home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


22

– Ответь мне, – потребовал Шон, слегка встряхнув ее за плечи. – Если ты слышала голос Джереми по радио, то, может, он сказал что-то, может, это были его последние слова. Ты никогда не говорила мне об этом раньше.

Эшли вздрогнула, когда он до боли стиснул ее пальцы, но она заслуживает эту боль. Белесая вспышка молнии озарила комнату, высветила муку в глазах Шона. Раскат грома, словно угрожающий знак небес, призывал рассказать все начистоту, выложить всю правду.

Прежде чем она успела открыть рот, дверь распахнулась, вбежали Кэролайн и Кейт.

– Слава богу, ты здесь, – выдохнула Кейт, ее глаза горели тревогой и страхом.

– Что случилось? – спросила Эшли с нарастающим беспокойством.

– Папа в море, – коротко бросила Кейт. – Он взял Тайлера на борт, и они ушли в море. До сих пор не вернулись, а радио молчит.

– Что ты говоришь? – прошептала Эшли.

– Он пропал, Эшли. Его застиг шторм, мы должны его найти. – Кейт посмотрела на Шона. – Мне нужна лодка. Я спрашивала у других, Шон, но еще три яхты пропали без вести, их ищут, все уже на воде. Как думаешь, ты мог бы взять меня в море на лодке твоего отца? Если не хочешь идти сам, тогда разреши мне взять лодку.

Эшли не верила своим ушам, слушая, о чем сестра просит Шона. Она не могла поверить, что Кейт додумалась до такого.

– Кейт, ты говоришь несерьезно.

– Нет, серьезно, – с уверенностью ответила Кейт. – Там не только папа. С ним Тайлер. Они в беде, я это знаю. Я в отчаянии, Шон. Я знаю, что не должна просить, но у меня нет выбора.

– Я пойду с тобой, – резко бросил Шон и пристально посмотрел на Эшли. – Но когда я вернусь, нам с тобой предстоит долгий разговор.

– Жди нас в доме Кейт, – велела Кэролайн, перед тем как отправиться вслед за Шоном и сестрой. – Принеси свое печенье, Эшли. Приготовь чай. Нам он, наверное, понадобится.

Вот для чего она теперь только и нужна – подать печенье и заварить чай. А когда-то Эшли считалась хорошим яхтсменом, ничуть не хуже сестер. Но они не доверяют ей больше. Она потеряла уважение и в собственных глазах, и в глазах окружающих. Разве сейчас не время вернуть его обратно?

Три человека, которых она любила больше всего на свете, уже подошли к двери, когда она наконец нашла в себе мужество сказать:

– Подождите, я пойду с вами.


Кейт не знала, стоит ли Эшли присоединиться к ним, но она не хотела тратить драгоценное время на споры. Если Эшли испугается и передумает, они просто оставят ее на берегу. Сейчас надо сосредоточиться на поисках отца и Тайлера.

– Мы не сможем после отплытия остановиться и вернуть тебя на берег, – предупредила Кейт сестру, когда они почти бегом направлялись вниз, в доки. – Может, подождешь нас здесь?

– Она права, Эш. Тебе не нужно ничего никому доказывать, – поддержала старшую сестру Кэролайн.

– Я тоже член семьи. Мне нужно идти с вами. Один за всех, все за одного, помнишь?

Слова Эшли, ее бравада лишь подчеркивали ее страх. Кейт почувствовала это, когда сестра вцепилась в ее руку на причале, который дрожал от ударов волн.

– Просто помоги мне войти в лодку. Там я буду в порядке.

– Хорошо, – ответила Кейт. – Ты не должна этого делать. Мы любим тебя. Папа любит тебя. Он поймет, почему ты не с нами.

– Он не понимает. Он никогда не понимал. Мой страх был причиной наших прежних проблем. Папа говорил мне, что я должна стать наконец взрослой, перестать плакать, или кто-то пострадает. – Эшли посмотрела на Кейт с тоской в глазах. – Я просто не знала, что им окажется Джереми.

У Кейт перехватило дыхание в ответ на острый укол из прошлого.

– Прекрати. Это произошло давно и совсем в другой ситуации. – Кроме того, Эшли ошибалась. Если кто-то виноват, то только она сама.

