home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


19

Сентиментально, глупо, банально, старомодно. Тайлер мог придумать сотни прилагательных для описания аукциона корзин для пикника на городской площади Каслтона. Но ни одно из этих прилагательных не годилось, чтобы точно описать происходящее. Более тридцати корзин для пикника было выставлено на аукцион, и по меньшей мере сотня человек, явившихся сюда, готовилась делать свои ставки.

– Мистер Джеймисон, вы будете предлагать цену за корзину сегодня вечером? – спросила его Маргарет. Эта женщина лет пятидесяти работала на ресепшен в отеле, где он остановился.

– Не уверен. Впрочем, они выглядят привлекательно. А я, похоже, проголодался.

– Моя корзина с большим розовым бантом, – сообщила Маргарет и подмигнула. – Если вы любите сандвичи с крабами, имейте в виду.

Тайлер улыбнулся в ответ. Сандвичи с крабами – очень заманчиво. Но его больше интересовала одна из сестер МакКенна, чтобы с ней разделить ужин. Он не видел Кейт весь день, и ему очень хотелось ее найти.

Зазвонил его сотовый, Тайлер с раздражением выдернул его из кармана. Марк, вероятно, хочет снова напомнить – время уходит, и, если он не получит ответа в ближайшие дни, они с Амелией исчезнут. Он не хотел, чтобы у Амелии была жизнь, похожая на его собственную. Необходимо иное решение. Он найдет его.

Тайлер посмотрел на экран мобильного и увидел другой номер. Это был Кенни Вайнман, один из редакторов, с которым он часто работал.

– Привет, Кенни, – поздоровался он. – Что случилось?

– Где ты, черт тебя побери, Тай? – Голос говорившего требовал немедленного отчета. – Я названиваю тебе домой целыми днями, и ни ответа ни привета. Только чертова машина на посту. Наконец откопал номер твоего мобильного у милой блондинки из отдела хроники, с которой ты встречался в прошлом году.

– Дженни?

– Джулия. – Смех Кенни звучал громко и искренне. – Господи, ты не изменился. Любить и забыть, так, Джеймисон?

– Чего ради ты звонишь мне, собственно говоря? – спросил Тайлер с некоторым раздражением.

– Мне нужна статья, которую только ты можешь написать, – услышал он. – Но ты должен попасть в Париж в пятницу.

– Не могу, – не раздумывая, отказался Тайлер.

– Я даже еще не сказал тебе, о чем речь.

– У меня тайм-аут на некоторое время. Семейные дела.

– У тебя есть семья? – В голосе Кенни звучало неподдельное удивление. – Кто бы знал.

– Да, у меня есть семья, – признался Тайлер. – В данный момент она требует моего внимания. Я свяжусь с тобой, когда освобожусь.

– Я заплачу тебе втрое больше обычного. Это Париж, Тай. Он тебе понравится.

– Пошли кого-нибудь еще.

– Не могу поверить собственным ушам. Ты никогда не отказывался от работы.

– На этот раз отказываюсь, – ответил Тайлер и отключился.

Он на самом деле так поступил? Может быть, он действительно изменился? Когда же это произошло? Когда с Марком случилось несчастье? Или когда он встретил женщину и захотел узнать ее как можно ближе? Эта мысль испугала его.

Микрофон на сцене потрескивал, когда аукционист сделал последнее объявление о корзинах. Тайлер посмотрел вокруг, надеясь увидеть Кейт. Конечно же, вон она, устанавливает на столе темно-коричневую корзину. Он отметил серебряную ленту, свисающую с ручки.

Достав из кармана бумажник, Тайлер проверил наличные. Ему нужно найти банкомат до начала аукциона. Невозможно допустить, чтобы кто-то опередил его и завладел корзиной Кейт.


– Смотри, вон Тайлер, – сказала Кэролайн Кейт, когда они поставили свои корзины на стол.

– Где? – Кейт не удержалась от вопроса, быстро оглядываясь вокруг.

– В глубине толпы. Ах, он сейчас уходит.

– Он вернется, – без тени сомнения заметила Кейт. – Он то появляется, то исчезает.

– И он тебе нравится. – Кэролайн понимающе улыбнулась.

– Это не так.

– Это именно так, и это не преступление. Ты знаешь, он горячий парень. А ты нормальная полнокровная женщина с…

– Пожалуйста, помолчи.

