home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 26

Майло задал еще несколько вопросов, не больше нам не удалось узнать ничего полезного. Когда мы уходили, Мелинда Уотерс осталась сидеть в кресле, глядя е пустоту. Когда я выруливал со стоянки, в глаза мне бросился дымок, поднимавшийся над трубой итальянского ресторанчика.

— Как насчет ленча? — спросил я.

— Да… почему бы и нет.

— Только не гамбургеры. Давай пойдем в серьезное заведение, мы это заслужили.

— За что?

— Ну, мы продвинулись вперед.

— Ты так думаешь?

Таверна на противоположной стороне улицы состояла из четырех побеленных залов, каждый обогревался камином в форме улья. Потолок был из необструганных бревен. Мы заказали пиво, итальянскую закуску ассорти, спагетти с каперсами, оливками и чесноком, и по куску мяса у гибкой молодой женщины, которая обслуживала нас с радостной улыбкой. Когда она ушла, Майло проворчал:

— Да, продвинулись.

— Теперь мы знаем, что в ночь убийства Джейни ушла куда-то с Уилли Бернсом и Кэролайн Коссак. Ты ведь не сомневаешься, что коренастой девушкой с плохой кожей была именно она?

Он покачал головой.

— Рассказ Мелинды дает нам возможный мотив: ревность. Кэролайн была неравнодушна к Бернсу и, возможно, решила, что Джейни забралась на ее территорию.

— Ты полагаешь, что ревность внутри любовного треугольника могла привести к такому исходу?

— Любовный треугольник в сочетании с наркотиками, психопатологией, разнузданной вечеринкой и расизмом Джейни. Слишком много пусковых механизмов. Совпадает еще один фактор — убийство Джейни представлено как сексуально-садистское, и мы задавали себе вопрос: почему не найдены другие жертвы? Ведь расчетливые сексуальные садисты крайне редко сами прекращают свои преступления. Но если убийство совершено из-за вспышки ревности, такой вариант возможен.

— Джейни не повезло: она оказалось на вечеринке в самый неудачный момент.

— Мелинда описывает Джейни как наиболее подходящую жертву: одурманена наркотиками, глуповата, склонна к фантазиям, любила действовать людям на нервы. К тому же незадолго до этого подверглась сексуальному насилию. Если положить достаточное количество ингредиентов в похлебку, добавить парочку небрежно брошенных «черномазых» — и кто знает?

— А как ты расцениваешь реакцию Джейни на изнасилование в отеле?

— Меня она не удивила, — ответил я. — Многие полагают, что жертвы насильников должны вести себя, как в кино. Иногда их реакция бывает именно такой. Но известно, что гораздо чаще жертвы сохраняют спокойствие — во всяком случае, внешнее. Оцепенение как защитная реакция. А если учесть, что Джейни регулярно подвергалась сексуальному насилию со стороны отца, то все укладывается в схему.

— Для нее одно стало продолжением другого, — сказал Майло. — Бедная девочка.

Он немного поел, потом отодвинул тарелку в сторону.

— Возникает несоответствие между описанием изнасилования в отеле в изложении Мелинды и тем, что рассказал мне Швинн. По словам Мелинды, насильник заставил Джейни выйти из машины в двух милях от дома. А осведомитель Швинна — что Джейни бросили в узкой аллее, и она была без сознания, когда ее нашел какой-то пьянчуга.

— Возможно, Джейни решила несколько приукрасить историю, пытаясь «сохранить лицо», — предположил я.

— Жалкая попытка, — покачав головой, заметил Майло.

— А кто мог быть осведомителем Швинна?

— Понятия не имею. Он ничего мне не рассказывал. Я ждал, что он начнет вводить меня в курс дела, поможет разобраться, что к чему, но мы лишь делали один звонок за другим, а когда приходило время писать отчеты, Швинн вставал и уходил. Вот и теперь он из могилы дергает за веревочки… Если Джейни наврала относительно возвращения домой пешком, то и парень в «ягуаре» мог быть выдумкой. Чтобы не признаваться в том, что он был слюнявым горбуном с разбитой колымагой вместо роскошной машины, обычным пьянчугой.

