home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 19

Новый год, как много в этом слове. Меня припахали с самого утра. Сначала отвезла своих артистов, инструменты, настроили аппаратуру. И начался, собственно — сам праздник. На моё счастье, кандидатуру Снегурочки пересмотрели. И вообще, этих Снегурочек было несколько, потому что ёлку будут проводить все зимние каникулы, тут никакая Снегурочка не выдержит — пойдёт и застрелится. А я буду играть роль, этакой Богини Зимы. Не знаю, кому такая мысль взбрела, но пришлось спешно изобретать костюмы и готовить репертуар. Вроде справилась. И вот начался праздник, совмещённый с вручением наград и подарков. Когда я шла на сцену, казалось — на мне сейчас платье загорится, так на меня все смотрели. Ну да, я знаю, что просто неотразима.

Меня поздравили, затем зачитали приказ Совета Министров СССР, о награждении меня Ленинской премией за выдающиеся достижения в области литературы и искусства.

… за выдающиеся произведения литературы и искусства… присвоить звание 'Лауреат Ленинской премии', вручить диплом, почётный знак и удостоверение…


Вот так вот, не больше и не меньше. Спасибо. Но вот, на душе как-то не радостно. Такую награду дают обычно в апреле, а не декабре, да и возрастом не вышла для таких наград. Молодая — очень я молодая для такой награды. Но отказаться нельзя, не поймут. Это Ильич чудит, не иначе. Интересно, как он решение продавил на Совете?

Только я собралась раскланяться и свалить обратно, как меня остановили. И зачитали следующий приказ Президиумом Верховного Совета РСФСР, о присвоении мне звания 'Заслуженного артиста РСФСР'. Ура, что ещё… Третий значок. Стою, краснею, мило благодарю.

Только я собралась улизнуть — снова. Ну, это был тяжёлый удар…

…Указом Президиума Верховного Совета СССР…своей особо выдающейся деятельностью в области… проявила исключительные заслуги перед Советским государством… культуры, росту могущества и славы СССР. Награждается высшей наградой СССР — Званием Героя Социалистического Труда, с вручением ордена Ленина и грамотой Президиума Верховного Совета СССР. Награду вручит Первый Секретарь ЦК КПСС, Леонид Ильич Брежнев!


Твою, мать. Это он специально! Опять целоваться будет…


***


Праздник 'разрешили' начать мне, как и следовало по плану. Я объявила, что Новый Год начался, потом ещё наговорила немного обязательных слов и спела свою новую песню:


Остыли реки, и земля остыла

И чуть нахохлились дома.

Это в городе тепло и сыро,

Это в городе тепло и сыро,

А за городом зима, зима, зима

И уносят меня, и уносят меня

В звенящую снежную даль

Три белых коня, эх, три белых коня

Декабрь, январь и февраль!

Зима раскрыла снежные объятья

И до весны все дремлет тут

Только елки в треугольных платьях

Только елки в треугольных платьях

Мне навстречу все бегут, бегут, бегут


/фрагмент песни Три белых коня — Лариса Долина/

http://www.youtube.com/watch?v=wZ9kZo7D_mA


Песня пришлась зрителям по душе. Хлопали под музыку, пробовали подпевать. Затем началось само представление. Ильич выгадал момент и поймал меня, усадив рядом.

— Ну чего, кислая такая? Чем недовольна? — сразу начал он, склонившись к моему уху.

— Да нормально всё, чего вы Леонид Ильич, — попробовала улизнуть я от ответа.

— Вот! Была бы довольна, назвала бы дядей Лёней. Давай уже, говори, что не так?

— Да всё не так, — вздохнула я, — Награды эти… Не заслужила я их. Ладно 'Заслуженного', но Ленинская и Герой… Это слишком.

— То есть, ты сейчас хочешь сказать, я дурак? И Совет Министров дураки? И не знали, кого и за что награждаем? — нахмурился он.

— Ой, да ничего я такого не говорю, — отмахнулась я, не обращая внимания на его 'хмурость', - Я про себя говорю. Неуютно себя чувствую.

