home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 31

Манера поведения Вэнса Коури вполне соответствовала образу насильника: грубый, энергичный, с удовольствием унижающий собеседника. Да и его окружение дополняло образ: большие дорогие автомобили, яркая краска, фотографии женщин, покорно занимающихся оральным сексом. Растерзанный «порше».

Довершал картину безнравственный отец: Коури с детства учили брать все, что он пожелает. Если добавить сюда приятелей, разделяющих его пристрастия, то Джейни Инголлс становилась кроликом, попавшим в волчье логово.

Младшего Коури не заинтересовало мое предложение. Неужели он действительно посчитал «севилью» старой рухлядью? Или парковочные площадки приносят ему такой значительный доход, что автомастерская для него — всего лишь развлечение? А может, прикрытие… для бандитов.

Я ехал в город и размышлял о рассеченном на две части «порше». Показательное потрошение. Радость уничтожения. Возможно, я склонен к преувеличению, но те несколько минут, что я провел в обществе Коури, ужасно меня утомили, вызвали чувство отвращения, и теперь я постоянно посматривал в зеркало заднего вида, хотя успел довольно далеко отъехать от его мастерской.


Вернувшись домой, я представил себе вечеринку, состоявшуюся двадцать лет назад: неожиданная встреча Джейни с Коури в окружении шумной компании, узнавание — удовольствие Коури, ужас Джейни.

Он берет ситуацию под контроль. К нему присоединяются члены «Королевской рати».

В том числе и те члены клуба, которые отличались от остальных?

Картины из галереи Николаса Хансена, помещенные на его сайте, оказались натюрмортами. Роскошные, испускающие свет фрукты и цветы были изображены удивительно тщательно. Работы Хансена разительно отличались от изуродованного корпуса «порше». Однако искусство не спасает от зла. Караваджо убил человека во время ссоры, а Гоген спал с юными гаитянскими девочками, зная, что заражает их сифилисом.

И все же создавалось впечатление, что Ник Хансен избрал не тот путь, что его соратники по клубу, а любые отклонения всегда меня завораживали.

Было уже почти три часа, наверное, нью-йоркские галереи закрылись, однако я все равно позвонил. Мне ответил молодой женский голос. В прошлый раз, когда я пытайся что-то выяснить, я разговаривал с пожилой женщиной, значит, появился шанс узнать что-нибудь новое.

Я представился коллекционером рисунков старых мастеров. Рассказал, что у меня кончились места, где рисунки защищены от воздействия солнечного света, и решил перейти на масло.

— Вы интересуетесь полотнами старых мастеров? — спросила молодая женщина.

— Ну, это мне не по карману, — с сожалением ответил я. — Но на меня произвели впечатление некоторые современные художники, работающие в том же стиле. Например, Николас Хансен.

— О, Николас просто великолепен.

— И его не пугает традиционный подход, — заметил я. — Вы не могли бы немного рассказать о нем — он получил академическое образование?

— Ну, он закончил Йель, — ответила она. — Однако нам всегда казалось, что Николас вышел за пределы академической живописи. У него своеобразное восприятие мира, и он очень необычно использует свет.

— Да. Согласен. Мне нравится его чувство композиции.

— Да, он и тут необычен. Хансен первоклассный художник. К сожалению, у нас сейчас нет его картин для продажи. Если вы оставите свое имя…

— Я всегда стараюсь изучить работы художника, прежде чем решу приобрести его картины. У вас, случайно, нет биографии Николаса Хансена? Вы не могли бы переслать ее мне по факсу?

— Да, конечно, — согласилась она. — Я немедленно отправлю ее вам. Относительно академического подхода… Николас действительно обладает прекрасной школой, но это скорее его достоинство. Несмотря на тщательность и удивительную работу с красками, его сознание обладает мощной энергией. Вам необходимо увидеть оригиналы его картин, чтобы их оценить.

— Вне всякого сомнения, — согласился я. — Я обязательно должен взглянуть на его картины.

Через пять минут заработал факс, и машина выплюнула curriculum vitae[26] Николаса Хансена. Образование, награды, групповые и личные выставки, картины, находящиеся в личных коллекциях и музеях.

