home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 17

Они лежали на земле, подложив под тела одежду, обнаженные, тесно прижавшись друг к другу, будто мерзли от холода, и смотрели на ночное небо, серое от легкой дымки, окутавшей его, словно туман равнину. Из темноты доносился стрекот цикад и других ночных насекомых, кваканье лягушек или редкий крик ночной птицы. Изредка в глубинах леса раздавался треск, да такой сильный, что его можно было слышать на протяжении многих сотен метров, будто ожил мамонт и теперь ломился сквозь чащу, таким образом заявляя о своем существовании. Иногда над лесом катился волчий вой. Тоскливый и жуткий, как стенания привидения, безутешно горюющего о живой жизни, он метался между небом и землей, достигал далеких звезд и возвращался обратно, чтобы хотя бы на время заставить умолкнуть лесную живность, осмелившуюся потревожить сон ночи. В такие минуты Майкл сильнее прижимал к груди Селену, интуитивно, возможно так древний охотник прижимал к груди свою самку, желая уберечь ее от опасностей окружающего мира.

Несмотря на прохладу, им было не холодно. Горячие тела еще не успели остыть, хотя сердца давно успокоились, дрожь если и пробегала по телу, то только из-за налетавшего время от времени прохладного горного ветра.

– В гостинице, наверное, уже все спят, – прошептала Селена, устремив взгляд на лунную дорожку, бегущую по воде. – Надеюсь, когда мы вернемся, входная дверь не будет закрыта на ключ изнутри.

– Не будет, – сказал Майкл, плотнее прижимая к себе Селену, словно боялся, что девушке вздумается пойти это проверить прямо сейчас, когда ему так хорошо рядом с ней. Майкл лежал на боку, поджав ноги. Его левая рука лежала на груди Селены, таз тесно прижимался к ее тазу, находя незамысловатое единение в соприкосновении тел. – Тебе не холодно?

– Нет, – сказал Селена, а потом добавила. – Пока нет.

Майкл прижался губами к плечу девушки, подумывая о том, что после того, что произошло этой ночью, они с Селеной могут официально считаться парой. Это не могло не радовать Майкла. Он так долго желал этого. И теперь это произошло. Как здорово, что он предложил Селене провести выходные в Йеллоустоне! Как здорово, оказывается, ощущать телом нежность ее кожи! Вдыхать аромат ее волос! Целовать лепестки ее губ! Еще тогда, когда впервые увидел ее, он понял, что Селена – это настоящий рай на земле для любого мужчины. И в конце концов он оказался прав. Он чувствовал, как сердце захлебывается от невероятной радости, а улыбка никак не желает сходить с лица. Разве существует для мужчины большая радость, чем осознание того, что тот, кого ты любишь, находится рядом? Ты ощущаешь биение ее сердца, тепло ее тела, аромат ее туалетной воды. Испытываешь нечто сродни блаженству, нирване, предназначенной богам, но никак не простым смертным.

– О чем думаешь? – тихий голос Селены вернул Майкла в настоящее.

– Думаю о том, что благодарен судьбе за то, что она свела меня с тобой. Когда ты рядом, я чувствую себя самым счастливым мужчиной на Земле.

– Как мало надо мужчине, – улыбнулась Селена. – Секс с красивой женщиной – и мужчина на седьмом небе от счастья.

– Нет, не говори так, – Майкл уткнулся лбом Селене в волосы и потянул носом, наслаждаясь их ароматом. – Я счастлив уже от того, что могу обнимать тебя, целовать, прижимать к груди. Селена, мужчине жизненно важно проявлять заботу по отношению к… – Майкл хотел сказать “тому, кого любит”, но передумал, решив пока что не говорить Селене о своих чувствах к ней, поэтому сказал:

– …к другим людям. Проявление заботы со стороны мужчины – это как бы подтверждение того, что он сильная личность. Оберегать, заботиться, в частности о своей женщине, детях, – все это в крови у мужчины. Таким его создал бог, – Майкл коснулся губами плеча Селены.

