home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 20

   Пока их карета ехала к дому, в котором должен был состояться бал, Майя нервничала как никогда. Впервые, после поездки, ей предстояло снова оказаться в толпе людей.

   Красивый дом, в разы больше, чем их собственный, открылся взгляду, как только экипаж остановился. Сумерки сгущались, создавая ореол таинственности. До самого входа тянулась ковровая дорожка, протоптанная уже сотней пар сапог и туфелек. Оказавшись в здании, гостей окутывала играющая там музыка, тихая, еще скрытая дверями, которые предстояло открыть перед их глазами. Это и сделали швейцары, завидев чуть припозднившихся гостей.

   Зал казался просто огромным, с высоченными потолками, люстрами, которые должно быть весили не меньше тонны. Лестницей, спускающейся прямо в эпицентр творящегося там празднества, а сколько было людей... Майя даже не пыталась их сосчитать, лишь удивлялась, что такое количество лордов и леди уместились там, не задевая друг друга экзотическими шляпками и не сталкиваясь в танце.

   Навстречу прибывшим вышел хозяин дома, вместе со своей супругой. Барон Рэйнолдс, друг отца, его ровесник, предпочитающий прожигать жизнь в городе, чем заниматься своими многочисленными поместьями и делами. Истинный счастливчик, так как, не смотря на запустение, может позволить каждый год брать на себя организацию открытия сезона.

   - Нортон, - мужчины пожали друг другу руки. - Дженифер, - барон поцеловал протянутую руку графини. - Юные леди. Очень рад видеть вас сегодня.

   - Мы тоже рады, что наконец-то выбрались.

   - Когда мы виделись в последний раз? - мужчина насупил брови, припоминая.

   - Еще весной, несмотря на приглашения, ты слишком любишь городской пейзаж, чтобы навестить старых друзей в их скучной деревне.

   Барон рассмеялся, друг знал его хорошо.

   - Прошу вас, - он указал рукой на зал, - надеюсь на протяжении вечера еще выдастся возможность наверстать упущенное, - пропуская вниз родителей, Майя с Соней приветливо улыбнулись хозяину.

   Они изменились, особенно старшая. Его улыбка стала чуть-чуть грустной, слава Яху, в его семье такого горя не случилось, дочка-анибальт - божье наказание, которого не пожелаешь и врагу.


*****

   Уже оказавшись в толпе, Майя смогла осмотреться по сторонам. Не так далеко, в компании молодых людей стоял Дамиан. О нем, Майя не вспоминала уже давно, наверное, ни разу, после возвращения. Белая рубашка, светлые штаны и жилет, кремовый шейный платок. Он выглядел очень хорошо, ему этот месяц пошел на пользу, пропала усталость в глазах, вернулась привычная лукавая улыбка. Обращенная на нее. Дамиан склонил голову в поклоне, приветствуя. Майя тоже ответила еле заметным кивком. У нее не было причин его ненавидеть или держать обиду, он оказал по-настоящему важную и нужную помощь, а вот не опасаться его не получалось.

   От таких мыслей ее отвлек, подошедший Витор. Он был без трости, на которую опирался несколько недель по возвращению домой. В темном костюме, оттеняющем его бледную кожу, набрал несколько килограммов после напряженной недели. Майя не знала как это, но ей показалось, что именно так должен выглядеть человек, пышущий здоровьем и счастьем.

   - Граф, - он одарил улыбками всех членов их семьи, задержавшись чуть дольше на одном лице, на котором выступил румянец. - Позволите ангажировать ваших прелестных дочерей на танец?

   - Витор! - их отец похлопал его по плечу. - Никогда не думал, что существует традиция приглашать на танцы оптом, - мужчины рассмеялись, но отказывать такой дерзкой просьбе никто не собирался. Правда именно в этот момент, музыка в зале стихла, чтобы предоставить слово приветствующему собравшихся хозяину.

   Майя снова получила возможность осмотреться, пока все пребывают в относительно обездвиженном состоянии. Если быть совсем честной, проводила она взглядом по толпе, лишь затем, чтобы убедиться, что не встретит здесь его светлость, герцога Мэйденстера.

   Ях, сколько народу собралось в одной комнате, Майе даже в голову не могло прийти, как найти время хотя бы перездороваться с ними всеми, а хозяину это удалось. Пока девушка осматривалась, речь закончилась, все присутствующие подняли бокалы. Танцы продолжились. Соню взял под руку Витор, папа ангажировал маму.

   Майя за ними, как завороженная. Раньше, она восхищалась лишь танцами своих родителей, видя с какой нежностью папа ведет, с каким пониманием мама подстраивается, иногда даже опережая мысли мужа. А сейчас, она получила еще один пример того, что станет для нее образцом. Такие неуверенные движения Сони, умевшей удивить партнера своими танцевальными способностями, лукавый огонек в глазах мужчины, возвышающегося над ней на полголовы, нежное переплетение рук, будто они еще не окончательно верят, что их встреча реальна. Вот как выглядит любовь, когда она только зарождается, и когда уже живет много-много лет. Без боли, без страданий, без понимания, как все происходящее неправильно.

   - Леди Майя, рад видеть вас, - Дамиан подошел незаметно, или просто она была слишком увлечена своими мыслями.

   - Добрый вечер, - Майя повернулась к мужчине.

   - Могу я рассчитывать на танец? - он протянул руку. Не ожидавшая этого Майя лишь кивнула. Усмехнувшись, Дамиан взял девушку под локоть, вывел в толпу танцующих пар.

   - Как вы, как милая Соня? Что Витор чувствует себя отлично, я знаю, - он бросил улыбку через плече, видимо, тому самому прекрасно себя чувствующему Витору. Выглядела она отлично, никогда бы Дамиан не думал, что скажет подобные слова девушке, на которую и не бросил бы взгляда еще несколько месяцев тому. - Вам очень идет это платье...

   Ответа на комплимент он не ожидал. Ледяная рука, лежавшая на его плече, чуть дрогнула.

   - Все хорошо, спасибо, а как вы?

   - Неплохо, - он умолчал, что ценой сохранения тайны, стала дружба с лучшим другом. - Вы надолго в столицу?

   - Только на один вечер. Не люблю суматохи.

   - Жаль... Я был бы не против устроить вам экскурсию, - после всего, что произошло, он часто думал о ней, и не понимал что, но что-то его притягивало. Не к той, которой она пыталась казаться, а к той, которой была.

   Майя усмехнулась - пустые разговоры... Этот танец не принес ничего, ни желания понять наконец-то что же скрывает в себе этот человек, ни желания открыться перед ним. К сожалению, или к счастью, одна на двоих тайна и возможность того, что он ее откроет, стояла надежной стеной между молодыми людьми.

   - Позволите? - когда музыка закончилась, ее за талию обнял Витор. Улыбнувшись партнеру, Майя поспешила ретировать к другу.

