home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 10

   - Знаешь, Витор, он не так хорош, как нам казался с начала, - сестры спускались к завтраку, когда Соня решила завести этот разговор.

   - Что значит, не так хорош? - Майя не видела лица Сони - чуть отстала от сестры, пытаясь справиться с путающимся в ногах юбками.

   - Понимаешь, вчера, когда ты после ужина пошла в библиотеку, - Майя решила не врать на счет причин своей пропажи, просто умолчала о некоторых деталях. - И герцог куда-то запропастился, он... Мне кажется, он нечестен с тобой. Ведь так нельзя! Какой джентльмен станет проводить время с одной, а потом, делать комплименты другой? Я так ему и сказала, что мне его похвалы не нужны! - Майя еле сдержалась от того, чтобы дать волю эмоциям, застонав. Бедный Витор, решился на шаг навстречу этой несносной идеалистке, причем, скорее всего этот шаг был деликатнее некуда, но нет, она увидела в этом оскорбление сестры, и конечно, на следующую подобную смелость он решится еще не скоро. О Ях, ну ведь это было бы замечательно! Все проблемы решились бы сами собой, не нужно было бы ломать голову, как отвадить Соню от герцога.

   Майя догнала сестру, преградив ей дорогу, если сейчас же не поставить все на места, Соня успеет придумать себе что угодно.

   На удивленный взгляд сестры, Майя ответила:

   - Подожди. Я хочу тебе кое-что сказать. Мы с лордом Винсентом друзья, и только. Ни я к нему, ни он ко мне нежных чувств не питает. Поверь, если он проявляет внимание к тебе, это никоим образом не ранит меня. И если он тебе нравится, то...

   - Нет, - Соня сняла с перила руку сестры, не дающую ей пройти, и понеслась дальше вниз по лестнице. - Он мне нисколько не интересен. Меня интересует другой человек, и ты прекрасно это знаешь.

   Опустив руки от бессилия и в прямом и в переносном смысле, Майя направилась за сестрой.

   Майя снова удивилась своей сестре, Соня - хоть и младшая, но видимо, более храбрая, ведь она не раздумывая, при малейшем сомнении сказала сестре, что она думает о человеке, который приблизился к ней. И пусть ее домыслы неправильны, пусть сомненья неоправданны, факт остается фактом, в отличие от нее, Майя продолжает служить сторонним наблюдателем интриг, в который с каждым днем ее сестру вплетают все надежней, а теперь, наверное, и ее саму.


*****

   - Простите меня, - Майя шепнула слова Витору, сидящему по правую руку от нее.

   - За что? - он, не смотря на то, что как казалось Майе, должен быть чернее тучи после того, как Соня дала отставку, выглядел вполне довольным жизнью, участвовал в общем обсуждении.

   - За Соню, простите, она просто подумала, что вы интересуетесь мною, поэтому, вчера, так резко с вами и разговаривала, - за столом было слишком много людей, чтоб кто-то обращал внимание на отвлеченных, во всяком случае, на это уповала Майя.

   - Майя, вам не за что извиняться, уж поверьте, "резкий" ответ вашей сестры, для меня звучал совсем не так, как на то рассчитывала она, - Витор вернулся к трапезе, а Майя продолжала непонимающе смотреть на собеседника. В смысле?

   Заметив замешательство, Витор снова повернулся к ней:

   - У мужчин иная чем у вас психология, то, что вы считаете отставкой, вашим "последним словом", для нас - только стимул, чтобы достичь цели. Не обижайтесь, но ваши уговоры, подействовали на меня не так эффективно, как отворот-поворот вашей сестры, - все еще не понимая до конца то, что ей только что сказали, Майя вымучено улыбнулась, но видимо была еще слишком растеряна, так как получила щелчок по носу, он необычайно веселого Витора.

   В этот момент, на противоположной стороне стола раздался хруст стекла, и возгласы, у кого-то разбился бокал. Такое бывало практически на каждой трапезе.


