home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 16

   Что ей принес понедельник? Ее последний день? Бездну отчаянья и не меньшую бездну надежды.

   С самого утра она вела себя как-то странно. Обычно такая спокойная, плавная в своих движениях, сегодня Майя стала более резкой, суетной. Уже привычно не застав Дэррека утром подле себя, девушка впала в самую настоящую тоску.

   Безвкусный завтрак, на котором он объявил всем присутствующим о необходимом отъезде, ставшим новостью далеко не для всех. Пустые разговоры за столом, бесцельно потраченное время, ее время. Ее время с ним.

   Не заметить эти перемены Дэррек не мог. С каким отчаяньем она смотрела на висящие на стене часы, не замечая, что сестра пытается что-то у нее спросить. Он практически готов был отказаться от поездки, лишь бы не видеть этого немого страдания в глазах, но каждый раз отдергивал себя, повторяя, что так нужно. Единственное, что он смог сделать, под видом написания его портрета, заманить Майю к себе в кабинет, не вызывая лишних подозрений.

   - Голубка, присядь, хотя бы на минуту... - он пытался написать ответ на пришедшее сегодня обращение одного из арендаторов.

   Майя же продолжала прохаживать по кабинету от стенки до стенки. Она сменила уже с десяток мест. Сидела на кушетке, но посчитав, что с нее слишком плохо видно его рабочее место пересела ближе, на кресло напротив. Там, некуда было деть ноги, упирающиеся в стол, из-за того, что кресло она придвинула слишком близко, а отодвинуть дальше, означало добровольно от него отстраниться. Не выдержав этих метаний, Дэррек попытался усадить ее к себе на колени, вот только уже через две минуты, когда вместо мыслей об арендованных землях в голове стали появляться настойчивые однозначные образы, ему от этой идеи пришлось отказаться. И такой круг Майя проделывала уже не один раз. Отчаявшись, она даже осмелилась взять в руки карандаш, листок и вправду попытаться его нарисовать, но трясущиеся руки ей не дали.

   - Возьми книгу... - он указал на стеллаж у стены, а в ответ получил лишь еще один полный неописуемого отчаянья взгляд. Нет, если она собирается провести так целую неделю, его игра и вправду не стоит свеч.

   Единственное, что заставило ее отвлечься - принесенное дворецким письмо. Адресованное леди Дивьер, из дома. Искренне обрадовавшись хотя бы временной передышке в борьбе Майи самой с собой, Дэррек уступил ей место за своим столом, чтобы она смогла написать ответ.

   От нервов или возможно из-за того, что Майя и вправду вселенски соскучилась, письмо получилось очень длинное. Она написала там и о недавней поляне, только найденной ею одной, во время прогулки, и о прочитанных за это время книгах, которые, в сущности, не имели для мамы никакого значения. О своем здоровье, о здоровье Сони, о здоровье Витора, которого мама в жизни не видела. О здоровье герцога, который оказался очень радушным хозяином, но к сожалению, которому придется отбыть на целую неделю... Ох, мамочка, если бы Майя могла ей рассказать, что из всего послания лишь эти слова имели для нее значение.

   - Мне не хватило листа... - Майя покрути в руке исписанный с двух сторон лист.

   Воспользовавшийся паузой в ее метаниях, Дэррек углубился в чтенье, на вопрос ответил почти механическим:

   - В одном из ящиков должна быть бумага.

   Деловито кивнув, Майя начала путешествие по шкафчикам. Бумаги не оказалось ни в одном шкафу по правую руку, ни в нижних по левую. Девушка открыла верхний. Увиденное сделало невозможное, паника отошла на задний план. Поверх стопки бумаги лежала ее ласточка. Целая и невредимая. В то, что он ее нашел, но просто забыл отдать, она бы не поверила ни за что, по-другому как подарок Винсента он кулон не называл. Значит, спрятал специально.

   - Ну что, нашла? - он вспомнил о нем не сразу, наверно в тот же момент, когда ее глаза округлились, наткнувшись на неожиданную находку.

   - Да, - до сих пор большие от удивления глаза встретились с чуть прищуренными. Давай, девочка, сделай правильный выбор.

