home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 48

Удар пришелся в нос шефа и сбил его с ног.

Брусард сидел в пыли возле могилы Джейни, из носа у него текла кровь, пачкая итальянскую рубашку и красивый галстук. Алые тона быстро приобретали цвет ржавчины.

— Как хорошо, что у меня и раньше был широкий нос, — сказал Брусард.

Он улыбнулся. Потом вытащил из кармана шелковый носовой платок и вытер кровь.

Он даже не попытался подняться на ноги.

— Твоя главная проблема в том, что ты незрелый человек, детектив. Все сводишь к черному и белому, как ребенок. Возможно, это как-то связано с твоими другими проблемами. И ты остановился в развитии.

— Зрелость нередко переоценивают, — ответил Майло. — Зрелые люди часто ведут себя, как вы.

— Я выживаю, — сказал Брусард. — Мой дед так и не научился читать. Отец ходил в колледж, посещал музыкальную школу, научился играть на тромбоне, но не нашел применения своим талантам и всю жизнь проработал носильщиком в отеле «Амбассадор». Твою проблему можно скрыть. Ты родился, имея неограниченные возможности, так что избавь меня от лицемерных лекций о морали. И даже не думай о том, чтобы ударить меня еще раз. Если ты поднимешь на меня руку, я тебя пристрелю, а потом придумаю правдоподобное объяснение.

Шеф похлопал себя по левому бедру, показывая небольшую выпуклость: его портной — настоящий мастер своего дела.

— Вы можете пристрелить меня в любое время, — возразил Майло. — Стоит мне только зазеваться.

— Могу, но не стану, — заверил его Брусард. — Если только ты сам меня не вынудишь. — Он прижал к носу шелковый платок. Кровь продолжала течь. — Если ты поведешь себя разумно, я даже не пришлю тебе счет за чистку.

— В каком смысле?

— Ты обо всем забудешь и вернешься на работу при новых обстоятельствах.

— Каких именно?

— Мы забудем о Джейни, ты получишь чин лейтенанта. И сам выберешь отдел, где будешь работать дальше.

— Я ненавижу бумажную работу, — заявил Майло.

— Никаких бумаг, ты будешь детективом в звании лейтенанта, — пообещал Брусард. — И сможешь заниматься расследованиями — самыми сложными делами, — но получать будешь жалованье лейтенанта.

— Так не бывает.

— Я все еще шеф департамента полиции.

Брусард поднялся на ноги и поправил пиджак, чтобы продемонстрировать пистолет в кожаной кобуре цвета хорошего бренди.

— Вы бросаете мне кость, и я успокаиваюсь, — сказал Майло.

— Почему бы и нет? — удивился Брусард. — Сделано все, что необходимо. Вы успешно провели расследование, плохие парни получили по заслугам, жизнь продолжается. А какой у нас выбор? Разрушить наши жизни? Чем сильнее ты заденешь меня, тем больше боли испытаешь сам. И мне наплевать на твои представления о морали — так устроен мир. Подумай о Никсоне и Клинтоне и обо всех остальных образцах добродетели. Они вошли в историю, а окружавшие их люди свернули себе шею.

Брусард шагнул к Майло, и тот ощутил аромат цитрусового одеколона, смешанного с запахом пота и начавшей подсыхать крови.

— Я сохранил бумаги, — сказал Майло. — Даже вы не сможете их найти. И если со мной что-то случится…

— Ну, кому говорить о сценариях, — перебил его Брусард. — Ты мне угрожаешь? Подумай о докторе Силвермане. О докторе Делавэре. И докторе Гаррисоне. — Брусард рассмеялся. — Похоже на медицинское общество. Ты можешь пострадать так, что твоя жизнь будет разрушена окончательно. Какой в этом смысл?

Брусард победно улыбнулся. Холодная влажная волна отчаяния накатила на Майло. Он вдруг почувствовал, что его покинули силы. Казалось, удар Брусарду в нос причинил больше вреда самому Майло.

Победители и побежденные — наверное, порядок установлен еще в детском саду.

— А как насчет Боска? — спросил Майло.

— Крейг подал в отставку неделю назад, он получил приличную компенсацию. Он близко к тебе не подойдет — это я тебе обещаю.

— Если подойдет, то он мертвец.

— Он и сам понимает. Боск решил переехать в другой город. Другой штат.

Брусард стер остатки крови и засунул платок в нагрудный карман пиджака так, чтобы торчал чистый уголок.

Застегнув пиджак, он подошел к Майло совсем близко. Дыхание шефа полиции было ровным и свежим. На эбеновой коже не осталось даже следов пота. Нос начал распухать, но пройдет совсем немного времени и все будет в порядке.

— Ну? — спросил Брусард.

— Лейтенант, — сказал Майло.

— Как только выберешь отдел, детектив Стеджес быст ро начнешь продвигаться по службе. Ты можешь взять отпуск или немедленно приступить к работе. Считай, что это конструктивное решение проблемы.

Майло посмотрел в холодные черные глаза. Он ненавидел Брусарда и восхищался им.

О великий гуру самообмана, научи меня жить так же…

— Плевал я на повышение, — сказал Майло. — Я брошу расследование, но мне ничего от вас не нужно.

— Как благородно, — усмехнулся Брусард. — Можно подумать, у тебя есть выбор.

Он повернулся и пошел прочь.

Майло остался стоять, глядя на могильный камень Джейни. Проклятый плюшевый медведь.

Майло прекрасно понимал, что ничего не может сделать, и если он намерен остаться в департаменте, ему придется принять предложение Брусарда. Почему бы и нет? Ведь все, кто виновен в убийстве, мертвы, а он устал, слишком устал. Да и какой у него выбор?

Нужно что-то решать. Майло не знал, к чему это приведет — и что станет с его душой.

Другой мог бы убедить себя, что это мужество.

Другой мог бы даже в это поверить.



ГЛАВА 47 | Книга убийств | ГЛАВА 49