home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



* * *

Майкл стоял у окна и смотрел, как дождь барабанит по подоконнику, стучит в окно, прыгает по мертвой серой земле. Машины одна за другой срывались с места на стоянке и уносились в темноту. Люди спешили домой, к женам, мужьям, детям, а кто просто к телевизору, где показывали очередное пятничное шоу из разряда “Американский идол” или “Шоу с Опрой”. Только Майкл домой не спешил, все смотрел и смотрел на стихающее буйство стихии за окном. Его дома никто не ждал, так зачем спешить? Зачем спешить туда, где живет одиночество, скользкое и противное, как жаба, разрывающее нутро не хуже волчьих клыков?

– Мистер Сафер, – в кабинет заглянула Диана. – Я готова.

– Тогда поехали, – улыбнулся Майкл, отворачиваясь от окна. – Дождь заканчивается и машин на дороге мало. Можно ехать.

Майкл надел пиджак, собрал сумку и вышел из кабинета.

– Встречаемся в “Маккензи Ривер”.

– Тогда я поехала, – Диана подхватила сумочку и выскочила из приемной.

Майкл двинул следом. На стоянке он дождался отъезда Дианы, завел двигатель, зажег фары и не спеша покатил по дороге.

Капли дождя скользили по лобовому стеклу, шлепали по лужам, шелестели среди деревьев. Небо затянуло тучами, большими черными подушками, наполненными влагой и воздухом, то и дело вздрагивающими от сердитых раскатов далекого грома.

Майкл открыл боковое окошко. В тот же миг воздух – свежий, прохладный, сырой – ворвался в салон машины и наполнил легкие Майкла. Майкл глянул в зеркальце заднего вида, повернул руль и скользнул с дороги на стоянку “Маккензи Ривер”. Нашел свободное место, остановил машину и заглушил двигатель. Несколько минут Майкл сидел недвижимо, уставившись в лужу перед машиной. Даже когда в глазах зарябило от капель дождя, а лужа пропала из видимости, он продолжал смотреть в том направлении, будто видел ее так же отчетливо, как и тогда, когда работали дворники.

На душе у Майкла было паскудно, словно дождь шел не за окном, а в его груди. Непонятная грусть вперемешку с не менее непонятной пустотой овладели им, пронизали все естество, вывернули его наизнанку. Майкл чувствовал себя так, как тогда, когда оставался один после расставаний с девушками. Все было то же самое, только боли не было, не было того всепоглощающего ада, способного убить в человеке все живое, сжечь дотла и оставить после себя лишь пепел да давящую пустоту, а еще робкое биение сердца, не сдающегося сердца, хрупкого пульсирующего мостика, отделяющего жизнь от смерти.

Майкл чувствовал, как его охватывает одиночество, цепкое и упрямое. Он ненавидел одиночество, поэтому не любил дом, ни тогда, когда жил в Денвере, ни сейчас – в Биллингсе. Дом всегда у него ассоциировался с одиночеством, всегда, кроме детства, когда еще жива была мама, когда он был хоть кому-то нужен и хоть кем-то искренне любим. Став взрослым, потеряв родителей, он стал избегать дома – места, где есть лишь боль, тоска и одиночество. В Денвере это сделать было проще. Там у него было много друзей, там он никогда по-настоящему не был одинок, даже когда расставался с девушками – его всегда поддерживали, утешали. Здесь же, в Биллингсе, все было иначе, здесь у него не было никого.

Майкл вышел из машины и направился ко входу в ресторан.

– Майкл! – позвала его Диана, едва он оказался внутри.

Девушка сидела за столиком недалеко от входа и держала в руках меню. Майкл приблизился к девушке и сел напротив.

– Что-то случилось? – поинтересовалась Диана, заметив невеселое выражение на лице Майкла.

– Нет, все хорошо, – поспешил успокоить девушку Майкл. – Немного настроение хромает. Наверное, из-за погоды. Ты что-то уже заказала?

– Я вся в размышлениях: взять салат “Цезарь”, греческий салат или тайский. Даже не знаю, что выбрать. Все такое вкусное. Может, что-то посоветуешь? – Диана блеснула глазами в сторону Майкла.

– Как вариант, можешь подбросить монетку, – улыбка тронула губы Майкла. – Или выбери что-то другое, например, рубленый салат, – Майкл заскользил пальцем по желтой бумаге меню. – Нарезанная кубиками индейка, бекон, лук, горох, моцарелла. Мне нравится. Возьму его.

– Да? – только и сказала девушка. Задумчивое выражение появилось на ее лице. Взгляд застрял на меню.