За два десятилетия Хансен добился заметных успехов и в отличие от своего приятеля Харви Коссака не стал придумывать ненужные подробности. Средняя школа вообще не упоминалась; получалось, что Николас Хансен начал сразу с колледжа: Колумбийский университет, где он получил степень бакалавра искусств по антропологии, летом — стипендия аспиранта в Йеле, магистр изобразительного искусства. После чего он еще два года провел во Флоренции, где изучал работы старых мастеров. Выставки картин Хансена устраивались в Чикаго и Бостонском музее изящных искусств. Среди коллекционеров его произведений встречались известные имена.

Николас Хансен в свои сорок с лишним лет добился успеха. Человек с изысканным вкусом и прекрасным образованием, он совсем не вписывался в гараж Вэнса Коури или вульгарный образ жизни Коссаков. Не говоря уж о групповом изнасиловании и убийстве.

Я еще раз внимательно сопоставил даты биографии Хансена. И заметил кое-какие несоответствия.


Майло по-прежнему не отвечал на мои звонки, поэтому я решил отвлечься, выпив бутылочку пива. Прихватив с собой еще одну, я направился к пруду, размышляя о третьей бутылке, но решил собрать листья. В течение часа я работал граблями, слонялся по участку и занимался прочими бессмысленными делами. Я уже собирался передохнуть, когда в доме зазвонил телефон.

Робин? Я взлетел по ступенькам, схватил висящий в кухне телефон и услышал голос доктора Берта Гаррисона.

— Алекс?

— Берт. Что случилось?

— Я был рад тебя повидать, — ответил он. — Прошло столько лет. А теперь просто звоню, чтобы узнать, как у тебя дела.

— У меня был такой ужасный вид?

— О, вовсе нет, Алекс. Быть может, ты выглядел озабоченным. Поэтому…

— Все идет своим чередом.

— Своим чередом?

— Нет, Берт. Я все испортил с Робин. Молчание.

— Мне бы последовать вашему совету. А я стал вспоминать прошлое.

Трубка молчала.

— Понятно… — наконец ответил Берт.

— Она отреагировала так, как вы и предполагали. Возможно, я сам этого хотел.

— Ты хочешь сказать…

— Я и сам не знаю, что говорю, Берт. Послушайте, я ценю вашу заботу, но сейчас все так сложилось… мне не хочется это обсуждать.

— Прости меня, — сказал он. Вновь приносит извинения.

— Мне нечего прощать, — проворчал я. — Вы дали мне хороший совет, а я все испортил.

— Ты сделал ошибку, сынок. Ошибки можно исправить.

— Лишь некоторые из них.

— Робин — женщина гибкая. Он дважды встречался с Робин.

— Это говорит ваш природный оптимизм?

— Нет, интуиция старика. Алекс, я сам совершил немало ошибок, но проходят годы, и начинаешь чувствовать людей. Мне бы не хотелось, чтобы ты сбился с пути.

— Вы имеете в виду Робин?

— Не только, — ответил Берт. — Я звоню тебе еще по одной причине — в ближайшее время я собираюсь отправиться в путешествие. Возможно, оно займет немало времени. Камбоджа, Вьетнам, места, где мне уже доводилось бывать, и те, где я не бывал никогда.

— Звучит привлекательно, Берт.

— Я бы не хотел, чтобы ты понапрасну меня искал.

— Я ценю вашу заботу.

Неужели я произвел на него такое впечатление?

— Звучит несколько самонадеянно, не так ли? — заметил он. — Предполагать, что ты позвонишь. Но… на всякий случай.

— Спасибо, Берт.

— Да… ну, тогда удачи тебе.

— Когда вы улетаете? — спросил я.

— Скоро. Как только соберусь.

— Bon voyage[27], — сказал я. — Когда вернетесь, обязательно позвоните. Я бы хотел услышать ваш рассказ о путешествии.

— Да… могу я дать тебе совет, сынок? Пожалуйста, не надо.

— Конечно.

— Постарайся каждый день смотреть на жизнь по-новому.

— Хорошо, — сказал я.

— Пока, Алекс.

Я положил трубку. Ну и что он хотел сказать? Чем больше я размышлял о нашем разговоре, тем больше он казался мне прощальным.

Берт куда-то уезжает… и его голос звучал печально. И повторяющиеся слова о старческом слабоумии. Извинения.