   - Что он хотел?

   - Провести мне экскурсию... - Витор так забавно удивился, что Майя не смогла не улыбнуться.

   - И что же вы? Согласились?

   - Я завтра уезжаю домой. Я тут только потому, что меня попросила одна молодая особа, а судя по тому, как вы сейчас бросаете ей улыбки, поддержка уже не нужна.

   - Простите, - он перевел взгляд на ее спокойное лицо, сохраняя направленную на другую улыбку. - После этого танца, я предложу Соне прогуляться... - он приложил руку девушки, к карману пиджака у самого сердца, Майя почувствовала твердые грани лежащей там коробочки.

   - У вас все получится. Я в это верю, - подумав еще несколько минут, она добавила. - И знаю свою сестру.

   - Я тоже надеюсь, когда-то узнать ее так, как вы, - Майя искренне этого желала, она не знала точно когда, но в определенный момент поняла, что они созданы друг для друга и что рано или поздно, это поймет и Соня. - Я желаю вам счастья, и надеюсь получить приглашение на свадьбу, в качестве небольшой благодарности за мои старания, - оставшееся время, они протанцевали молча, улыбаясь друг другу и своим мыслям.

   Когда прозвучал последний аккорд, Витор сжал руку Майи чуть сильнее, собирая все свои силы и даже чуточку заимствуя у нее, подвел партнершу к стоявшей подле отца Соне.

   - Душно, вам так не кажется? - Майе снова почему-то захотелось смеяться, следя за тем, как лицо Сони меняется, от сомненья, ведь ей-то было совсем не душно, до понимания, что "душно" - всего лишь предлог.

   - Да, пожалуй, нужно освежиться... - передав бокал Майе, она направилась на балкон, уверенная, что Витор последует за ней.


*****

   Вот, кажется и все, танцевальную часть вечера для Майи можно считать оконченной, это и так на целых два танца больше, чем она обычно может рассчитывать. Подойдя ближе к отцу, она попыталась вникнуть в ведущуюся в кругу беседу. Ничего экстраординарного, политика, урожай, новый скакун, будет ли война. И так по кругу, одно и то же по несколько раз. Неизвестно, причиной того было ее затворничество, или оно - следствие, но слушать такие разговоры ей было намного интересней, чем пустые сплетни ровесниц, даже несмотря на то, что принимать участие в дискуссии Майю никто не приглашал.

   В ее положении, было несколько плюсов, никто не требовал от нее пристального внимания и одобрительных кивков, лишь несколько раз она ловила на себе взгляды стоящих вокруг джентльменов, и все, что нужно было сделать - улыбнуться и уткнуться в полупустой бокал, чтобы ни в коем случае не подумали, что кроме всего прочего, дочь графа Дивьера еще и синий чулок. А между выполнением этой обязательной процедуры, можно было снова скользнуть взглядом по толпе.

   Вот уже полчаса, после их с отцом танца, Майя не видела маму. С одной стороны, волноваться вряд ли были причина, но лучше бы найти ее, чтобы успокоиться окончательно, проходя взглядом по многочисленным лицам, Майя думала, что скорей всего, она нашла какой-то укромный уголок, чтобы отдохнуть от громкой музыки и уже действительно душного зала. Стоило бы открыть настежь двери на террасу. Перед глазами мелькали десятки лиц, не привлекающих никакого внимания, ни одного знакомого, а даже если и знакомый, не тот, кого она искала, но вдруг, кровь остыла в жилах. В противоположном углу стоял он. Наскочив на знакомые глаза, двигаться дальше, Майя уже не смогла. Сделать вид, что не узнала, не вышло. Он тоже сверлил ее взглядом. Чтобы не упасть, девушка придержалась за стоящий у стены комод.

   - Милая, все хорошо? - папа обеспокоенно посмотрел на нее.

   - Да, все хорошо. Просто душно, - поставив бокал, она направилась подальше отсюда. Первым желанием было - бежать, бросить все и бежать, только титаническими усилиями она заставила себя отказаться от этой затеи. Она не знала, продолжают ли сверлить ее такие чужие глаза, не знала и не хотела знать.

   Майя поднялась по лестнице, повернула направо, оказалась в относительно пустом коридоре. Лишь несколько человеку шли навстречу. Дамы, а значит, где-то тут должна быть уборная. Туда он точно не пойдет ее искать, хотя, дай бог, не будет ее искать в принципе. Заметил, ну и что? Конечно, не будь его тут, было бы намного легче, но с другой стороны, рано или поздно, она должна была снова его увидеть. Лучше б поздно. Размышлять логично получилось ровно до того момента, как за ней закрылась дверь, и оказалось, что сердце вырывается из груди.

   Открыв воду, Майя подставила руки под холодные струи, закрыла глаза, и снова увидела этот холодный, леденящий душу взгляд. Нет, уж лучше пробыть тут весь вечер, чем снова оказаться с ним в одной комнате.

   Черт, ведь она знала, знала, что так и будет, что не с ее счастьем все будет хорошо. Нужно хотя бы попытаться успокоиться, чтобы сердце не выстукивало этот бешенный ритм. Она снова закрыла глаза, начала глубоко дышать, вспоминая пейзажи, открывающиеся перед глазами во время ее объездов, моменты полнейшего спокойствия.

   Но даже это ей не удалось, видимо, Майя забыла закрыть дверь на ключ. Она вдруг открылась, внутрь вошла миловидная высокая девушка.

   - Ой, простите, я помешала? - совсем молоденькая, наверное, на несколько лет моложе самой Майи, а так, как одета в белое платье - значит дебютантка.

   - Нет, - Майя облокотилась об стену, пропуская нежданную гостью к умывальнику. Выйти сама она была еще не готова.

   - Вам плохо? - девушка участливо посмотрела на нее в отражении.

   - Нет. - Майя сделала попытку улыбнуться, получилось скорее скривиться. - Просто душно.

   Кажется, девушку такое объяснение устроило, так как она принялась со всей тщательностью мыть руки.

   - Я вас понимаю, сама не могу находиться в этом террариуме больше получаса. Постоянно сбегаю, иногда сюда, а иногда на балкон. Мэган - она взяла бумажное полотенце, промокнула им шею и ладони, развернулась, протянула руку.

   Снова кисло улыбнувшись, Майя пожала протянутую ладонь. Она была совсем не настроена сейчас с кем бы то ни было знакомиться, но отказаться было бы крайне невежливо.

   - Я могу чем-то помочь?

   - Нет, вряд ли, мне уже лучше, - и правда, сердце чуть успокоилось. Может еще все обойдется. Ну и что, что заметил, может он боится, что она станет закатывать истерики, так этого не будет.

