home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 8

   - Майя, ведь это чудесно, правда?

   - Что?

   - Он, он чудесен, да?

   Вот уже две недели, единственной темой, которая интересовала, заботила, занимала мысли Сони, был герцог. Для себя Майя определила, хочешь найти сестру - поинтересуйся, где видели герцога. Они либо совершают прогулку по саду, либо играют в шахматы в библиотеке, либо исполняют дуэты за роялем. Майя не ревновала, ни Соню к Мэйденстэру, ни его к ней. Она просто очень боялась за глупышку. Он - намного старше, опытнее, его поведение не поддается пониманию Майи, не говоря уже о сестренке. Внимание сегодня не значит, что его интерес продлится и завтра, а Соня медленно, но верно падает в бездонный океан девичье влюбленности. Такой, которой три года страдала Майя, такой, которая может принести боль, много боли.

   Но больше всего ее заботила собственная неспособность никак повлиять на ситуацию, ни с одной, ни с другой стороны. Она не могла сказать, что намеренья герцога на счет Сони бесчестны, то, что он издевался над ней, ни о чем не говорит. Если он и вправду не ровно дышит к девушке, Майя разрушит счастье сестры. Если же он просто ведет какую-то игру, Майя узнает об этом одной из последних, такова жизнь. Единственным способом влияния, были повторяющиеся с завидной периодичностью просьбы не спешить, не нырять в омут с головой. Но доходят ли доводы разума до желаний юного сердца?

   - Я не понимаю, Соня, а как же Маккадамс? Ведь ты вздыхала о нем, как только мы приехали, неужели через неделю мне ждать, что ты прибежишь оглашать о новом предмете воздыханий?

   - Неееет, Майя, не путай, тебе не понять, как можно сравнивать их? Это ведь небо и земля, - да уж, сейчас, Майя бы сравнила их как ангела и демона, потому что герцог с каждым днем пугал все больше, а остальные, на его фоне, казалось, возносились до небес.

   - Я пишу маме, передать от тебя что-то? - впервые, за эти две недели, она исполнила данное матери обещание, решилась написать.

   " Дорогая мама,

   Мы гости в великолепнейшем доме страны вот уже целых четырнадцать дней. Местные красоты поражают, человек, попадающий сюда в период цветения сада, не сможет забыть увиденное, наверное, всю жизнь. Я точно не смогу. Пытаюсь зарисовывать, но каждый раз разочаровываюсь, ведь это непередаваемо.

   Наши дни проходят за всевозможными развлечениями, гостеприимный хозяин не дает скучать. Джентльмена обходительны, а дамы милы..."

   В таком духе, были исписаны три страницы. Все чудо в том, что Майя не соврала ни словом, все хорошее имело под собой основание, а недомолвки - это ведь не вранье, на то мы и люди, чтобы быть в состоянии решать, в какие свои чувства мы хотим посвящать мир, а какие хотим оставить при себе. Например, Майя очень боялась просить у мамы совета или подсказки в том, как вести себя с Сониной влюбленностью. Хуже чем бессилие быть не может, а мама слишком далеко и оттого бессильна.

   Что произошло с их приезда? Многое. Майя, впервые, нашла друга. Друга, который готов слушать и слышать, который смотрит на нее как на равную, который доверяет ей, и готов получить ее доверие взамен. Теперь, в окружении стольких людей, она чувствовала поддержку с двух сторон - от Сони и от Витора.

   А еще, она чувствовала и видела, какие взгляды тот бросает на сестру, как его и без того прямая осанка, стройнится еще больше, когда Соня появляется на горизонте. Напрямую, Витор ни разу не спрашивал у Майи что ему предпринять, чтоб обратить на себя внимание Сони, ни разу не просил совета в этом, единственное, когда ее зарисовка игры в бадминтон была готова, ненавязчиво упомянул, что из любви к искусству был бы не против хранить рисунок у себя. Майя не отказала, сестра на нем и вправду получилась очень правдоподобно.

