home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


14

– Ваша колесница ждет, – сказал Тайлер спустя полчаса и указал рукой на два арендованных велосипеда. Корзинка для пикника была не слишком надежно привязана сзади к гоночному велосипеду с пятнадцатью скоростями. Тайлер мог бы выбрать что-нибудь попроще, но, черт возьми, он не мог отказаться от некоторых замашек мачо.

Кейт вопросительно вскинула брови, увидев велосипед, предназначенный ей.

– Неужели мы отправляемся в Тур де Франс или на педалях вокруг острова?

– Слишком круто? – Тайлер был доволен произведенным эффектом.

– Вы соображаете? Они, должно быть, самые дорогие в прокате велосипедов.

– Возможно, но они и самые крутые.

Она подошла к велосипедам.

– Я многое знаю о мальчиках и их игрушках. Велосипеды, лодки, машины – это все, что волнует мужчин. Они хотят все самое быстрое, самое большое, самое лучшее.

– А что хотят девушки? Конечно, большее и лучшее, увеличенное в несколько раз.

– Но скорость не всегда плюс, – улыбнулась Кейт. – Кое-что предназначено для более медленного использования.

– Вы абсолютно правы, – кивнул Тайлер, сделав вид, что не заметил двусмысленности.

– Хорошо. – Она откашлялась, легкий румянец окрасил щеки. – У меня есть собственный велосипед, но он ничто в сравнении с этим.

– За педали уже заплачено, так что поедем. Вы можете ехать впереди.

– Хорошо. Но, надеюсь, вы можете ехать рядом.

– Не волнуйтесь. В мои планы не входит потерять вас. – Тайлер оседлал велосипед и покатил за ней вниз по улице.

Кейт старалась ехать, не отклоняясь от маршрута, не останавливаясь и не глядя вокруг. Она пересекла центр, проехала вдоль пристани, а затем через жилой район до поворота к воде. Стоял прекрасный летний день, такого дня Тайлер не мог упустить и не насладиться на годы вперед.

Сколько времени прошло с тех пор, как он садился в велосипедное седло не в тренажерном зале, открытом двадцать четыре часа в сутки? Он не мог вспомнить. Сколько времени прошло с тех пор, как он останавливался и любовался пейзажем? Годы, наверное.

С того дня, а это больше двадцати лет назад, когда отец забрал его из школы, он был в дороге. Никогда не называл ни одно место домом, никогда не заводил друзей – так, случайные отношения, – никогда не позволял себе привязываться к какому-то месту, к какому-то человеку. Он подумал, что пора бы уже остановиться и обзавестись своим домом, купить землю, пустить корни, но такая модель жизни создана не для него. Легче жить так, как он вырос, рассказывая другим о жизни, наблюдая жизнь других людей, а не жить самому.

Вот дерьмо! Слишком тяжелые мысли для приятной езды на велосипеде. Что, черт возьми, с ним случилось? Он никогда не занимался психоанализом собственной жизни. У него не было ни времени, ни терпения, ни желания. Он такой, какой есть. Ему незачем меняться. Но неспешная, размеренная жизнь острова заставила его задуматься о переменах.

Нормальные люди не отправляются на велосипедах на пикник во второй половине понедельника, если у них не отпуск. Он не в отпуске. Он приехал сюда по делу, с особой миссией, и не намерен потерпеть неудачу. Он просто должен заставить Кейт расслабиться, застигнуть ее врасплох и узнать наконец правду. Тайлер возлагал на этот день большие надежды, он собирался значительно продвинуться в своем расследовании, а если повезет, получить окончательный ответ.

Они остановились минут через пятнадцать, ведя велосипеды по неровной, травянистой тропе вниз к песчаному уединенному пляжу.

– Эй, а где водопад? – спросил Тайлер, оглядываясь по сторонам.

Кейт указала на небольшой поток воды, стекавший между двумя скалами на противоположной стороне от пляжа.

– Это и есть водопад? – недоверчиво спросил Тайлер. – Совсем не впечатляет.

– Сейчас отлив. Когда большие волны ударяют по скалам с другой стороны, тогда получается настоящий водопад. Разочарованы?

На самом деле он не был разочарован вообще. Он предпочел бы провести пикник в спокойной атмосфере, без всяких природных катаклизмов. Пляж почти пуст – мать с малышом у кромки воды, пара на одеяле под скалой и мужчина, который бросал палку собаке.

– Где все? – удивился Тайлер. – Разве сейчас не лето?