   Майя коснулась подвески, под прикрытием стола. Чего он ждет от нее? Что она возьмет дорогую ей вещь или оставит на месте? Еще вчера она спрашивала себя, кто для нее более важен, и ни секунды не колебалась, в общем-то, как и сейчас, соскользнув пальцами чуть ниже, девушка вытащила листок.

   - Да. Спасибо, - положив его на стол, Майя взялась за письмо с новой силой, делая вид, что не замечает продолжающий сверлить ее взгляд. Пусть его подозрения беспочвенны, если ему нужно, чтобы она от этого отказалась, она так и сделает.


*****

   Сборы забрали у Дэррека все время между обедом и ужином. Суетную Майю при этом герцог доверил Соне, жаждущей провести наконец-то время с сестрой. Майе хотелось поделиться своими страхами, почувствовать поддержку близкого человека, схватиться за соломинку, падая в бездну, но это было невозможно.

   А когда настал вечер, у нее просто не осталось сил бояться и жалеть.

   - Я уезжаю на неделю... - Дэррек взял холодные, сжатые с силой кулаки в свои руки, пытаясь поймать загнанный взгляд.

   - Я уезжаю через неделю! - неужели он не понимает, что сегодня они практически прощаются? Через неделю, он ее и не вспомнит, через неделю, их экипаж отнесет ее домой, с дырой вместо сердца.

   - Ях, ну почему ты у меня такая глупая? - прижав к своему телу, Дэррек приподнял ее подбородок. - Ты мне веришь?

   - Да! - скорее писк, чем ее привычный шепот.

   - Значит, верь, - он прильнул к искусанных за день губам, с трудом заставляя их разжаться, а тело расслабиться. За все время общения с ней, еще ни разу ему не удавалось убедить ее словами, словам она не верила, а вот на чувства полагалась намного охотней.

   Этой ночью Майя жалела лишь о том, что не позволяла себе всего, что хотела раньше, что чего-то боялась, стыдилась, сдерживалась, что думала о благовоспитанности тогда, когда это казалось таким важным. И лишь теперь она понимала, что такое жалеть об упущенном, пить каждую секунду.

   Куда делись подушки, одеяло, они не имели ни малейшего понятия, сегодня Майя поняла и искренне поблагодарила того, кто создал ложе таких размеров. Ее не смущала собственная нагота, скрытая ночной тьмой и только, не заставлял отводить глаза вид его голого тела, покрытого мелкими капельками пота. Она пыталась впитать памятью все до мельчайших деталей, оставить на нем свой знак, как он постоянно ставил на ней, исследовав руками спину, плечи, Майя сделала то же с помощью губ. Ей было не важно, осознает ли он, с каким отчаяньем она пытается оставить его здесь, сейчас, с ней, но жутко хотелось, чтобы он чувствовал то же.

   - Я не переживу... - Майя оторвалась от любимых губ лишь на секунду, ей казалось, что не деля дыхания, она становится рыбой, лишенной воды.

   - Я вернусь, - такие ночи стоили грядущих расставаний, Ях, как она отдавалась, без остатка, жадно, страстно, доводя его до исступления и снова бросаясь в омут с головой.

   - Я не переживу... - она не могла его не отпустить, но как же хотела сдержать.

   - Я вернусь...

   Когда перекатившись, Майя оказалась сверху, Дэрреку стоило больших усилий не подмять ее опять, чтобы вбиваться в это хрупкое тело в доказательства того, что она дождется, что ответит на чувства, которые он облечет в слова.