   - Представьте, это мой первый выход, и я уже не вижу ничего очаровательного в подобных сборищах. Что же это за забава. Набить толпу народу в душный зал и гонять их по кругу в танце.

   Майя только улыбалась, не сильно вслушиваясь в щебет собеседницы.

   - Я, наверное, пойду, мне уже лучше, - Майя выпустила все еще трясущуюся ладонь, провела руками по платью, сгоняя оцепенение и все ненужные мысли, покинула девушку, которое лишь пожала плечами, удивленная таким поведением новой знакомой и, казалось, сразу выбросила ее из головы.

   Встретьтесь они при других обстоятельствах, возможно, даже подружились бы. Девушка не шарахнулась, увидев, что перед ней анибальт, не побрезговала делить с ней тесную комнату. Но Майя была слишком взволнована, чтобы это заметить.

   Решение пришло моментально, и Майе показалось, что оно идеально, ей нужно всего-то дождаться возвращения Сони. Она узнает, все ли вышло у Витора, а потом, сославшись на нездоровье, отправится домой. Конечно, если бы и мама к этому времени слегка притомилось, было бы еще лучше. Уж ей-то подадут экипаж в ту же минуту, как она об этом попросит.

   Занятая своими мыслями, Майя не заметила, как наскочила на женщину, на голову выше, чем она сама.

   - Простите, - вскинув на нее взгляд, Майя отметила, что женщина очень красива. Кошачий разрез глаз, пухлые губы, маленький курносый носик, шикарные волосы. Одень она самая такое декольте, не смогла бы выйти за порог, а красавица, кажется, чувствовала себя совсем даже не плохо.

   На ее извинения, незнакомка лишь выше вздернула подбородок. Не первая, и не последняя.


*****

   Отец стоял все там же, Сони видно не было, Витора тоже. Куда запропастилась мама, можно было только гадать. Но это все Майя смогла определить за первые несколько секунд по возвращению, а вот чтобы найти взглядом того, кого меньше всего хотела, пришлось потратить достаточно времени. Он тоже был в зале, к счастью, стоял спиной к входу, общаясь с каким-то мужчиной. Мысленно возблагодарив небеса за такой подарок, Майя прошмыгнула к папе вдоль стены, чтобы не привлечь к себе внимания. Уже во второй раз комод, который несколькими минутами раньше помог ей удержаться на ногах, должен был сослужить службу, девушка стала так, чтобы он скрывал ее хотя бы с той стороны, где сейчас находился ее мучитель.

   - Солнышко, уже все хорошо? - папа склонился к ее уху, придержав за локоть.

   - Да, все хорошо, я чуть-чуть освежилась и все прошло. А где Соня? Или мама?

   Папа оглянулся, пытаясь найти их.

   - Понятия не имею, - но его такой расклад ничуть не расстроил, он только еще шире улыбнулся дочери, возвращаясь к разговору.

   Ну что ж, остается сверлить взглядом дверь на балкон, в надежде, что новоиспеченные помолвленные появятся оттуда как можно раньше. Майя взяла в руки бокал, предложенный проходящим мимо официантом, даже пригубила глоток, в надежде, что спиртное прибавит если не храбрости, то терпеливости... В кругу не изменилось ничего, ни общество, ни темы, вот только сама Майя перестала вникать в разговор, нервно постукивая ноготком по бокалу, отсчитывая текущие секунды.

   - Добрый вечер, - услышав обращение, Майя чуть не задохнулась, а руки покрылись мурашками. Не бояться... Намного легче было не бояться его, когда он за сотню километров, или хотя бы в другом конце зала. Отец обернулся. А у Майи возникло желание сморщиться, скрывшись за злосчастным комодом с головой. Но вместо этого, она последовала примеру папы, и еще до того, как все поймут, что к ней он не обратится, даже чтобы почтить их знакомство, она присела в реверансе, внимательно рассматривая носки его туфлей.

   - Герцог, - отец кивнул, - рад видеть вас здесь. Как здоровье герцогини?

   - Спасибо, хорошо. Она тоже сегодня здесь, - он указал бокалом куда-то назад. Статная женщина, предположительно герцогиня, стояла в компании той же барышни, с которой Майя столкнулась, правда, судя по всему, особого удовольствия от такой компании не испытывала. Все это Майя смогла заметить, кинув мимолетный взгляд из-под опущенных ресниц, и сразу вернувшись к созерцанию налакированных носков.

   - Вас можно поздравить, ваша сестра произвела настоящий фурор, - и правда, возле герцогини стояла не только девушка с декольте, как ее прозвала про себя Майя, но и ее новая знакомая из уборной. Теперь-то она увидела явное сходство с его светлостью. Высокие скулы, линия губ, глаза. Как она могла не заметить, что у нее его глаза? Может потому, что они смотрели на нее без отвращения, а именно такими они остались в ее памяти...

   - Майя, - отец окликнул ее, когда девушка углубилась в свои мысли. Она подняла на него взгляд. - Его светлость не верит, что вы с Соней рассказывали лишь хорошее о проведенном в его резиденции времени.

   Вместо того чтобы ответить, Майя лишь кивнула головой, боясь перевести ее направо, боясь уловить черты стоящего перед ней человека даже боковым зрением. От его близости, ее и так уже начинало пробивать мелкой дрожью.

   Отец удивился такому поведению дочери, но говорить ничего не стал.

   - Лестно слышать это от вас, леди Майя. Надеюсь, за время танца, вы поделитесь и со мной хотя бы одной историей, в которую посвятили отца, - давящая на нее и раньше атмосфера, окружающая этого человека, теперь, заставила сбираться дыхание. Он вытянул вперед руку, приглашая.

   Майя перевела испуганный взгляд на протянутую ладонь, вспышками возникли образы, когда эти самые руки рвут тонкую ткань, давят запястья. Сморгнув, она вновь повернулась к отцу, собираясь сослаться на плохое самочувствие и убежать.

   Но она не ожидала, что граф просто возьмет ее бокал, протягивая освободившуюся руку мужчине. Когда ее холодная ладонь вновь оказалась в плену теплых пальцев, Майю ударила настоящая молния, ощутимая боль. Как она надеялась, что этого больше никогда не произойдет...


*****

   Что произошло с ним за этот месяц? Еще сегодня днем он бы в сотый раз убедил себя, что толком ничего необычного. Сначала, он просто много пил, потом много пил и работал, а потом отправился решать все запланированные раньше дела.

   Ярость его быстро прошла, уже тогда, когда уйдя из ее комнаты, он заперся в библиотеке, он чувствовал, что встреть ее сейчас, такого желания свернуть ей шею уже не будет. Видимо, в нем проснулось то чувство, которая она так ненавидела, по ее словам, скорее всего лживым, он ее жалел.