– Все наблюдают за лодками, – объяснила Кейт. – Отсюда их не видно.

– Вы хотите перейти в другое место?

– Нет, я люблю этот пляж. Он маленький, тихий, спокойный. В эти дни у нас слишком много туристов. Я скучаю по тем годам, когда никто не приезжал в Каслтон.

– Зато, должно быть, наплыв туристов приносит пользу для вашего бизнеса. – Он отстегнул от багажника велосипеда корзинку для пикника и поставил на землю. – Черт! Я забыл плед.

– Переживем. – Кейт плюхнулась на песок, сняла теннисные туфли, зарылась пальцами в мелкий песок. – Хорошо.

Хорошо – не то слово. Сексуально. Ему понравились проблески ярко-розового лака на ногтях, неожиданные для такой практичной личности, как Кейт, и намекающие на скрытую страстность ее натуры. Эту сторону Кейт он хотел бы рассмотреть как следует.

– У вас особые отношения с почвой? – спросил Тайлер, опускаясь на колени рядом с ней.

Кейт рассмеялась.

– Не знаю. Мне просто нравится ощущать песок босыми ногами. Почему бы вам не разуться? Может, стоит?

– Не думаю.

– Почему нет? Что-то не то с ногами?

– Нет, – ответил Тайлер, – с моими ногами все в порядке.

– Тогда давайте посмотрим на них, – предложила Кейт.

– Хорошо. Но если я сниму что-то, вы тоже снимете.

– Я уже сняла кроссовки.

– Я не говорю про обувь, – улыбнулся он.

Она покачала головой.

– Похоже, вы думаете только об одном.

– Ну, я же мужчина.

– Я это заметила, – пробормотала Кейт.

– Хорошо.

– Кончайте флиртовать и расслабьтесь. Осваивайтесь. Разуйтесь, наконец.

Тайлер не стал спорить. Он растянулся на земле и снял теннисные туфли. Потом белые носки.

– Довольны?

– Гм… Даже нет лишнего пальца. Я разочарована.

Он улегся на бок, позволяя песку струиться между пальцами.

– Прохладный, – сказал Тайлер. – Влажный. Волна накрывает песок полностью во время прилива?

– Только в шторм.

– Сегодня нет шанса. Ни облачка.

– Прекрасный день, – согласилась Кейт, и какое-то время они наблюдали за водой, которая ритмично набегала на кромку пляжа и отступала обратно. – Удивительно, как быстро все меняется. Только что над головой голубое небо, а в следующую минуту – оно все черное и угрожающее.

– Это из ваших воспоминаний, не так ли? – спросил Тайлер, наблюдая за игрой эмоций на ее лице. – Такое однажды пришлось пережить?

– Да, – не сразу ответила Кейт.

– Это печальные воспоминания.

– Откуда вы знаете? – спросила она, поворачиваясь к нему.

– Грусть в ваших глазах, печаль в голосе, когда говорите о море. – Тайлер протянул руку и нежно погладил ее по щеке. – У вас такое выражение лица, как будто все, что вы собираетесь сказать, так неприятно, что хочется выплюнуть.

– Вы очень наблюдательны.

– Я этим зарабатываю на жизнь, – пояснил Тайлер.

Она взяла его руку, отвела от своего лица, но не отпустила. Вместо этого переплела его пальцы со своими.

– У вас сильные, умелые руки. Мне нравится.

– Рад, что вам во мне хоть что-то нравится, но вы меняете тему. Мы говорили о штормах.

Кейт отвернулась от него к воде, к горизонту, в прошлое – он не мог с уверенностью сказать, что именно она видела. Он просто чувствовал, что ее пальцы сжимают его руку.

– Меня смыло за борт во время шторма, – проговорила она наконец.

– Смыло за борт? – потрясенно спросил он. – Я никогда не слышал и не читал об этом.

– Мой отец вытащил меня из воды. Не было никаких официальных спасателей, ничего такого.

– Поэтому и не попало в отчет, – понимающе кивнул Тайлер, пытаясь сделать выводы из неожиданной новости.

– Я была не первой, не последней и не единственной, оказавшейся за бортом во время гонки. Это случалось довольно часто.

– Я думал, у вас были ремни безопасности.

– У нас они были, но я сняла свой на минуту. Это глупо, – быстро добавила Кейт. – Совершила ошибку. Во всяком случае, я долго не могла забыть ощущение – вода смыкается и бурлит у меня над головой.