   Так, как Витор не посвящал ее в свои планы, решиться на разговор с Соней на его счет, Майя, тоже не могла. Ведь, не имеет она права вмешиваться в их дела, а возможно, и портить все. Но насколько она была бы рада, если Витор вел себя по-другому. Нет, не в смысле, обратил внимание на старшую сестру, а хоть понемножку, мелкими шажочками приближался к сердцу Сони, так, как это делал герцог.

   Общаясь с Витором, Майя поняла многое, в том числе и то, что логики в чувствах искать не приходится. Ведь когда-то, она впервые влюбилась в человека, который отличался своей реакцией на ее появление, ей достаточно было безучастного взгляда тех темных глаз, чтобы перевернуть весь мир. А теплота в глазах друга, не вызывала подобных чувств. Ответное тепло - да, огонь - нет.

   - Передай, что я скучаю, но домой мы вернемся в срок, не раньше, - Соня, казалось, совсем не заинтересовалась содержанием письма, вместо того, чтобы присоединиться к сестре, она продолжала крутиться по комнате, напевая какаю-то песенку. - Ой, - девушка резко остановилась, - Ты видела, что у тебя в комнате течет потолок? - она указала в угол, по правую руку от окна.

   Да, последние несколько дней, шли дожди, а комната Майи угловая, прямо под водостоком, который, видимо и сам-то протекает, как результат, угол под потолком и днем и ночью на протяжении этих дождливых дней был мокрым.

   - Ничего страшного, я передала горничной, она обещала доложить хозяину.

   - Но ведь ночами тут должно быть сыро и противно, приходи ко мне, там кровать по размерам превосходит наши домашние почти в два раза, хотя бы не будешь мерзнуть.

   - Спасибо, - Майя улыбнулась сестре, запечатала конверт с письмом, вручила Соне, которой предстояло выполнить важную миссию - отнести письмо в исходящую корреспонденцию.

   - Ты сегодня спустишься к ужину?

   Вот уже несколько дней, Майя хранила одну тайну. Прогуливаясь по прохладному пустынному дому, в один из вечеров, она случайно набрела на библиотеку. Не ту публичную, которую им показывали в первые дни приезда, набор книг в которой вряд ли мог ее заинтересовать, а другую. Пройдясь вдоль стеллажа, Майя еле сдержала ликование. Куда не глянь, каждый корешок свидетельствовал о том, какая редкая и ценная это книга. Не в смысле материальном, а содержательном. Тут можно было найти редкие философские трактаты прогрессивных ученых, когда-то классику, а теперь литературу, которую принято порицать из-за вольнодумия изложенных мыслей. Многие произведения еще и оригинальны, не переведены.

   Один из плюсов затворнической жизни, ведомой Майе, стал избыток времени, который она использовала так, как считала, будет лучше всего - на чтение, изучение языков, самообразование. Не зря говорят, что когда перед тобой закрывают одни двери, им взамен открываются другие. Невозможность здорового существования в обществе, Майя заменила попытками понять его через книги.

   Единственное время, когда Майя могла спокойно, по ее мнению, побродить по библиотеке, вернуть прочитанную книгу и взять новую - время ужина, так как все обитатели особняка собраны в одном месте, а значит, в ее "святыню" никто не заглянет. Именно потому несколько последних вечеров, она не появлялась пред светлые очи общества даже по вечерам.

   - Вчера, лорд Винсент спрашивал, ничего ли с тобой не приключилось, не захворала ли ты, просил передавать тебе приветствия... - Соня многозначительно подняла брови, намекая, что ждет объяснений. А Майя, восхвалила про себя Яха, что Витор сделал хоть маленький, но шажочек по направлению к сердцу ее сестры.

   - Нет, сегодня я тоже поужинаю в комнате, мне кажется, еще пару дней мне лучше поберечь ногу, - предлогом, по которому Майя отсиживалась у себя, была подвернутая на прогулке нога. Это была почти полная правда.