   Склонившись над его лицом, Майя, дразня, коснулась раскрытых для поцелуя губ. Дэррек этого не ожидал, это было начало ее маленькой мести, за сегодня и всю грядущую неделю. Соорудив воображаемое кольцо из рук, оперев их о перину, по обе стороны от лица, Майя снова приблизилась к мужскому лицу и отпрянула, как только он хотел вырвать поцелуй. Принимая правила игры, Дэррек сжал ее талию, не позволяя самому себе вмешивать в ее действия. Длинные волосы завесой спускались вниз, отгораживая от окружающего мира. Майя прошлась теплым дыханием по губам, так и не позволив коснуться себя живьем, еле ощутимая россыпь поцелуев проложила дорогу ото лба, по щекам, подбородку, шее. Пытаясь сдержаться, Дэррек сильнее сжал тонкую талию. Получив такую опору, Майя пустила в ход и порхающие по телу пальцы, как бабочки, ассоциирующиеся с ней. Склоняясь к лицу, Майя прислонялась к мужчине всем телом, заставляя мышцы судорожно сокращаться. Почувствовав дыхание на скуле, Дэррек готов был сдаться, взять инициативу на себя, лишь титанически усилия заставили его сдержаться, и они были вознаграждены:

   - Мой? - чуть хрипловатый шепот и укус за мочку. Он промолчал, ожидая продолжения.

   Повторив свой путь в обратном направлении, Майя прильнула к другому уху:

   - Мой? - более требовательно, желая получить ответ. Хотя бы сегодня, хотя бы раз она хотела это знать и чувствовать. Но ответом ей снова была тишина. Не собираясь сдаваться, она вернулась к губам, приближаясь и заставляя его тянуться вверх, чтобы поймать. Сознательно или нет, в свой танец она подключила и бедра, поерзав на его и без того разгоряченной плоти, это стало последней каплей.

   Резко перевернув ее, Дэррек заставил Майю выгнуться от ощущения наполненности. Поцелуи, которые она так старательно отнимала, ей тоже пришлось вернуть сторицей, но победительницей все равно осталась она.

   - Твой? - Дэррек повторил ее трюк с мочкой уха... - Твой? - поймал сорвавшийся от его движений внутри, стон своими губами.

   И чувствуя такой пьянящий триумф, настоящее счастье, Майя ответила:

   - Мой, - поймав взгляд черных глаз, повторила. - Весь мой...


*****

   Дэррек должен был уехать в шесть часов утра, для сна осталось не так-то много времени. Майя добилась того, что он дал слово разбудить ее перед отъездом, она хотела попрощаться, без слез, без истерик и паники. После сегодняшней ночи, она была уверенна, что он вернется, вернется к ней. Не было страха, была лишь грусть от того, что разлуки все равно не избежать. Вот уже несколько минут, черты его лица были спокойными, дыхание ровным, Майя любила смотреть на то, как он спит. В такие моменты, она успевала поделиться с ним секретами, от него самого. Вот и сейчас, Майя поцеловала чуть колючую щеку, потершись об нее носом, вдохнула запах, который надеялась вспоминать все это время. Дотянувшись до уха, она прошептала как можно тише, чтоб даже луна не услышала то, что уже давно знала, но чего так боялась.

   - Я люблю тебя... - вот, оказывается это так просто. И пусть он об этом не знает, пусть он не ответил, им хватит и ее любви.

   Он не спал. Он ждал и дождался, трусиха, она побоялась сказать это ему, хотя уже не раз повторяла во сне, а теперь осмелилась на такое признание. Не желая спугнуть, он не открыл глаза, не сделал все, чтобы она повторила слова опять, на это у них будет достаточно времени. Лишь руки, сжимавшие ее в объятьях, усилили хват, подтверждая, что он научит ее не только чувствовать, но и говорить о своих чувствах.


*****

   Бесшумно ступая по ковру, герцог Мэйденстер вернулся в комнату перед тем, как сесть в уже запряженный экипаж с погруженным багажом. Он обещал ее разбудить, но утром, она спала так мирно, что выполнить свое обещание мужчина не смог. Подойдя к кровати, он присел на корточки, чтобы в сотый раз убедиться: он не ошибся, чтобы вспоминать это лицо, тонкие ручки, закинутые за голову, лежащие на подушке белых волос, родинку в форме сердца на боку, и глаза, закрытые сейчас, но врезавшиеся в память так отчетливо.

   Он приблизился, запечатлел на губах короткий поцелуй, шепнул на ушко: "верь мне", и рывком поднявшись, вышел из комнаты, не желая больше испытывать свою выдержку, которая и без того вчера поддалась серьезным испытаниям.



Глава 15 | Когда падают звезды | Глава 17