– С чувствами и желаниями. Ты давно не смотрела на мужчину так, как смотришь на Тайлера. Давно пора.

– Это безумие. Никаким чувствам и желаниям я не собираюсь поддаваться.

– Удачи, – расхохоталась Кэролайн. – Тайлер похож на мужчину, который получает то, что он хочет.

Кейт решила сменить тему.

– Пока не забыла, я хотела сказать, что недавно говорила с папой и Кей Си. Папа сделал ставку – наш портрет на «Мун Дансер».

Кэролайн удивленно вскинула брови.

– Не может быть. Он знает, как ты любишь этот портрет.

– Он сделал именно так, – подтвердила Кейт. – Для меня это уже слишком – быть любимым ребенком. Хотя, должна признаться, новость заставила меня дважды подумать об участии в гонке. Не для того, чтобы помочь отцу, а чтобы наш портрет не достался Кей Си.

Кэролайн уставилась на нее с сомнением и надеждой.

– Ты сделали бы это, Кейт? Могла бы снова участвовать в гонке?

– Не уверена. Но теперь понимаю, что между папой и Кей Си произошло нечто гораздо большее, чем нам об этом известно.

– Например?

– Это долгая история. Аукцион начинается. Расскажу потом.

Аукцион начался, он становился все более оживленным с каждой новой корзинкой.

– Посмотри, корзина Эшли, – проговорила Кэролайн через несколько минут. Они удивленно наблюдали, как растаяла первоначальная толпа желающих приобрести корзинку Эшли и остался лишь один участник аукциона.

– Шон, – пробормотала Кейт, не слишком удивившись. – Признаюсь, мне это нравится больше, чем когда Эшли боялась собственной тени.

– Я скучаю по прежней Эшли, – вздохнула Кэролайн. – По той, которая прыгала в воду без всякого страха.

Кейт кивнула, вспоминая время, когда они загорали на лодке, а потом прыгали в воду охладиться. Эшли всегда любила плавать и нырять. Она даже брала уроки дайвинга за год до гонок.

– Ты права, – медленно проговорила она. – Я скучаю по ней тоже. И я думаю, прежняя Эшли может вернуться.

Между тем Эшли уже встречала Шона, на лице которого сияла довольная улыбка от уха до уха. Они ушли, взявшись за руки, как если бы не хотели позволить никому разделить их снова.

– Надеюсь, она не скажет ему то, чего не должна говорить, – пробормотала Кейт.

– Если она не сделает этого, то не ради сохранения нашей семейной тайны, а ради защиты собственного сердца, – мудро заметила Кэролайн. – Эшли знает в глубине души, что если рассказать Шону правду – конец всему. Она не станет рисковать. Она любит его слишком сильно.

– Любовь заставляет порой совершать безумные поступки.

– Это правда, – согласилась Кэролайн со смехом. – Твоя корзина следующая, Кейт.

Кейт напряглась, когда ее корзину передали ведущему аукцион. Она не видела Тайлера весь день, она даже не намекнула ему накануне вечером, что примет участие в аукционе. И сейчас, в этой толпе, нет никакой возможности подать знак, даже если бы он оказался здесь. Откуда ему знать, чья корзина выставлена. Она должна только радоваться этому. В сегодняшний долгий вечер она избежит ненужных вопросов. У нее не будет замирать сердце, не будет пробегать по телу дрожь, не будет никаких безрассудных поступков. Спасибо небесам. Торги начались вяло, потом стали набирать обороты, когда новые участники вступили в игру.

Она почти расслабилась, но вдруг услышала голос Тайлера. Кейт не видела его, но знала точно – это он. Ее сердце на мгновение замерло, потом забилось в бешеном ритме. Как он мог узнать? Да и знал ли? Возможно, простое совпадение.

Но когда торги прекратились, и Кейт пошла, как положено по традиции, на свидание с обладателем ее корзинки, она не сомневалась: и это, и все остальное в их отношениях никакая не случайность.


– Мы должны были устроить пикник на пляже или в парке, – сказала Кейт, приведя Тайлера домой.

– Мы там уже были. И поскольку я заплатил за нынешнее свидание, имею право выбирать место.

Кейт включила свет в холле и поставила корзинку на стол. Она чувствовала себя напряженной, нервничала. Кейт не могла поверить, что согласилась впустить его в свой дом. Гораздо безопаснее устроить пикник где-нибудь в людном месте, где им помешали бы вести серьезный разговор или действовать безрассудно.