   Гнев сменила полная апатия. Ему было все равно, что происходит в мире, лишь бы меньше времени он оставался один на один с собой. Ночи, превратились в пытку, когда его манила за собой ангелоподобная Майя, а стоило открыть глаза, и он снова и снова понимал, что все ангельское в ней было ложью.

   Знала бы Роза, кого она должна благодарить за то, что в один из вечеров встретила его в театре, наверное, поперхнулась шампанским. Он вернулся к любовнице лишь потому, что сны стали невыносимыми, а реальность - слишком тяжелой. Ему нужно было вернуть все на свои места, а Роза когда-то занимала определенное место, жаль, ведь он верил, что это навсегда позади.

   Месть Витору он отложил, помня, что это блюдо подается холодным, и он его подаст, просто не сразу. В отличие от той, рядом с которой у него отключалась вся его расчетливость, как в любви, так и в ненависти, вспоминая этого щенка, он желал ему долгой и мучительной смерти, но находил в себе силы эту самую смерть хорошо спланировать так, чтобы получить максимальное удовольствие.

   Думал ли он, что прошлое, которое, как ему казалось, совсем скоро оставит его в покое, оживет так неожиданно и так красочно? Думал ли он вообще, что встретит ее здесь? Конечно, нет. А если и да, то он хотел видеть ту же Моль, которую мог бы раздавить одним пальцем, а не ту, что весь вечер заставляла сжиматься кулаки и биться в жилах адреналин. Она выглядела так, будто специально хотела свести его с ума, снова заставить желать ее, ревновать ко всем этим мужчинам, которые ее окружали, заглядывая далеко не в глаза. И снова она смотрит в ответ своим чистым взглядом. Ведьма. И улыбка, будто в ее жизни не изменилось ничего, будто для нее этот месяц был всего лишь легкой прогулкой, а не забегом в борьбе за жизнь, как для него.

   Его гнев снова вскипел как тогда, будто не было этого месяца. Он увидел ее сразу, как она появилась на лестнице. А потом... А потом уже не выпускал из виду ни на секунду, когда танцевала с Дамианом, и делала вид, что не замечает, как тот заглядывает в вырез, вот цена дружбе... И тогда, когда снова этот Витор прямо у него перед носом... Рука на сердце... Лишь титаническими усилиями он заставил себя остаться на месте. А сейчас, когда она так мило раздавала улыбки направо и налево, он не смог остаться на месте.

   Мужчины стыдятся боли, называя ее разными чувствами, чаще всего яростью, злостью, ревностью. Сейчас он злился, достигая предела...


*****

   Он вывел ее в самый центр зала. Рука, за которую держал, казалось, окаменела, а стискивающие слишком сильно пальцы грозили раздробить кости. Только бы не задрожать, только бы не задрожать. Майя повторяла слова как молитву, не желая, чтобы он видел ее страх.

   - Ну, так что же хорошего ты поведала о проведенном у меня времени? - он сжал ее рукой слишком сильно, притянув вплотную. Так не танцуют. В голове снова возникли образы прошлого, чтобы отогнать их, пришлось тряхнуть головой. Пока ее тянули за руку, она продолжала смотреть под ноги, не хотела признавать его присутствие окончательно.

   - Ни грамма правды, - она смотрела куда угодно, но только не на него. Своими же словами пытаясь подбодрить себя. Борись Майя, ты не знаешь, зачем ему вдруг понадобилось еще раз поиздеваться, теперь уж публично, но сдаваться ты не будешь. Окружающие их пары уже и так расступались, желая больше посмотреть на небывалое - танец его светлости с анибальтом, чем продолжать оттаптывать ноги партнерам. Будь у Майи более острый слух, она бы услышала много странных предположений на счет их тандема, но ни единого, отдалено напоминающего правду.

   - Все было так ужасно? - рука, покоившаяся до того на спине опустила чуть ниже, накрывая округлости, скрытые под платьем, он сделал это очень плавно, не привлекая внимания окружающих, но давая ощутить это ее телу, которое и так напряглось до предела, снова ощущая его, такого знакомого и такого неизвестного слишком близко.

   - Не смейте, - Майя впервые посмотрела ему в глаза. Если он собирался снова унизить ее, ему это не удастся. Не сегодня, не после тех дней, когда она воспевала свою ненависть к нему.

   Игнорируя ее предупреждения, рука осталась на месте.

   - Неужели ты не оказываешь услуги бывшим... клиентам? - Майя попыталась выдернуть руку, но он крепко держал. Как ей хотелось залепить ему пощечину, за все, что он только что позволил, и за то, что она так и не смогла стереть из памяти.

   - Еще слово... - она сощурилась. - И я закочу истерику, - ей не страшно человеческое осуждение. А вот его выдерживать она уже не могла.

   - Попытаешься. А я тебе буду всячески мешать, - он прижал ее еще ближе.

   Стиснув зубы от бессилия, Майя снова отвернулась, если он попытается притянуть ее еще сильней, ей придется прижаться щекой к коричневому жилету. Чтобы хоть как-то отомстить, она дождалась, когда в танце, а он еще и умудрялся при этом делать вид, что они танцуют, его нога попадется ей в зону действия и со всей силой наступила каблуком на мужской туфель. Только желанного результата это не принесло.

   - Майя, Майя, а когда-то, такая послушная. Неужели новый любовник так плохо на тебя влияет? Или их несколько? - он почему-то вспомнил о том, какие взгляды на нее бросал Дамиан.

   Майя не ответила, надеясь, что музыка скоро кончится, и он отправился обратно к своей любовнице, вопроса о любовниках которой у него почему-то не возникает...

   После минутной паузы он снова заговорил:

   - Зачем ты сюда явилась? - ее тактика молчаливой ненависти заставила его злиться еще больше.

   - Я должна была спросить вашего разрешения? - еще один мятежный взгляд, вскинутый из-под насупленных бровей.

   - Ты должна была думать головой, - он склонился ближе, будто выплевывая каждое слово.

   - Не вам указывать, куда мне появляться, а куда нет. Вы мне никто, - настал тот момент, когда страх испарился, оставив на его месте только такую же, как у него, всепоглощающую ярость.

   - Да уж, бог миловал, - Дэррек чуть отстранился, ему на секунду показалось, что перед ним не лживая дрянь, а действительно его чистая Майя, слишком он был близко, а ее нельзя подпускать близко.

   Когда Майя снова отвернулась, рука, которой она упиралась в партнера, не давая придавить к своему телу, чуть дрогнула. Дэррек опустил взгляд на нее, а потом проследил за тем, куда смотрит Майя.

   Соня стояла у стены, Майя не обратила внимания ни на то, что ее глаза светятся странным сиянием, что руки мелко подрагивают, а лента, которой она днем перевязала волосы, куда-то исчезла. Она поняла лишь одно - еще несколько минут, и она сможет уехать, нужно только дождаться, пока прекратится эта пытка.