   Гуляя с Витором, Майя поскользнулась, и упала бы, не окажись рядом надежного мужского плеча. А так, всего лишь подвернула ногу, которая не болела уже через полчаса, вот только, служила слишком хорошим предлогом, чтоб от него отказаться.

*****

   Когда часы пробили семь, Майя вышла из комнаты. У нее впереди было как минимум несколько часов один на один с книгами. После ужина, никто сразу не разбредался по этажам, слишком вечер хорошее время для соблазнения, да и просто для общения. Единственное, Майе было чуть неудобно перед Витором за вранье и за то, что ему приходится в эти вечера занимать себя самому, но с другой стороны, если это способствует тому, что он приближается к Соне, Майя могла просидеть в комнате еще долго.

   Коридор, две двери справа, поворот налево, не доходя до тупика еще раз налево и вторая дверь. Запомнить дорогу, Майя смогла с первого раза, чем удивила даже саму себя. Видимо, ей было очень важно иметь возможность попасть сюда еще раз, а лучше много раз.

   Вчера, она позаимствовала труд известного политолога-современника, она уже несколько лет просила папу купить эту книгу в их библиотеку, но он был слишком занят своими делами, и забывал ее заказать. А может, просто не хотел, чтобы девушка забивала свою голову такими вещами - не пристало барышням лезть в политику. Майя и не собиралась лезть, ее интересовала теория, она хотела понимать, а не практиковать. За вечер и ночь, она проглотила иностранное произведение, ее обрадовала доступность речи, логичность изложения, идеи автора. Не хватало одного, некому было задать вопросы, которые роились у нее в голове теперь, по прочтению.

   Перед тем, как поставить книгу на место и заняться поисками следующей, присев на кушетку, девушка решила еще раз прочитать те строки, которые заинтересовали ее больше всего.


*****

   Сегодня, Дэррек был в отличном расположении духа, удалось перенести на целый месяц не слишком желательный визит в отчий дом. Нет, он был бы рад повидать маму и сестер, особенно Мэгги, которая все ждет осени, чтоб посетить свой первый балл, но ему не хотелось оставлять собственный дом, даже на неделю, когда в нем копошится такое количество народу. За эти дни, он уже привык к вечному шуму и живости дома, даже, возможно, пропало то раздражение, которое преследовало его все предыдущие дни. Дамиан, время от времени докладывал ему о своих успехах на поприще свахи, сообщал о том, что леди Мэй застали с графом Бэкком в беседке, что неугомонный Маккадамс все норовил свести с ума всех присутствующих дам, и с завидным постоянством справлялся о состоянии дел с Соней.

   А что ответить? Он не мог толком ответить даже себе, зачем ему заигрывания с этой девочкой. Да, она мила, но ни одна его бывшая любовница ей не уступает во внешних данных, вроде не глупа, когда удосуживается не улыбаться всему миру в тишине, а ответить на вопрос, или спросить сама, но... Было какое-то "но", которое заставляло его, с одной стороны продолжать этот фарс, а с другой, не переходить границы.

   Семь часов пробили уже минут десять тому, так что на ужин он и так опаздывает, еще минута роли не сыграет. Взяв со столика книгу, Дэррек решил занести ее в библиотеку, придется сделать небольшой крюк, но это не смертельно.

   В этой комнате, всегда горит свет. Это его распоряжение. И днем и ночью тут можно сидеть с книгой, за шахматной партией, за столом с документами. Это его любимая комната в доме, неприкосновенная территория. Была...

   Неизвестно, кто удивился больше, хозяин, обнаружив, что незваная гостья расположилась на его кушетке с его же книжкой, или уверенная в том, что застать ее тут никто не может воришка.

   Немая сцена продолжалась несколько секунд, или, возможно, целую вечность. Дэррек стоял в дверях, придерживая ручку, и тем самым преграждая путь вероятному бегству, а Майя застыла с орудием преступления в руках.