Тайлер чувствовал, что тогда много чего происходило такого, о чем семейство МакКенна говорить не желает. Но, по крайней мере, Кейт хоть чуть открылась перед ним.

– Это, должно быть, страшно.

Она кивнула, соглашаясь.

– Я была ошеломлена. И не уверена, что это не сон. Странное чувство. Лодка под водой или я? Потом я увидела, что яхта отходит от меня. Вот тогда мне стало очень страшно. Волны были настолько высокие, что «Мун Дансер» быстро исчезла из поля зрения. Я пыталась плыть, но потеряла ориентиры.

Кейт замолчала, глубоко вдохнула и медленно выдохнула. Он увидел страх в ее глазах и понял – вспоминания вернули ее обратно в то самое место. Он почти пожалел о своем вопросе.

– Тогда папа бросил мне канат и вытащил меня. Он спас мне жизнь.

– Так вот почему вы все еще спасаете его?

Она встретила его взгляд, и оба поняли: это правда.

– Пытаюсь. Я постоянно бросаю ему канат, но он не хватается за него. Он не хочет, чтобы я вытащила его.

– Может, ему самому нужно спасать себя? – предположил Тайлер.

– Может быть. – Кейт снова вдохнула глубоко и медленно выдохнула. – Ну, разговор получается тяжелым. Как насчет еды?

– Если вы отпустите мою руку, я что-нибудь предложу. То есть когда кровь снова потечет по сосудам, – добавил Тайлер, сгибая затекшую руку, когда она отпустила ее.

– Простите. Я забылась. Итак, что же в вашем меню?

– Все, что вы заказали. Жареная курица, картофельный салат, бри, вино и шоколад. – Тайлер сел, открыл корзину и начал вынимать еду из контейнеров.

– Очень хорошо, но я не упоминала вино. Я не пью. Мой папа навеки вытравил во мне желание выпить.

– В отличие от вашей младшей сестры, – мимоходом заметил Тайлер.

– Что вы имеете в виду? – сразу ощетинилась Кейт. – Кэролайн любит вечеринки, но она не выходит за рамки приличия, ничего подобного.

– К сожалению, я, видимо, оценил ее неверно. – Но Тайлер заметил, что Кейт возражает не слишком энергично.

– Вы оценили ее неправильно. Я знала бы, если б у Кэролайн возникла проблема с алкоголем. – Она умолкла, в глазах ее он заметил беспокойство. – Я бы знала, как вы думаете?

– Вы знаете свою сестру лучше меня, – пожал плечами Тайлер.

– Именно так. Я выпью минеральной воды.

Он протянул ей бутылку «Кристл Гейзер».

– Я тоже не любитель выпить, – сказал он. – Предпочитаю сохранять свои мысли ясными. Контролировать ситуацию. Одна из сторон синдрома старшего ребенка, я думаю. Всегда быть ответственным за других.

– Ваш брат безответственный? – спросила она.

Что ответить на это? И почему он упомянул о брате? Марк – опасная тема. Опять же, Тайлер подумал, что может рассчитывать на ее сочувствие, если расскажет о страшной трагедии брата. Но если он доверит ей что-то такое, то в один прекрасный день Кейт может использовать это против Марка. Нет, он не станет рисковать.

– Брат более импульсивный, чем я, – сказал Тайлер наконец. – Ну, что вы будете есть?

Кейт стянула с себя свитер и постелила его между ними.

– Мы можем использовать его вместо скатерти.

– Вы уверены? Он испачкается.

– Мою особую любовь к земле вы уже забыли? К тому же у меня дома есть стиральная машина.

– Похоже, вы очень нетребовательная женщина?

– Я привыкла сама о себе заботиться.

– И другие тоже – сестры, отец, друзья, покупатели? Вы никогда не устаете?

– Как бы я ни устала, у меня нет никакой сказочной крестной матери, способной превратить мою тыкву в карету.

Он улыбнулся, оценив ее ум, чувство юмора, отсутствие претенциозности.

– А как насчет прекрасных принцев?

– Ни одного в поле зрения.

– Вы уверены?

– Вы же не предлагаете мне примерить мой хрустальный башмачок, который я потеряла на балу, – поддразнивала она Тайлера.

Он поднял с песка ее теннисную туфлю.

– Она годится?

– Боюсь, что нет. Несколько десятков женщин носят такие. Она не единственная в своем роде.