– Ты солгал мне, – бросила она резко, с самого начала желая дать ему понять, что ей известно о его обмане. – Ты сказал, что не будешь писать статью о нас, а сам пошел к Эшли и попросил фотографии.

С лица Тайлера исчезла улыбка, оно помрачнело.

– Да, я это сделал.

– Зачем? – Без слов она умоляла сказать ей правду.

– Я пошел к Эшли взять фотографии с прошлогодних гонок в Каслтоне. Но когда приехал к ней, то во мне снова проснулся интерес к вашей семье. А Эшли, похоже, не поняла, что я передумал писать статью о вас, потому что я задал ей несколько вопросов о той давней гонке.

– Зачем ты снова ворошишь старое?

– Что-то случилось с вами в той гонке, Кейт, – настойчиво продолжал Тайлер. – То, что ты и твои сестры скрывают от всех. Инстинктивно я чувствую, более того – знаю: есть что-то, что вы могли бы рассказать мне, если б только захотели. Вижу по твоим глазам, что я прав.

– То, что ты видишь в моих глазах, это гнев. Ты вторгаешься в мою личную жизнь.

– Я вижу нечто другое. – Он сделал шаг вперед, Кейт отступила назад.

– Нет, – сказала она и, протестуя, подняла руку.

Он ничего не говорил, молча стоял и смотрел на нее.

– Почему бы нам просто не устроить пикник, а споры отложить на потом?

– Ничего не изменится.

– Значит, нет?

Кейт заколебалась.

– Ладно, хорошо. Мы поедим, а потом ты уйдешь. – Она направилась в кухню, но Тайлер схватил ее за руку.

– Давай поедим в гостиной, – предложил он.

– Там только журнальный столик.

– Мы поедим на полу. Ты расстели плед, и мы сделаем вид, будто это трава в парке.

Она закатила глаза.

– Это часть твоей стратегии обольщения? Я только что сказала…

– Я слышал, поверь мне. Но я заплатил за ужин, и ты обязана меня терпеть.

– Ты так легко вызываешь раздражение.

– Я тебе говорил.

Кейт провела его в гостиную, он поставил корзинку с продуктами на журнальный столик.

– Принесу плед, – сказала она, но Тайлер последовал за ней по коридору. – Я справлюсь сама. Это работа не для двоих.

– Хочу осмотреть твой дом.

Кейт открыла бельевой шкаф и указала на аккуратно сложенные стопки полотенец и постельного белья.

– Вот здесь я держу простыни. Возбуждает?

– На самом деле иногда простыни действительно заставляют меня возбуждаться.

Она против воли улыбнулась. Его трудно не любить.

– Давай не будем развивать эту тему. – Кейт бросила ему плед. – Все остальное для пикника в корзине.

– Ты уверена, что в твоей спальне нет ничего такого, что нам нужно? – спросил Тайлер, желая заглянуть через приоткрытую дверь.

Кейт схватила его за руку и потянула за собой.

– Экскурсии в спальню не входят в программу аукционного пикника.

– Должны, если судить по цене, которую я заплатил за корзинку.

Кейт пропустила его реплику мимо ушей. Они вернулись в гостиную, и Тайлер расстелил плед на полу.

– Как насчет огня в камине? – спросил он.

– Сейчас не холодно, – возразила Кейт.

– Я слышал, в эти выходные будет шторм. Гонщиков это не обрадует.

– На самом деле большинство моряков любит хороший шторм. Штиль сводит с ума.

– Значит, они мчатся вперед в любую погоду?

– Если подует хороший свежий ветер, он ваш. Лодки поплывут еще быстрее. – Она помолчала. – Ты встречаешься завтра с моим отцом?

– Он так сказал.

– Надеюсь, до того, как он напьется.

– Я тоже надеюсь, – кивнул Тайлер.

– Скажи мне еще раз, зачем тебе идти с ним в море?

– Чтобы приобрести личный опыт. Без этого трудно написать правдивый материал.

– Да уж, если на самом деле речь идет о материале.

Кейт помолчала, оценивая его реакцию. Тайлер замялся или ей только показалось? Может, он и не ищет никаких материалов? Но он же репортер. Она это уже выяснила.