– Может, и так, – Селена приподнялась на локте, протянула руку и взяла бюстгальтер, одела его, сверху натянула свитерок.

– Ты замерзла?

– Немного, – кивнула Селена, одевая трусики.

– Тогда предлагаю вернуться в номер, – сказал Майкл, поднимаясь на ноги.

– Предложение принято, – Селена зевнула.

Они оделись. Майкл окинул напоследок место их безумных утех, взял Селену за руку, и они двинулись назад к гостинице.

– Смотри, какая красавица, – Селена указала пальцем вверх.

Майкл поднял голову и увидел луну. В ней не было ничего необычного, если не принимать во внимание ее цвет. Кроваво-красный, будто истекающий кровью, огромный диск ночного светила плыл по темному небу, прячась за тонким, как вуаль, серым облаком.

– А мне она кажется зловещей.

– Не без этого, – согласилась Селена. – Жуткая, и вместе с тем красивая.

– А есть еще луны красивые и совершенно не жуткие.

– Правда?

– Да, и одну из них я сейчас держу за руку.

Селена улыбнулась.

– Разве я похожа на луну?

– Совершенно не похожа. Но ты же Селена, луна… Вон та красавица, – Майкл кивнул на лунный диск на небе, – в отличие от тебя, мертва и холодна. Мне становится не по себе, когда я смотрю на нее, поэтому хочется побыстрее отвернуться. Когда же я смотрю на тебя, наоборот, хочу смотреть не отводя глаз.

– Придется, иначе врежешься в дерево, – улыбнулась Селена, рукой отводя в сторону вынырнувшую из темноты ветку.

Впереди, в просветах среди деревьев замелькали огоньки, будто огни святого Эльма на мачтах древнего корабля. При ближайшем рассмотрении эти огоньки оказались светом в окнах гостиницы. Похоже, Селена и Майкл были не единственными, кому не спалось.

Они вошли в здание гостиницы, взяли на ресепшене ключ и поднялись в номер. Селена отправилась в душ, Майкл же развалился на кровати и принялся гулять взглядом по потолку. Он слышал, как бежит вода в ванной, как она журчит, будто лесной ручей, как шелестит ветер за окном в кронах деревьев. Все это подействовало на Майкла усыпляюще. Его начало клонить в сон. Майкл попытался прогнать сонливость, так как хотел еще сходить в ванную принять душ на ночь, но глаза тяжелели, веки наливались свинцом. Майкл готов был сдаться, когда из ванной вышла Селена. Закутанная в белый банный халат, как младенец в пеленки, с собранными на затылке волосами, она прошлепала в тапочках к соседней кровати.

– Как вода? – поинтересовался Майкл.

– Великолепная. Я включила горячую воду и чуть там не заснула. Пришлось добавить холодной, иначе ты попал бы в ванную не раньше утра.

– Вряд ли. Я поднял бы тебя спящую на руки, перенес бы сюда и уложил в кровать.

– Правда? Надо было заснуть. Ну ничего, сделаю так в другой раз.

– Можешь вернуться в ванную прямо сейчас.

– Нет, в другой раз. Не хочу мокнуть, – Селена улыбнулась, легла на кровать на бок и поджала ноги. – Спокойной ночи. Думаю, когда ты выйдешь из ванной, я уже буду спать, как кролик, объевшийся морковки.

– Спокойной ночи, – Майкл поднялся на ноги и направился в ванную. – Если ты все еще не будешь спать, когда я вернусь из ванной, мне придется тебя усыпить.

Оказавшись в ванной, Майкл закрыл за собой дверь, чтобы шум бегущей воды не мешал Селене спать, разделся и вскочил в душевую кабинку, наскоро принял душ, закутался в халат, почистил зубы и вышел из ванной.

– Ты почему не спишь? – Майкл посмотрел на Селену. Девушка лежала на кровати, спрятав ладони под подушку, и смотрела на Майкла.

– Любопытство не дает покоя.

