home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 28

Сам конкурс проводился довольно интересно. Все суетились, волновались, случались лёгкие истерики у артистов, которые тут же гасли, управляемые ловкими сопровождающими всевозможных 'звёзд' и 'звездулек'. И на меня пялились. В отличие от всех, я была одета в плащ с капюшоном, была тому причина. Рано ещё было свой костюм показывать.

В отличие от многих других, моя команда была относительно спокойна. Поехали несколько урезанным составом. Хотя, я как запасливый хомяк, взяла и музыкантов и инструментов, гораздо больше необходимого. Частые концерты и постоянная нагрузка, закалила характер артистов. Готовясь к конкурсу, свозила их в бутик и приодела согласно европейской моде, так что, выглядели все просто отлично. Строгие костюмы, в которые их нарядили по настоянию некоторых недальновидных товарищей, благополучно оставили в гардеробе, и надели закупленное.

В качестве бэк-вокалистов, решила в последний раз взять себе Юльку с Надькой. Пусть помаячат перед камерами, пригодится потом. Планирую их раскрутить и отправить на гастроли по миру. Одела их в красивые, короткие платья по середину бёдер — чёрной расцветки, широкие серебристые пояса. Сами платья полностью открывают плечи и держатся на тонких тесёмках. Длинные волосы связаны в длинные хвосты, но не на затылках, а на макушках. Ну и макияж соответствующий, в тон платьям. Эдакие, ночные хищницы — кошки. Эффект сногсшибательный, девочки выглядят просто супер.

Сама, конечно отличилась. Я уже давно являюсь основным законодателем моды в женском обществе. Вот и сейчас выйду в очередном 'брэнде от Богини'. Как требуют организаторы, должен быть 'пристойный вид'. Вот я и вышла в пристойном виде. Платье мини, сделанное из переплетённых золотых шнуров, неравномерно спадающими до середины бёдер, с полностью оголёнными плечами и держащееся только на лифе. Так что, кроме груди и бёдер, всё отлично просматривалось, шнуры были переплетены с достаточно большими зазорами. Остальное дополнит фантазия зрителей. На животе, для красоты сделала вышивку — орнамент, в восточном стиле. Когда спросили — что это, ответила честно — не знаю. На вопрос — зачем? Тоже ответила честно, чтобы все спрашивали. Но получилось прикольно и красиво.

На ногах, были короткие сапожки на высоком каблуке, что выгодно подчёркивало стройные, длинные ноги. Вероника только покачала головой, критически разглядывая меня, и принялась поправлять шнурки на моей одежде.

— Ой, да брось ты это бесполезное дело, — отмахнулась я, — Всё равно бесполезно. Шнурок он и в Африке шнурок.

Ага, зовут, говорят приготовиться. Пока, сцену готовят, ведущие речь толкают про меня. Надо же, как в зале хорошо реагируют, видимо рады. Всё, пошли девочки — наш выход.

Зал встретил овациями и криками зрителей. Ведущие, наоборот — большими глазами и потерей речи. Видимо, выгляжу отлично. Никого так не встречали из певцов, которые выступали до меня. Постараюсь их не огорчать:


I love to see you walk into the room

Body shining lighting up the place

And when you talk, everybody stops

Cause they know you know just what to say

And the way that you protect your friends

Baby, I respect you for that

And when you grow,

You take everyone you love along

I love that you don't fly me away

Don't need to buy a diamond key to unlock my heart

You shelter my soul

You're my fire when I'm cold

I want you to know


/Фрагмент песни Beyonc'e — Hello/

http://www.youtube.com/watch?v=bnVUHWCynig


Судя по всему, песня удалась. Если мой экстравагантный вид сначала был встречен с лёгким удивлением — на фоне певиц в строгих концертных платьях, то теперь, если сформулировать эмоции мужской части зала — меня готовы были изнасиловать прямо на сцене. Благодарю, кланяюсь и линяю за кулисы. Хлопали и орали в зале ещё несколько минут, пока ведущим удалось перекричать зрителей.