— Вполне возможно. Но если она говорила правду, история с обладателем «ягуара» представляет немалый интерес. Молодой парень на угнанной машине не стал бы рисковать, снимая комнату в отеле в самом центре города. А вот если у него имеются необходимые связи, если отелем владеет папочка… Джейни сказала Мелинде, что портье знал парня. Было бы полезно выяснить, кому принадлежали отели вроде этого двадцать лет назад.

— Ты думаешь о крупном владельце недвижимости. Например, о Коссаках. Или о Ларнере. — Он, растирая лицо, рассказал мне о «Плайа дель Соль». — Я помню некоторые отели, расположенные там. Самые грязные находились на Мэйн-стрит, между Третьей и Седьмой авеню. Обычные ночлежки, полные пьяниц. «Эксетер», «Колумбус» — не менее полудюжины, обычно они содержались на федеральные субсидии… я должен раскрыть еще и изнасилование двадцатилетней давности, не имея жертвы. Боюсь, ничего не получится, Алекс.

— Я лишь строю предположения, — сказал я. — Кажется, мне платят именно за это?

Он выдавил улыбку:

— Извини. Я чувствую себя так, будто меня загнали в угол. Не могу вести обычное расследование, поскольку сам попадаю под прицел.

— Пэрис Бартлет и звонок из департамента полиции.

— И уровень игроков. Ужин с Обеем… трудно поверить, что они собрались вместе, чтобы обсудить какую-нибудь ерунду. Бацилла и Хорн живут на взятки, и если Уолт Обей в чем-то замешан, то речь может идти о суммах с множеством нулей. Брусарда не было в ресторане, но он с самого начала является членом их команды. Он сосед Обея, и Обей с энтузиазмом поддержал его назначение на пост шефа полиции. А я превращаюсь в обычную блоху, которая пытается их укусить. Кстати, как тебе слух, циркулирующий по департаменту, относительно детектива с положительной реакцией на СПИД, который собирается в отставку? «Поберегите здоровье!»

— О Господи, — пробормотал я. — Как тонко.

— Полицейские тонкости. Мы воспитываем при помощи дубинок, а не скальпелей. Похоже, я выбрал не самое подходящее время, чтобы ворошить прошлое. Самое обидное, что мне ничего не удалось добиться… ты закончил? Пора возвращаться в смог. Этот проклятый город слишком красив.


Пока мы ехали обратно в Альбукерке, Майло угрюмо молчал. Еда в итальянском ресторане была великолепной, но я съел гораздо больше, чем он, а это говорило о многом.

Майло проспал почти весь полет до Лос-Анджелеса. Когда мы вновь сели в «севилью», он сказал:

— Мы нашли Мелинду и продвинулись с точки зрения мотивов, средств и возможности убийства. Но, черт побери, какой в этом толк, если я понятия не имею, где искать подозреваемых? Если бы пришлось делать ставки, я бы поставил на Уилли Бернса, лежащего в безымянной могиле. Стоящие за спиной Кэролайн люди с деньгами всегда будут видеть в нем угрозу, но даже если им не удалось добраться до Бернса, с ним должна была покончить страсть к героину. Безумная Кэролайн вполне могла умереть или живет в любом из мест от Багам до Белиза. И даже если я сумею ее найти, что я смогу ей предъявить? Они тут же призовут на помощь одного из твоих коллег, и Кэролайн запрячут в дорогую лечебницу.

— Звучит довольно мрачно, — отозвался я.

— Хороший из тебя психиатр.

— Лечение реальностью.

— Реальность есть проклятие разумных. Мы проехали мимо «Школы успеха».

— И он мне говорит о тонкости, — сказал Майло.

