Главное, мышление было не зашоренное. И пели, и двигались, и кривлялись на сцене. И главное — перестали бояться зрителей.

Выбивать пропуска для Вероники и девчат не потребовалось. Все шли общим списком, как артисты моей студии. Девчонкам отводилась роль статистов, будут смотреть, и получать удовольствие. Музыканты будут играть, а я буду Снегурочкой. Хотя, петь тоже придётся — как без этого?


***


И вот наступило тридцатое. В магазинах 'Мелодии' с самого утра, выстроились огромные очереди. Даже несмотря на то, что 'Мелодия' предвидела повышенный спрос, они не ожидали такого наплыва покупателей. Статья о дате выхода моей пластинки в продажу была заблаговременно напечатана в газетах 'Известия' и 'Комсомольская правда' и к этому дню ко всем магазинам 'Мелодии' потянулись многотысячные толпы людей. В течение дня было распродано свыше миллиона пластинок. И спрос не уменьшался.

Привезла домой сотню пластинок, часть отдала подругам — пусть в школе знакомым раздарят, так они на меня напали, оглушив довольным визгом, и затискали до умопомрачения и заставили на нескольких сделать дарственные надписи. Ну, ладно — мне не жалко. Потом, позвонил Леонид Ильич и сходу наехал, типа — где тебя носит? Где, где — работаю! И потребовал к себе, быстро и бегом. Бегу, чего сразу ругаться…


***


Ильича я застала грустным. Поговорив о моих делах, Ильич пожаловался на твердолобость некоторых товарищей из ЦК.

— Представляешь, дочка, меня обвиняют почти прямым текстом в сближении с Западом. Вроде как я предаю дело партии, представляешь? Я им цифры показываю, выгоду, а они мне — ты предаёшь, ты в сторону Запада смотришь, ты сближаешься с врагом. Вот не знаю, что делать. И с французами уже договорились, отыгрывать назад всё — совсем рассоримся. Я только год, как занял пост и уже предателем называют. А когда выбирали, какие здравницы кричали… Шакальё.

Я встала, сложила руки сзади в замок и начала ходить из угла в угол. На первый взгляд, вроде дело не моё, тем не менее — касалось меня напрямую. Слетит Ильич — слечу и я. А мне нравилась такая мощная поддержка на самом верху. Через какое-то время Ильич не выдержал:

— Ты чего бегаешь туда-сюда? Садись, чаю попьём. Мне тут из Индии прислали. Ароматный!

— Я вот чего, бегаю, дядя Лёня…

— Как ты меня назвала?! — изумился Ильич.

— Дядя Лёня. А что, вы против? — ехидно спросила я.

— Нет, не против, — махнул он рукой и рассмеялся, — Давно меня так не называли. Племянница. Хотя, лучше дочкой буду звать, привык уже. Эх, была бы у меня такая дочь, а то…

Леонид Ильич, грустно махнул рукой и спросил:

— Так чего, бегала?

— Я вот подумала, а для чего у вас КПК нужно?

— Кхм… Намёк понял. Ты предлагаешь на этих товарищей Шверника натравить? Всё-то ты правильно думаешь, дочка. Но не всё знаешь. Эти товарищи — такие товарищи, что Шверника сами съедят.

— А зачем его есть? Он пусть затеет проверки, малозначительные — но неприятные в их ведомствах. Тут сразу два положительных момента. Внимание отвлечёт, это раз. Наверняка у него множество информации по этим людям. Заодно покажет эффективность своей службы, это два. А если чего найдут и кого-то прижмут — так вообще прекрасно будет.

— И что нам это в сумме даст? Нет, идея твоя хороша, я так и сделаю, — Ильич закурил очередную сигарету, — Но она не вся, правильно? Какие ещё идеи?

— Дядя Лёня, назовите фамилии и должности людей, которые вас окружают — от которых зависит ваше положение и их краткие характеристики.

— Ну, ты сказала, — задумчиво протянул он, — Их много. Хотя, если хорошенько подумать — не так уж и много. Хорошо, слушай…

Через полчаса, попивая чай я закончила слушать и стала думать. Не так уж всё и плохо было. Просто Ильич сильно сгущал краски и боялся. Послушав его, я просто удивилась — как можно быть при таких возможностях и их не использовать? Как?!

— Дядя Лёня, вы как к Сталину относитесь?

— Странный вопрос. Уважал и уважаю, он был Хозяин. Хоть и не принято сейчас об этом говорить. Никита постарался, гадёныш. А чего, ты его вспомнила?

— Я ведь отличница, если помните. Медалистка. Так вот, из истории помню, что когда ему доложили, что Ватикан чем-то там недоволен, как он сказал? 'Ватикан? А сколько у него дивизий?'. Вот и спросите себя, а 'сколько дивизий' у ваших противников?

Леонид Ильич громко расхохотался:

— Ох, дочка, умеешь ты настроение поднять. Хорошо сказала. Значит, предлагаешь давить их? Вот поговорил с тобой снова и как камень с души упал. Так, а по фамилиям что?