— А… Понял, тебя вроде как совесть мучает, — ухмыляется, — Успокой свою совесть. Государство на одних твоих пластинках столько заработало и ещё столько заработает, что на тысячи премий хватит. Решение о твоём награждении было принято буквально несколько часов назад. И предложила это Министр Культуры. Ну, а я поддержал, почему бы не поддержать хорошего человека? И за Францию у нас перед тобой должок, там тоже перспективы вкусные — многомилионные. С премией — всё? Нет претензий?

— Ну, ладно, — нехотя согласилась я.

— Дальше… Опять-таки, возвращаемся к Франции. Таких тёплых и дружественных отношений, у нас не было с ними никогда. Прибыль в плюс. Дальше, с другими европейскими странами, тоже явные улучшения отношений. И всё это благодаря тебе. И работаешь ты так, по отзывам и результатам — как никому и не снилось. Сама пашешь и другие вокруг тебя пашут. Умеешь сама работать и других увлечь. Это и есть главное — исключительный вклад в развитие Социалистического труда. Ясно тебе?

— Ясно, — нахохлилась я.

— Вот, так вот. Выше нос, Богиня, — и ухмыляется.

— Ладно, — ответила я и сказала, — А вон Людмила Зыкина идёт!

— Где? — закрутил головой Ильич, а я быстро смылась, посмеиваясь и уже издали услышав, — Вот… Богиня, твою мать.

Затем была ещё одна песня:


Когда приходит год молодой,

А старый уходит вдаль,

Снежинку хрупкую спрячь в ладонь,

Желание загадай.

Смотри с надеждой в ночную синь

Некрепко ладонь сжимай.

И все, о чем мечталось проси,

Загадывай и желай.

И Новый Год что вот — вот настанет,

Исполнит вмиг мечту твою.

Если снежинка не растает,

В твоей ладони не растает

Пока часы двенадцать бьют,

Пока часы двенадцать бьют.


/фрагмент песни О.Рождественская и Д.Маликов — Когда часы 12 бьют…/

http://www.youtube.com/watch?v=yfLT1QOnC_U


Эта песня, судя по реакции зала, тоже была воспринята хорошо. Особенно, на словах 'Пока часы двенадцать бьют', где вступает несколько сильных голосов, видна реакция зрителей. Наверное, мурашки по телу пробегают…

Затем, когда я сходила со сцены, снова попала в загребущие руки Ильича. Отправленный за мной человек был лаконичен — вас приглашает Леонид Ильич. И никаких гвоздей. Пошла, куда деваться?

Он сидел не один, а с Людмилой Зыкиной и самым вредным образом улыбался. Людмила поднялась и приветливо протянула обе руки — здороваясь, пожала мне ладошки. Потом обняла и сказала:

— Молодец девочка, просто молодец! Поздравляю.

Я поблагодарила, всем видом показала, как смущена, как польщена и вообще… Но их обоих это не обмануло, и Ильич просто рассмеялся, сказав:

— Смотри, Людочка, вот она — лиса, настоящая коварная лиса! Когда она так делает — не верь ей никогда. И эта артистка мне ещё заявляет, что не достойна звания Героя?

А я сразу заныла:

— Дядя Лёня, ну чего вы на меня наговариваете…

Они оба рассмеялись, а я подумала — пора менять тактику. Раскусили.


***


На следующее утро все отсыпались. Вечер был долгим и насыщенным. Я валялась и думала, какое счастье — никуда не надо идти, можно поваляться, спрятаться под одеялом… Минут пять так думала, потом встала. Надоело лежать. Сейчас каникулы, Надька с Юлькой дрыхнут, Вероника тоже. А чем мне заняться? Душ, завтрак — и писать гармонию. Впереди ещё много выступлений, да и группу расширять — им тоже песни нужны. Вот я и займусь этим полезным делом.

Ближе к обеду начали просыпаться спящие красавицы. Сначала они пытались встать. Когда встали, пытались ходить, но им вечно под ноги попадались разные углы, косяки и они сами. Посмеиваясь, я сварила кофе, отловила их и усадила на диван — просыпаться. Так умиляло на них смотреть, сидят прижавшись друг к другу, кофе хлюпают, глаза сонные.

Потом позвонил Лёня Утёсов, сильно благодарил и советовал посмотреть 'Голубой огонёк' в повторе. Сам он ничего рассказывать не будет, одно может сказать — это была бомба! И положил трубку.