– Конечно, я собираю материал, – сказал он слишком поспешно. – Он есть всегда.

– Ты, вероятно, можешь найти его где угодно, правда?

– Да. Надо только обладать большим любопытством и острым глазом.

– А как насчет твоей истории, Тайлер? Если бы я сказала, что собираюсь написать статью о тебе и поведать миру о твоем отце, укравшем тебя у матери? Захочешь ли ты раззвонить об этом на весь мир? Или ты кинешься на защиту своей семьи, возможно, даже отца, к которому испытываешь смешанные чувства?

Тайлер ответил на ее вопросительный взгляд улыбкой.

– Ты очень хорошая, Кейт. Проницательная. Умная. Красивая. Сексуальная. Смертельная комбинация.

Красивая? Сексуальная? Умная? Неужели он всерьез? Кейт недоверчиво покачала головой. Она понимала, что Тайлер ловко отвлекает ее от главного, пользуясь своим бесконечным обаянием. Она опустилась на плед.

– Давай поедим. Ты можешь поухаживать за мной. Я все приготовила.

– Я думал, это ты должна меня обслуживать, – разочарованно протянул Тайлер. – Думал, ты меня покормишь.

– Вряд ли. – Она устроилась поудобнее, привалилась к журнальному столику.

Тайлер сделал то же самое, плечом касаясь ее, они сидели, вытянув перед собой ноги.

– Между прочим, я не голоден. А ты? – спросил он.

– Не очень, – призналась Кейт. Хотя если они не будут есть, то, наверное, вернутся к разговору, или, что еще хуже, найдут занятие поинтереснее.

Они какое-то время просто сидели рядом и молчали. Потом Тайлер спросил:

– Все в порядке, Кейт? С твоей сестрой?

– Почему ты об этом спрашиваешь? – Она повернула голову и посмотрела на него.

– Ты выглядишь озабоченной. Не в настроении, не такая оживленная, как обычно.

– Ты меня видишь такой?

– Я думаю, ты стараешься казаться бодрой, даже если у тебя плохое настроение. Ты скрываешь все за фасадом. Никому не позволено увидеть тебя иной, кроме как милой позитивной девушкой.

– И ты такой же, – возразила Кейт. – Ты скрываешь свои мысли за непроницаемым взглядом.

– Ты имеешь в виду, что не можешь прочитать мои мысли прямо сейчас?

Его глаза потемнели, взгляд сосредоточился на ее губах. Кейт чувствовала себя так, словно он целовал ее, хотя он даже не прикоснулся к ней.

Тайлер обнял ее за плечи и притянул к себе, голова Кейт легла ему на грудь. Лучше отстраниться от него, подумала Кейт, но ей было так хорошо, что она не двинулась с места.

– Вот так-то лучше, – заметил он.

– Я слышу твое сердце.

– Спасибо Господу за это.

Кейт засунула руку в вырез его рубашки поло.

– Бьется все быстрее, – сообщила она.

– Хочешь узнать какая скорость?

– Тайлер…

– Тс-с. – Он прижал ее голову к своей груди. – Я рассказывал тебе, что делал сегодня?

Она немного расслабилась в ответ на обыденный вопрос. Может, они могли бы просто посидеть и поговорить?

– Кроме того, что поджаривал мою сестру своими вопросами? Нет.

– Я зашел в аптеку.

Кейт снова напряглась. Она знала, что за этим последует. Чего она не знала – что она станет делать.

– Я готов, как хороший бойскаут, – добавил Тайлер.

– Это радостная новость для какой-нибудь герлскаут, которую ты себе найдешь.

– Я не хочу герлскаут, я хочу тебя.

– Я думала, мы только что договорились…

– Я думаю, единственное, о чем мы договорились, так это о том, что оба хотим друг друга.

Кейт подняла голову и посмотрела ему в глаза.

– Это правда, но…

– Никаких «но». – Тайлер умолк, его глаза смотрели на нее очень серьезно. – Я знаю, найдется сотня причин, почему мы не должны делать этого, но я не могу не думать о тебе. Я не даю тебе никаких обещаний. Я не предлагаю тебе мое сердце и мою душу, потому что, по правде говоря, я не знаю, что осталось от моего сердца. Тогда, давно, оно получило серьезную рану, когда мой отец разорвал семью на части. Я действительно не знаю, как это – любить.

Его признание тронуло ее.