– Но ты единственная, – проговорил он и, поддавшись импульсивному порыву, поцеловал ее в губы. Ее рот был прохладным, влажным от воды, которую она потягивала. Тайлер хотел задержаться, хотел согреть эти губы, почувствовать вкус глубже, но она уже отстранялась от него.

– Зачем ты это сделал? – спросила она севшим, хрипловатым голосом.

– Захотел, – ответил он искренне.

– Ты… – Она запнулась, взвешивая новое, неофициальное обращение к нему, потом уже уверенно продолжила: – Ты делаешь это с такой легкостью – флирт, поцелуи. Твоя вторая натура, да?

Тайлер прочел вопрос в ее глазах, уловил сомнение в голосе.

– Может быть, ты просто все усложняешь?

Она бросила на него странный взгляд.

– Джереми говорил то же самое. Он считал, что я беспокоюсь слишком сильно, думаю слишком долго, планирую слишком тщательно. – Кейт пожала плечами. – Но я такая, какая есть. Я ничего не могу с этим поделать.

– Тебе не надо меняться – пока ты счастлива такая, какая есть.

– Конечно, у меня свои недостатки, и я наделала немало ошибок, но я стараюсь. Это считается?

– Достаточно, чтобы получить куриную ножку. – Он протянул ей кусочек курицы.

– Хм. Выглядит аппетитно. От «Дели Джека»?

– Я слышал, это лучшее, что можно купить в городе.

– Ты не ослышался. – Кейт откусила кусочек и вздохнула так, словно вкусила амброзии. Ему нравилось наблюдать, как она облизывает пальцы, когда готовится откусить еще. Ему хотелось наклониться и попробовать самому.

– Ты так уставился на меня, – заметила она. – Ненавижу, когда смотрят, как я ем.

Тайлер улыбнулся.

– Кажется, тебе это не мешает.

– Хорошо, меня это не сильно беспокоит, но, если ты не будешь есть, тебе ничего не достанется, – пригрозила Кейт, откусывая очередной кусочек. – Я самый быстрый едок из сестер МакКенна. И это при том, что мы все довольно быстро расправляемся с едой.

– Вероятно, весело расти с сестрами. – Хорошее было время, когда они с Марком были маленькие и жили вместе. Он скучал, когда оказался единственным ребенком у отца.

– Это было замечательно. Хотя они часто сводили меня с ума, особенно когда мы поселились на лодке.

– Как вы жили?

– Эшли фотографировала нас каждую минуту. Кэролайн шарила в кладовке с едой. Допоздна мы играли в карты, летучие рыбы шлепались на палубу, когда мы меньше всего их ожидали, подплывали дельфины, они такие доброжелательные, что мы купались вместе с ними. – Она вздохнула. – Мы держались единой группой. Привыкли иметь дело только друг с другом. Нам никто не был нужен.

И, видимо, они держали всех остальных на расстоянии, подумал Тайлер, особенно в то время, когда одна из них оказалась беременна. В противном случае им бы не удалось скрыть это, поползли бы слухи.

– Иногда трудно все это отпустить от себя – даже сейчас, – продолжала Кейт. – Но у каждой из нас своя жизнь. Кэролайн напоминает мне об этом достаточно часто. И Эшли отдалилась в последнее время. Отец жаждет снова отправиться в гонку… Так что я, единственная, пытаюсь удержать всех вместе.

– Это в порядке вещей – человек вырастает и чаще всего отдаляется от родных. Таков путь любой семьи.

– Ты прав, – признала Кейт. – Я на самом деле думаю кое-что изменить в своей жизни.

– Что, например? – спросил он с интересом.

– Ну, когда мне три недели назад исполнилось двадцать восемь лет, я посмотрела на свечи на моем торте и подумала о прошедших годах. Может быть, это еще не кризис среднего возраста, но тревожный звонок – пора пробудиться и выбраться из кокона, посмотреть вокруг, понять, что я хочу сделать, где я хочу быть… Вот такие мысли пришли мне в голову.

Три недели назад? Это откровение посетило ее недели назад? В то самое время, когда с Марком впервые связался Стив Уотсон? Пульс Тайлера участился. Должно быть, простое совпадение. Это должно быть так.

– А если точнее – что именно захотелось изменить? – осторожно спросил он, стараясь не показаться слишком настойчивым.

– Для начала я записалась на гимнастику, – без раздумий ответила Кейт.

– И все?

– А ты чего ожидал?

– Как насчет поездки куда-то или переезда? Может, ты хотела навестить старого друга, которого давно не видела?