*****

   Он говорил ей чистую правду, видимо, его останавливало то, что Соня может в принципе не среагировать на него никак, но та мелькнувшая в ее глазах ярость, вчера, заставила его отбросить все сомненья. Намного проще ненависть превратить в любовь, чем заставить зажечься огню в сердце, в котором нет даже искры. Единственное, что его волновало, хотя, наверное, волновало, слово неправильное... Его бесило то, как она смотрит на этого Мэйденстэр. Они никогда с герцогом не водили дружбы, но раньше, Витор относился к нему терпимо, а сегодня, понимая, куда Соня оглядывается каждых несколько минут, ему хотелось врезать герцогу хорошенько.

   Как забавно людей иногда объединяют желания.


*****

   - Ты до сих пор так и не поговорил еще с Винсентом? - Дамиан успевал делать несколько дел одновременно, и поддерживать настроение за столом, громкими шутливыми репликами, тем самым давая присутствующим тему для разговора на ближайшие пару минут, и вступить в приватную беседу, не предназначенную для чужих ушей в этот промежуток.

   - Не так уж ему это нужно, раз за две недели не нашел удобного времени, - Дэррек покачивал в руках бокал, размышляя о своем. Это "свое" уже несколько раз кидало взгляд в его сторону с противоположного конца стола. Если обычно, он участвовал в этой игре Сони, сегодня, у него не было настроения. Бессонная ночь не располагала его к показушной радости сейчас.

   - Ты же понимаешь, что он хочет спросить, стоит ли его отцу ждать твоей поддержки на голосовании, - Дамиан смотрел на друга напряженно, он так и не был уверен в том, что выдаст его непредсказуемый товарищ. Ему было выгодно, чтоб Дэррек решил поддержать старика, ведь если все получится, через Витора, он подберется к нему, а потом уже дело техники, тот сам подготовит замену себе. И этой заменой будет не один из сыновей, а он.

   - Понимаю, но ведь может быть такое, что я и сам еще не определился... До выборов еще черти сколько времени. Всякое может случиться.

   - Да, ты прав, например, - Дамиан наклонился так, чтобы слышать его мог только друг, - например, уже к выборам, дедуле будет не до Палаты, придется следить за бегающими вокруг внучками, - он кивнул куда-то головой, Дэррек проследил за взглядом. Эти двое, как истинные белые вороны и так выбивались из толпы, а сейчас, она еще и шептала ему что-то практически на ухо, а он при этом улыбался.

   Дамиан сказал все, что хотел. А время, между его "заводническими" репликами подходило к концу, поэтому, отстав от друга, он вернулся к исполнению своих прямых обязанностей. А Дэррек продолжал наблюдать за происходящим на расстоянии нескольких метров. Интересно, о чем они говорят? Судя по довольной физиономии этого Винсента, никак не о философии, в отличие от него. Этот белобрысый уже просто начинает его бесить, сначала, навязывается со своими желаниями получить гарантии поддержки отца, а потом... А что потом? Он просто его бесит.

   Звон стекла, Дэррек услышал как будто издалека, и только через мгновение понял, что это его бокал разлетелся в дребезге в его же руках. Слишком тонкое стекло, слишком сильно сжал. Видимо, представил Винсента. И еще эта Моль, смотрит на него практически со щенячьим обожанием. Так же, как ее сестра на самого Дэррека. Это, наверное, у них семейное. Порезался, ну что ж, будет напоминание.