   Герцог пришел в себя первым, аккуратно закрыл дверь, прошел в кабинет, сел на кресло, напротив занимаемой кушетки. Все эти манипуляции он проделал под пристальным взглядом прозрачных глаз.

   - Простите, я думала, все на ужине, не хотела вам мешать... - положив книгу на мягкое сиденье, Майя собиралась встать.

   - То есть, вы просите прощения за то, что вас в очередной раз застали за шпионажем, но не за сам шпионаж? -в отличие от девушки, он чувствовал полное владение ситуацией, это выражалось во всем - манере поведения, голосе, взгляде, под действием которого Майя непроизвольно поежилась.

   - Нет, простите, такое больше не повторится... - девушка поднялась, надеясь быстро прошмыгнуть в дверь, не станет же он ее догонять и требовать публичных извинений.

   - Что же вы читали? - Дэррек поднялся, и медленно направился за книгой, обходя застывшую посреди комнаты девушку.

   Он прекрасно помнил, какие именно книги хранятся тут, чтива для легкомысленных девушек тут было не найти, это его правда заинтриговало...

   - Не спешите, вы читаете без перевода? Со словарем? - он взял в руки "ее" книжку, и Майя практически почувствовала ревность, ведь такое сокровище принадлежит не ей, а после этого вечера, ей не удастся даже дотронуться хотя бы до еще одной книги-сокровища из его коллекции.

   - Нет, мне не нужен словарь, - ответила она скорее двери, чем собеседнику.

   - Вы владеете иностранным?

   - Да.

   - Одним?

   - Нет.

   - Почему именно эта? - он покрутил в руках книгу, повернувшись к Майе, она же так и осталась стоять вполоборота, готовая сорваться на бег в любую минуту. Он ощущал ее напряжение, глаза загнанной лани переводили взгляд с книги на его лицо. - Только не отвечайте "просто", такие труды, просто так не читают.

   - Я мечтала прочитать ее еще когда впервые услышала об этой книге, год назад, от папиного друга, - когда в голову не приходит ложь, стоит сказать правду.

   - Как для молодой, и... - он окинул ее взглядом с ног до головы, - достаточно необычной девушки, вы обладаете странным вкусом. Присядьте, - он указал на кресло, на котором не так давно сидел сам.

   Ослушаться Майя не посмела, сев на предложенное место, герцог последовал ее примеру.

   - Неужели вы и вправду считаете, что женщинам есть место в управлении государством? - девушка не ожидала, что он помнит тот разговор в столовой, ее первое унижение в этом доме.

   - Нет, я просто считаю, что причиной того, что люди не занимаются тем или иным делом, будь то политика, кулинария, игра на инструменте или чтение, должна быть не невозможность, наложенный обществом запрет, а понимание человеком сути той или иной деятельности, и отвержение ее для себя лично.

   Дэррек был удивлен. Правда удивлен, и видимо, он не сумел этого скрыть, как хотел, потому, что закончив речь, девушка снова опустила взгляд на ореховую столешницу.

   - Вы прочитали это тут? - он помнил содержание книги достаточно хорошо для того, чтобы знать, что ответ будет отрицательным.

   - Нет. С помощью этой книги я получила то, к чему стремилась, приблизилась к пониманию сути, - теперь, ее заинтересовал фикус, стоящий у окна, она чувствовала себя очень некомфортно, постоянно ждала нападения.

   - И что, считаете, что политика женское дело? - боковым зрением Майя видела, что он смотрит не враждебно, но все же.

   - Я не могу говорить за все женское племя, я могу судить только о себе лично.

   - Ну, хорошо, тогда что же? Кулинария, музыкальный инструмент или министерская должность? - он улыбался, даже, кажется без злой насмешки.

   - Пока что, продолжение самообразования, - Майя снова попыталась встать, но уткнулась взглядом в протянутую книгу.

   - Вы успели прочитать? Я не могу препятствовать самообразованию юных леди в моем доме, прошу, - Майе ничего не оставалось, как взять книгу. - Если у вас возникнут вопросы, я к вашим услугам.