   - Дайте угадаю, опять оказываете поддержку милой Соне? - если он будет продолжать сдавливать ее все с той же силой, скоро она просто не сможет вздохнуть. - Кого же охмуряете на этот раз? Мужчин постарше.

   Он бредил, Майя не понимала, о чем он говорит.

   - У вас жар? - по правде, она подозревала у него другую болезнь, но озвучить ее не осмелилась.

   - Нет, - он вдруг остановился, прекращая делать вид, что они кружат в необременительном вальсе. - У меня для вас совет. Если собираетесь завлекать живца своей невинностью, одевайтесь скромнее. Места для фантазии уже не остается, - он красноречиво заглянул ей в вырез, высокая грудь, которую он и так уже успел хорошенько прочувствовать, прижав ее к своему телу, вздымалась при каждом вздохе. - Хотя, ведь не на что ловить. Какая невинность...

   Это была последняя капля, Майя вырвала руку, собираясь занести ее для удара. К черту все, к черту то, что подумают люди, даже то, что это увидит папа и мама значения не имело. Это он лишил ее чести, он сделал своей любовницей, он жил с ней в грехе, не чураясь пользовать то, что теперь окидывал взглядом, а когда она наскучила, убил даже малейшую веру в то, что в жизни случаются сказки. Неужели этого мало? Она уже слышала разносящийся по комнате звук пощечины, когда ее руку остановил взявшийся неизвестно откуда Витор.

   - Позволите? - он галантно перехватил ее запястье, смотря при этом на Дэррека.

   - Нет. Наш танец еще не окончен, - держащая как стальные щипцы рука, казалось, не собиралась отпускать ее, а нотки издевательства в голосе сменились смертельным предупреждением убираться восвояси.

   - Отпусти. Ее, - до этого дружественный тон Витора теперь не отставал от собеседника, неся в себе конкретную угрозу.

   - Или что?

   - Или пожалеешь.

   В отличие от мужчин, гнев Майи куда-то пропал, на смену ему пришел страх за Витора. Она не видела его взгляда, но с такими глазами, как у Дэррека обычно убивают.

   - Витор, все хорошо, - она обернулась к другу, насколько это позволили держащие ее руки, улыбнулась, как бы подтверждая, что ему показалось, последние несколько минут она танцевала с уважаемым ею человеком, а не с чудовищем, которое мечтала забыть.

   - Вы слышали, Винсент? Все хорошо, не стоит мешать танцующим, - тон не имел ничего общего с произнесенными словами, Майя бросила убийственный взгляд на Дэррека, пытаясь показать, что ему не стоит обольщаться, как только друг будет вне опасности, она расцарапает ему лицо.

   - Майя, иди, пожалуйста, к Соне, а нам, милорд, думаю, неплохо было бы попробовать припасенные мной сигары. Во дворе.

   Гляделки между мужчинами длились ровно до того момента, как музыканты отыграли последний аккорд. Стальные тиски разжались. Лишь из-за поддержки Витора, Майя не упала, потеряв равновесие.

   Продолжая сверлить глазами собеседника, Дэррек склонился, "благодаря" за оказанную ему честь, а растерянная Майя только переводила взгляд с одного на другого.

   - Нет, - она не знала точно, что будет происходить между ними на балконе или за его пределами, но уж точно не раскуривание трубки мира. Ощущение тревоги закралось в душу.

   Дэррек первым направился на улицу.

   - Витор, не надо... - Майя ухватилась за его руку, пытаясь отговорить идти за герцогом.

   - Иди к Соне. Я скоро вернусь, - высвободившись, он пошел вслед за скрывшимся за дверью Дэрреком.

   Но вместо того, чтобы послушаться, Майя начала искать глазами Дамиана, только он мог помочь. Он должен помочь. Заиграла новая мелодия, танцующие закружились вокруг девушки, усложняя поиски. Выбравшись из вращающейся по кругу толпы, Майя снова попыталась отыскать глазами мужчину.

   Он стоял в компании герцогини и той девушки, с которой Майя познакомилась в ванной.

   - Майя, куда пошел Витор? - Соня взяла ее за руку, когда Майя рванула в направлении к возможному спасителю.

   - Он... - Майя посмотрела на дверь, прекрасно понимая, что Соня не должна знать о грозящей опасности. - Он скоро вернется, просил тебя предупредить, - руку сестра отпустила, позволив продолжить задуманное. Слава богу, за те несколько секунд, на которые она отвлеклась, Дамиан никуда не пропал, продолжая развлекать анекдотами женскую компанию.

   Невзирая на то, что не была официально представлена дамам, несмотря на то, что прерывала его рассказ на полуслове, Майя схватила мужчину за руку, привлекая внимание. Бывают моменты, когда желание наплевать на все правила приличия ради чего-то более стоящего побороть нельзя, да и в этом нет ни малейшего смысла.

   - Дамиан, - когда три пары внимательных глаз обратились на нее, Майя поняла, что даже не знает, что должна сказать. - Витор и герцог... Они, они ушли в сад...

   Как ни странно, других объяснений ему не понадобилось, переглянувшись с герцогиней, он направился к распахнутой двери.


*****

   Гнев бил в висках, словно жидкий огонь. Вот, кажется и настала пора мести. Дэррек считал, что насладится его медленным, но верным падению, потере состояния, положения в обществе, готов был тратить на это и деньги и время. Но после того, как он опять вмешался в его отношения с Майей, пусть и не так как тогда, ему показалось, что и разбитое в кровь лицо сможет пока что его удовлетворить.

   Миновав арку, Дэррек оказался на балконе. Как назло, тут толпилось слишком много шушукающихся и прячущихся по углам парочек. Спустившись по лестнице, он направился вглубь сада. Не оборачиваясь, герцог все равно был уверен, что Витор идет за ним.

   Так и было - убедившись, что из-за ровно остриженных кустов-стен их не видно, Дэррек развернулся и встретился взглядом с гневными бесцветными глазами.

   - Ты хоть представляешь, что она из-за тебя пережила? - Витор шел за герцогом с одним желанием, он хотел избить его настолько сильно, чтобы он почувствовал боль, доставленную беззащитной девушке. А ее было предостаточно, он не сомневался.

   Первым делом, вернувшись, после того, как Соня сделала его самым счастливым человеком, он хотел поделиться этим с той, для кого весть была бы, наверное, не менее радостная, чем для него самого. С той, чьей стойкостью он восхищался, которой неведома была зависть. Но Майи не было возле отца, а вместо ответа на вопрос, где же она, граф лишь загадочно улыбнулся, кивнув в сторону танцующей толпы. Знал бы граф Дивьер, с кем именно танцует его дочь, не стал бы так радоваться сему факту.