*****

   Обычно, сорвав ромашку, девушки сразу берутся гадать по ее лепесткам на любовь. Любит, не любит. Но чтоб гадать, нужен объект, тот, кто может любить или нет. Когда такого нет, воспринимаешь белое солнце ромашки как обыкновенный цветок. Сегодня, впервые за несколько дней, Майя взяла с собой на прогулку карандаш. Во-первых, решила послушаться совета Витора, а во-вторых, правда соскучилась по ощущению творчества. Сегодня пришел ответ от мамы. Дома все хорошо, она видимо сильно тревожится, так как несколько раз предлагала прислать за Майе экипаж, хотя знала бы она как все происходит по-настоящему, скорее заволновалась о своей младшей дочери. Но не сейчас, сейчас даже в их мирке воцарил настоящий покой. Мужчины поехали на охоту, а значит, на поляне образовалась женская идиллия.

   Роли, розданные судьбой мужчинам и женщинам, это, видимо не совсем слепой жребий. Ведь вряд ли хоть один из десяти мужчин обменяет возможность гарцевать на коне с ружьем в руках, на право водить иголкой по ткани, создавая хоть и красивый, но требующий щепетильности и огромной выдержки рисунок гладью. А женщина, не согласится отложить вязание ради ружья. А даже если согласится, то ведь никто не предлагает?

   Вот так, сидя на одном огромном покрывали, десять девушек занимались тем, на что не находили времени эти три недели.

   - Виконт Килтон клятвенно обещал, что не оставит нас ради какой-то охоты, - Дэйзи, симпатичная девушка, отличительной чертой которой была россыпь веснушек, покрывающая все доступные глазу части тела, отложила пяльцы, и уставилась куда-то вдаль. Виконт, один из молодых людей, очутился тут, казалось совершенно по ошибке, ведь все знали, что он давно и безнадежно влюблен в свою же невесту, которая была сосватана ему еще задолго до своего рождения, путем клятв их матерей, лучших подруг и величайших сплетниц современности. Безнадежно потому, что значения этой клятве придавал кто угодно, но только не невеста.

   - Вы так наивны, Дэйзи, право слово, еще скажите, что герцог тоже обещал остаться, лишь бы мы не заскучали, - Кэрри уже несколько минут силилась распутать клубок, образовавшийся из всевозможных ниток ее вышивки. - Или, Соня, герцог тоже обещал?

   Почти все взгляды устремились на Соню.

   - Нет, мне ничего подобного не известно, - она ответила совершенно непринужденно, продолжая плести венок, из собранных вокруг полевых цветов.

   Видимо, такой ответ не удовлетворил злорадство Кэрри, так как отступать она не собиралась.

   - Хотя конечно, откуда же это знать милой Соне... Герцог ведь даже перед любовницей не отчитывается, что уж говорить о мимолетном увлечении... - конечно, сказанное было далеко за гранью приличия, но все девушки, прекрасно понимали, что Кэрри не терпится выложить всю информацию, какой она обладает на счет личной жизни герцога Мэйденстэра. А узнать ее, не против был никто, включая Майю, которая, не прерывая рисование, навострила уши, и Соню, отложившую наконец-то венок. От нее же очевидно ожидалось оппонирование.

   - Любовнице? - вот и все, что требовалось, просто выразить интерес, и тем самым, сделать огромное одолжение всем присутствующим дамам, и себе в первую очередь. Осведомлен - значит вооружен.