Она, сощурившись, задумчиво посмотрела на него, и он понял, что слишком настойчив для простого случайного разговора.

– Прости, – сказал он поспешно. – Не мне говорить, как ты должна изменить свою жизнь. Но я подумал, ты имела в виду нечто более масштабное, основательное, чем занятия гимнастикой.

– Думаю, я уже готова приступить к картофельному салату.

Он протянул ей контейнер и вилку.

– А как насчет тебя? – спросила Кейт. – Когда-нибудь случались судьбоносные моменты?

– Не во время задувания свечей на торте в день рождения, – ответил он. – Но однажды было. Сравнительно недавно, если сказать точнее.

– И что случилось?

Он не должен ей говорить. Абсолютно точно – не должен. Но Тайлер все же решился немного открыться ей.

– Мой брат пострадал в автомобильной аварии, – сказал он коротко. – Он мог умереть. И я понял, как мало времени мы провели вместе в последнее время. Годами я хотел быть с ним, а потом упустил возможность, когда она появилась. Я не позволю, чтобы такое повторилось.

– С ним сейчас все в порядке?

– Ему становится лучше, – уклончиво ответил Тайлер.

Она кивнула, задумчиво глядя на него.

– Почему ты здесь, Тайлер? Почему не дома со своим братом?

Черт. Он знал, что довериться ей – ошибка. Он на ходу попытался придумать благовидный предлог:

– Мой брат очень интересуется яхтами и гонками. Он первый рассказал мне о вас и вашей потрясающей победе.

– Значит, твоего брата надо благодарить за вторжение в мою жизнь? – усмехнулась она. – Надеюсь когда-нибудь встретиться с ним.

Он ответил ей слабой улыбкой.

– Возможно. Эй, а ты не собираешься поделиться со мной картофельным салатом?

Она протянула ему контейнер:

– Возьми сам.

Тайлер посмотрел на картофельный салат, а потом вернул его обратно в корзину.

– Что случилось, почему ты не ешь? – спросила Кейт.

Он приложил руки к ее щекам.

– Понял, что я хочу не картофельный салат.

– Что ты…

Он прервал ее вопрос продолжительным, глубоким поцелуем. Потом этот поцелуй перешел в следующий, потом еще в один. Ему нравилось, как она целует его в ответ, как ее язык играет с его языком. От нее пахло ванилью, а на вкус она была еще лучше. Он провел рукой по ее спине, обнял за талию и привлек к себе. Он хотел чувствовать ее мягкие груди. Он хотел прикоснуться к каждой клеточке ее тела.

– О боже, – прошептала Кейт, когда его губы нежно прикоснулись к ее шее. – Мы должны остановиться.

– Мы только начинаем.

– Я… это безумие, – сказала она, отстраняясь от него. – Мы на общественном пляже. Тайлер, остановись.

Он с сожалением отстранился, понимая, что она права. Он наблюдал, как Кейт поправляет блузку, волосы, и все это казалось ему неуместным. Он хотел сказать ей, чтобы она прекратила. Ему нравился беспорядок в ее одежде, ее растрепавшиеся волосы. Наконец-то она дала себе волю, ослабила контроль над собой. Ему нравилась в Кейт ее страстность, ее искренность, ну, и почти все остальное.

– Ты снова уставился на меня, – сказала она. – И я смущаюсь.

– Почему? Мы только поцеловались.

– Мне показалось, это больше, чем просто поцелуй. – Кейт бросила быстрый взгляд на него, потом отвернулась.

Тайлер откинулся на спину, закрыв глаза от яркого солнца. Она права. Это не просто поцелуй, это обещание.

– Тайлер, я могу задать тебе вопрос?

– Конечно.

Она не сразу нашла нужные слова.

– Ты связан каким-то образом с Кей Си? Ты часть плана мести моему отцу? Это так?

Тайлер открыл глаза и резко сел.

– Почему ты так думаешь? – спросил он, искренне удивленный ее выводом.

– Вы оба появились здесь неожиданно. Ты хочешь получить информацию о гонке. Ты собираешься плыть с моим отцом. Я сложила все вместе.

– Сложила? Ты хорошо училась по математике? – пошутил Тайлер.

– Ты не ответил на мой вопрос.

– Нет, я никоим образом не связан с Кей Си. – Он обрадовался, что может сказать правду.

– Хорошо. – Кейт сидела, обхватив колени и не сводя глаз с воды. – Что ты хочешь делать сейчас?

– Поверь, тебе лучше не знать ответ на этот вопрос.