   То, что танец не доставляет ей никакого удовольствия, читалось по озирающемуся вокруг лицу, а направленный на нее сверху жадный, какой-то слишком темный взгляд не оставлял сомнений, что лучше этот фарс прекратить, что он и сделал.

   - Что она пережила из-за меня? - большей глупости, от Витора Дэррек услышать не ожидал. Если он пытается таким образом заставить его забыть, как именно он хочет его избить, он совсем скоро разочаруется. - Дай-ка подумать... Смотря на такого дрыща, как ты, думаю несколько не самых плохих ночей своей жизни.

   Витор сжал кулаки, понимая, что совсем скоро слова потеряют всякий смысл.

   - Ты испортил ей жизнь, а теперь, смеешь вести себя как последний ублюдок?! - он не подбирал слов, не считался с тем, герцог перед ним или король.

   - Винсент, ты в своем уме? Раньше, ты был более щедр, делился своим, и тебя не беспокоило, портится жизнь этого "своего" или нет.

   - Ублюдок, - Витор выплюнул слово ему в лицо, надеясь, что скоро втопчет это лицо в грязь так же, как он втоптал в грязь ту, которая стоила лучшей в мире судьбы, а получила наказание за неизвестные грехи в его лице.

   - Кто из нас вел себя как ублюдок? Это ты подложил ее под меня. Лишь затем, чтобы отомстить за брата, неужели считаешь меня настолько ущербным, что я не могу додуматься до этого? - Дэрреку порядком надоел этот фарс, притворные возмущения...

   Витор ожидал всего, и удара, и очередного ответа, ожидал, что из-за кустов кто-то появится, но подобного бреда не ждал.

   - О чем ты?

   В нем однозначно пропал актер, ярость сменилась искренним удивлением.

   - Не делай вид, что не понимаешь. Вы, вместе с Дамианом, сделали все, чтобы я клюнул на нее, а потом, стоило мне уехать, не побрезговал показать каково это, когда любимую женщину уводят на глазах. Вы даже не прятались! - его бесило, что приходилось повторять то, что и так крутилось в голове ежеминутно, но прежде, чем пустить ему кровь, он должен был признать все.

   Руки, до этого сведенные судорогой от того, с какой силой Витор сжимал их в кулаки, вдруг расслабились. Понемногу, к нему приходило понимание, а вместе с ним и чувство, что происходящее - полный идиотизм.

   И тут он рассмеялся. Совершенно искренне.

   И этот самый смех стал последней каплей терпения. Дэррека первым набросился на противника, ударил в скулу так, что тот повалился на землю. Удары следовали один за другим, он хотел выбить из него эту улыбку, стереть с лица навсегда. Когда не ожидавший нападения Витор опомнился, он уже лежал на земле, а на лице чувствовалась липкая кровь, он попытался сбросить с себя сумасшедшего сильным ударом в ответ, но не удалось, приходилось уворачиваться от часто метких попаданий. Долго схватка не длилась, уже через минуту, их ком кто-то попытался разнять.

   Первая попытка закончилась метким ударом в ухо, отбросившим Дамиана на траву, лишь с третьего раза у него получилось перехватить руки друга, чтобы тот перестал молотить лежащего на земле Витора.

   Вот только к этому времени, последний опомнился и, жаждая отомстить, не только за себя, но и за нее, ударил сидящего верхом мужчину под дых.

   - Перестань! - Дамиан крикнул. Не хватало ему еще выпустить сдуревшего Дэррека, чтобы усмирять не менее неадекватного Витора.

   Несколько раз, Дэррек попытался вывернуться из надежного захвата бывшего друга, но осознав, что врасплох того не застанет, слегка успокоился.

   - Отпусти, - он поклялся себе, что стоит ему освободится, первым получит по лицу уже Дамиан.

   - И не подумаю. Пока ты не успокоишься, - еще один рывок, опять безрезультатно.

   А вот скорчившийся на земле Витор трясся, только не от страха, а от неудержимого смеха.

   - Винсент, он что, попал в голову? - убедившись, что друг понемногу успокаивается, Дамиан чуть ослабил хват.

   Вместо ответа, Витор лишь еще сильнее рассмеялся, пытаясь сесть на землю.

   - Я успокоился. Отпусти, - скорее это звучало как угроза, но Дамиан достаточно хорошо знал друга, чтобы поверить, сегодня рукоприкладства больше не будет. Единственное, что он сделал - вклинился между сидящими на земле мужчинами.

   Долго они сидели беззвучно, просто пытаясь отдышаться.

   - Вы совершенный идиот ваша светлость, - Витор сплюнул кровь, видимо, прикусил щеку. - Вы искренне считаете, что в ту неделю, что вас не было, мы с Майей кувыркались в постели... - он не спрашивал, просто констатировал.

   - А что же вы делали? - Дэррек спросил язвительно. Этот щенок продолжает считать его дураком. - Весь дом стоял на ушах!

   Витор снова рассмеялся, создавая больше шума, чем было во время их потасовки.

   - Идиот. Какой же вы идиот...

   Не выдержав, Дэррек снова замахнулся, чтобы нанести удар, но молчащий до сих пор Дамиан был на чеку, перехватив руку, он заломал ее за спину буйному другу.

   - А хотите знать, что происходило на протяжении той недели? - резкий выпад его светлости заставил Витора снова стать серьезным, ответа он не дождался. - Я провел ее в постели Майи, - Дэррек сверкнул взглядом, не обещающим легкой смерти. - Вот только не предаваясь страсти. Случился несчастный случай, ваше оружие вам верно. Револьвер, который хранится в вашем кабинете, выстрелил, пробив мне бок. Навылет. И Майя сидела у своей же кровати, не давая мне истечь кровью, вытирала эту самую кровь с ваших персидских ковров, только чтобы хозяин дома не испытывал неудобства. Не спала ночами, только не в моих объятьях, а чтобы в любой момент помочь, вернуть к жизни меня или собственную сестру, которая испытала ужасный шок.

   На скептический взгляд черных глаз, он тоже ответил.

   - Не верите, ваша светлость? Спросите у друга, он вам врать не будет, он тоже был тогда с нами, активно участвовал. Еще, вы можете спросить врача, своего ветеринара, который зашивал меня, когда Майя, трясущимися руками пыталась задержать кровь. И он вам все подтвердит. Или может, вы найдете пулю, которую мы так и не нашли, хотя Майя провела за ее поисками все время, отведенное в один день на сон. У вас в кабинете, в районе окна...

   Дэррек перевел не верящий взгляд с Витора на Дамиана. Пуля... Он находил пулю, которая каким-то странным образом оказалась застрявшей в оконной раме, но он об этом быстро забыл, снова окунувшись в работу. Спросил у Дэна, но тот лишь удивленно посмотрел, не найдясь, что ответить.

   Дамиан кивнул, отпуская руку. Он сдержал слово, ничего не рассказал, но подтвердить рассказ первоисточника мог даже по уговору.