   - Конечно, любовница, неужели, вы не знали? - вопрос не требовал ответа. - Ведь вы не думаете, что такой мужчина ведет жизнь затворника? Всем известно... - она специально сделала ударение на "всем", указывая на их дикость, отдаленность от высшего света, в котором известно, видимо, действительно всем, но вот только кто же станет делиться подобным со своими детьми-девочками. - Это же главная сплетня сезона, что герцог разругался со своей любовницей, актрисой, мисс Розой Смитт, между прочим, видела ее на одном из званых вечеров, она очень не дурна собой. Даже не так, поистине красива! У герцога есть вкус в женщинах, хотя... возможно не всегда. Да не важно... - вот теперь ее было уже не остановить, даже если бы все присутствующие собрались уходить, она силой заставила бы выслушать себя до конца. - Он не пришел на ее премьеру, они, конечно, и до этой весны часто ссорились, не на людях, но если герцог появляется на мероприятии один, значит Роза в немилости. Но, тем не менее, на ее премьеры, он приходил всегда, а на последнюю не пришел. Его ложа, пустовала, напоминая ей о том, что теперь-то он точно не вернется. Не помогут ее обычные "штучки", которые, кстати, тоже передаются в свете из уст в уста. Если действует с герцогом, на кого же могут не подействовать? Я, конечно, могу только предполагать, за что же он так на нее разозлился, но поговаривают, это финал. И вот теперь, герцог пользуясь своим правом хозяина, подыскивает замену на тепленькое местечко. Конечно, жена ему не нужна, это ведь обуза, а глупенькая смазливая девочка на роль любовницы - самое то, - камень в огород Сони был так очевиден, что усердно делавшие вид бурной деятельности девушки вмиг замерли.

   - Кэрри, милая, а скажите, пожалуйста, откуда же вы владеете такими познаниями в этой сфере? Я имею в виду и герцога, и вакантных мест при нем, уж не провалили ли вы кастинг? Ваша осведомленность заставляет задуматься, - Майя был так горда за сестру сейчас, восхищалась ее смелости, выдержке. Сказав это, Соня встала, взяла венок своей работы и направилась в сторону дома.

   Девушки продолжили работать молча. У каждой было о чем подумать. Нет, конечно, желчь Кэрри нельзя принимать близко к сердцу, каким бы ни был герцог, он не позволит себе подобного поведения с Соней. И даже, если он осмелится на подобное, сестра так же даст отпор и ему. Да, конечно, ведь это она гордость рода, она - пример для многих и многих девушек, даже старших. Для самой Майи.

   Когда солнце уже клонилось к закату, начало холодать, а глаза устали от мелкой работы, девушки засобирались перейти в библиотеку. Их планы нарушил доносившийся со стороны конюшен гомон. Вернулись охотники. Уставшие от длительного сидения, разгоряченные азартом, девушки побежали туда, получить возможность первыми лицезреть трофеи, а главное - добытчиков.


*****

   - Дамиан, не вводите девушек в заблуждение! Они ведь потребуют подтверждения, а медвежьей шкуры в доме не найдется, что вы будете делать тогда, искать настоящего медведя?

   Компания, снова в полном сборе устроилась в гостиной. Впервые за эти несколько недель растопили камин, хотя Майя считала, что неплохо бы делать это каждый вечер. Она мерзла ночами в комнате. В то время как стоя у камина, граф травил байки, сама Майя сидела с книжкой на кушетке, возле стеллажей. Соня оттачивала свое мастерство игры в шахматы, в чем была непревзойденна. Весь вечер они играли на выбывание, и весь вечер она провела у доски. Сейчас, разыгрывалась самая любопытная для Майи партия - с Витором. Все уже порядком устали следить за происходящим за игровым столом, кроме того, истории, которые рассказывал Дамиан, были и вправду интересными, поэтому, между молодыми людьми образовался тет-а-тет.

   Очень долго, казалось, целую вечность они играли, молча, оба напряженно всматривались в шахматную доску, ждали ответного хода противника, Соня морщила лоб, подносила руку к фигуре, а потом меняла свое решение. Зная сестру, и обычную ее манеру игры, Майя решила, что она правда устала. Еще бы. Видимо, это заметил и Виктор, так как он сам, своими же ходами, закрывал те дыры, которые оставляла девушка из-за невнимательности. Ему хотелось продлить игру, и ради этого он играл за двоих и на двоих.

   - За кого вы болеете? За сестру или своего не совсем тайного воздыхателя?

