home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 11

Возвращаться в офис было тяжело. Внешне Майкл выглядел спокойным, но в груди у него творилось что-то невероятное. Предательские мысли то и дело ныряли в прошлое и вытаскивали на свет божий старые воспоминания. Встреча с Селеной, ужин и разговоры. Мир словно перевернулся. Чувства к Селене, которые Майкл напрасно старался убить, усилились, стоило только Майклу узнать о том, что Ник и Селена вместе. Ник из коллеги и друга превратился в коллегу и врага, соперника, вставшего между Майклом и Селеной. Особенно больно Майклу было осознавать, что в случайном треугольнике, возникшем между Майклом, Селеной и Ником, именно он, Майкл, был слабым звеном, третьим лишним. Майкл хотел бы уйти, хотел бы вычеркнуть из жизни Селену, но не мог. Чувствам не прикажешь. К сожалению для Майкла, они не были мусором, который можно было бы вынести и его забрал бы мусоровоз. Он пытался не думать о Селене, но все было напрасно. Чувства жили в его груди. Хотел он этого или нет, но поделать с этим ничего не мог.

Вернувшись в офис, Майкл закрыл дверь в кабинет, плюхнулся в кресло и уставился перед собой невидящим взором. Сидел он так недолго. Дверь открылась, и на пороге возникла Диана.

– Что-то случилось? – тревога отразилась на лице девушки.

Майкл почувствовал раздражение. Почему его никто не может оставить в покое? Хотя бы ненадолго.

– Все хорошо, – усилием воли Майкл подавил гнев.

– Я не дура. Судя по выражению твоего лица, ты собрался или повеситься или повесить кого-то. Это все из-за ланча с мистером Райтом? Я права? Что он тебе сказал?

– Диана, давай потом поговорим.

– Ты просто скажи – да или нет? – настаивала девушка.

Майкл поставил локти на стол и накрыл голову ладонями, пытаясь изо всех сил сдержаться и не послать девушку куда подальше.

– Твою мать. И почему они такие упрямые? – Майкл закусил губу. Взгляд его уткнулся в невидимую точку на столе.

– Диана, я прошу тебя, потом, – не поднимая головы, произнес Майкл.

– Тебе трудно сказать одно слово?

– Диана, – Майкл поднял голову и посмотрел на девушку. В голосе зазвенела сталь, в глазах сверкнули молнии.

– Эгоист, – фыркнула Диана и хлопнула дверью.

– Дура, – пробормотал Майкл, опуская глаза.

Сейчас Майклу хотелось одного – как можно скорее вернуться домой, отгородиться от окружающего мира входной дверью и погрузиться в себя, в тот мир душевной боли и печали, что терзал его в эти минуты. Майкл попытался переключиться на работу. Не получилось. Хаос, царящий в его голове и груди, рубил на корню все попытки заняться чем-либо менее болезненным. Майкл пожалел о том, что сегодня не пятница. А как было бы хорошо вскочить в машину и уехать куда-нибудь, например в Йеллоустон, в который он все никак не может попасть. Спрятаться там на пару деньков в какой-нибудь пещере в горах и повыть волком. Авось да помогло бы избавиться от душевных мук.

Секунды превращались в минуты, а минуты – в часы, но происходило это так медленно, что Майклу не раз казалось, что время просто-напросто издевается над ним, ползет как черепаха, придавленная парой сотней кирпичей. Когда же рабочий день закончился, Майкл дождался, когда уедет Диана, сел в машину и понесся в сторону дома. По пути заскочил в маркет и купил несколько баночек пива.

Загнав машину в гараж, Майкл закрылся в доме, открыл баночку пива и принялся ходить по гостиной из угла в угол, обдумывая очень деликатную ситуацию. Еще когда он ехал в машине, ему на ум пришла идея позвонить Селене и рассказать ей о цветах, которые он слал ей целый месяц, но больше всего ему хотелось рассказать о вранье Ника, и, кто знает, может, узнав правду, Селена расстанется с Ником и обратит взор своих прекрасных глаз на Майкла. Соблазн был огромен. Майкл не раз порывался звонить, доставал из брюк мобильник, находил номер Селены и даже парочку раз совершал вызов, да только прерывал его спустя секунду или две. Даже если Селена узнает правду, бросит ли она Ника? А как поведет себя Ник, узнав, что у него есть соперник в лице Майкла? Мягко говоря, ему это очень не понравится, возможно настолько, что Майклу придется забыть о повышении и даже начать поиски нового рабочего места? Майклу стало не по себе, когда он на краткий миг представил скорый закат карьеры в банке “Голден”.