   - А сегодня, я сделал предложение сестре, "моей любовницы", как вы считаете. И знаете, что сказала любовница? Она пожелала нам счастья. А вот вы, - он перегнулся через смотрящего куда-то вдаль Дамиана, и тыкнул в грудь Дэрреку, - свое счастье упустили.

   Весь ужас понимания того, что он наделал, разом навалился на Дэррека. Он поиздевался над той, которую любил лишь за то, что не удосужился спросить у нее. Лишь потому, что поверил сплетням, не выдерживающим никакой критики. О Ях, все, что он хотел сейчас, обрушить на себя сотни и тысячи ударов, которые собирался адресовать Витору.

   В полнейшей тишине хорошо был слышен всхлип, прозвучавший совсем близко. Звук, похожий на птичий крик, вот только когда между деревьями промелькнул темный силуэт, с тянущимся за ним красным шлейфом, сомнений в том, что скрывался за живой изгородью - не осталось.


*****

   Майя бежала, не разбирая дороги, куда подальше, куда несут ноги. Лучше б она не знала, за что он ей тогда мстил, лучше бы думала за ее провинность, которую она сама не осознала. Но не за это. Не за то, чего она не совершала, чего не могла совершить. Он поверил в то, что она могла изменить, что она могла добровольно подписаться на вечный позор, отдаться лишь потому, что кто-то ее попросил. Нет, этого выдержать она не могла. Пусть он не знал, что она любит, но ведь не мог подумать, что способна на такое!


*****

   Дэррек рывком поднялся на ноги, собираясь догнать, а потом молить о прощении, молить, пока не простит. Ту, которая вот теперь точно ускользала от него, как вода, сквозь пальцы, и как не пытайся, ее не вернешь.

   - Не смей, - Витор схватил его за локоть. - Не приближайся к ней. Ты можешь доставить ей только боль. Если я увижу тебя возле Майи. В живых ты не останешься, - хоть его угрозы и не заставили бы Дэррека отказаться от задуманного, но в голове возникла мысль, что появись он сейчас у нее на глазах, она может не выдержать. Его нежная Майя, которую он должен был защищать, может не выдержать. А он, вместо защиты загнал ей в грудь кинжал, под самую рукоять.

   - Пусти, - он выдернул руку, отошел к ближайшему дереву. Черт бы тебя побрал, Дэррек Мэйденстер. Жалкий, насколько ты жалкий. Кора разлетелась в стороны, когда удар обрушился на ствол.

   Витор не знал точно, зачем он это говорит, вряд ли чтобы успокоить бушующего сейчас Дэррека, хоть он и не испытал удовольствия от мести, которая произошла случайно, жалеть мужчину тоже не собирался. Его муки совести, если они, конечно, продлятся чуть дольше, чем этот вечер - ничто, по сравнению с тем, что только что услышала Майя.

   - Я найду ее, - Витор поднялся. - Сделай что-то с этим сумасшедшим, - он ударил по плечу, казалось, пребывающего где-то далеко отсюда Дамиана, который даже не шелохнулся, заслышав удар, и пошел в сторону, куда скрылась девушка.

   О чем он думал? Обо всем услышанном. Маленькие кусочки мозаики один за другим складывались в совершенно странную картину. Дэррек, его лучший друг, тот, кого он знает всю свою жизнь, оказался совершенно незнакомым. Он водил его за нос, этими притворными ухаживаниями за Соней, вопросами невзначай о ее сестре, просьбами приглядывать за ней. Он думал, что знает его, а на самом деле, не видел дальше собственного носа.

   Вот только он был неуверен, что хочет видеть дальше. Там скрывается что-то слишком личное.


*****

   Майя стояла, уткнувшись лбом о дерево, где-то в глубине сада, она сама бы никогда не объяснила, как тут очутилась или как отсюда выбраться, все было неважно. Она хватала ртом воздух, пытаясь не задохнуться от всего услышанного. Все, что он заставил ее пережить, было лишь потому, что поверил в то, что она способна на предательство. Как больно... Лучше быть незаметной и незамеченной, чем испытывать это.

   Когда голого плеча коснулась чья-то рука, она вздрогнула. Только не он, кто угодно, хоть сам дьявол, но только не он.

   - Он больше не появится в твоей жизни. Никогда. Все хорошо. Ты веришь мне? - голос друга, настоящего, верного друга. Который не нуждается в чьих либо словах, который верит ей, лишь потому, что она об этом просит. Вот только ответить на его вопрос она не могла. Почему они все хотели слышать, что она верит? Чтобы потом можно было предать? Ведь только доверие предается.

   Майя не обернулась, лишь обхватила себя руками, защищаясь от окружающего ее отчаянья.

   - Ты будешь счастлива, обещаю, - Витор понимал, что сейчас она не готова отвечать. Что сейчас ей не нужен никто, поэтому, был готов терпеливо ждать, когда на смену сухому горю придет гнев, щедро сдобренный слезами. И он пришел, а вместе с ним и необходимость в его теплых объятьях и словах, заставляющих плакать еще больше.


*****

   Дэррек стоял спиной к другу, сверля взглядом пустоту.

   - Ты все знал. Почему ты мне не сказал? - голос обращался будто из самой преисподние.

   - Я знал не все. Я не знал, что происходит между вами.

   - Ну и что, черт возьми? Ты не представляешь, что я натворил... - он заново переживал события той ночи, разрывая сердце на мелкие кусочки. Когда мужчина развернулся, Дамиан непроизвольно отпрянул, таким, друга он еще не видел. Будто его режут, заставляя адски страдать.

   Единственное, что он мог сказать, хоть и не веря в свои слова:

   - Она простит. Она умная и очень сильная, - перед глазами стояла измученная, но готовая сидеть у кровати больного еще одну ночь бледнолицая девочка, с прозрачными глазами, которую почему-то считали уродом, а ему сейчас она казалась настоящим ангелом.

   - Ни за что. Она не простит, - не сказав больше ни слова, он побрел в сторону дома.


*****

   Сколько времени они провели возле дерева, ставшего невольным свидетелем ее горя, Майя не знала. Но в один момент, слезы закончились, а вот гнев утихать не собирался. И оказалось, в гневе мысли становятся на места намного быстрее, чем в панике. Смахнув с щек остатки влаги, Майя отпрянула от друга.

   - Все хорошо. Это все не имеет значения. Я хочу вернуться в дом, - скрывая глаза от мужчины, она направилась в ту сторону, откуда, ей казалось, пришла.

   Проводив ее странным взглядом, Витор очень скоро нагнал. Имеет, Майя, это все имеет значение, и это еще далеко не конец.

   - Сейчас направо, - послушно кивнув, она свернула.