   Дэррек тоже наблюдал за игрой, но совсем не с тем интересом, что Майя. Ему интересна была ее реакция. Выражение лица девушки говорило о полной ее сосредоточенности на происходящем. Книга, которую та держала в руках, была забыта, вот уже десять минут страница не переворачивалась. Казалось, она даже забывала моргать, наблюдая за игрой. Он заметил почти сразу, что Соня сделала несколько грубейших ошибок, а этот болван вместо того, чтобы ими воспользоваться, их нивелировал. Хотя, может и не болван? Может, он сделал это специально? Но зачем?

   - Что? - Майя была настолько увлечена, что не заметила, как к ней подошел герцог, не имела понятия, как долго он за ней наблюдал, и что хотел узнать.

   - Я спрашиваю, за кого в подобной ситуации болеет человек? За родную сестру, или потенциального жениха? - для Майи не было секретом, что все присутствующие судачили о том, что в этом доме сошлись два анибальта. Что это единоверный путь, сводить им подобных между собой, пусть радуют глаз друг другу, и не заставляют лицезреть их другим. Опровергать? Зачем? Ведь если этого хотел бы Витор, он, очевидно, заявил, что никакого интереса она для него не представляет. А сама Майя, слишком боялась публичности, чтоб вступать в диалоги на подобную тему.

   - Я не болею, я просто наблюдаю, - пришлось оторваться и от наблюдения, во всяком случае, на время разговора.

   - Вы лжете, - он чуть наклонился, взял из рук девушки книжку, она еле сумела подавить глупое желание выдернуть вещь обратно. Мужчина покрутил в руках томик, прочитал название, усмехнулся и протянул обратно. Сегодня, Майя взяла с полки первую попавшуюся книгу, лишь бы скоротать вечер, как оказалось, подобный выбор ни к чему хорошему не привел. Основы анатомии, к сожалению, скорее клонили в сон, чем к прочтению, - А может, вы ревнуете? Ведь прекрасно видите, что ваш потенциальный благоверный поддается сестрице? - он продолжал смотреть на то, как разыгрывается шахматная партия, что давало возможность Майе рассмотреть его.

   - Вы ошибаетесь. Я просто наблюдаю.

   - А вы повторяетесь, что заставляет меня убедиться в своей правоте еще сильней. И знаете, я думаю, вы не безосновательно волнуетесь. Ваша сестра стоит того, чтоб подступиться к ней... - он кинул взгляд вниз, на нее, и со своей обычной жестокой усмешкой продолжил, - через вас. Вы же не станете утверждать, что такого не бывало? - Майе показалось, что к лицу прилила вся кровь в организме. Да, он прав, такое было, однажды. Это стало еще одним слоем ее раковины, в которую посторонние больше были не вхожи.

   - Что произошло с вашей рукой? Поранились на охоте? - меняет тему? Неужели девочка растет? Он-то думал, что будет лицезреть очередную капитуляцию, потупленный взгляд, смятые складки платья. А нет, кажется, все меняется. И, святой Ях, он доволен такой перемене.

   - Нет. Это все происки одной маленькой ведьмы, - когда Майя, от неожиданности снова вскинула не него взгляд, он продолжил. - Да, вы не ослышались, в моем доме, оказывается, бывают и такие. Но не волнуйтесь, я расквитаюсь за нанесенный урон.

   О ком он говорит? Какая ведьма? Он в своем уме? Может, он перебрал вина за ужином? Вроде бы нет, стоит на ногах крепко, и взгляд осмысленный, насколько об этом можно судить в полумраке, царящем в ее углу. Но, что же тогда он имел в виду? Остается надеяться, что это не Соня повинна в травме, хотя при чем тут может быть она?

   - Если вы ставили на Винсента, могу вас поздравить, - после несколькоминутной тишины он вновь заговорил. - Ваша сестра капитулировала, - и правда, Соня легким движением отправила своего же короля на шахматную доску, к ногам вражеской королевы. Правда, при этом, девушка улыбалась, не так обычно выглядят капитулянты.

   - Она просто устала, - почему-то, захотелось вступиться за сестру, оправдать ее, хотя ни в каком оправдании та не нуждалась.

