home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 10

ЧЕТЫРЕ ЛАПКИ, ВХОД ВОСПРЕЩЕН

Я вполне ожидал увидеть на двери квартиры повестку о выселении, а может, и пару полицейских, ожидающих меня для разговора о стрельбе. Но, приехав домой, с удивлением не обнаружил ни того ни другого.

Наверное, надо было уезжать отсюда сразу же, подумал я. Сначала меня доставали и преследовали, потом избили посреди собственной комнаты, так что теперь я точно не мог ощутить ни малейшего уюта в квартире на Тьерра Грин (говоря по правде, я его не ощущал здесь с самого начала). Но у меня был четкий приказ с Небес оставаться на одном месте. Кроме того, я уже устал и замучился оттого, что всякие люди (и нелюди) попросту приходят сюда и уходят, когда им заблагорассудится. Но вместо того, чтобы покидать все шмотки в багажник машины и отправиться к ближайшему «Эконолоджу», как сделал бы человек разумный, я лишь заехал по пути в хозяйственный, где купил цепочку на дверь и пару запоров на окна. Придя домой, включил шуруповерт и установил их. По большей части я делал это для того, чтобы у моих новых друзей из «Черного Солнца» проникновение в квартиру заняло побольше времени. Твари похуже, с которыми мне время от времени приходилось сталкиваться, вряд ли сочли бы замки и цепочку за препятствие, но, по крайней мере, я услышу, когда они будут вламываться.

Закончив эти нехитрые дела, я доел остатки китайской еды, которую заказывал вчера вечером Сэм и которая ждала меня в холодильнике, а потом позвонил Джорджу Жировику. Трубку взял Хавьер, старый домработник и скотник, поскольку в это время суток Джордж все еще пребывал в состоянии человека со свиными мозгами, нагишом валяясь в грязи. Я никогда не звал Джорджа Жировиком в лицо, кстати говоря. Не я ему это прозвище придумал, но я не знал его настоящего имени, пока не повстречался с ним лично, так что время от времени у меня это выскакивало. Я попросил Хавьера о возможности оставить сообщение на автоответчике хозяина и дополнил список того, что я желал выяснить при помощи Джорджа.

Потом я позвонил Сэму и оставил сообщение ему. Я решил, что, каковы бы ни были мои личные предубеждения, мне необходимо самому увидеть этот мир Третьего Пути. Если уж одно из детищ Энаиты пыталось погубить мою душу, то мне следует знать и о прочих ее увлечениях.

Ах, да, и я опять спрятал в особое место револьвер. На этот раз не в диван, конечно же, на случай, если парни из «Движения Черного Солнца» снова припрутся. Несмотря на запоры и цепочку, я вовсе не был уверен, что не увижу их снова. В конце концов, я задолжал Лысому Бандиту хорошую трепку, и прощать этот долг я не собирался.


Видимо, я уснул прямо на диване, поскольку я был именно там, когда меня разбудил шум у окна. Не что-то вполне обычное, такое, как скребущаяся по стеклу ветка или шорох листьев, поднятых сильным ветром. Тот же самый стук, который я уже слышал раньше, снова и снова, но без какого-либо очевидного ритма, как у пьяного родственника, танцующего на свадьбе. Я встал, но не стал включать свет, только взял в руку пистолет.

Чем ближе я подходил к окну, тем больше убеждался, что этот звук ненормален. В темноте я видел какое-то движение, но то, что там двигалось, было не крупнее мелкой птички и неуклюже билось о стекло, которое вздрагивало от этого. Когда я медленно подобрался к самому окну, существо прекратило свои попытки.

В темноте за окном не было никакого движения, и я уже собрался отползать обратно к дивану, поскольку, что бы это ни было, оно не могло причинить никакого вреда, в силу своего размера, а часы моей небесной работы неумолимо приближались, я в любой момент мог получить вызов. Но последнее время со мной случались странные вещи, и я стал осторожнее, чем обычно, поэтому я пошел на кухню, взял фонарик и вернулся к окну.

То, что стучалось в окно, снова оставило на нем склизкие пятна, будто следы улитки под «кислотой», но другие были похожи на прозрачные круглые отметины, будто окна коснулись чем-то небольшим и круглым, размером с шарик для настольного тенниса, вымазанный чем-то склизким. Я понятия не имел, что это означает, но мне это не нравилось.

Безусловно, в соответствии с печально знаменитым Везением Доллара, как только я снова растянулся на диване, накрывшись курткой (кто же захочет идти в кровать через всю квартиру?), зазвонил телефон.

