home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



IV. ЕСЛИЙ И НОО

— Тогда выбирай птицу, — скомандовал Джинн Воды. — Любую.

Получалась какая-то ерунда.

— Здесь только одна птица — деревянный павлин, — заметил Гарун резонно. Еслий в ответ презрительно фыркнул.

— Можно выбирать то, чего не видишь, — произнес он с таким видом, будто объяснял что-то очень очевидное кому-то очень бестолковому. — Можно назвать птицу, даже если ее здесь нет, или если она вообще нереальная: ворона, попугай, колибри, скворец, орел, бумажный змей. Человек даже вправе предпочесть летающее существо собственного изобретения — крылатую лошадь, к примеру, летающую черепаху, кита-авиадесантника, космическую змею или аэромышь. Придумать имя, приклеить этикетку, зарегистрировать, спасти от анонимности, вывести из Безымянности, короче, идентифицировать, — в общем, это и есть способ превращения названного в реально существующее. В нашем случае — в упомянутую птицу или Воображаемый Летающий Организм.

— Там, откуда вы явились, это, может быть, действительно так, — возразил Гарун. — Но в здешних краях более строгие правила.

— В здешних краях, — отозвался синебородый Еслий, — я транжирю свое время на Похитителя Разъемника, который отказывается верить в то, чего не видит. Да что ты, Воришка, вообще видел? Африку видел? Нет? Но она ведь наверняка существует? А подводные лодки? Ха! А град, бейсбол, пагоды? А золотые прииски? Кенгуру, Фудзияму, Северный полюс? А прошлое — было? А будущее — будет? Верь только своим глазам — хлопот не оберешься.

Тут он сунул руку в карман похожих на баклажаны шаровар, а когда снова вытащил, пальцы его были сжаты в кулак.

— А теперь глянь-ка сюда. — Джинн разжал руку, и у Гаруна глаза на лоб полезли от изумления. На ладони Еслия расхаживали крошечные птицы, взмахивая миниатюрными крыльями и поклевывая ладонь. Помимо птиц, там были еще фантастические крылатые существа из легенд: ассирийский лев с бородатой человеческой головой и парой огромных волосатых крыльев, крылатые обезьяны, летающие тарелки, крошечные ангелы и владеющие левитацией (а значит, умеющие дышать воздухом) рыбы. —

Выбирай, — торопил Еслий.

Гарун, в полной уверенности, что все эти микроскопические волшебные существа не смогут поднять даже откушенный ноготь, спорить с Джинном не стал и указал на маленькую хохлатую птицу, которая бросила на него косой взгляд своим чрезвычайно умным глазом.

— Значит, Удод, — сказал Джинн Воды с таким видом, словно на него это произвело впечатление. — Ты, Похититель Разъемника, наверняка помнишь, что в старых сказках именно Удод ведет остальных птиц через множество опасностей к конечной цели. Ну-ну. Кто знает, юный Воришка, что из тебя получится… Впрочем, времени для разглагольствований у нас сейчас нет, — закончил он, после чего бросился к окну и швырнул крошечного Удода в ночь.

— Зачем ты это сделал? — прошептал Гарун, боясь разбудить отца, на что Еслий скорчил ехидную мину.

— Дурацкое замечание, — заявил он как ни в чем не бывало. — Так, знаешь, причуда, минутный каприз. И уж поверь мне, не потому, что знаю о таких вещах побольше чем ты, нет, совсем не поэтому.

Подбежав к окну, Гарун увидел, что на поверхности Скучного Озера плавает Удод, только теперь он был величиной с двуспальную кровать и на спине у него хватало места и для Джинна Воды, и для мальчика.

— В путь! — слишком громко, как показалось Гаруну, провозгласил Еслий. Джинн Воды забрался на подоконник, а оттуда — на спину Удода, и Гарун в своей алой ночной сорочке с пурпурными латками, крепко сжимая Разъемник в левой руке, секунду посомневался, но последовал за Еслием. Он уселся верхом позади Джинна Воды, а Удод, повернув голову, бросил на него хоть и критический, но (как надеялся Гарун) дружелюбный взгляд.