   - Что-то давно я не прибегал к вашим услугам, взамен на мою доброту, вам так не кажется? - теперь уже он перевел тему моментально и кардинально.

   - Простите?

   - Мне нужен перевод одной книжки, не беспокойтесь, книга не так велика, и кроме того, во времени я вас не ограничиваю, но уповаю на вашу добросовестность.

   - Что за книга?

   - Не переживайте, ее уже доставили вам в комнату, я распорядился. Надеюсь, получить перевод как можно раньше.

   Встав из-за стола, искренне благодарная за свое освобождение Соня, выражала его Витору, даря внимание и такую милую его сердцу улыбку. Идиллию нарушил направившийся в их сторону герцог. Оказалось, что и улыбки бывают разными, уставшая Соня, расцвела на глазах. Бедный Витор. Майя могла пожелать ему только терпения.

   Интересно, что же за книга ожидает ее сегодня? Как бы настороженно она не относилась к герцогу, наличие у него вкуса в литературе отрицать не могла. Поэтому, близившееся удовольствие от прочтения уже предвкушала.


*****

   - Он мне поддался. Витор. Если бы не была настолько уставшей, сказала бы ему все, что думаю по этому поводу... Но, я правда ему благодарна. Еще одна партия, и я бы разбила шахматную доску об пол, - держа в руках свечу, девушки брели в направлении своих покоев, дом медленно погружался в сон. - Но, как только подошел герцог, я попыталась явно дать понять, что благодарна и все, ничего больше. Не буду подыгрывать ему, когда он играет на два фронта, - Соня даже чуточку повысила голос, видимо, надуманное поведение Винсента ее сильно возмущало.

   - У меня не выпадало возможности тебе сказать, Соня, но послушай, все ведь не так, как ты думаешь, он не ведет двойную игру... - когда младшая сестра кинула на Майю полный сомненья взгляд, та поправила, - не ведет ту игру, о которой думаешь ты. Нас с ним связывают только дружеские отношения.

   - И что? Где дружба, там и любовь.

   - Ты слышишь меня? Дружба, и все.

   - Ты просто не хочешь расстраивать меня, и этого, своего друга. Нет, меня не интересуют мужчины, которые ведут себя как последние негодяи, сначала пытаются проникнуть в доверие к тебе, а потом подступиться ко мне. Ведь, если бы подобное случилось со мной, ты вела себя так же, почему ты ждешь, что я, как ни в чем не бывало, предам тебя?

   - Но, Соня, ведь это никакое не предательство! Я просто не хочу, чтобы ты обижала человека, который совершенно искренне хорошо относится ко мне и так же искренне к тебе! Почему у тебя не возникает мыслей о том, что твой обожаемый герцог не так свят, как представляется, но вопреки моим словам, ты готова поверить в наличие всех грехов мира в Виторе? - за разговором, они подошли к покоям Майи, открыв дверь, она впустила сначала сестру, а потом вошла сама.

   - Ты имеешь в виду эту клевету, которой пыталась меня задеть Кэрри? Не смеши, ведь любому понятно, что она говорила это только, чтобы позлить, - Майя, конечно, прекрасно это понимала, но ведь это не значит, что сказанное - вранье.

   День был слишком длинным и утомительным, чтобы спорить еще и всю ночь, Майя пошла на попятные.

   - Я просто прошу тебя, не судить о людях впопыхах, и доверять мне. Ты останешься у меня?

   Соня, зажигающая в это время свечи в комнате от своего светильника, поморщила нос, то ли от несогласия с просьбой, то ли от вопроса.

   - Нет, ты опять усядешься читать до рассвета, и я не смогу заснуть. Лучше уж я пойду к себе.

   Исполнив свою миссию по освещению комнаты, девушка подошла к стоящей у двери Майе, обняла ее, поцеловала в щеку, пожелала сладких снов и отправилась восвояси.