За кулисами нас встретили завистливыми взглядами артистов, поздравлениями и вопросами вездесущих репортёров и корреспондентов. Пообщавшись с ними некоторое время, мы свалили в гримерку, где просидели до конца конкурса. После перерыва, всех выгнали на сцену, для объявления результатов голосования. На моё счастье, именно в этом году было принято решение, разрешить участникам конкурса исполнять песню на любом языке мира. А не только на государственном языке той страны, от которой прибыл выступать артист. Мне всё равно, на каком петь, но русский язык только начинает набирать популярность в мире, иностранцы к нему не особо привыкли — в отличие от английского. И что знаменательно, именно в этом году, съёмки и трансляция проводятся в цветном изображении.

Вот, объявили. Победило СССР с подавляющим количеством голосов. Второе место заняла Испания, третье место получила Великобритания. После объявления победителей, я ещё раз исполнила свою песню, и на этом конкурс был окончен.

У гримёрки меня ожидал мой старый знакомый, местный 'шпион и резидент'.

— О, мистер Паттерсон! Неужели, вербовать прибыли? — жизнерадостно приветствовала я его.

— Здравствуйте мисс Годес, — невозмутимо ответил он, — Даже не планировал, как мне объяснили вы и некоторые другие… люди, это была грубая ошибка, недостойная профессионала. Могу лишь информировать, что я теперь на очень долгое время закреплён за вами, как контактное лицо. И как лицо, наиболее информированное о ваших привычках, предпочтениях и характере. Даже не могу сказать, как мне это назначение расценивать, как наказание или наоборот — как поощрение? Впрочем, не важно. Лично я не огорчён, видится с вами для меня удовольствие. И у меня сейчас к вам сугубо коммерческий интерес. Вы располагаете временем? Если нет, возможно, перенести встречу на другое время? Простите, если я слишком навязчив.

— Всё нормально, мистер Паттерсон. И время есть, и силы есть, и желание присутствует, — рассмеялась я, заходя в гримёрку.

Разговор свёлся к проведению концертов, которые будут проводиться в Альберт-холле, при условии — если я соглашусь. Я подумала, потом ещё немного подумала и спросила:

— Ваши предложения?

— Три дня на рекламу, три концерта — по одному в день, за каждый по пятьдесят тысяч фунтов стерлингов.

— Всё страивает, за исключением цены, — задумчиво ответила я, сделав нехитрые расчёты.

— Ваши условия?

— Миллион за три концерта, — и подняла руку, пресекая возражения, — Торга не будет, мистер Паттерсон. Я достаточно уже кручусь в этом бизнесе и в курсе расценок на подобного рода деятельность. В момент нашего знакомства, предлагаемая вами цена меня бы возможно порадовала, но не сейчас. По справедливости, я могла бы потребовать и по миллиону за каждый концерт и вы бы мне их заплатили. Но… не буду, вам тоже нужно иметь свой гешефт, верно?

Мистер Паттерсон слегка поклонился, признавая своё поражение:

— От вас трудно что-то скрыть, мисс Годес. Вы как всегда, великолепны. Мне необходимо отлучиться для решения некоторых финансовых вопросов. Вы не против, если я вас навещу в номере, скажем… через два часа?

— Нет никаких проблем, мистер Паттерсон, — улыбнулась я, подавая ему руку, которую он поцеловал, — Время ещё не слишком позднее, ваш визит меня не скомпрометирует.

— Благодарю, мисс Годес, позвольте откланяться, — попрощался он и испарился. А я порадовалась своей запасливости, тому, что взяла лишних музыкантов и инструменты.


***


Через два часа, когда уже находились в номере отеля, в дверь негромко постучали. Вероника открыла дверь, впустив мистера Паттерсона, Юлька с Надькой слиняли в другую комнату, а мы уселись за стол, решать наши вопросы.