Это была Элис, милая дорогая Элис, со сладким голосом и кровью температуры жидкого азота. Выразив разочарование тем, что не разбудила меня, она сказала, что у меня работа в Испанском Квартале. И не слишком приятная, поскольку это оказалась домашняя ссора, окончившаяся убийством.

Хэй-хо, хэй-хо, на работу мы идем.

К несчастью для жертвы (и к счастью для меня), погибший клиент был шурином убийцы, прекрасный парень, который попытался помешать убийце бить его сестру, жену преступника. Везение было в том, что мне не надо было защищать человека, застрелившего шурина только для того, чтобы продолжить колошматить супругу. Шурин оказался совершенно отличным парнем, рабочим со стройки, по имени Мехия, и я без проблем добился для него отправки в Великое Блаженство. Единственное что, он вовсе не хотел уходить, продолжая беспокоиться за сестру. Когда я подъехал к дому, то видел полицейские машины, так что я, не нарушая никаких правил, убедил его в том, что его зятя уже наверняка арестовали и увезли в тюрьму. Этого оказалось достаточно, чтобы убедить мистера Мехию уйти во свет.

Когда я вышел обратно через «молнию», в мигающий синий и красный свет маячков полицейских машин, уже сворачивавших с Макдональд-Стрит на ярмарочную площадь, снова зазвонил мобильный.

— Бобби?

— Джордж!

Я почему-то поглядел на часы на мобильном. Начало второго.

— Значит, ты получил мое сообщение…

— Слушай, это, я просто хотел сообщить тебе, Бобби, что вокруг творятся очень странные дела. Странные дела.

— Что ты имеешь в виду?

— Я не знаю. Шум всякий. Я думал, может, крысы на чердаке хлева, но они должны были бы быть слишком здоровые, Бобби. Это продолжается уже пару дней. Хавьер посылал туда своего сына, но он не нашел никакого помета. А еще Хавьер рассказал, что видел что-то странное на территории. Нечто большое, в кустах, и что-то мохнатое, убежавшее под дом.

Значит, кто бы это ни был и чем бы они ни пользовались, мои враги принялись следить и за Каса-Пуэрка. Я почувствовал себя виноватым, поскольку был уверен, что этого бы не случилось, если бы я не попросил его найти данные по «Черному Солнцу».

— Ага, именно тогда и началось, — подтвердил Джордж. — С той самой ночи. Думаешь, это те ребята? Но ведь они — просто банда фашиствующих панков!

Я не хотел ему рассказывать все, что узнал от Густибуса. Не было смысла пугать его еще больше, поскольку он, похоже, и так был изрядно напуган.

— Ага, ладно, знаешь, я же в достаточно странных кругах вращаюсь, — сказал я ему. — Попроси Хавьера, чтобы он подежурил ночью рядом с тобой. Если завтра все продолжится, я приеду и погляжу, что к чему.

Не то чтобы я намеревался добиться этим каких-то результатов, поскольку я не мог оградить от странных тварей даже собственную квартиру.

Мое обещание, похоже, несколько успокоило Джорджа. Мы уже собирались окончить разговор, когда я вспомнил то, что пришло мне в голову, когда я ехал по Испанскому Кварталу, району, сохранившему на себе отпечаток культуры прошлых столетий. Густибус говорил, что Энаита, в бытность свою богиней, была почитаема персами. Может, это послужит отправной точкой для поиска, в результате которого я получу нужные ответы.

— Слушай, а в Сан-Джудасе случайно нет никакого центра персидской культуры?

— Персидской? Типа, иранской?

— Наверное. Но те, насчет которых я размышляю — конкретный субъект, о котором я размышляю, — должны иметь глубокие исторические корни. Поэтому меня интересует все, связанное с Персией, — библиотеки, архивы, всяческая историческая фигня. Вероятно, вплоть до статей в журналах и газетах.

— Даже и не знаю… слишком широкое поле для поиска. Но попробую. Что-то еще?

— Не более того, что у тебя на автоответчике. И пусть Хавьер проверит все двери и окна, о'кей? Если что-то еще случится, звони.

— Хороший ты человек, мистер Ди, хоть и не совсем человек.

— Так она и говорила, Джордж, друг мой. Так она и говорила.

По крайней мере, мне удалось его развеселить. Хоть что-то, в такую плохую ночь, правда? Иначе бы я почувствовал себя охренительно бесполезным.


Видимо, я не заснул как следует, поскольку подсознательно продолжал прислушиваться к странному стуку в окно, но проснулся резко и внезапно. 4.19. Услышал шум, но теперь это был не дурацкий стук в стекло. Что-то тихо скреблось, и звук был такой, будто это происходило внутри моей квартиры. Сердце заколотилось.