Берт первоклассный психолог, он прекрасно понимает, что я не хочу выслушивать его советы. Однако все-таки дал мне последний совет.

Постарайся каждый день смотреть на жизнь по-новому.

Последние слова старого друга, стоящего на пороге разрушения? Отправляется в поездку… последнее путешествие?

Новые вопросы, на которые я не знаю ответов.

Будь проще: старик всегда охотно путешествовал, ему это нравится. Нет никаких причин считать, что он направляется не в Юго-Восточную Азию…

Вновь зазвенел телефон. Я включил громкую связь, и далекий голос Майло заполнил кухню.

— Появились новые озарения?

— А как насчет реальных фактов? — спросил я. — Николас Хансен не мог участвовать в убийстве Джейни. В начале июня он заканчивал обучение в Колумбийском университете. После выпускной церемонии отправился в Амстердам и провел там все лето, изучая старых голландских мастеров.

— Если только не вернулся домой на выходные.

— Из Нью-Йорка в Лос-Анджелес на выходные?

— Не забывай, они из богатых семей.

— Все возможно, но Хансен не похож на остальных членов «Королевской рати». Его жизнь сделала неожиданный поворот, и если тебе не удастся обнаружить связь между ним Коури, Коссаками и Брэдом Ларнером, готов поспорить, что он перестал поддерживать с ними отношения.

— Значит, он не представляет для нас никакого интереса.

— Напротив. Он способен на озарения.

— И мы навестим его и скажем, что хотим поболтать о его старых приятелях, убийцах и насильниках?

— А у тебя есть другие содержательные идеи? — поинтересовался я.

Майло ничего не ответил.

— Что ты собираешься делать сегодня? — спросил я.

— Попытаюсь что-нибудь разузнать о Коури-младшем. Его отец был отвратительным типом, и газеты охотно о нем писали. Он использовал бандитов, чтобы выколачивать ренту из своих постояльцев. У меня создается впечатление, что Коури-младший сохранил связи с этими ребятами. Сомнительные типы и сейчас работают на его парковках.

— Тут я могу кое-что добавить, — ответил я и рассказал о посещении гаража.

— Использовал «севилью» в качестве легенды? — спросил он. — А тебе не пришло в голову, что Коури отказался от работы, поскольку не поверил тебе? Господи, Алекс…

— А почему он мог мне не поверить? — удивился я.

— Кто-то во вражеском лагере знает, что мы пытаемся возобновить расследование убийства Инголлс. Именно ты получил посылку с проклятым альбомом, поскольку кому-то известно, что мы работаем вместе. Алекс, ты поступил чертовски глупо.

— Коури просто не заинтересовал заказ, — возразил я, не слишком веря в собственные слова. — По-моему, ему не нужны деньги.

— У него в мастерской велись другие восстановительные работы?

— Да, — пришлось признать мне.

— Иными словами, Коури берет заказы, но не захотел иметь дело с тобой. Алекс, давай обойдемся без импровизаций.

— Хорошо, — не стал спорить я. — Связи с бандитами позволяли Коури решать самые разные проблемы. Например, позаботиться о Люке, а также об Уилли Вернее и Кэролайн Коссак. И о Лестере Поулсене. Я нашел сведения о нем — не подвергаясь опасности, при помощи компьютера, — так вот, он умер менее чем через две недели после того, как Кэролайн покинула «Школу успеха». Его убили двумя выстрелами в голову в заброшенном доме в Уоттсе. Потом дом пытались поджечь. Поулсена перевели из отдела служебных расследований в отдел по расследованию убийств — весьма возможно, что именно ему поручили дело Джейни Инголлс.

— Сожгли, — сдавленно проговорил Майло. — А что он делал в Уоттсе?

— В газете ничего об этом не сказано. Кстати, статья напечатана в газете Сакраменто. А детектива убили в Лос-Анджелесе. Но в газетах Лос-Анджелеса ничего нет.

— А где именно в Уоттсе его убили? Я прочитал адрес.

Никакого ответа.

— Ты меня слушаешь?

— Да… ладно, встречай меня в Беверли-Хиллз через час. Пришло время насладиться искусством.



ГЛАВА 30 | Книга убийств | ГЛАВА 32