— Мисс Годес, вот чеки, на оговоренную сумму. Как я помню, вы предпочитаете чеки именно Королевского банка?

— Всё верно, мистер Паттерсон, — согласилась я, — Вы как всегда, предусмотрительны. Судя по всему, у вас есть ещё какие-то вопросы? Репертуар?

— Нет, мисс Годес… — он на мгновение задумался, — В этом вопросе мы всецело доверяем вам. Разумеется, от вас потребуется только список песен, из расчёта на полтора часа концерта плюс получасовой перерыв. У меня несколько иной вопрос. До нас дошла информация, что в СССР снят и запущен в прокат, фильм с вашим участием. По отзывам, это нечто потрясающее. Не знаю, возможно, стоило бы обратиться по официальным каналам, но помня наш прошлый разговор… Я решил поговорить сначала с вами. Мы хотели бы получить лицензию, на прокат вашего фильма. И желательно — дублированный. Зная бюрократическую систему СССР, решение подобного вопроса, займёт очень длительное время. Можно это как-то ускорить?

— Не вижу проблем, мистер Паттерсон. Официальный запрос, можете передать присутствующей тут мисс Веронике, она является официальным представителем министерства Культуры СССР. Кроме того, я окажу содействие в заключении договора и дубляже фильма. Уверена, за месяц мы справимся.

— За месяц? — удивился мистер Паттерсон, — Мне кажется, это невозможно, мисс Годес, при всём моём к вам уважении.

— Для меня отсутствует слово — невозможно, — я слегка понизила градус голоса.

— О, простите, я не хотел вас обидеть, мисс Годес, — поднял руки Паттерсон, — Прошу вас, меня простить.

— Не беспокойтесь, я не обиделась. Но впредь, прошу вас в отношении меня и моих действий, не допускать подобные сомнения. Я всегда отвечаю за свои обязательства. И не допускаю, чтобы кто-то нарушил данное мне слово. Впрочем, оставим этот разговор. Пусть ваше контактное лицо, которое будет курировать вопрос в заключении договора о прокате фильма в Великобритании, свяжется со мной. Мою студию не сложно найти, людей я предупрежу. И по возвращении, мы решим с ним все нюансы.

— Разумеется, мисс Годес. Ещё раз, прошу простить меня…


***


Концерты мы отыграли хорошо. Рекламу мне сделали мощную, да и победа на Евровидении сыграла свою роль. Зал просто ломился от зрителей, пели, хлопали, цветами бросались. Клялись в вечной любви и звали замуж. Какой-то сумасшедший — пожелавший остаться неизвестным, видимо сынок богатых родителей, всучил мне, стоя на коленях, футляр со старинными украшениями. Я долго их разглядывала, пытаясь понять, когда меня за них начнут убивать? Судя по количеству бриллиантов и антикварной ценности, на эти побрякушки можно купить пару больших островов в экваториальной зоне. Потом сунула коробку в свой чемодан и благополучно о ней забыла.

На втором концерте, мне шепнули, что в одной из лож, будет присутствовать сама Королева Великобритании. Выйдя на сцену и поздоровавшись со зрителями, я повернулась в сторону королевской ложи и присела в низком реверансе. На что королева, благосклонно кивнула головой и махнула веером, типа — начинай уже, разрешаю. Ну и вот после этого концерта, мне и задарили драгоценности.

Отыграв все три концерта, я положила на свой счёт половину денег. Половину как всегда отдала Веронике, хоть она и брыкалась и даже попыталась мне истерику закатить — не хотела брать. Потом, обналичила сотню тысяч и раздала своим людям. Мистер Паттерсон обещал, что никакой проверки на таможне не будет, довезут и погрузят нас прямо на самолёт, без всяких проверок. Поэтому, народ с энтузиазмом кинулся по магазинам.