   Когда в глаза снова ударил свет высоких люстр, Майя слегка прищурилась, пытаясь привыкнуть. К сожалению, зеркал в зале не было, и узнать, как она выглядит, девушке не удалось, вот только судя по реакции на их появление - намного лучше Витора, на которого обращены все взгляды.

   На щеке ссадина на всю скулу, над губой - запекшаяся кровь, благо, он чувствовал, что нос вроде бы не сломан, рубаха перепачкана в траве и брызги крови. Что он делал в саду - вопрос, не требующий ответа.

   А вот она выглядела, будто ничего не произошло, разве что чуть припухли после слез глаза и из-за того, что кожа стала еще бледнее, проступили венки на шее и лице. Не желая привлекать внимание к ней, он отстал на несколько шагов. Видел, как девушка подходит к отцу, что-то спрашивает, а в качестве ответа получает указание руки в направлении лестницы.

   Но и ему не суждено было получить лавры победителя, в борьбе за самое эффектное появление. Уже через несколько мгновений, не менее "красивыми" вернулись Дэррек и Дамиан.

   У одного - разбиты в кровь костяшки пальцем и кровавые брызги на одежде, другой - с разбитой губой, разорванным жакетом.

   Дэррек не обращал внимания на преграждающую ему путь немую толпу, открывшую рот от удивления и предчувствия грядущих сплетен. Он пытался разыскать глазами ее. Витор уже тут, а значит и она, оставить ее одну тот не мог.

   - Сынок, Дамиан, что произошло? - обычно спокойное лицо герцогини полнилось ужаса. Завидев в дверях сына, выглядевшего, будто после встречи с диким зверем, она потеряла всякий контроль.

   Но только сын не готов был ей отвечать, он наконец-то снова увидел бардовое платье. Она шепнула что-то отцу, улыбнулась взявшей ее за руку Соне, высвободилась и направилась к лестнице, не оглядываясь, видимо, боясь увидеть его.

   - Кто это? - герцогиня проследила за взглядом сына, но вопрос адресовала Дамиану.

   - Майя Дивьер ... - будто это что-то объясняло, вот только видимо, имя герцогине что-то сказало.

   Она издала протяжное:

   - Ооооо, - а потом опять перевела взгляд на сына.

   - Я ее знаю, - Мэгги задумчиво посмотрела на удаляющуюся девушку в красном платье. - Мы познакомились в уборной... По-моему, она была сильно взволнована...

   Герцогиня посмотрела на дочку:

   - Еще бы... - сынок, что же между вами происходит?


*****

   - Майя, я должна тебе что-то сказать, - легкое прикосновение пальчиков к ее ладони.

   Майя повернулась к сестре, она знала, что хочет сказать ей Соня, но не была готова сейчас поздравить ее так, как та достойна, поэтому, лишь улыбнулась, высвобождаясь.

   - Прости, у меня ужасно болит голова, давай поговорим уже дома. - Соня увидела и то, что веки сестры чуть припухли, и еле заметную дрожь в руках, снова что-то произошло, в то время, когда она спокойно наслаждалась жизнью. Ругая себя за эгоизм, она отпустила Майю, тут же направившуюся по лестнице вверх.

   Еще до того как решить, что ей самой делать, бежать за сестрой или дать той побыть наедине с собой, Соне на плечо легла рука.

   А услышав восклицание отца, который был обращен к ней лицом, заставило развернуться со скоростью света:

   - Витор! Что произошло? - взгляду ее представился теперь уже ее жених, будто только что вернувшийся с поля боя. Из головы вылетело и бегство Майи, и мысли последовать за ней.

   Отвечая на вопрос графа, Витор смотрел на девушку, он не хотел ее пугать своим видом, но уйди он, не попрощавшись, неизвестно что она придумает.

   - Я упал, очень неудачно, придется поехать домой, - таким объяснением явно остался недоволен ни отец, ни дочь, блуждающая взглядом по разбитому лицу и испачканной рубахе.

   - Вместе с герцогом Мэйденстером... падали? - Нортон Дивьер смотрел в противоположный угол, где продолжал стоять, следя взглядом за красной фигурой, удаляющейся все дальше, Дэррек.

   - Нет. Тут, видимо всюду во дворе полно кочек. Вот гости и стают жертвами, - воспользовавшись тем, что граф увлекся происходящим на приличном от него расстоянии, Витор склонился к уху Сони:

   - Все хорошо, это несчастный случай, не слушай ничего. Я люблю тебя, - вдохнув поглубже ее запах, он тоже помчался вверх по лестнице, оставив в растерянности не только свою новоиспеченную невесту, но и еще половину аудитории, которая пыталась судорожно сопоставить все только что увиденное.

   Драки в высшем обществе - мягко говоря, редкость. А по правде, сложно и вспомнить, чтобы такое еще когда-то бывало. И вот, сразу трое джентльменов, словно побитые псы предстают во всей красе. Если Дэррек с Витором дружбы не водили никогда, то о вечной троице герцога, Дамиана и старшего брата Винсента помнили все. А так же помнили и причину, по которой троица стала тандемом. А значит, следует искать женщину. Вот только кого?

   Нашелся ответ и на этот вопрос, когда весть о помолвке Винсента и младшей Дивьер разнеслась по городу. А сплетни, связывающие мужчину со старшей сестрой, наоборот поутихли, слишком настойчиво их когда-то пыталась навязать обладательница сотен бантиков и ленточек, и слишком красочно она описывала то, что позволили себе молодые люди, прямо на глазах у них. Вот только почему-то лишь она из тех двадцати пар глаз, которые присутствовали, твердила об этом неустанно, остальным, хватало такта, если не отрицать, то хотя бы умалчивать.

   - Дорогой, что произошло? - графиня взяла под руку мужа, смотря в том же направлении, что и он.

   - Понятия не имею, но думаю, скоро узнаем. Майя взяла экипаж, она плохо себя почувствовала, я сказал, что мы пока что останемся.

   - Узнаем... - вызвавший настоящий фурор Дэррек вместе с Дамианом покинули людный зал последними из участников недавних событий.


*****

   Майя мчалась домой в карете, снова и снова думая о том, что услышала. Целый месяц, целый месяц она не позволяла себе рыдать, и вот, снова появился он, и снова все вдребезги. Черт бы его побрал. Никогда, никогда больше она не уронит из-за него и слезинки. Лучше умереть, чем еще раз пережить весь этот ужас.

   А еще, когда приедет, она скажет генералу, что передумала. И каждый раз, целуя эти сжатые губы, будет представлять, что зарабатывает то, за что он ей мстил в ту ночь. Пусть она не была виновата тогда, но будет виновата теперь. Она его предаст, он об этом даже не узнает, зато знать будет она. Она предаст ту уродскую любовь, которую еще хранит в своем сердце.


Глава 18 | Когда падают звезды. Часть 2 | Глава 21