– Иди скорее, – нетерпеливо позвала Кэролайн с яхты.

– Сейчас или никогда, – сказала Кейт, глядя на бледное, напряженное лицо сестры.

– Сейчас.

Эшли протянула руку Кэролайн, та помогла ей взойти на борт. Кейт отвязала канат и присоединилась к остальным. Сестры сгрудились на палубе, Шон завел двигатель отцовского тридцатидвухфутового судна и вырулил из гавани прямо в сердце шторма.


Дождь струился с неба без остановки. Тайлер вытер глаза, он хотел лучше видеть, но облака затмили весь свет.

– Надо снова попробовать связаться с землей по радио, – сказал он Дункану, который продолжал вычерпывать воду из лодки. Занятие казалось совершенно безнадежным.

– Оно мертво, – ответил Дункан, прервавшись на минуту.

Он выпрямился и снова вынул фляжку.

– Может, так и должно быть.

– Что должно быть? – не понял Тайлер.

– Так и должно все закончиться.

– Эй, никаких «закончиться»! Я уверен, что все обойдется.

Дункан пристально посмотрел на него.

– Вы с Джереми похожи – сильные, энергичные, уверенные, что можете преодолеть все. Хотел бы я быть таким.

– Вы все еще такой, Дункан. Вы собираетесь пуститься в гонку в субботу, помните? Отыграть «Мун Дансер». Давай, мужик, не сдавайся.

– Я не смогу участвовать в гонке. Рик не позволит мне плыть без девочек. А они не пойдут со мной.

– Я помогу изменить их мнение. – Тайлер понимал: ему необходимо вывести Дункана из состояния тупого безразличия, им предстоит жестокая схватка со штормом.

– Все кончено. – Дункан словно не слышал его. – Я должен это принять. Девочки наконец отказались от меня. Это был только вопрос времени. И вот оно, время. Оно пришло.

– Время тут ни при чем. Кейт никогда не откажется от вас. И Кэролайн сходит с ума по своему папе. Я не знаю насчет Эшли, но мне известно одно – вы их отец. Вы много значите для них.

– Эшли милая девушка, такая тихая, такая чувствительная. Я никогда не знаю, что происходит у нее в голове. Она тайна для меня с самого рождения. – Дункан сделал еще глоток. – Единственное, что я точно знаю: она меня не очень-то любит. Иногда я думаю, что даже ненавидит.

Тайлер посмотрел на Дункана и понял: старик только что вручил ему большой ключ к разгадке.

– С чего бы Эшли ненавидеть вас? – Он надеялся, что наконец услышит в ответ: «Потому что я отобрал у нее ребенка».

– Они все меня ненавидят за то, что я взял их в море. Заставил участвовать в гонке. Не позволил вернуться домой, когда они того хотели, – сказал Дункан вместо этого. – Они не знают, сколько было поставлено на карту. Я не мог бросить гонку. Я поставил все – наличные деньги, страховки, средства из фондов дочерей, ювелирные украшения Норы, даже ее обручальное кольцо. Все ушло бы, все пропало, если бы мы не выиграли эту гонку. Я сделал ставки, а они не знали об этом, я использовал часть денег для обеспечения нашей победы. Это не обман, хотя Джереми хотел насвистеть на меня. Он просто не понимал, как все делается…

– Джереми хотел заложить вас? – спросил Тайлер, пытаясь осознать новость.

Дункан не ответил ему. Его глаза остекленели, с лица и одежды стекала вода. Тайлеру казалось, что МакКенна едва ли понимает, где они сейчас.

– Я думал, что он любит Кейт, – сказал Дункан. – Но он любил правду еще больше. Или, может, просто хотел доказать, что он лучше меня. Я должен был избавить от него «Мун Дансер», когда у меня появился шанс.

– Как Джереми попал на вашу яхту? – спросил Тайлер, все еще не уверенный, что правильно понял Дункана. Старик говорил сразу обо всем, бессвязно, и было невероятно трудно ухватить его мысль.

– Кейт протащила его на борт, – признался Дункан, – в последнюю минуту, когда мы уезжали на Гавайи. Она всегда была сообразительной. Мы шли на полном ходу, прежде чем я понял, что Джереми с нами. Я потерял бы время, если бы захотел ссадить его с лодки.