Я бесшумно сполз с дивана, не надевая ботинок, чтобы не создавать лишнего шума. С пистолетом в одной руке и фонариком в другой я пошел, чтобы посмотреть на еще одного ночного посетителя. Сначала мне показалось, что звук идет из спальни, поскольку он становился громче по мере моего продвижения туда, но когда я добрался до двери спальни, то понял, что звук исходит откуда-то позади меня. Я прокрался обратно в комнату, но шум все так же звучал позади.

Стенной шкаф в коридоре. В моей квартире был всего один шкаф, небольшой, места в котором хватало на пару курток и груду прочих шмоток, которыми я пользовался от случая к случаю. Перчатки, зонтики, шляпы. Человек, больше склонный к здоровому образу жизни, чем я, наверное, мог бы повесить там свой дорогущий горный велосипед, на стене.

Я остановился у раздвижных дверей и задержал дыхание. Скребущийся звук возобновился. Он не был похож ни на что, что можно было бы услышать в доме среди ночи, и на мгновение какой-то первобытный инстинкт, оставшийся во мне, наверное, со времен, предшествовавших моей ангельской жизни, настойчиво сказал мне: «Не открывай эту дверь». Чьей бы памятью это ни было, памятью ребенка, перепуганного страшной историей, рассказанной на ночь, или строгой проповедью о том, что случается со всеми грешниками, это не имело никакого отношения ко мне, нынешнему. Испугался ты шума в шкафу или нет, придется открыть дверь. Такая теперь у тебя работа. И я открыл ее.

Как только дверь начала откатываться в сторону, я услышал скребущийся звук, потом глухой стук и лязг, будто что-то упало на зонтики и другие зимние шмотки. Я резко дернул дверь в сторону и сунул в шкаф включенный фонарь.

Ничего.

Ну, почти ничего, как я понял спустя мгновение. В верхней части шкафа на боковой стенке над полкой, поверх штанги для вешалок, я увидел выдранную из стены и сдвинутую в сторону доску. Слишком маленький проход, чтобы пробраться человеку нормальных размеров, но я слишком давно занимался своим делом, чтобы знать, что нормальные люди нормальных размеров обычно не являются главным источником проблем.

Ладно, подумал я, по крайней мере, я теперь знаю, как эти уроды забираются внутрь.

Краем глаза я уловил движение, между куртками и сложенным стопкой хламом, внизу шкафа, и, не думая, откинул часть хлама в сторону ногой. У меня было полсекунды на то, чтобы увидеть нечто, спрятавшееся в углу, нечто, размером с небольшую собаку, с длинными лохматыми лапами. Оно тут же выпрыгнуло и, пробежав мимо меня, скрылось за дверью комнаты. Вероятно, когда оно выпрыгнуло, я издал какой-то звук. Может, даже вскрикнул.

Поскольку оно от меня убегало, я решил, что превосходство в силе на моей стороне, и двинулся следом. Существо держалось вне моей досягаемости, да и видел я его еле-еле, черно-серую тень с мохнатыми паучьими лапами, мечущуюся от одного укромного места к другому по мере того, как я за ним гонялся, держа перед собой пистолет. Шуму мы наделали изрядно, в какой-то момент я споткнулся о диван, безуспешно пытаясь загнать тварь в угол. Но в потолок никто не стучал. Соседи наверху либо крепко спали, либо уже съехали, либо оставили попытки меня урезонить.

А может, и нет — в следующий момент кто-то начал стучать в дверь моей квартиры, громко и с силой.

Как вы можете догадаться, я был в нерешительности. Если я проигнорирую того, кто за дверью, кто бы это ни был, это может оказаться полиция, и тогда они просто вышибут дверь. Опять же, это могли быть все те же неонацисты, и тогда, если я открою дверь, начнется настоящее веселье. А может, это просто кто-то из моих злосчастных соседей.

Тварь снова спряталась где-то в комнате, но двери шкафа теперь были закрыты, так что туда ей не сбежать. Я решился и быстро подошел к двери.

К моему удивлению, я увидел в глазок не тех, кого мог бы ожидать. Это была одна из двух молодых женщин, живших по соседству, рослая, с короткими черными волосами. Лицо у нее было решительное. Я слегка приоткрыл дверь.

— Извините, — сказала она, пытаясь разглядеть меня через щель. — Такой громкий шум! Просто пришла домой и… и…

Она развела руками.

— …беспокоюсь.

— Извините, извините, — ответил я. — Это мышь была. Шкряб-шкряб, понимаете? Я очень удивился и решил ее поймать.