Потом они снялись с места и взмыли в небо.

От бешеной скорости Гаруна прижало к самой спине Удода, и он погрузился в уютные густые и волосоподобные перья, которые, казалось, встали и окружили его, защищая во время полета. Минуту-другую он раздумывал о том, сколько удивительных событий произошло за такой короткий срок.

А спустя еще немного времени они уже мчались так быстро, что Земля внизу и небеса над ними слились в единое марево, и у Гаруна возникло ощущение, будто они никуда не движутся, а просто качаются в этом удивительном пространстве. «Что-то похожее я чувствовал, когда Водитель Почтовой Кареты Ноо с реактивной скоростью несся к вершинам Гор М, — вспомнил он. — Это неспроста. И хохлатый Удод напоминает старину Ноо с его торчащим на макушке клоком! И бакенбарды у Ноо чем-то похожи на перья, а перья Удода — я заметил, когда мы взлетали, — определенно напоминают волосы».

Скорость все увеличивалась, и Гарун крикнул Еслию в самое ухо:

— Так быстро птицы не летают. Это что, машина? Удод повернулся и посмотрел на него своим блестящим глазом.

— А что ты имеешь против машин? — поинтересовался он громким гудящим голосом, который звучал в точности как голос Водителя Почтовой Кареты. И продолжал: — Но-но-но ты же доверил мне свою жизнь. Так неужели я не заслуживаю уважения? Чувство собственного достоинства есть и у машин. — Не моя вина, если я кого-то напоминаю; по крайней мере, тот парень, если он водитель, способен отдать должное хорошей скоростной машине.

— Ты же читаешь мои мысли! — воскликнул Гарун слегка укоризненно. (Ведь, согласитесь, не очень-то приятно, когда в твои личные рассуждения вмешивается механическая птица).

— Но-но-но конечно, — ответил Удод. — Я общаюсь с тобой телепатически, поскольку клювом, как ты, наверное, успел заметить, двигать не могу — чтобы не менять его аэродинамические свойства.

— А как тебе это удается? — спросил Гарун, и получил быстрый как мысль ответ:

— При помощи П2СДО. Процессов, Слишком Сложных Для Объяснения.

— Ладно, сдаюсь, — сказал Гарун. — А как тебя, кстати, называть?

— Выбирай любое имя, — ответила птица. — В силу известных причин могу предложить «Ноо».

Вот так сын сказочника Гарун Халиф рассекал простор ночного неба, сидя на спине Удода Ноо, а Джинн Воды Еслий был его гидом. Взошло солнце, и через какое-то время Гарун разглядел вдалеке небесное тело, похожее на большой астероид.

— Это и есть Кгани, второй спутник Земли, — сообщил Удод Ноо, не раскрывая клюва.

— Но-но-но, — заикаясь, проговорил Гарун (что сильно позабавило Удода), — разве у Земли не одна Луна? Разве мог бы второй спутник так долго оставаться неоткрытым?

— Но-но-но это из-за Скорости, — отозвался Удод Ноо. — Скорость — самое Нужное из Качеств! В любой чрезвычайной ситуации — пожар, автокатастрофа, кораблекрушение — что нужно прежде всего? Конечно, Скорость: и пожарной машине, и карете скорой помощи, и кораблю-спасателю. — А умного парня за что мы ценим? Конечно же, за Скорость Соображения. А в спорте Скорость (ног, рук и глаз) — это все! Когда люди не могут что-то делать так быстро, как им хочется, они изобретают для этого машины. Скорость, Суперскорость! Если бы не Скорость Света, Вселенная была бы холодной и темной. Но хотя Скорость дает людям возможность видеть, она же делает некоторые предметы невидимыми. Луна Кгани движется настолько быстро — вот уж действительно чудо из чудес! — что ни один прибор на Земле не может ее обнаружить. К тому же ее орбита с каждым новым витком смещается на один градус; таким образом, сделав триста шестьдесят оборотов, она облетает каждую земную пядь. Переменчивость Поведения содействует Уклонению от Обнаружения. Кроме того, постоянное смещение орбиты выполняет важную роль: оно позволяет обеспечить равные условия всем получателям Повествовательной Воды на планете. Ву-ум! Вару-у-ум! Что возможно исключительно благодаря Высокой Скорости. Итак, теперь ты оценил дополнительные преимущества машин?