– Значит, вы разрешили ему остаться, а потом ситуация вынудила от него избавиться? – Тайлер фрагмент за фрагментом собирал головоломку. – Вы боролись с ним из-за чего-то, что связано с обманом.

– Я просто толкнул его. Он стоял передо мной. Я не хотел, чтобы он упал. Я не знал, что Джереми ударился головой. Я этого не видел. А потом палубу накрыло волной. – В голосе Дункана звучала тоска. – Произошел несчастный случай, клянусь. Я услышал крик Кейт, а когда обернулся, она была уже в воде. Моя дочь прыгнула за Джереми в бушующее море. Моя драгоценная девочка. Я должен был спасти ее. – Его глаза молили Тайлера о сочувствии. – Ты ведь понимаешь меня? Мужчина должен спасать своего ребенка.

– А что случилось с Джереми?

– Он исчез. – Дункану с трудом давались признания. – Он мелькнул в воде, а потом исчез. Шторм бушевал страшный, гораздо хуже, чем сейчас. Никто не мог выжить в воде больше минуты или двух. Он умер не из-за меня.

– Но ваши дочери думали, что вы виноваты. – Вдруг все стало на свои места. – Они считают, что вы убили Джереми. Это большая тайна семьи МакКенна. – Тайлер внезапно понял, почему Кейт стояла стеной за своих родных все это время. Причина не в ребенке, а в смерти Джереми.

Или, может, Джереми собирался что-то сделать с ребенком? А не оказался ли он на борту, желая заботиться о Кейт, чья беременность близилась к концу? Разве не сказал Дункан, что Кейт хотела, чтобы Джереми был с ней? Какие еще причины возможны? Они достигли в гонке середины маршрута. И очень скоро соединились бы навсегда, всего через несколько недель после окончания плавания.

– Почему Кейт поставила под угрозу все, приведя Джереми на борт на этом этапе гонки? Разве это не против правил? – спросил он. – Разве вас не дисквалифицировали бы в следующем порту?

Дункан покачал головой.

– Экипаж мог состоять из шести человек. Неважно, кто в его составе. – Дункан замолчал, глядя на Тайлера. – Я не убивал Джереми. Я просто не мог его спасти.

– Но он собирался настучать на вас. Это хороший мотив разрешить ему утонуть. – Тайлер знал, насколько глупо говорить столь откровенно в такой момент. Видит бог, сейчас он в руках Дункана, но не в силах был удержаться.

– Я не мог его найти. Я пытался. Скорее всего, он упал за борт без сознания. Иначе он выплыл бы.

– Почему его имя указано в списке экипажа другой яхты? – спросил Тайлер. – Почему никто не знал, что он плыл с вами?

– Единственные люди, кто знал об этом, были на «Бетси Мэри». И я даже не уверен, знали ли они определенно, что Джереми с нами. Они, возможно, думали, что он сошел в последнем порту. Когда «Бетси Мэри» утонула, то все, кроме Кей Си, отправились вместе с ней на дно.

– А у Кей Си провал в памяти. – Произошедшее предстало во всей полноте, и оно устрашало. Бойфренд Кейт утонул, упав с борта их яхты, и никто из сестер не проговорился об этом. Девушки горой стояли за своего отца. Они защитили его.

– Мне жаль, – проговорил Дункан с трудом, из-за выпитого алкоголя слова звучали нечленораздельно. – Если мы не сумеем выбраться, мне очень жаль. Скажи девочкам, что я их очень любил.

– Ни к чему прощальные речи. Мы справимся. Говори, что мне делать, Дункан.

Глаза Дункана начали закрываться. Его рука отпустила руль, лодка вошла в штопор. Раздался гул. Тайлер попытался вырулить, но упал на спину. Ошеломленный, он лежал на палубе, и его единственной реальный мыслью было – он может утонуть.


Сестры МакКенна стояли в защищенном от непогоды кокпите рядом с Шоном, наблюдая, как он управляет моторной лодкой, как проводит ее через набухшие волны. Они видели справа самолет спасательной службы, его огни отражались в воде. По радио слышались призывы о помощи, но ни один из них не был из лодки отца. Кейт пыталась убедить себя, что все будет в порядке. Если его радио молчит, это еще не значит, что они в беде. Она должна верить в лучшее. Она не должна поддаваться страху, но он ощущался в каждом ее вздохе. Слишком похоже на то, что случилось с ними в последний раз. Может быть, не сам шторм, но определенно – ставки.