Она повернула голову и посмотрела на него, ее взгляд замер на его губах.

– Я хочу поцеловать тебя.

– Тогда иди сюда, – позвал он тихо.

– Не могу. Мне кажется, всякий раз, когда ты прикасаешься ко мне, летят искры.

– Разве это не здорово?

Кейт вскочила на ноги.

– Мне нужно пройтись.

– Пройтись? Тебе нужно пройтись? Сейчас?

– Это хорошее физическое упражнение, – привела Кейт неубедительный довод.

– Я могу придумать более интересные формы физических упражнений, чем ходьба.

– Пойдем со мной, – сказала она. – На другой стороне этих скал есть пещера. Я покажу ее тебе.

– Сейчас покажешь. – Тайлер протянул руку. – Помоги мне подняться.

Улыбка тронула ее губы.

– Думаешь, я поддамся на эту уловку?

– Пожалуйста.

– Прекрасно.

Она взяла его за руку, и Тайлер уже готов был привлечь ее к себе, уложить рядом на песок, поцеловать, но не вышло, ему неожиданно помешали. Два малыша выбрали именно этот момент, чтобы пробежать мимо них, вздымая песок босыми ногами, и он понял – сейчас не время и не место.

Он поднялся, но не отпустил ее руку, и, посопротивлявшись немного, Кейт расслабилась, и они рядом пошли вдоль кромки воды. Тайлер никогда не чувствовал такой полноты чувств и яркости ощущений, чем в этот момент рядом с Кейт. Влажный песок приятно холодил босые ноги, солнце пригревало, женщина рядом с ним была нежной, женственной, желанной, а он – тверд как камень. Нужно расслабиться, сказал он себе, но напряжение не хотело отступать. Все, о чем он мог сейчас думать, – как легко наклониться и поцеловать ее снова. Он прибавил шагу.

– Эй, зачем такая спешка? – спросила Кейт, ей пришлось почти бежать, чтобы не отстать от него.

– Я увлекаю тебя к пещере.

– Ты не знаешь, где она! – крикнула ему вслед Кейт, но он не обернулся. Ему нужно одному пробежаться по береговой линии. Ему нужно сжечь сексуальную энергию, которая сводила его с ума.

Тайлер услышал ее шаги за спиной, потом почувствовал, что она рядом. Черт, какая быстрая.

Она улыбнулась ему и промчалась мимо.

– Что за черт? – задыхаясь, спросил он, догнав ее.

– Это был спринтерский забег. Я обогнала тебя.

– Я позволил тебе победить.

– Обманщик.

Он мог придумать только один способ разобраться с ней. Он повалил ее на песок. Это было не очень к месту, но так, как он хотел. Тайлер придавил своей тяжестью ее мягкое, извивающееся тело.

– Тайлер, я не могу дышать, – взмолилась она.

– Дыхание рот в рот, – сказал он и крепко прижался губами к ее губам.

Желание сжигало его. Оно вернулось с удвоенной силой, и теперь Тайлер остро чувствовал ее близость, но жаждал еще большей близости. Он хотел прикоснуться к ее обнаженной коже. Он хотел…

– Господи! – вскрикнул Тайлер, когда холодная вода окатила его ноги. Он резко откатился в сторону. Неожиданная волна охладила его пыл. Тайлер посмотрел на свои промокшие брюки.

Кейт поднялась вслед за ним и рассмеялась.

– Такую волну мы называем блуждающей.

– А я называю это невезением.

– Лучше, чем холодный душ. Мы высохнем, пока дойдем до пещеры. Уже недалеко.

Он пошел за ней по пляжу, хорошо понимая, каково быть замерзшим и мокрым. Но Кейт, похоже, это совсем не беспокоило – вероятно, привыкла за годы жизни на лодке. Холод и сырость стали для нее привычной средой обитания.

Спустя несколько минут они обогнули изгиб скалы и направились туда, куда указала Кейт, – в пещеру в скалах.

– Она там, – сказала Кейт. – Во время прилива пещера заполняется водой. Мама много раз предупреждала меня об этом, чтобы я не попалась в ловушку.

– Ты слушалась ее?

– Беспрекословно. Я ведь осторожная.

Скалы, к которым они приблизились, казалось, вырастали прямо из воды.

– Они все еще здесь. – Она указала на нацарапанные на гладком камне имена.

– Кейт и Джереми, – пробормотал Тайлер. – Трудно конкурировать с этим.

Она посмотрела на него с удивлением.