   Майя не верила своему счастью, ведь только что, фактически получила разрешение приходить сюда открыто, в любое время, за любой книгой.

   - Но, знаете, у меня есть несколько правил, - ну конечно, настолько хорошо, все быть не может. Если взамен права доступа к книгам, он захочет получить ее советы в отношениях с Соней, Майе снова придется попрощаться со своими мечтами, ведь предавать сестру она не готова, а если она будет еще и помогать ему, Соня точно попадет в его сети. Но нужно ли это ей? - Так вот, в отличие от вас, я в иностранных, не так силен, а литература вправду интересна. Вы поработаете моим переводчиком, точнее пересказчиком. Время от времени, литературу вам буду подкидывать я, а вы, в качестве благодарности, не откажите обсудить прочитанный труд со мной. Как вам?

   И опять, Майя практически взлетела от радости, ведь любую книгу тут она с радостью прочтет, а необходимость переводить прочитанное, или отвечать на вопросы словами автора - ведь это не менее интересно. Кроме того, так, в лице герцога, она сможет сама получить того человека, к которому обратит свои вопросы. Она бы, конечно, предпочла в оппоненты папу, или того же Витора, но, идеального в мире не так уж и много, и кому как не ей это знать.

   - Я согласна.

   - Ну и отлично, а теперь, раз уж вам нет смысла больше шарить по чужому кабинету тогда, когда в него не может попасть хозяин, предлагаю почтить своей компанией общество, трапеза, подозреваю, уже в самом разгаре, - Дэррек открыл дверь, пропуская Майю выйти из комнаты первой. Это было не предложение, видимо, доступ все же ограниченный, но противиться прямому приказу покинуть кабинет, смысла не было.

   Майя встала, с чувством легкого разочарования оставила на столе книгу, подойдя к герцогу, присела.

   - Спасибо, - и не поднимая взгляд вышла в коридор.

   - И знаете, вы не слишком удачливая симулянтка, обычно, нежные барышни, подвернувшие ногу, на нее припадают.

   Майя запнулась, и чуть не полетела носом по покосам, но на этот раз ее спасла стена. А вот спину жег смех, и взгляд карих глаз.


*****

   Эта девочка и вправду необычна. Ях обделил ее внешностью, но взамен, наделил даже не умом, но умением и желанием мыслить. Такой дар, получает не каждый мужчина к тридцати и сорока годам, а ей сколько? Восемнадцать? Девятнадцать? Она же старшая сестра Сони, значит не меньше...

   Зачем он разрешил ей заходить в его святая святых? Читать его книги? На эти вопросы Дэррек и сам не знал ответа, но пытался объяснить для себя простой жалостью. Вот только совсем не все его действия вписывались даже в эту версию, ведь зачем тогда он соврал о том, что не владеет иностранным, зачем обрек себя на то, чтоб проводить время с ней?

   Он не знал ответов, но это совсем не значило, что собирался отказаться от задуманного, скорее понять свои мотивы уже в процессе. А пока, он смотрел в спину удаляющейся, подмечая, с какой грацией она движется, даже споткнулась легко, будто сделав па в танце. Странная девочка, определенно странная.

   А еще и эта хитрость с вывихом ноги, он был там, когда это произошло. Они с Соней шли чуть дальше, маленькая кокетка рассказывала ему о том, как ситец моден этим летом, а он планировал сорвавшуюся поездку. В одну секунду, произошло несколько вещей - Соня положила голову ему на плече, чего раньше никогда не бывало, а он и не жаждал подобного, и сзади раздался женский возглас. Бедная Моль, ко всем ее неудачам, еще и оступилась. Но ей на помощь пришел верный рыцарь Винсент. С которым, кстати, Дэррек так еще за это время ни разу нормально и не поговорил, с глазу на глаз, как того хотел Витор. Очевидно, разговор зайдет о приближающемся голосовании, но сейчас, герцогу думать об этом не хотелось.



Глава 7 | Когда падают звезды | Глава 9