home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 3

– Шеф на месте? – спросил Майкл у Джины, входя в приемную Ника. Взгляд устремился в распахнутые настежь двери кабинета Ника. Ника в кабинете не было.

– Мистер Райт уехал, – Джина выглянула из-за монитора и улыбнулась. – Просил, чтобы вы ему перезвонили на мобильный, когда вернетесь.

– Больше ничего?

Джина мотнула головой.

– Ну и замечательно, – Майкл развернулся и покинул приемную.

– Мистер Сафер, – смущенная улыбка появилась на лице Дианы, когда Майкл очутился у себя в приемной. – Как прошла встреча?

– Могло быть и лучше, – Майкл вернул девушке улыбку. – Меня никто не спрашивал?

– Нет, разве что мистер Райт раза два заходил, интересовался, не звонили ли вы.

– Что, сам приходил? – неприятное чувство ожило в груди Майкл.

– Ну да. Майкл кивнул.

– Диана, сделай, пожалуйста, мне кофе и найди номер мобильного мистера Райта. Будут звонить, я умер. Когда воскресну, неизвестно.

– Что, все так плохо? – тревога появилась на лице девушки.

– Еще не знаю, – сказал Майкл, входя к себе в кабинет. Прикрыв за собой дверь, он поставил сумку на пол возле стола, опустился в кресло и достал из кармана мобильник, повертел его в руке, будто впервые видел, и положил на стол.

В кабинет вошла Диана, поставила блюдце с чашкой на стол, рядом положила бумажку с номером мобильного телефона Ника и вернулась в приемную, не забыв закрыть за собой дверь. Майкл проводил девушку взглядом, на мгновение задержал взгляд на ее ягодицах, проступающих сквозь юбку, оценил стройность ног и, как только девушка закрыла дверь, взял со стола мобильник и набрал номер Ника, минуту изучал цифры на экране, затем, собравшись с духом, стукнул пальцем по сенсорной клавише вызова и поднес мобильник к уху. Из динамика понеслись длинные гудки, внезапно длинные гудки сменились короткими.

– Похоже, Нику сейчас не до меня. Вот и здорово. Думаю, это хороший знак, – Майкл положил мобильник на стол, отхлебнул из чашки кофе и придвинул ближе папку с отчетами.

Текучку никто не отменял.

Некоторое время спустя Майкл бросил на стол последний из отчетов, отчет о доходности компании за последний месяц, положил голову на спинку кресла и закрыл глаза.

– Как же это все утомительно. Надо немного отдохнуть, – Майкл открыл глаза и посмотрел на часы. 17:48. – Ого! Заработался как.

Майкл поднялся из-за стола, пересек кабинет и открыл входную дверь.

– Диана, мистер Райт вернулся?

– Сейчас узнаю, мистер Сафер, – сказала девушка и застучала по клавишам клавиатуры. – Нет, – Диана посмотрела на Майкла, ждущего ответ в проеме двери, бросила взгляд на монитор и вновь взглянула на Майкла.

– Джина пишет, что мистера Райта сегодня уже не будет.

– Понятно, – Майкл вернулся в кабинет, взял мобильник, набрал номер Ника и приблизился к окну. Солнце склонилось над горизонтом. Белые облака ползли по небу, окрашенному солнечными лучами в алые тона. Парочка воробьев прыгала по асфальтированной площадке, окружавшей здание банка, словно овраг древнюю крепость. В нескольких десятках метров от банка тянулась зеленая полоска газона с редкими деревьями, дальше – серая стрела дороги, по которой время от времени проносились машины.

– Райт на связи, – послышался нетерпеливый голос из динамика.

– Мистер Райт. Это Сафер, – Майкл почувствовал легкое волнение в груди, которое с каждой секундой только усиливалось.

– А это ты, Сафер. Как поживает мистер Робинс? Надеюсь, ты не звонил так долго из-за того, что был с ним?

Майкл выдержал паузу, собираясь с мыслями.

– Мне не удалось поговорить с мистером Робинсом.

– Что? – голос Ника дрогнул. На мгновение в трубке воцарилась тишина, прерываемая сопением Ника. – Объясни.

Майкл начал рассказ. Когда он закончил, тишина вернулась в трубку, только стала напряженней. Пауза затянулась, но Майкл не решался прервать ее, ожидая реакции Ника. Реакции не было долго, только шумное дыхание, говорившее о том, что на другом конце провода все еще кто-то есть.

– Дерьмо, – наконец Ник нарушил молчание и в трубке послышались короткие гудки.