   Ох, святой Ях, как же тяжело советовать кому-то, как вести себя в делах любовных тогда, когда сам в этом полный профан.

   Первым делом, Майя отправилась в ванную. В отличие от процедуры одевания, снять с себя многочисленные юбки, корсеты и прочую ерунду особого труда не составляло, зато ощущение легкости вознаграждало за страдания на протяжении всего дня. Теплая вода с лавандой, оставленная заботливой служанкой помогла расслабиться окончательно.

   Проведя не меньше получаса где-то между реальностью и сном, Майя вылезла из практически остывшей воды, завернулась в огромный, явно не по размеру махровый халат и направилась в комнату.

   Единственный, кто может переубедить ее в том, что герцог Соне не подходит - сам герцог. Он должен или перестать уделять сестре внимание, или подтвердить предположения Кэрри, и тем самым оттолкнуть девушку, либо, к огромному стыду Майи оказаться и вправду истинным джентльменом, который искренне интересуется ее сестрой, и имеет на ее счет определенные намерения.

   Перед тем, как лечь спать, девушка опять прошла по комнате, гася все свечи. Конечно, они создавали уют, даже романтику, но ее нервировал тот факт, что, не смотря на теплый цвет огня, настоящего тепла он не даровал, а она все продолжала мерзнуть из ночи в ночь. Проходя мимо стола, Майя притормозила - там лежала книга. А ведь она совсем уже забыла, герцог обещал предоставить ей фронт работ. Интерес поборол желание спать, Майя взяла книгу, устроилась на кровати, подоткнув со всех сторон одеяло, поставила свечу на прикроватную тумбочку. Название показалось отдаленно знакомым, но откуда, Майя вспомнить не смогла. Автор - женщина, имя тоже ни о чем не говорит. И, правда, книга совсем не большая, в тонком переплете, не похожа на те произведения искусства, которые хранились в обнаруженной ею библиотеке. Ну что ж, за перевод она сегодня не возьмется, но что мешает ей хотя бы начать читать?

   Часто, читая книги, Майя представляла себя на месте главных героев. Как они творят великие дела, совершают кругосветные путешествия, растят детей, создают научные теории, участвуют в судебных дебатах. Ее манило то, что по определенным причинам было недоступно. Наверное, потому, что ей недоступно было больше, чем даже ей подобным.

   С этой книгой все было наоборот, как бы Майя не пыталась отбросить любые аналогии, они следовали за ней. Девочка, видящая свое призвание в науке, служении знаниям еще с пеленок должна была за такое свое право бороться. И, черт возьми, она боролась. Она боролась с отцом, считавшим, что размер мозга обратно пропорционален способности к деторождению, с мальчиками-одноклассниками в приходской школе, чьи издевательства граничили с настоящими пытками, с нежеланием воспринимать ее учителями. Она боролась с тем, войну чему Майя проиграла сразу же, с обществом. Со стереотипами, с предубеждениями. Каждый раз, когда при Соне ее кто-то пытался уколоть, Майе становилось намного хуже, чем от обычного оскорбления, ведь обязанность защищать, возлагались на плечи младшей сестры, потому что сама Майя капитулировала...

   Девушка понимала, что именно эту книгу герцог тоже дал ей неспроста. Очередная проверка, очевидно, перевод ему не нужен, он прекрасно знает, что именно дает ей для "работы". Он снова пытался показать ей, что то, за что она взялась не ее ума дело? Нет, как оказалось, она тоже умеет быть упрямой, в спорах самых сложных - с самой собой. Почему-то именно тут, Майя поняла, что сдаться не может. Она была даже благодарна непонятному ей невольному толчку герцога. В эту ночь Майя приняла для себя важное решение, которое ей предстояло воплотить в жизнь, творить свою жизнь своими же руками.



Глава 9 | Когда падают звезды | Глава 11