— То есть Луна Кгани движется по законам механики? — спросил Гарун, но Ноо уже отвлекся на практические вопросы.

— Приближаемся к Луне, — сообщил он, не раскрывая клюва. — Синхронизация относительной скорости. До касания тридцать секунд, двадцать девять, двадцать восемь…

Прямо на них летела искрящаяся и казавшаяся бесконечной водная гладь. Поверхность Кгани — какой она предстала перед Гаруном — оказалась совершенно текучей. Вот это была вода! Она сияла такими бриллиантово-буйными цветами, какие Гарун даже вообразить бы не смог. Это был явно теплый океан, над ним поднимался пар и искрился в солнечном свете. У Гаруна даже дыхание перехватило.

— Океан Историй, — объявил Джинн Воды Еслий, и его синие бакенбарды топорщились от гордости. — Ну что, не зря мы так долго и быстро ехали, а?

— Три, — считал Удод Ноо, не раскрывая клюва, — два, один, ноль.


Вода, вода, — и ни намека на землю…

— Это обман, — закричал Гарун. — Нет здесь никакого Гуп-Сити, если я, конечно, не ошибаюсь. А раз нет Гуп-Сити, то и Дома П2СДО нет, и Моржа нет, и вообще не надо было сюда ехать.

— Придержи коней, — велел Джинн Воды. — Остынь, не заводись. Тебе все по порядку объяснят, причем очень скоро. Если ты, разумеется, позволишь.

— Мы же в Центре Пустоты, — настаивал Гарун. — Что я, по-вашему, должен здесь делать?

— Если быть точным, то это Крайний Север Кгани, — ответил Джинн Воды. — А делаем мы здесь вот что — мы срезаем дорогу и уходим от всяких бюрократических процедур, то есть упрощаем волокиту. А еще, скажу тебе честно, этот путь позволяет нам решить нашу маленькую проблему и не сообщать властям Гуппи о моей оплошности: я имею в виду потерю Разъемника и последующий шантаж со стороны Воришки. В общем, мы явились сюда за Водой Желаний.

— Ищи участки океана, которые светятся особенно ярко, — добавил Удод Ноо. — Это и есть Вода Желаний. Если ею правильно воспользоваться, твои желания исполнятся.

— И никакие гуппи нам не понадобятся, — подхватил Еслий. — Ведь ты же вернешь Разъемник после того, как твое желание сбудется, да? А потом домой в кроватку — и сказочке конец.

— Ну хорошо, — согласился Гарун и, надо сказать, слегка расстроился, потому что ему очень хотелось увидеть Гуп-Сити и побольше узнать о загадочных Процессах, Слишком Сложных Для Объяснения.

— Вот и молодец, — воскликнул Еслий с большим облегчением. — Пай-мальчик, умница, чемпион, любимец публики. Даешь Воду Желаний!

Ноо осторожно подплыл к сияющему пятну, на которое указал Еслий, а добравшись до него, остановился. Вода Желаний излучала такой ослепительный свет, что Гаруну пришлось отвести взгляд. Джинн Воды между тем извлек из-под своей расшитой золотом жилетки граненую хрустальную бутылочку с маленькой золотой крышкой. Ловко отвинтив крышку, он зачерпнул бутылочкой сияющей воды (это было целое зарево золота) и, плотно закрыв ее, бережно протянул Гаруну.

— На старт, внимание, марш, — произнес он. — Вот что тебе нужно сделать.

У Воды Желаний был секрет: чем сильнее желали, тем лучше она действовала.

— Все в твоих руках, — сказал Еслий. — Никаких дурачеств, отнесись к этому серьезно, тогда и Вода Желаний сделает серьезное дело для тебя. И — бинго! Твое заветное желание исполнено.

Сидя на спине Удода Ноо, Гарун уставился на зажатую в руке бутылочку. Чуть-чуть отхлебнуть — и к отцу вернется потерянный Дар Трёпа! — До дна! — отважно воскликнул Гарун и, сняв крышку, сделал основательный глоток.