— Так короче, — возразил я.

— Короче не бывает. Жизнь утомительна и жестока… впрочем, подумай о том, что нам удалось узнать. К тому же это не привлечет внимания к моей особе. Но не рассчитывай на многое. И постарайся не вляпаться в неприятности — ты не можешь вести мои сражения.

— Какого рода неприятности?

— Да любые.


Робин оставила сообщение на автоответчике, но она явно торопилась, и ее голос звучал отстраненно. Они переехали в Ванкувер и остановились в отеле «Пасифик лодж». Я позвонил и попросил соединить с ее номером. Мне ответил мужчина. Он явно был счастлив.

— Шеридан? — поинтересовался я.

— Да.

— Алекс Делавэр.

— О, привет. Я позову Робин.

— А где она?

— В ванной.

— Как моя собака?

— Э… прекрасно…

— Я спрашиваю, поскольку ваше настроение вполне соответствует восторгу пса, который рассчитывает на мозговую косточку. Впечатляет.

— Он… я люблю собак.

— В самом деле? — спросил я.

— Ну да.

— Вам повезло. Молчание.

— Пойду скажу Робин, что вы звоните.

— Большое спасибо, — поблагодарил я, но он меня уже не слышал.

Робин довольно быстро взяла трубку:

— Алекс?

— Привет, — ответил я.

— Что случилось?

— С кем?

— Шеридан говорит, ты чем-то расстроен.

— Шеридан должен знать, — сказал я. — Он такой чувствительный парень.

Молчание.

— Что происходит, Алекс?

— Ничего.

— Вот и нет, — возразила Робин. — Всякий раз, когда я тебе звоню, ты становишься все более…

— Бесчувственным? — подсказал я. — В отличие от ты-знаешь-кого?

Долгое молчание.

— Неужели ты серьезно?

— Начет чего?

— Насчет него. — Она рассмеялась.

— Рад, что мне удалось тебя развеселить.

— Алекс, — сказала Робин, — если бы ты только знал… Я не могу поверить. Что с тобой происходит?

— Тяжелые времена способствуют проявлению моих лучших качеств.

— Но почему тебе пришло в голову такое? — Она снова рассмеялась — вероятно, это и привело к взрыву.

— Парень приходит к нам в дом с угощением для собаки! — выкрикнул я. — Разреши мне кое-что тебе сказать, милая. Мужчины — свиньи. Подобный альтруизм всегда имеет причину…

— Ты просто смешон…

— Неужели? Всякий раз, когда я звоню тебе в номер, он поднимает трубку…

— Алекс, это абсурд!

— Ну ладно. Извини.

Впрочем, в моем голосе не было раскаяния, и она это прекрасно понимала.

— Что с тобой произошло, Алекс?

Я немного подумал. Потом на меня накатил гнев, горло свела судорога, однако я все же сказал:

— Полагаю, абсурдность моего поведения можно легко понять. Когда ты в прошлый раз меня бросила, все кончилось не самым лучшим образом.

Тишина.

— О… Алекс.

Когда она произносила мое имя, ее голос дрогнул. Я стиснул зубы.

— Я не могу так поступить.

И Робин повесила трубку.


Я сидел, испытывая извращенное удовлетворение, мозг отказывался работать, во рту скопилась желчь. Затем на меня обрушилось: Идиот, идиот!

Я вновь набрал номер ее телефона. Длинные гудки. Тогда я позвонил портье, и он уведомил меня, что мисс Каста-нья вышла из отеля.

Я представил, как Робин бежит мимо портье с залитым слезами лицом. Какая сейчас погода в Ванкувере? Не забыла ли она надеть пальто? Последовал ли за ней Шеридан, всегда готовый утешить?

— Сэр, — спросил портье, — вы хотите оставить ей сообщение?

— О да… почему бы и нет.

Меня вновь соединили с номером Робин, и я выслушал запись ее голоса. Дождался сигнала.