– Что ты имеешь в виду?

– Джереми все еще присутствует в твоей жизни. Ты ходишь на его могилу. Ты можешь увидеть ваши имена, высеченные на скалах, вероятно, всего острова. Как можно конкурировать с этим?

– А ты хочешь?

Он должен ответить «нет». Он не собирается осесть на этом острове, это уж точно. Как только он найдет мать Амелии, сразу же уедет. Кейт останется просто приятным воспоминанием. Он, наверное, забудет ее через неделю. И она забудет его тоже. Нет такой скалы, на которой будут высечены их имена.

– Неважно, – сказала Кейт поспешно. – Не знаю, зачем я спросила тебя. Во всяком случае, это единственное место, где мы вырезали наши имена. – Они двинулись вдоль скал по узкой кромке пляжа. Кейт обратила его внимание на надписи на камнях. – Здесь, как видишь, много других имен.

– Шон и Эшли, Марк и Конни, Пол и Рита, – бормотал он, читая надписи. – Я думаю, отчасти это аллея влюбленных, да?

– Хорошее место для поцелуев. Здесь было принято, что, как только парочка однажды поцеловалась, на камне они вырезали свои имена. – Кейт жестом остановила его, когда Тайлер собрался заговорить. – Но мы не будем этого делать. Наши местные обычаи тебе, наверное, кажутся дикими. Давай вернемся к нашему пикнику. Я нагуляла аппетит.

Он тоже. Но не есть ему хотелось. И даже не целоваться. Он бросил задумчивый взгляд на имена и сердца, нацарапанные на скалах. По какой-то совершенно глупой причине он хотел поставить там свое имя. Свое имя рядом с именем Кейт.

Что-то, что останется навсегда.


– Спасибо за пикник, – поблагодарила Кейт, когда Тайлер взял ее велосипед и вернул менеджеру «Велосипеды Билла». – Не помню, когда я проводилала понедельник в безделье. Я чувствую себя виноватой.

– Иногда полезно и прогулять, – улыбнулся Тайлер.

– Но теперь надо возвращаться к реальности. Разве что…

– Что? – спросил он, вскинув брови.

– Лучшее в мире кафе-мороженое находится на этой улице.

– Разве ты голодна?

– Ты узнал мой самый большой секрет. Что я ненасытная.

Тайлер рассмеялся.

– Я хотел бы попробовать мороженое в лучшем в мире кафе-мороженом. Хотя я думаю, это преувеличение.

– Подожди, вот попробуешь, тогда увидишь, что я права.

Кейт не сопротивлялась, когда он взял ее за руку. В самом деле ей это нравилось. Ей нравилось все – его поцелуи, прикосновения, смех. Она уже много лет так хорошо не проводила время. И с Тайлером она чувствовала себя легко и свободно, она была собой. Легко находиться рядом с человеком, который не знает о тебе всей правды. У них нет прошлого, только настоящее, а будущее неважно. Тайлер, в конце концов, скоро уедет, а она останется. Но сегодня они вместе.

Может, этого достаточно? Может, пора перестать планировать, беспокоиться обо всем и обо всех, анализировать происходящее хотя бы в течение пяти секунд, и пусть все будет, как будет. Все время, что они сегодня провели с Тайлером, ей было очень хорошо, настолько хорошо, что она не хотела, чтобы это закончилось. Ее в действительности не волнует мороженое, она просто провела бы с Тайлером еще несколько минут. Теперь, когда он согласился отказаться от статьи, она могла расслабиться еще больше. Вероятность того, что за его согласием стоит желание одурачить ее, не укладывалось в мозгу. Впрочем, не совсем логично – человек, приехавший с определенной целью несколькими днями раньше, столь быстро изменил свое решение. Почему? Но Кейт не хотела думать об этом.

Они остановились на углу, когда свет в передней части парома стал красным.

– Разве тебя не беспокоит, что остров можно покинуть только в определенное время дня? – спросил Тайлер.

– Нисколько.

– Я живу в десяти минутах от аэропорта и могу улететь в любую страну мира, стоит лишь купить билет и подняться на борт самолета.

– И ты считаешь это комфортным?

– Уверен в этом, – признался Тайлер. – Раньше, будучи ребенком, я чувствовал себя в ловушке. Я не мог уйти от отца, не мог вернуться к матери. Я провел много времени в отчаянных поисках выхода. Старые привычки отмирают с трудом.

– У тебя действительно было ужасное детство. – Она не могла себе представить, через что он прошел.