– Однажды ты знал, как это – любить, – напомнила она ему.

– Это почти убило меня.

– Понимаю.

– Я знаю. Именно поэтому мы возвращаемся к началу.

Их глаза встретились – в этот момент они понимали друг друга, как никто другой.

– Я не могу перестать думать о тебе, Тайлер. Но я не из тех, кто не глядя прыгает в объятия. Я должна понять, что тебя беспокоит.

– Думаю, было время, когда ты могла прыгнуть. Потом ты получила травму, стала осторожной, безопасность устраивает тебя больше, чем последующее сожаление.

– Да, – призналась Кейт.

– Мы очень похожи.

– В некотором смысле, – подтвердила она.

– Что бы ни случилось между нами сегодня – это никак не связано ни с чем остальным, – настаивал Тайлер. – У этого нет прошлого, нет будущего, только сегодняшний вечер. Я хочу заняться с тобой любовью, Кейт. Ты и я, между нами не должно быть ничего – ни одежды, ни тайны, никаких вопросов, ни лжи, ни воспоминаний, ни призраков. Только мы двое.

Кейт глубоко вдохнула и медленно выдохнула. Она очень хотела этого, пусть даже это – безумие.

Но смогут ли утром они уйти от реальности?

Его руки гладили ее лицо так нежно и ласково, что сердце замирало. То, что это неизбежно, Кейт знала, когда после аукциона привезла Тайлера домой.

Она подалась вперед и коснулась губами его губ. Закрыв глаза, позволила ему поцеловать себя так глубоко, что все мысли тотчас испарились. Ее разум отключился, и чувства взяли верх над ней. Она ощущала вкус его губ, гладила волосы, потом ее руки прошлись по шее, по его плечам.

Что бы ни случилось, она не будет сожалеть об этой ночи. Много о чем в своей жизни она сожалела, но об этом не станет.

Кейт прервала поцелуй и прижала палец к его губам, когда он начал протестовать.

– Набор бойскаута где?

– В кармане.

– Хорошо, потому что я собираюсь показать тебе, как герлскаут зажигает огонь без спичек. – Она провела языком по краю его уха, слегка прикусила зубами мочку и услышала его прерывистый вдох. – Кажется, я только что высекла искру.

– Я покажу тебе искру, – прорычал Тайлер, упал на нее, повалил на спину.

Она ждала поцелуя, но он не двигался одну долгую секунду; просто смотрел на нее, будто хотел заглянуть прямо в душу. Мог ли он увидеть все, что она прячет? Это было страшно и захватывающе.

– Ласкай меня, – попросила она тихо, положив руку на шею и притянув его к себе. Кейт закрыла глаза, а его губы скользили по ее щеке, по шее, вплоть до ключицы. – Не останавливайся.

– Не буду, – пообещал Тайлер, а потом поцеловал в губы.

Ее руки нырнули под его рубашку, ей нравилось гладить тугие мышцы на его спине.

Он сильный мужчина и очень сложный, у него наверняка есть скрытые цели и тайные планы. В некотором смысле он напоминал ей океан – глубокий, таинственный, опасный. Это являлось составной частью его привлекательности, и она не могла сопротивляться. Она хотела его, хотела обладать им и принадлежать ему, почувствовать его силу в своем теле, хотела оказаться как можно ближе к нему, заполнить пустоту своего сердца.

Кейт помогла ему снять рубашку, потом стянула свитер через голову, Тайлер избавился от брюк и помог ей выскользнуть из джинсов. Она испытала благословенное облегчение, ощутив его обнаженное тело на своем. Ничего больше не разделяло их.

Тайлер слегка приподнялся, чтобы ласкать ее грудь. Рука легла на нежную упругую округлость, пальцы гладили, нежно сжимали ее. Его рот последовал их примеру, сначала ласково, потом напористо и страстно. Кейт чувствовала, как в ней дрожит каждый нерв, дыхание участилось от удовольствия. Его руки и рот были неумолимы, они помечали каждый дюйм ее тела страстно и горячо, пока она не принялась умолять его прекратить эту сладкую пытку. Он проник в ее мозг, в ее сердце, даже под кожу. Но ей этого было недостаточно. Она влекла, заманивала его внутрь. Наконец-то домой. И Тайлер мог не догадываться о том, что он сейчас именно там.


предыдущая глава | Две тайны, три сестры | cледующая глава







Loading...