Потом заговорил, тщательно подбирая слова, но не смог закончить, у меня перехватило горло, и я выронил трубку из рук.


Я перешел в кабинет, опустил шторы и остался сидеть в серо-коричневой темноте, слушая, как пульсирует в висках кровь.

В хорошую задницу ты умудрился забраться, Александр… самое обидное, что Берт Гаррисон меня предупреждал.

Берт мудрый человек, почему я его не послушал?

Что теперь делать… послать цветы? Нет, так будет только хуже.

Два билета в Париж…

Прошло довольно много времени, прежде чем я сумел справиться со своими чувствами и перестал ощущать жгучую боль.

Я смотрел на стену и представлял себя песчинкой, которая изо всех сил старается исчезнуть.


Я включил компьютер и загрузил «Google», поскольку именно с помощью этой поисковой системы сумел найти в Интернете забегаловку, где подавали гамбургеры, под названием «Плутон».

Запрос на «Уолтера Обея» выдал мне триста с чем-то ссылок, девяносто процентов которых относились к миллиардеру, причем четверть повторялась. В основном статьи в газетах и деловых журналах, примерно поровну разделенные между филантропической деятельностью Обея и его финансовыми сделками.

Уолтер и Барбара Обей спонсировали Филармонический музыкальный центр, Общество искусственного ограничения состава семьи, Общество горных спасателей Сан-та-Моники, Гуманитарное общество, приюты для детей, лишенных крова, и целый ряд фондов, которые боролись со смертельными болезнями. И еще клуб «Сьерра», что показалось мне необычным.

Мне не удалось обнаружить никаких связей со спортом, нигде не упоминалось о неудачных попытках перевода спортивных команд в Лос-Анджелес. Ни в одной из статей, касающихся Обея, не говорилось о братьях Коссак или Ларнере. Обей с женой редко бывали в обществе и вели довольно скромный образ жизни — для миллиардеров. Единственная, хотя и роскошная резиденция в Хэн-кок-Парке, отсутствие постоянно проживающей в доме прислуги, одежда, которую они не шили на заказ, никаких дорогих хобби. Барбара водила «вольво» и работала волонтером в церкви. Если верить прессе, оба безупречны, словно только что выпавший снег.

И все же мое внимание привлекла статья годичной давности в «Уолл-стрит джорнал». Одна из строительных компаний Обея, корпорация под названием «Эдвент билдерс», сделала огромные вложения в площади на южной границе Лос-Анджелеса. Эта территория не имела статуса города, и компания собиралась возвести жилой квартал для людей со средними и низкими доходами. Здесь планировалось строительство государственных школ, торговых центров и даже парков, центров отдыха с бассейнами, спортплощадками и тому подобным.

За десять лет Обей купил пятнадцать тысяч акров соприкасающихся между собой участков и потратил миллионы, чтобы очистить землю от токсичных отходов, оставшихся от давно заброшенной железнодорожной станции, которая принадлежала округу. В отличие от других создателей империй он решил заняться приведением в порядок окружающей среды до начала строительства. Обей явно намеревался создать здесь нечто грандиозное, чтобы блестяще завершить свою деловую карьеру.

Новый город назвали Эсперанца — «надежда» по-испански.

Я попытался отыскать связь между новым городом, братьями Коссак и Ларнером, но ничего не сумел найти. Потом добавил имя Джона Дж. Брусарда, но поисковые системы вновь не предложили ничего интересного. Тогда я попробовал «Эдвент» и «Владения Эдвент». И опять никаких упоминаний Коссаков или Ларнера, однако появилась ссылка на статью в одном из журналов, посвященных строительству, где говорилось о том, что шеф полиции Лос-Анджелеса нанят консультантом по безопасности для проекта «Эсперанца». Брусард, связанный должностными инструкциями, работал бесплатно, но его жена и единственная дочь Джоэлли получили в подарок акции.