– Будто между наковальней и молотом, – пробормотал Майкл, плюхнулся на диван и сделал из баночки несколько больших глотков. – Нику ничего не стоит вышвырнуть меня из банка “Голден” на улицу. Что же делать? Молчать? Тогда я потеряю Селену, зато моя карьера пойдет вверх. Не смолчу, тогда потеряю все… Нет, я должен молчать. Я должен рассуждать здраво. К черту эмоции. Я не могу угробить свою жизнь из-за женщины. Нищий я Селене все равно не нужен. Я вообще ей не нужен! – Майкл вскочил на ноги. – Пусть выметается к чертовой матери из Биллингса вместе с Ником. Мне же только лучше. Ее здесь не будет, и мне спокойнее станет. Да, именно так и должно быть, – Майкл присосался губами к баночке. – Я не должен вмешиваться. Не должен! Надо как-то это пережить. Пара месяцев, а там они уедут. А я буду с Дианой, и все у нас будет хорошо, – Майкл вспомнил их недавнюю ссору. – Это из-за Селены. Она всему виной. Чертова Селена! Откуда ты взялась на мою голову?! – Майкл допил пиво, сжал пустую баночку, размахнулся и запустил ее в пол. Баночка звякнула о паркетное покрытие, подскочила, вновь звякнула, вновь подскочила, будто раненая, звякнула последний раз и замерла, точно мертвая.

Майкл снял рубашку и бросил ее на диван.

– Надо принять холодный душ, тогда станет легче. Холод прогонит из груди боль.

Майкл стащил с себя брюки, носки, трусы и зашлепал босыми ногами в ванную комнату.

– Пусть они валят к чертовой матери в свой гребаный Финикс, – Майкл зашел в душевую кабинку, включил кран с холодной водой. Холод воды обжег кожу, но Майкл продолжал стоять не двигаясь, только зубы стиснул да мышцы живота напряг.

Минута бежала за минутой, а Майкл все так же стоял под холодной струей воды. Удивительно, но холодная вода действительно помогла унять боль в груди и привела в порядок мысли в голове. Только когда тело начало коченеть, Майкл выключил кран и вышел из душевой кабинки, вытерся полотенцем и набросил на плечи свой любимый темно-коричневый банный халат, затем зашел на кухню за еще одной баночкой пива, открыл ее и влил в себя немного темной горькой жидкости.

– Что ни делается, все к лучшему, – Майкл вышел из кухни, прошел по коридору, вошел в гостиную и сел на диван, оперся спиной о спинку дивана. Взгляд Майкла побежал по потолку, на миг остановился на люстре и устремился дальше.

– Какими мы все же можем быть идиотами. Нас гонят, а мы все равно возвращаемся, будто побитые собаки, поджав хвост, и молим о снисхождении, вернее ноем, унижаемся, не хотим мириться с отказом. Если бы я не вздумал добиваться Селены, ничего бы этого не было. Давно бы уже забыл ее. Из-за нее мне худо, да и Диана страдает. Надо попросить у нее прощения. Похоже, она меня любит. Хоть кто-то меня любит… Забыть о Селене и думать о Диане. Тогда и я, может быть, полюблю Диану. Давно полюбил бы, если бы не Селена… чертова Селена, – Майкл припал губами к баночке. – Ничего не буду ей говорить. Пусть воркует со своим любимым Ником, а я и без нее обойдусь. У меня есть Диана, Диана, которая меня любит. Надо держаться за тех, кто нас любит, и гнать прочь тех, кто только использует. Так будет правильнее… и спокойнее.

Майкл допил пиво и швырнул пустую баночку к ее подруге на полу, раскинул руки в стороны и закрыл глаза. То ли самовнушение помогло, то ли пиво, а может, и все вместе, но боль в груди угасла; казалось, еще немного – и она совсем покинет Майкла. Майклу даже удалось на какое-то время выкинуть Селену из головы.

Майкл полусидел-полулежал на диване, когда услышал мелодию. Она доносилась со стороны кресла, оттуда, где лежали скомканные рубашка и брюки. Майкл поднялся, приблизился к креслу, достал из кармана брюк мобильник и взглянул на экран.

– Мэтью! – Майкл почувствовал радость, увидев на экране телефона фотографию друга. После того не совсем приятного разговора они с Мэтью больше не общались. И все это время Майкл ощущал на душе некоторый осадок и даже легкие уколы совести, требовавшие от него конкретных действий по возобновлению отношений с другом. Обижаться на Мэтью было нельзя. Майкл знал это, но ничего поделать с собой не мог. Наверное, слишком гордый был.