– Что будете заказывать? – подошел официант в голубой футболке с фирменным логотипом на груди и рисунком на спине. Серые штаны, черная бейсболка и передник дополняли наряд.

Девушка оторвала взгляд от меню.

– Возьму все же греческий салат, – решила Диана, награждая Майкла довольным взглядом, – и сэндвич “Уиллоу Крик”.

– А мне, пожалуйста, рубленый салат и куриную лазанью, – Майкл закрыл меню и положил перед собой на стол.

Официант принял заказ и ушел.

– Никогда здесь не был, – сказал Майкл, чтобы нарушить затянувшуюся паузу. Взгляд пробежался по ресторану. Помещение было большим, по центру тянулся ряд деревянных столиков и стульев, а по бокам ряды столиков и лавочек с кожаными седушками образовывали нечто похожее на маленькие уютные полукабинки. В одной такой полукабинке и находились Майкл с Дианой. Стены ресторана были выложены красным кирпичом, с картинами на природную тематику и украшениями в виде больших рогатых бычьих голов. Кое-где с потолка свисали светильники. Но наибольшее впечатление на Майкла произвели высокие и гладкие, как яблочная кожура, вертикально стоявшие деревянные столбы между рядами – словно деревья в лесу. Не хватало только ветвей и листьев для полноты картины. Запахи из кухни перемешивались с запахами дерева, создавая удивительные ароматные миксы.

– А я успела здесь уже побывать, – Диана пробежалась взглядом по помещению и посмотрела на Майкла. – Раз или два. Здесь уютно, не правда ли?

– Согласен, – Майкл отвел взгляд в сторону и задержал его на одной из настенных бычьих голов. Желтые головы, черные рога, горящие глаза. Майклу показалось, что бычьи головы – это светильники. Присмотрелся. Похоже, так и было.

– Могу я поинтересоваться, из-за чего ты получил нагоняй от мистера Сафера? – любопытный огонек зажегся в глазах девушки.

– Ты знаешь? – удивился Майкл.

– Джина сообщила, – улыбка заиграла на тонких губах Дианы.

– Тогда все понятно, – Майкл ухмыльнулся и устремил взгляд на официанта с подносом, вышедшего из подсобного помещения. – Мы потеряли важного клиента. Ник считает, что из-за меня.

– Вот как, – Диана улыбнулась. – Но ты с ним не согласен?

– Так сложились обстоятельства, – Майкл пожал плечами и добавил, желая сменить тему разговора. – Вот и наш заказ.

Официант приблизился к столику, выложил содержимое подноса на стол, пожелал приятного аппетита и удалился.

– Как же я люблю американские порции, – Диана расплылась в улыбке, беря в руки вилку.

– Неужели в Европе порции больше? – Майкл взял в руку стакан с водой и поднес к губам. Ледяная вода обожгла язык, горло, пищевод, но Майкл лишь довольно улыбнулся. Сделав несколько глотков, он вернул стакан на стол и придвинул ближе салат.

– О, нет, нет! – Диана наколола на вилку кусочек огурца и отправила в рот.

– В Европе порции маленькие, не то что здесь, в Америке. До чего же люблю американские рестораны. Здесь цены невысокие, а порции огромные. Что не доел, забрал домой, – Диана смущенно улыбнулась и потянулась вилкой к кусочку помидора. – У нас, в Европе, так не принято, да и забирать домой, собственно, нечего. Порции маленькие, зато цены в ресторанах заоблачные. Одно расстройство.

– Не расстраивайся, Диана, – улыбнулся Майкл. – Ты уже в Америке.

– Это радует. Я даже дома редко стала готовить. Зачем? Хочешь кушать, иди в ресторан. Это в Европе поход в ресторан – словно на праздник, костюм для мужчин, вечернее платье для женщин. И это в обязательном порядке. Без соответствующего дресс-кода в ресторан могут даже и не пустить. А здесь хоть голым приходи. Главное, чтобы с деньгами.

– Ну-у-у, голым все же нежелательно. Америка, несмотря на показушную вседозволенность, в некоторых вопросах остается пуританской страной.

– Иногда это ощущается, – заметила Диана, стрельнув глазами в Майкла.

– Ты это о чем? – Майкл застыл с вилкой во рту.

– Про поцелуй.

– Ах, ты про это, – память Майкла любезно подкинула воспоминание из недалекого прошлого. – Это была всего лишь шутка.

– Я так и поняла, честное слово, – прыснула Диана.

Майкл улыбнулся, отпил из стакана воды и принялся ковырять вилкой в салате.

– Майкл? – приятный женский голос донесся слева.