Лёня ещё до этого мне звонил — потом приехал, чтобы я ему объяснила — как именно надо петь песнь, чтобы она зазвучала в том стиле, для которого я её писала. Пропев пару раз ему её, потом он пару раз ей пропел сам, вроде понял. Он вообще талантлив, но привычка дело сложное и ломать привычки очень тяжело. У него свой стиль был, а тут я со своей песней. Ну, надеюсь всё хорошо получилось, раз столько восторгов.

Схватив программу, посмотрела, когда 'Огонёк' начинается. Ага, вовремя. Сейчас включим телевизор и посмотрим. Пока не началось, сделаю ещё кофе. Мне можно, это этим клушам хватит, глаза на лоб полезут и пожелтеют.

Вот началась программа. Девчонки уже проснулись, сидели вместе смотрели. Выступление Лёни было в середине, прослушали с интересом. Оделся он не обычно, в этот раз без галстука, расстёгнутый ворот рубахи, расстёгнутый пиджак, причёсан непривычно. Сам на себя не похож, как будто другой человек. И двигался. Главное, он двигался, как задумывалось — отдавая душу зрителю. Моё воспитание…


Надо мною — тишина,

Небо, полное дождя,

Дождь проходит сквозь меня,

Но боли больше нет.

Под холодный шепот звезд

Мы сожгли последний мост,

И все в бездну сорвалось.

Свободным стану я

От зла и от добра,

Моя душа была на лезвии ножа…

Я бы мог с тобою быть,

Я бы мог про все забыть,

Я бы мог тебя любить,

Но это лишь игра.


/фрагмент песни Кипелов — Я свободен/

http://www.youtube.com/watch?v=QVxvmKMjacQ


В этот раз, в голосе не было обычного для Лёни фокстротного и джазового 'мурлыканья'. Голос, ритм, сам стиль исполнения были серьёзны, появился 'надрыв'. Здорово смотрелось, слов нет. Талант, однозначно — талант. А как на зрителей подействовала, такое его преображение…

Вероника сразу спросила — твоя песня? На что я ответила фирменным 'угу' и кивнула. Вероника немного подумала глядя на раскланивающегося Утёсова. И спросила:

— Не жалко было такую песню отдавать?

— Нет, она же мужская. Мне-то её куда?

— Ну, в студии отдала бы кому. Всё-таки, при тебе бы осталась.

— Нет, Веруня, для него не жалко и не жалею. Смотри, сейчас речь толкнёт. Вон как хлопают, слова не дают сказать. Руками машет, улыбается.

— Наконец, я могу говорить, — начал он, — Спасибо друзья за ваши аплодисменты. Я тоже желаю всем хорошего настроения и только хороших событий в новом году. А ещё, я хочу сказать огромное спасибо автору этой замечательной песни. Автору и композитору — нашей Богине! Спасибо тебе родная, за эту прекрасную песню и за науку. Надеюсь, я был прилежным учеником.

И поклонился, подлиза. Придётся ещё одной песней одарить.


***


Весь день я писала, писала и писала. Заколебалась писать. Так как были выходные, соблазнила девчонок пойти на горку. Ну и что, что уже кобылы большие? Всё равно прикольно. Ну, мы и пошли. Только я лицо шарфом замотала. Всё было хорошо, пока какой-то засранец с меня его не сдёрнул. Сразу шум поднялся, приветствия и пришлось быстро слинять, а то не катание, а мучение получалось. Замоталась шарфом и потопали гулять. Погуляли хорошо, все остались довольны.


***


На другой день, снова занялась песнями, но поработать не дали. Названивали разные знакомые и мало знакомые певцы и другие личности. Все просили встреч, или прямо спрашивали — а не могла ли я для них, написать что-либо хорошее? Сначала отвечала вежливо, потом начала закипать, а потом обязала девчонок отвечать по телефону. Они сначала смущались, а потом приналегли и стали разговаривать более смело. Прислушиваясь краем уха, иногда ржала в полный голос, чем поощряла к новым проказам:

— Алё, а Диану/Богиню, можно?

— Можно, но только после свадьбы.

— ???!!!

Ну и всё в том же духе. Девчата развлекались с абонентами, я работала, а Вероника бездельничала. И так два дня. Потом я не выдержала и потащила всех в студию.


Глава 18 | Просто Богиня | Глава 20