– Привет, Мэтью.

– Привет, старик. Давно не общались. Как ты?

– Все так же, – Майклу даже удалось улыбнуться, когда он услышал веселый голос друга.

– Что, все за Селеной гоняешься?

– Я и Селена – это уже прошлое, несостоявшееся прошлое.

– Ну-ка, ну-ка, поподробнее. Что я опять пропустил?

Майкл рассказал Мэтью все как есть, ничего не утаивая. Даже про карьерные перспективы не умолчал и ссору с Дианой, из-за которой девушка снова ночует в своей кровати, а не в кровати Майкла.

– Так это же здорово! – обрадовался Мэтью, услышав новости. – Эй, старик, не распускай нюни, сама судьба тебе благоволит. Селена с Ником свалят в Финикс, а ты станешь большой шишкой в Биллингсе. Ой не зря ты задумался о покупке дома. Ты как знал, что все именно так обернется. Чувствую, скоро маленькие Майклы и Дианы будут бегать в новом доме, – Мэтью захохотал.

Майкл улыбнулся, слушая друга и чувствуя, как настроение возвращается.

– Ты преувеличиваешь, старик. До этого очень далеко.

– Ну, конечно, если ты будешь и дальше ссориться с леди Ди, то этого вообще никогда не случится. Будь хорошим мальчиком – и к тебе потянутся девушки. Если же ты будешь плохим мальчиком, к тебе вообще никто не будет тянуться. Девушки любят ласку и нежность, а не грубость. Запомни это как отче наш.

– Сам знаешь, Мэтью, как порой бывает трудно сдержаться. Иногда мне кажется, что девушки нас, мужиков, специально заводят, а потом жалуются друг дружке, какие мы все хреновые. Может, и правда, мы с разных планет.

– Ага, одни из ада, другие из рая, – захохотал Мэтью. – Мужики – черти, женщины – ангелы. Скажи иначе и получишь отречение от тела.

Майкл рассмеялся. Мэтью верно подметил.

– Так что ты надумал? – спросил Мэтью у Майкла, отсмеявшись.

– Ты про что?

– Про все. С Селеной точно покончено?

– У меня есть выбор?

– Эй, перестань отвечать вопросом на вопрос, – возмутился Мэтью.

– Ладно. С Селеной точно все кончено. Карьера важнее.

– Согласен с тобой, старик. В твоем случае все именно так… Продолжай дружить с Ником, забудь о Селене, и будет тебе счастье… Ты сейчас с Дианой?

– Нет, Диана у себя дома. После ссоры я с ней не общался.

– Плохо, но ничего. Мы это сейчас исправим. Вот что ты сейчас сделаешь: возьмешь машину и поедешь к Диане, заберешь ее к себе и займешься с ней упоительным сексом. Ты меня понял? Сейчас она тебе нужна как никто другой. Она твое лекарство и спасение.

– Уже десять, – Майкл посмотрел на настенные часы. – Скорее всего, Диана уже спит.

– Уверен?

– Нет.

– Тогда поднимай свою мягкую задницу с кресла, или на чем ты там сидишь, и вали к ней. Если разбудишь, ничего страшного. Вам это обоим надо.

– Да, так и сделаю, – сказал Майкл. – Не знаю, нужен ли я сейчас Диане, но она мне очень нужна.

– Тогда меньше слов, больше дел. Не смею тебя больше задерживать. Пока, дружище.

– Пока, Мэтью.

Майкл закончил разговаривать, бросил мобильник на кресло, вышел из гостиной и вскоре уже был в спальне, натягивал джинсы и гольф. Когда оделся, вернулся в гостиную за мобильником, обулся в прихожей, захватил ключи от машины и вышел из дома.

Ночь приветствовала Майкла безоблачным небом, мягким блеском миллионов звезд и тихим шелестом теплого ветерка. Где-то стукнула входная дверь, откуда-то неслись голоса, залаяла собака, ей ответила другая.

Майкл вывел машину из гаража, остановился, оставил двигатель работать, сам же выбрался из машины и закрыл гараж, после чего вернулся к машине, захлопнул дверцу и надавил педаль газа. Машина тронулась с места и, провожаемая темными окнами дома да светлыми пятнами-звездами на небосклоне, покатила к дому Дианы.


* * * | Влечение | * * *