Майкл повернул голову на голос и непроизвольно вздрогнул, когда увидел говорившего, точнее говорившую. Возле столика, который занимали Майкл и Диана, стояла Селена. Селена была не одна. Рядом с ней Майкл заметил русоволосую девушку. Девушка была симпатичной, с острым носиком и стрижкой каре, среднего роста, худенькая, в длинной черной юбке и коротком кожаном пальто.

Майкл чувствовал себя так, словно получил удар под дых. Ритм сердца ускорился, ладони вспотели.

– Привет, Селена. Давно не виделись, – Майклу удалось навесить на лицо некое подобие улыбки, желая показать радость от встречи, хотя никакой радости в помине не было. Ему не хотелось, чтобы Селена видела его в компании другой девушки. Он не знал почему. Просто не хотел.

– Не так уж и давно, – улыбнулась Селена. – Недельку… Кстати, это моя коллега Сюзанна, – Селена представила подругу и посмотрела на Майкла, перевела взгляд на Диану и снова устремила взгляд к Майклу.

– Диана, – спохватился Майкл, указав на девушку напротив. – Моя коллега. А это Селена, – Майкл указал на Селену и повернул голову к Диане. – Моя… – и умолк, не зная, что сказать.

Подруга? Вряд ли их отношения с Селеной можно было назвать дружескими. Они не так долго знакомы, чтобы быть друзьями.

– Подруга, – улыбнулась Селена, взглянув на Майкла.

– Да, конечно, – Майкл растерялся, но быстро взял себя в руки. – Вы только пришли?

– Да, только с работы, – Селена посмотрела на притихшую Диану, перевела взгляд на Майкла. – Решили поужинать.

– Может, присоединитесь к нам? – спросил Майкл, в душе надеясь, что Селена откажется. Рядом с Селеной он терял спокойствие, нервничал. Майкл не хотел, чтобы Диана видела его таким. Слабым, беспомощным, теряющим голову от вида красивой девушки.

– Нет, нет! – Селена мотнула головой. – Не будем вам мешать. У нас здесь столик забронирован. Мы лучше пойдем. Правда, Сюзанна?

– Конечно, – отозвалась Сюзанна.

– Рада была встрече, – Селена улыбнулась Майклу, Диане, и двинулась вглубь ресторана. За ней, будто спутник за планетой, поспешила Сюзанна.

Майкл смотрел вслед Селене, с одной стороны, чувствуя облегчение, а с другой – сумятицу в груди. Какой красивой она ему виделась в эти минуты. Стройная, чувственная, с изящными длинными тонкими пальцами на руках и роскошными волосами, собранными на затылке в конский хвост. Черная, средней длины юбка с короткими разрезами по бокам облегала красивые бедра девушки. Из-под белой курточки с пушистым воротником выбивался тонкий синий свитер. Черные кожаные полуботиночки и тонкие перчатки завершали наряд Селены.

Майкл понял, что засмотрелся на Селену, когда услышал тактичное покашливание Дианы.

– Прости, – встрепенулся Майкл, отворачиваясь от Селены. – Задумался.

– Я заметила, – Диана улыбнулась, жуя сэндвич. – А она красивая. Давно вы знакомы?

– Неделю. Это второй раз, как мы видимся.

– Она тебе нравится, – Диана сказала это так, что Майкл не понял, был это вопрос или утверждение. На всякий случай он улыбнулся и сказал:

– С чего ты взяла?

– Можешь считать это женским чутьем.

– Пусть будет так, – Майкл пожал плечами. – Мы с Селеной всего лишь друзья.

– Ты говоришь так, будто сожалеешь об этом. Ты хотел бы большего? Майкл насторожился, поднял бровь и взглянул на Диану.

– К чему она клонит? – думал Майкл, изучая взглядом уголки губ Дианы.

– Неважно, – сказал он вслух. Взгляд понесся за плечо Дианы и впился в Селену, сидевшую метрах в десяти от их столика. Да, он хотел бы большего! Хотел бы держать это изумительное тело в объятиях, покрывать его поцелуями, шептать этим маленьким ушкам слова любви и ловить носом изумительный аромат туалетной воды, аромат настолько сильный, что он до сих пор висел в воздухе над их столиком и дразнил ноздри Майкла.

– Она не замужем, – как бы между прочим заметила Диана, ковыряясь вилкой в салате.

Майкл посмотрел на Диану.

– И…

– И ты мог бы приударить за ней… Знаешь, Майкл, вы, мужчины, ужасные трусишки. Вместо того чтобы подойти к девушке, которая вам нравится, вы предпочитаете стоять в сторонке и наблюдать за ней, испытывая душевные муки. Боитесь отказов, так как от них страдает ваша гордость, поэтому вместо того, чтобы действовать и добиться своего, – ну или хотя бы попробовать это сделать, – вы топчетесь на месте в надежде, что девушка возьмет да сама к вам прибежит, бросится в ноги и будет слезно молить обратить на нее внимание. Но так если и бывает, то очень редко. Истина проста: мужчина – сильное существо, женщина – слабое. Слабое существо никогда не сделает первым шаг навстречу сильному.