Золотое зарево затмило все вокруг и наполнило его душу, как будто сам бесконечный космос ждал от него приказов. Гарун попытался собраться с мыслями…

Но сделать этого не смог. Стоило ему сосредоточиться на мысли об отце, утратившем способность рассказывать истории и отказавшемся от поставки Повествовательной Воды, как перед ним возникал облик матери, и Гарун начинал желать, чтобы она вернулась и чтобы все было как прежде… Потом снова возвращалось лицо отца, отец просил его: Сделай же это ради меня, мой мальчик, сделай для меня этот единственный пустяк. Потом снова появлялась мать, и он уже не помнил, о чем ему нужно думать и чего желать — но тут раздался внезапный звук, словно лопнула тысяча и одна скрипичная струна, и золотое сияние исчезло, а сам он вернулся на поверхность Моря Историй к Еслию и Удоду.

— Одиннадцать минут, — презрительно произнес Джинн Воды. — Всего лишь одиннадцать минут — и его вниманию ка-юк, ка-пец, ка-пут.

Гарун пристыженно понурил голову.

— Но-но-но как тебе не стыдно, Еслий, — произнес Удод Ноо, не раскрывая клюва. — Желания — вещь непростая, и тебе это отлично известно. Тебя, мистер Джинн Воды, огорчает твоя же собственная ошибка, потому что теперь нам придется отправиться в Гуп-Сити, где ты получишь по полной программе, а ты пытаешься свалить все на мальчика. Прекрати, прекрати немедленно, или я рассержусь.

(«Вот уж действительно эмоциональная машина, можно даже сказать, легко возбудимая, — подумал Гарун, несмотря на свое горе. — Говорят, что машины сверхрациональны, но эта птица, оказывается, бывает по-настоящему темпераментной».)

Увидев, что Гарун покраснел от обиды, Еслий смягчился.

— В Гуп-Сити так в Гуп-Сити, — согласился он. — Если ты, конечно, не захочешь просто так отдать Разъемник и покончить со всем этим.

Гарун грустно покачал головой.

— Но-но-но ты опять пристаешь к мальчику, — сердито сказал Удод Ноо, не раскрывая клюва. — Будьте любезны, смена декораций, сейчас же! Приступаем к развлекательными процедурам. Дай молодому человеку выпить счастливую историю.

— Больше я пить не буду, — произнес Гарун тихо. — А то опять ничего не выйдет.


Джинн Воды Еслий стал рассказывать об Океане Историй, и несмотря на то, что Гаруна все еще переполняла горечь недавнего поражения, магия Океана начала на него действовать. Заглянув в воду, он увидел, что она состоит из тысячи тысяч и одного потока, и у каждого свой собственный цвет, и все они, переплетаясь, ткут невероятно изощренный текучий гобелен. Это и были Потоки Историй, как объяснил Гаруну Еслий. Каждый цветной поток содержал одну сказку. Разные истории собирались в разных частях Океана; здесь можно было найти и те, которые уже были рассказаны, и те, которые еще ждали, чтобы их придумали. Получалось, что Океан Историй был самой большой библиотекой во Вселенной. Но поскольку истории хранились здесь в жидком виде, они приобрели способность меняться, становиться новыми версиями самих себя, соединяться с другими историями, так что Океан, в отличие от настоящей библиотеки, представлял собой нечто большее, чем просто хранилище сказок. Он был живым, а не мертвым.

— Если действовать осторожно-преосторожно и искусно-преискусно, — объяснил Гаруну Еслий, — то можно погрузить в Океан чашку. Вот такую! (Он вытащил маленькую золотую чашечку из кармана своей жилетки.) И наполнить ее водой только одного Потока — вот так. (Все это Еслий проделал.) А потом этим можно угостить одного весьма расстроенного молодого человека, чтобы волшебная история вернула ему хорошее настроение. Ну, давай, опрокинь стаканчик, сделай себе одолжение, — уговаривал Еслий. — Гарантирую, что почувствуешь себя героем класса А.

Взяв золотую чашечку, Гарун молча выпил.