Я делано усмехнулся.

— Сами понимаете… начал за ней гоняться, сшибать мебель, бам-бам-бам!

— Вы уверены? — спросила она. Достала что-то из кармана и что-то написала на клочке бумаги. — Вот телефон. Я хорошо управляюсь с мышами. Звоните, если я и Галина поможем вам.

Ага, подумал я, вам очень понравится помогать мне уничтожать гнездо адских пауков. Но открыл дверь чуть шире, чтобы взять бумажку. Это был странный способ общаться с женщинами, даже для меня.

Я услышал еле различимый шум позади, и внезапно комок из шерсти и лохматых ног проскользнул между моих лодыжек и ринулся в щель. Я попытался навалиться на дверь, чтобы закрыть ее, но рука девушки все еще была в проеме, и мне не хотелось оставить ее со сломанной рукой посреди большого чужого города. Пока я мешкал, тварь протиснулась наружу. Будто кошка, которая может пролезать через дырки, значительно меньшие, чем можно было бы представить, глядя на нее.

— О нет, ваш зверь убегает! — крикнула девушка и побежала следом.

Все становилось все хуже и хуже. Я побежал следом, но она уже убежала далеко вперед, преследуя тварь, до конца коридора и по темной лестнице, к самому выходу, где стояли мусорные баки, приготовленные для того, чтобы быть выставленными на тротуар. К счастью, наружная дверь оказалась закрыта, и бежать твари было некуда. Девушка остановилась, огляделась, но нам обоим уже было понятно, что есть единственное место, где тварь могла спрятаться.

— Позади, — сказала она, и прежде, чем я успел остановить ее, она наклонилась и отодвинула пластиковый бак в сторону. В свете моего фонарика мы увидели моего нежеланного гостя, замершего на месте.

Оно было ужасным.

При очевидном сходстве с пауком, тварь имела четыре длинные мохнатые лапы, черно-серые, соединяющиеся в середине, будто в один общий сустав. Я не разглядел ни глаз, ни рта, но, что самое худшее, каждая из четырех лап — рук, как вы бы их назвали — заканчивалась крохотной сморщенной человеческой кистью. Детской кистью.

Я в ужасе глядел на тварь, и та тут же убежала за другой мусорный бак.

— Никуда не уйдет, — с поразительным спокойствием сказала девушка. — Теперь вы двиньте другой…

Она показала на бак. Должно быть, я глядел на нее как на сумасшедшую, поскольку она повторила:

— Правда. Вы двигайте.

Наведя пистолет, я протянул другую руку, с фонарем, и взялся за ручку бака. Когда я дернул его в сторону, тварь снова попыталась скрыться от света, но соседка была права. Деваться ей было некуда. Тварь прижалась к стене, а потом забралась на полметра вверх, будто настоящий паук. Она согнула свои длинные суставчатые лапы, готовая снова бежать, а может, и напасть.

Теперь я понял, что за свастика была у меня на стене. И почему мне показалось, что она убежала. Я навел на тварь пистолет, стараясь унять дрожь в руке. Очень уж трудный и длинный выдался день.

— Нет, — сказала девушка. — Не это. Не громко.

И одним быстрым движением выхватила из рукава сверкающий боевой нож, из тех мерзких штуковин, что выглядят, будто дешевые игрушки с пластиковой рукоятью, но способны при этом перерезать свинцовую трубу. И вонзила его в середину твари, туда, где четыре лапы соединялись в комок мышц. Раздался странный звук, смесь хруста и хлюпания, будто отрезали ножку от жареной курицы. Тварь зашипела, забила лапами, но девушка крепко пригвоздила ее к стене.

Как будто одного этого было недостаточно, чтобы удивиться, корчащаяся тварь начала дымиться. Девушка выдернула нож, давая ей упасть на пол. В считаные секунды от моего четырехлапого гостя не осталось ничего, только грязное пятно на старом линолеуме и вонь, будто от хорошо протухшей рыбы.

— Серебро работает хорошо, — сказала девушка, очищая лезвие ножа о край мусорного бака. — И соседям тоже лучше. Тише будет. Оксана я. Идите в нашу квартиру, выпьем кофе и поговорим, да?

— Да, — ответил я. Неплохо, сказал бы я, время 4.30, мы только что убили мохнатую свастику в вестибюле моего дома. Что еще я мог сказать?


ГЛАВА 9 БУДДИЙСКО-ДРУИДИЧЕСКОЕ РОЖДЕСТВО | Проспать Судный день | ГЛАВА 11 ЧАЙ С СЮРИКЕНАМИ