— Всё просто. Бухтят только республиканские представители в основном. Да и только тех республик, которые сидят на дотациях. Сами ничего не производят, но громче всех орут. Ну и республики, которые считают себя круче яиц и выше неба. Смотрите, кто возникает громче всех? Украина, вся Прибалтика, Грузия. Невнятно, что-то бормочет Таджикистан, Дагестан и ещё пара мелких республик. В Таджикистане, там вообще не знаю что, суета непонятная. Сам секретарь мне симпатичен, но произвёл на меня впечатление слабохарактерного. Местное КГБ там прогнило насквозь. Там просто, кто-то воду мутит. Дайте команду там проверку провести, заменить всё руководство на всех ключевых постах и всё нормализуется.

— Хорошо, с этим понятно. По остальным? — спросил Ильич, строча в блокноте.

— По всем, которые просто ворчат, но не рискуют подать голос — то же самое. Уверена, ситуации там схожие. Так… Остались самые противные. Грузия и Украина — однозначно против вас. Там сильны националистические настроения. По моим данным, сверху до низу, всё заняли только местные кадры. Сильна семейственная преемственность. Родич на родиче сидит и родичем погоняет. Что и как делать, вам лучше знать. Информации о возможностях главы государства не имею. Если только разбомбить?

— Ну, погоди бомбить, — проворчал Ильич, — Успеем ещё.

— Прибалтика. Почти тоже самое, что и на Украине, только всё делают тихонько, незаметно. Вспомните, они хоть раз выступали против вас открыто? Нет. Но всегда голосовали против вас. Они никогда — за, они всегда — против. Они только требуют денег. А как вы начинаете дотации сокращать, так тут и начинается крик, визг.

— Может им денег дать? — задумчиво пробормотал Ильич.

Я только тяжело вздохнула:

— А смысл? Я бы не смогла быть марионеткой. Удавила бы их всех быстро.

— Но, но, дочка! Ты слова-то подбирай, — погрозил мне пальцем Брежнев.

— А я подбираю, — с вызовом огрызнулась я, — Если бы не подбирала, то матом сказала. Денег им? Типа, вот вам денежка, только не трогайте меня? А завтра они ещё громче начнут орать, требовать ещё. И ещё, и ещё и ещё! Халява, она же сладкая.

— Ну чего ты разоралась? — повысил голос Ильич, — А ну сядь. Садись, я сказал!

Я брякнулась обратно на стул от его окрика и притихла.

— Что предлагаешь? — уже спокойно сказал он.

— Я не знаю ресурсов главы государства. Но представляю возможности таких структур как КГБ, МВД, КПК. Можно горы свернуть, сровнять с землёй и засеять пшеницей. Если их руководители к вам лояльны, вызовите, объясните всё с позиции заговора — против государства. И пусть носом землю роют! И не нужно глупых терзаний о законности и милосердии, не та ситуация. Приехали, арестовали, допросили — похоронили. Вот так бы я решила этот вопрос. Нет человека — нет проблемы.

— Да уж. Вот смотрю на тебя, мелкая, пятнадцать лет — откуда столько злости?

— А я не злюсь, с чего вы взяли, — я удивилась такому заключению, — Это здравый смысл диктует поступки. Сами смотрите, какая примитивная логика. Есть человек, выступающий против ваших — правильных идей. Слова убеждения до него не доходят, так как он уже сделал свой выбор. Добром он на компромисс тоже не пойдёт, так как это не отвечает его целям. Вывод — заменить другим человеком, лояльным к вам. Всё верно? Дальше. Этот человек, если его убрать с должности, не простит вам своего смещения, и сделает — что? Правильно, революцию местного масштаба, что не добавит вам популярности и навредит ещё больше, чем этот же человек до своего смещения. Причина будет простая — месть, а это очень сильная мотивация. Верно? Вывод — уничтожить человека. Где я ошиблась?

Леонид Ильич некоторое время сидел, задумчиво опустив глаза. Потом проговорил:

— Значит, говоришь — Сталин?

— Хозяин! — голосом подчеркнула я.

— Посмотрим… — проговорил он, потом встряхнулся, — Загрузила ты меня, дочка, как баржу с углём. И почему-то мне хочется поступить именно так, как ты говоришь, хоть и боязно. Ладно, у тебя нужда есть в чём?

— Нет, дядя Лёня, у меня всё хорошо, — улыбнулась я.

— Ладно, беги уже, — усмехнулся он мне в ответ.


***


— Представляешь, она мне совет дала, как мне республиканцев прижать. Я тут подумал, а ведь толковый совет. Сам бы я не решился на такое, — сказал Ильич Семичастному, пересказывая свой разговор с Богиней, недоговаривая некоторые подробности.

Выслушав, некоторое время Семичастный анализировал информацию, а потом кивнул, соглашаясь:

— Согласен, совет хороший. Главное — своевременный. Давно пора эту гниль почистить, а то в конец оборзели. По одному, без взаимодействия, наши ведомства не потянут такую работу. Да и передавят нас в одиночку. Ты же сам и придушишь нас, когда на тебя надавят эти 'товарищи'. Предлагаю, создать штаб из представителей всех ведомств, для координации работы в этом направлении. Кто там будет работать, сами уже определимся.

— Согласен, я дам распоряжение.

— Кстати то, что Богиня вдруг решила совет тебе дать — не покоробило? Всё-таки девчонка совсем, хоть и гениальная.

— Знаешь, я сам завёл этот разговор, интересно стало — как себя поведёт. Ожидания оправдались. Так что, нет — не покоробило, даже наоборот. Буду периодически подкидывать ей подобные задачки, вдруг ещё чего полезного выдаст?

— Тоже верно.


Глава 17 | Просто Богиня | Глава 19