Брусард не участвовал в частном обеде, но предположение Майло оказалось верным — будучи шефом полиции, Брусард имел отношение к тому, что происходило в Лос-Анджелесе.

Неприятное ощущение, оставшееся после ужасного разговора с Робин, не проходило, и я изо всех сил старался сосредоточиться на Обее, Брусарде и их дружках, пытаясь понять, что все это может означать.

«Центры отдыха» — это детские площадки или проект по созданию профессиональной футбольной команды в Лос-Анджелесе.

Миллиардер, у которого есть мечта, — я понимал, как сильно он стремится заполучить последний драгоценный камень в свою корону. В такой ситуации не мешает заручиться поддержкой шефа полиции.

Но если информация о размерах состояния и благородных намерениях Обея верна, зачем ему тратить время на Коссаков, которые вызывают устойчивое раздражение соседей и не способны довести порученное им дело до конца? А связь с Ларнерами сулила еще более серьезные неприятности — они настоящие жулики, репутация которых безнадежно испорчена катастрофой в «Плайа дель Соль».

Разве что его балансовые отчеты не столь блестящи, как утверждает пресса, и он нуждается в финансовой поддержке для осуществления мечты всей своей жизни. Даже миллиардеры способны на время забывать о доходах и расходах, а Обей потратил десятилетие, чтобы скупить землю и произвести ее очистку, ни разу не подмочив свою репутацию.

Однако осуществление грандиозной мечты часто сталкивается с чудовищными проблемами.

Я переключился на изучение финансовых баз данных, пытаясь отыскать шипы в бесчисленных садах Обея. Он руководил по меньшей мере семью различными корпорациями, в том числе «Эдвентом». Но только одна из них публиковала официальные цифры — лизинговая компания «БУО файнэнсинг».

«БУО». Скорее всего это означало Барбара и Уолт Обей. Вполне интимно. Насколько мне было известно, дела у компании шли прекрасно, стоимость акций составляла девяносто пять процентов максимума, регулярно выплачивались дивиденды.

И все же ведущие аналитики с Уолл-стрит не раз оказывались перед всем народом со спущенными полосатыми штанами, поскольку получали информацию от компаний, о которых писали. К тому же они заинтересованы в продаже акций.

Быть может, империя Обея начала шататься, и он попытался найти поддержку у Коссаков и Ларнеров? Но могут ли Коссаки и Ларнеры предложить Обею что-нибудь стоящее?

Участие Бациллы и Хорна ставило меня в тупик. По плану город Обея находится за пределами Лос-Анджелеса, зачем ему поддержка двух членов совета?

Если только направление его интересов не изменилось, переместившись к центру Лос-Анджелеса.

Все это выглядело сомнительно. И тут я нашел цемент, который объединял всю конструкцию.

Помощь Джона Дж. Брусарда при расследовании убийства Джейни Инголлс предполагала, что он как-то связан с Коссаками и, возможно, Ларнерами. Уолт Обей — один из старших партнеров. Возможно, Брусард собрал всех вместе, получив немалые комиссионные в дополнение к акциям на имя жены и дочери.

Скрыл ли шеф полиции получение крупных сумм? Пользуясь многочисленными корпорациями, Обей вполне мог прикрыть Брусарда.

Взятка. Возврат долга. Несмотря на свое могущество и высокий статус, Джон Дж. Брусард остается государственным служащим, чьи жалованье и пенсия автоматически относят его к самой богатой части среднего класса — и это в самом лучшем случае. Игры с влиятельными парнями могут означать нечто большее.

Я представил себе сделку: Уолт Обей спасает свою мечту, Коссаки и Ларнеры получают шанс сделать решительный шаг вперед от дорог и парковочных площадок до настоящего строительства.

Для шефа Брусарда и членов городского совета — старая добрая наличность.

Слишком многое поставлено на карту.

А Майло получил возможность разом все разрушить.



ГЛАВА 25 | Книга убийств | ГЛАВА 27