Майкл слушал Диану и разглядывал кусочки лука в тарелке. Он чувствовал себя мальчишкой, которого наставляет учитель. Ему не нравилось это чувство, к тому же он не понимал, с чего это вдруг Диане вздумалось учить его общению с девушками. Что это, забота или особое проявление женской ревности?

– А как же сильные женщины? – Майкл отложил вилку в сторону, поставил локти на стол, соединил ладони, а сверху положил подбородок. Его взгляд устремился к глазам Дианы. – Недаром же существует в обществе такое словосочетание, как “сильная женщина”. Как по мне, Селена из таких: она целеустремленная, волевая, решительная.

– Глупый, – рассмеялась Диана. – Как плохо, оказывается, ты знаешь женщин. Сильная женщина – это нонсенс. Только глупая женщина стремится быть сильной, желает уподобиться мужчине. Сила женщины как раз в ее слабости. Такой ее создал бог. Сильный мужчина и слабая женщина – только так мы можем дополнять друг друга и только так мы можем уживаться. Представь, что бы было, если бы мы были равны. Давно бы поубивали друг друга. Создать мужчину и женщину одинаковыми – это был бы большой просчет со стороны бога. А что касается Селены, то мне достаточно было одного взгляда на нее, чтобы понять, что вся ее холодность – это не более чем кожура, обертка от конфеты, с помощью которой она, как и многие из нас, защищается, – между прочим, от вас, мужчин. В действительности, она очень ранимая и нежная девушка. Поверь, я намного решительнее ее, и более волевая. Бросить парня мне легко, для нее же – лишние душевные мучения.

Взгляд Майкла скользнул к Селене. Задержался на хрупких плечах, тонкой шее, утонченном подбородке, перенесся на чувственные губы, поднялся выше и замер на изумительных глазах. Селена обернулась. Их глаза встретились. Майкл хотел было отвести взгляд, но заставил себя продолжать смотреть в глаза Селене.

– Для нас, женщин, холод, отчужденность и даже показное безразличие, – будто издалека несся голос Дианы, – это своего рода оружие, броня, за которую мы прячемся, чтобы уберечь свою душу от мужских посягательств. Хотим мы этого или нет, но для вас, мужчин, мы не больше, чем игрушки, а с игрушками сам знаешь, как поступают, наигрался и бросил. Поэтому нам, женщинам, проще казаться холодными и даже сильными, чтобы отпугнуть, скажем так, недостойных, или слишком игривых…

Дальше Майкл не слушал Диану, так как увидел, как на губах Селены расцвела улыбка. О, что это была за улыбка! От одного ее вида можно было сойти с ума, потерять сознание, а то и испытать экстаз. Недаром говорят, что улыбка – это оружие, особенно улыбка красивой девушки. Против такой улыбки ты бессилен, как мышь перед гадюкой. Ты сразу капитулируешь, не хочешь сражаться, не хочешь сопротивляться. Хочешь только одного, оказаться в плену у носительницы такой улыбки. Упасть к ее ногам, извиваться жалким червем и молить, чтобы она улыбнулась еще.

Майкла будто током ударило. Пот прошиб тело. Ноги задрожали.

– Как хорошо, что под столом их никто не видит, – пронеслось в голове. Селена отвела взгляд и продолжила разговор с подругой.

– Давай не будем говорить о Селене, – Майкл посмотрел на Диану. – Мы же не для того сюда пришли, правда?

– Как хочешь, – улыбнулась девушка и положила руку на живот. – Кажется, я уже наелась. Еще чуть, и я превращусь в шар. Придется просить собачий пакетик.

– Думаю, ты будешь не единственной, кому он понадобится, – Майкл кивнул на тарелку с нетронутой лазаньей. – С ней я погорячился. Придется забрать домой. А вот салат я все же осилю.

На этом разговор затих. Диана продолжала ковырять салат. Мыслями она, казалось, была где-то далеко. Майкл не мешал девушке парить в облаках, разбирался со своим салатом и думал о том, что если он не найдет на выходные развлечение, ему придется застрелиться. Еще одних выходных, проведенных в отупляющем одиночестве дома, ему не выдержать.

Спустя полчаса Майкл попросил официанта принести счет, оплатил его, забрал пакетик с лазаньей, и, сопровождаемый Дианой, покинул ресторан.


Глава 5 | Влечение | Глава 6