– Любопытство? – Майкл включил ночник над прикроватной тумбочкой, погасил верхний свет и опустился на край кровати.

– Да все жду, когда же ты выйдешь из ванной и удовлетворишь мое любопытство. Как ты собрался меня усыплять?

– Ах вот оно что, – Майкл улыбнулся. – Сама напросилась.

Майкл приблизился к кровати Селены и опустился перед ней на колени. Девушка наблюдала за Майклом с легким интересом в глазах и расслабленным выражением на лице.

– Что ты собрался делать? – спросила Селена, не отрывая взгляд от коленопреклоненного Майкла.

– Сейчас увидишь, – Майкл закрыл глаза, вытянул руки вперед, растопырил пальцы, да так и замер, нависнув над девушкой, как орел над зайцем.

Минута пробежала, за ней устремилась вдогонку еще одна, но Майкл продолжал стоять не двигаясь, будто кто наложил на него заклятие неподвижности. Тишина царила в комнате, тишина царила и на улице. Все замерло, окутанное дурманом сна.

– И долго ты так будешь стоять? – прошептала Селена.

– Пока не заснешь. Это индейская магия.

Селена прыснула.

– Ты скорее сам так заснешь, чем меня усыпишь.

– Думаешь? – Майкл открыл глаза и посмотрел на Селену. – Хорошо, если индейская магия тут бессильна, тогда воспользуемся проверенным временем способом усыпления красивых девушек.

– Это каким же?

– Утомим тебя.

Селена улыбнулась. Недоумение заиграло на ее лице.

– Если я еще немного поломаю голову над этой загадкой, я и правда устану.

– Нет, таким мукам я тебя подвергать не собираюсь. Это было бы слишком жестоко с моей стороны. Я выберу менее жестокий способ. Например, вот этот, – Майкл поднялся, опустился на край кровати Селены, склонил голову над ее лицом и провел ладонью по голове. Долю секунды он смотрел ей в глаза, видел там смесь легкого недоумения и любопытства, затем наклонился и поцеловал Селену. Руки коснулись пояса на халате Селены, развязали узел, отбросили полы халата в сторону, явив миру обнаженное женское тело. Свет ночника укрыл его легким полумраком, придал таинственности и грации.

Майкл снова поцеловал Селену. Рука легла на ее бедро, пальцы принялись его поглаживать, как некую реликвию, мягко, осторожно, затем устремились дальше и скользнули по ягодицам девушки.

– Это действительно верный способ отправить меня спать, особенно в такое время, – шепнула Селена, ложась на спину.

– Я знаю, – сказал Майкл, блуждая взглядом по обнаженному телу девушки. Каким же красивым оно было! Майкл наклонился и поцеловал плоский живот Селены. Затем снова и снова. С благоговением, будто адепт, целующий некую святыню. Рука змейкой скользнула вниз по тонкой полоске волос на лобке к уютной, теплой и влажной норке между ног девушки. Из груди Селены вырвался приглушенный стон, когда пальцы Майкла проникли внутрь ее лона. Ноги девушки раздвинулись, скорее интуитивно, а не нарочно, приглашая Майкла окунуться в мир буйной страсти и неуемного удовольствия.

Майкл развязал пояс и сбросил халат с плеч, забрался на кровать, опустился на колени и принялся целовать и ласкать тело девушки. Насытившись поцелуями и ласками, он, накрыв тело Селены своим, проник внутрь. Тишина комнаты растворилась в тихих стонах и частых придыханиях девушки. Будто птицы, они носились по комнате, услаждая слух Майкла, заставляя его снова и снова с еще большей страстью вгрызаться в тело Селены.

Некоторое время спустя они так и заснули, утомленные и удовлетворенные, обхватив друг друга ногами и руками, соприкасаясь телами и дыша в унисон. Одинокий ночник бросал на их обнаженные тела пятнышки света, будто желая скрыть их наготу от окружающего мира, но никому не было дела до их наготы. Мир был погружен в долгий и глубокий сон.


* * * | Влечение | * * *