Майклу оставалось только гадать, что имел в виду Ник, говоря последнее слово: выражался он о персоне Майкла или о возникшей ситуации. Майкл бросил мобильник в карман брюк. Внутри было гадко. Майклу захотелось оказаться как можно дальше от Биллингса, где-нибудь на Аляске, а может, и на Гавайях. Убежать, спрятаться и сидеть тихо-тихо, пока гроза не пройдет. Только вот от кого-то или чего-то убежать можно, а вот от себя – вряд ли. Собственные кошмары найдут тебя везде, куда бы ты ни убежал, где бы ни спрятался.

Майкл чувствовал себя не в своей тарелке, будто земля ушла из-под ног, да забыла вернуться. Майкл ненавидел такие ситуации. Неопределенность, безысходность. Тебя словно вышвырнули за борт в открытом океане, и что тебя ждет там, ты не знаешь – суша на горизонте или брюхо акулы. Для Майкла такая ситуация означала следующее: или все как-то замнется и забудется, что маловероятно, или придется искать работу. А вот с последним могут быть проблемы, особенно сейчас, когда по миру гуляет да никак не нагуляется экономический кризис.

В дверь постучали.

– Войдите, – Майкл отвернулся от окна.

– Мистер Сафер, – дверь приоткрылась, и на пороге появилась Диана. – Я сегодня вам больше не нужна?

Майкл бросил взгляд на часы. 18:13.

– На сегодня ты свободна, Диана. Хороших тебе выходных.

– Спасибо, – девушка улыбнулась. – И вам отличных.

Дверь закрылась. Майкл вернулся в кресло, взял в руки последний отчет и забросил ноги на стол. Для кого-то рабочий день закончился, а для кого-то продолжался.

По улице поползли сумерки, заглядывая в каждый закуток, в каждую нишу, гоня прочь из этого мира остатки дневного света, готовя мир к наступлению ночи. Количество машин на улице увеличилось, но ненадолго: как только все окажутся дома, улицы опустеют, звуки стихнут и даже ветер-шалунишка не осмелится шуршать в кроне деревьев и гонять пыль по пустынным мостовым, боясь потревожить наступление ночи.

Когда время перевалило за девять, Майкл набросил на плечи пиджак, бросил в сумку галстук с мобильником, выключил кондиционер, свет и покинул кабинет. В коридоре было тихо и безлюдно.

Майкл вышел из здания банка прямо в темноту ночи, кое-где разгоняемую мягким светом уличных фонарей, прошел к стоянке, где нашел свою машину в гордом одиночестве. Забравшись в салон, Майкл бросил сумку на пассажирское сиденье, завел двигатель и включил ближний свет фар. Минуту спустя машина подкатила к дороге и остановилась. Майкл глянул по сторонам и собрался было ехать дальше, когда услышал жужжание мобильника в сумке. Майкл потянулся за телефоном, достал его из сумки и посмотрел на экран. Всего лишь пришла смска, но едва Майкл увидел отправителя, на душе посветлело, словно лучи солнца выглянули из-за темных туч, надежда на лучшее обрела силы, подняла голову и устремила взгляд к небесам. Смска была от Селены.

– А вот это не может не радовать, – Майкл ухмыльнулся. – Если написала, значит помнит. Великолепно.

Майкл открыл смску и прочитал:

“Привет. Прости, но завтра увидеться мы не сможем. Предлагаю встретиться в другой раз. Созвонимся.”

– Сегодня точно не мой день, – Майкл откинулся на сидении и посмотрел за окно, туда, где сквозь темноту проступали очертания деревьев, перемигивались звезды и возносился ввысь окутанный прозрачной дымкой одинокий месяц. Одиночество, грусть, тоска разом нахлынули на Майкла, погружая его все больше и больше в пучину сожаления, разочарования и душевных мук.

Майкл отвернулся от окна. Пальцы запорхали над экраном, набирая ответное сообщение.

“Привет. Так даже лучше. Наметилась незапланированная встреча. Созвонимся.”

Майкл вздохнул, отправил смску и бросил мобильник на пассажирское сиденье.

– Пятница, 13-е, – пробормотал Майкл, вдавил педаль газа в пол и полетел по дороге сквозь ночь, но мгновение спустя сбавил скорость, вспомнив дневную встречу с патрульной машиной, поехал не спеша, все еще лелея остатки надежды, что черная полоса завтра сменится белой, жизнь обретет прежние краски, а тоска в груди отступит или хотя бы не будет такой сильной.


* * * | Влечение | * * *