***


Родина встретила нас солнцем и весенней свежестью. А так же, огромной толпой встречающих. По чьей-то задумке, нас немного задержали в самолёте. А сами тем временем, подогнали трап, расставили кинокамеры, приготовили микрофоны, расстелили ковровую, красную дорожку и дали отмашку на выход. И я вышла.

Защёлкали фотокамеры, слепя вспышками, застрекотали кинокамеры. Я не спеша спускалась по трапу, сверкая расшитым платьем. Хоть холод и не доставлял мне проблем, но для людей было бы не понятно, если бы я шла раздетой. Поэтому, пришлось накинуть короткую шубку, но чтобы оценили платье, застёгивать её не стала. Сзади меня, так же с достоинством спускались мои подруги, слегка поёживаясь от прохладного ветра.

Видимо, я должна была толкнуть какую-то речь поэтому, 'массовики-затейники', соорудили импровизированный постамент, наставив вокруг него микрофонов. Народ тем временем скандировал — 'Поздравляем!' и с энтузиазмом хлопал.

Поднявшись по ступенькам на платформу, на какое-то время замерла, ожидая спада оваций. Народ быстро проникся и затих, ожидая от меня 'пламенной речи', разочаровывать я их не стала:


Шиpока стpана моя pодная,

Много в ней лесов полей и pек.

Я дpугой такой стpаны не знаю,

Где так вольно дышит человек.


/Фрагмент песни 'Широка страна моя родная' — сл. Лебедев-Кумач В., муз. Дунаевский И./

http://www.youtube.com/watch?v=FLE82tvWXV4


Пропев первый куплет, я крикнула:

— Здравствуй Страна! Мы вернулись с Победой! — и помахала всем рукой, на что присутствующие дружно стали кричать — Ура, Победа, Богиня и ещё чего-то там.

Не дожидаясь вопросов, коротко и патриотично рассказала о конкурсе и добавила в конце:

— Я обещала Леониду Ильичу Брежневу, нашему замечательному Вождю Коммунистической Партии Советского Союза, что мы порвём всех на Конкурсе Евровидения. И как комсомолка, я сдержала своё слово — мы их порвали!

Снова все закричали 'Ура!', захлопали, а я быстренько свернула речь и слиняла в подогнанный автомобиль, попутно затолкав туда и своих девчат. Естественно, всех остальных загрузили в автобус, не забыв выгрузить наши вещи.


***


— Уфф-ф… Ну ты Богиня и мастер речи толкать, — тяжело вздохнула Надежда.

— Фигня, Надюшка, — хихикнула я, — Скоро сами будете речи толкать. Вот выпущу вас в свободный полёт, пригодится мой опыт. Думаешь, я зря вас всех рядом с собой заставляю перед камерами позировать?

— Ой, я боюсь, — пискнула Юлька, а Вероника спросила:

— А я за что страдаю?

— Как за что? Не всё тебе моей тенью быть. Я тут для тебя несколько песен подобрала. Так что, скоро станешь звездой эстрады.

— Чего?! — взревела беременным носорогом Вероника, да так, что водитель от испуга дёрнул руль, — Я петь?! Да не в жизнь!

— Будешь, будешь. И не ори, вон, чуть в аварию из-за тебя не попали. Вероника, ты меня знаешь. Сказала — будешь петь, значит будешь. И не спорь, береги нервы.

— Ты… Ты… Деспот и тиран! — сдулась Вероника.

— Я знаю, — пожала я плечами, — И что? Ленка тоже возмущалась, что слуха нет, голоса нет, боится… И запела и звездой стала. Вон, поклонников уже палкой от себя отгоняет — надоели, говорит. Устала от чрезмерного внимания. Фигня это всё. Все умеют петь, просто не пробовали. А если и пробовали, то песни не те были. У меня петь смогут все, даже медведи.


Глава 27 | Просто Богиня | Глава 29