Очнувшись, он обнаружил, что находится в центре гигантской шахматной доски. В каждой черной клетке обитали чудовища: были там двуязыкие змеи, львы с тремя рядами зубов, псы о четырех головах, пятиголовые короли демонов и прочая нечисть. Гарун как будто наблюдал за происходящим «изнутри» юного героя, пока тот, расправляясь поочередно с чудовищами, продвигался к белой каменной башне на самом краю шахматной доски. На вершине башни было (разумеется) окно, из которого выглядывала (разумеется) заточенная принцесса. Гарун попал, хоть сам он об этом не догадывался, в Историю Спасения Принцессы Номер S/1001/ZTH/420/41(r)xi; но так как принцесса из этой истории недавно остригла волосы, то длинных локонов, которые можно спустить вниз, у нее не оказалось (в отличие от принцессы из Истории G1001/RIM/777M(w)i, более известной как Рапунцель), и герою-Гаруну пришлось карабкаться по стене башни, цепляясь за щели между камнями голыми руками и ногами. Одолев половину пути, Гарун заметил, что одна ладонь у него покрывается волосами и меняет форму. Потом из рукавов его рубашки вдруг стали расти волосатые, ужасно длинные руки с суставами не там, где обычно. Посмотрев вниз, он обнаружил, что и с ногами произошло то же самое. А когда по бокам у него начали пробиваться новые конечности, он понял, что превращается в чудовище, вроде тех, кого он только что убивал; а принцесса наверху сдавленным голосом воскликнула:

— О мой драгоценный, ты в паука превратился!

В виде паука он в два счета добрался до вершины башни, но едва приблизился к окну, принцесса вытащила огромный кухонный нож и стала тыкать им в его конечности, приговаривая: «Уходи, паук, убирайся домой»; в конце концов хватка его ослабла, а когда принцесса исхитрилась насквозь проткнуть ближайшую конечность, он отпустил выступ и рухнул вниз.


— Просыпайся, очнись, приди в себя, — услышал он озабоченный голос Еслия. Потом открыл глаза и обнаружил, что лежит на спине Удода Ноо, а Еслий сидит рядом чрезвычайно встревоженный и немало разочарованный тем, что Гарун ни на мгновение не выпустил из рук Разъемник.

— Что случилось? — спросил Еслий. Ты спас принцессу, и вы направились с ней, взявшись за руки, к горизонту? Но тогда почему ты стонал, охал и метался? Тебе что, не нравятся Истории Спасения Принцесс?

Гарун рассказал все, что с ним произошло. Еслий и Ноо сразу стали серьезными.

— Не могу поверить, — сказал наконец Еслий. — Впервые на моей памяти, на моем веку, сколько себя помню.

— Рад слышать, — сказал Гарун. — Потому что это был явно не самый блестящий способ меня развлечь.

— Это загрязнение, — озабоченно сказал Еслий. — Кто-то спускает в Океан грязь. А когда грязь попадает в истории, в них все начинает происходить не так, как надо. Кажется, Удод, я слишком долго отсутствовал. Если следы этого загрязнения есть даже здесь, на Крайнем Севере, то положение в Гуп-Сити, наверное, вообще критическое. Скорей, скорей! Полный вперед! Это может означать войну!

— Какую войну, с кем? — спросил Гарун.

Еслий и Ноо вздрогнули от чего-то, похожего на страх.

— Со страной Чуп, которая расположена на Темной Стороне Кгани, — ответил Удод Ноо, не раскрывая клюва. — Мне вообще кажется, что все это дело рук лидера чупвала Культмастера Безабана.

— А кто это? — не отставал Гарун, уже начиная жалеть о том, что он остался на своей павлиньей кровати, а ввязался в историю с Разъемником.

— Имя его, — прошептал Еслий, и при этих его словах небо потемнело, — Хаттам-Шуд.

Далеко на горизонте сверкнул зигзаг молнии. Гарун почувствовал, что кровь стынет у него в жилах.


III. СКУЧНОЕ ОЗЕРО | Гарун и Море Историй | V. О ГУППИ И ЧУПВАЛА