– Не совсем так. Отец не издевался надо мной. Он просто хотел держать меня при себе и добивался этого самыми жесткими способами. – Он откашлялся. – Но незачем говорить о нем. Эй, а это не Кэролайн?

Кейт проследила за его взглядом, Тайлер смотрел на паром, постепенно заполнявшийся пассажирами. Ее младшая сестра стояла рядом с Майком Стэнвеем. Кейт напряглась, ей не понравилось, как Майк по-хозяйски положил руку на плечо Кэролайн.

– Что она с ним делает? – Беспокойство охватило ее, когда она наблюдала за ними. Они садились на паром. – Мне все это совсем не нравится. Мы должны остановить ее.

– Что?

Кейт быстро пошла по улице, потом побежала, когда поняла, что посадка на паром закончилась и он отчалит в любую секунду. Когда Кейт оказалась на причале, паром уже отошел футов на пятнадцать от берега.

– Черт!

Тайлер догнал ее через секунду.

– Что ты собираешься делать, Кейт? Стащить сестру с парома? Разве она не взрослая женщина? Ты не слишком усердствуешь?

Она резко обернулась.

– У Кэролайн несколько синяков на руке. Я видела их сегодня утром. Она сказала, что ударилась, но я думаю, она лжет. Ходят слухи, что жена Майка оставила его из-за грубого обращения с ней. Боюсь, что он может повторить это с Кэролайн.

– Ты спрашивала ее об этом?

– Кэролайн говорит, что он этого не делал.

– Может, тебе стоит поверить ей.

Она пропустила мимо ушей его слова. Он не знал Кэролайн так хорошо, как знала она. Он не знал, насколько искусна она во лжи.

Кейт вытащила сотовый телефон и позвонила Кэролайн, надеясь, что телефон при ней.

– Привет, – откликнулась Кэролайн через мгновение.

– Это Кейт. Я только что видела, как ты села на паром с Майком.

– Ты шпионила за мной?

Кейт пропустила мимо ушей возмущение в голосе сестры.

– Куда ты отправилась?

– Не твое дело, Кейт. Я сейчас отключу телефон.

– Когда ты вернешься?

– Когда захочу.

– Но… – Слова Кейт улетели в пустоту. Кэролайн отключилась.

– Не могу сказать, что удивлен, – заметил Тайлер. – Ты собираешься снова звонить ей?

– Она, наверное, просто снова отключится. Если я скажу Кэролайн не прыгать, первое, что она захочет сделать, это прыгнуть. Я должна знать, что сегодня у нее на уме. – Кейт смотрела на быстро исчезающий вдали паром. – Очень надеюсь, что она будет в порядке.

– Я видел их вчера вместе, – сказал Тайлер. – Они спорили, но он отступил, когда я подошел к ним.

– Почему ты не сказал мне?

– Потому что Кэролайн была в порядке, Кейт. Она не испугалась. Она не вела себя как человек, оказавшийся в беде.

– Может, она не хотела, чтобы ты знал. – Кейт нахмурилась. Ей было неприятно, когда что-то выходило из-под контроля. Кэролайн, конечно, взрослая, но она все же ее младшая сестра. – Не хочу, чтобы они уехали с острова. Мне спокойней, когда Кэролайн находится в пределах слышимости.

– У нее мобильный телефон. Она может позвонить тебе, если ей понадобится помощь.

Кейт вздохнула.

– Думаю, здесь больше нечего делать.

– Кроме как есть мороженое.

– Кроме этого, – кивнула Кейт. – Потом я действительно должна вернуться к работе. Чем ты собираешься заниматься остаток дня?

– Прогуляюсь до пристани, поговорю с некоторыми моряками, выясню, под каким новым углом собирать материал. Может, у тебя есть другая идея? Что-нибудь связанное с твоим домом, твоей спальней… Возможно, свечи и прочая романтика, а?

– Я так не думаю.

Кейт улыбнулась, зная, что он только дразнит ее. И она радовалась, что Тайлер не говорит серьезно, потому что, если бы он попросил ее серьезно… В самом деле если б он взял и поцеловал ее, а не просто говорил об этом, они могли бы оказаться на пути к ее дому прямо сейчас. Разговоры о том, что можно, а чего нельзя, никак не способствуют романтическим отношениям.

– Ну, завтра будет другой день. – Тайлер обнял ее за плечи. – Никогда не знаешь, что принесет завтра.


* * * | Две тайны, три сестры | cледующая глава







Loading...