– Куда? – бодро спросил Шон.

– Капитанская бухта. Он любит это место. Возможно, он пытался там переждать ветер, – сказала она.

– Нет, отец плывет навстречу ветру, – заспорила Кэролайн. – Он так делал всегда. Помните? Он не хотел нас слушать. Он убежден, что единственный выход – только вперед.

Шон перевел взгляд с одной сестры на другую, потом на Эшли, приютившуюся подле него. Ее лицо побелело, глаза казались огромными, она крепко держалась за поручень, будто собиралась не расставаться с ним никогда.

– Ты в порядке, Эш? – спросил Шон.

– Нет, – покачала головой она.

– Все будет хорошо. С вами ничего не случится. Я не допущу этого.

Кейт почувствовала, как перехватило дыхание. Шон так похож сейчас на Джереми, такой уверенный, сильный. Он понятия не имеет…

– Капитанская бухта или прямо вперед? – спросил он Кейт.

– Прямо вперед. Кэролайн всегда понимала папу лучше, чем я.

– Джереми не хотел, чтобы папа плыл против ветра, – пробормотала Эшли. – Он думал, мы должны идти на восток, вы не помните? Но папа сказал, что мы потеряем еще больше времени, а это просто летняя гроза. Ничего страшного…

Кейт застыла. Окажись она ближе, дала бы Эшли хороший пинок, но ей было не достать ее.

– Что ты такое говоришь, Эш? – насторожился Шон.

– Она все перепутала, – поспешила вмешаться Кэролайн. – Посмотри на нее, она перепугана до ужаса.

– Они спорили так громко, – продолжала Эшли, словно не слышала ни Шона, ни Кэролайн. Она виновато посмотрела на Кейт. – Мне очень жаль.

– Джереми говорил с вашим отцом по радио? Я думал, не было никаких контактов во время шторма. – Шон в упор смотрел на Кейт.

Она не знала, что сказать, как ответить. Эшли была на пределе. Нынешний шторм будто вернул все прежние страхи обратно. Любой мог это заметить.

– Джереми был на нашей лодке! – взорвалась Эшли. – Мне очень жаль, Кейт. Я больше не могу держать это в себе. Я так устала от лжи.

– Что ты сказала?! – Шон переводил взгляд с Эшли на Кейт. – Джереми был на «Бетси Мэри». Он утонул вместе с этой яхтой…

Кейт сделала глубокий вдох. Все кончено. Если она не скажет ему всю правду, это сделает Эшли.

– Я провела Джереми на борт «Мун Дансер» перед последним этапом гонки. Я хотела, чтобы он плыл с нами, Шон. – Ее снова охватил ужас при воспоминании о тех ужасных днях. – Мне нужно было, чтобы он был со мной. Никто не знал об этом, даже отец, пока не стало слишком поздно, чтобы повернуть назад.

Шон застыл, услыхав ее признание, и лодка вырвалась из-под контроля, Шон сначала совладал с ней, потом посмотрел на Кейт.

– Не понимаю. Если Джереми был на «Мун Дансер», тогда что с ним случилось? Вы все выжили. Почему же он утонул?

– Много всего произошло, – пробормотала Кейт. – Я даже не уверена, что помню, что за чем следовало.

– Это началось с меня, – сказала Эшли. – Я была внизу в каюте и плакала. Я плохо себя чувствовала, мне было страшно. Шторм разыгрался позже, тогда он был еще не слишком сильный. Джереми сказал мне, что все будет в порядке. Так же, как ты минуту назад, Шон. – Она помолчала. – Вот тогда он обнял меня, и я его поцеловала. Я хотела отвлечься от шторма, забыть, где я. Потом вошла Кейт. – Эшли посмотрела на сестру. – У тебя был ужас в глазах, когда ты увидела нас. Как будто я ранила тебя в самое сердце.

– Я не могла в это поверить, – сказала Кейт с болью. – Я не разобралась в ситуации и сказала то, чего не стоило говорить. – На глаза ее навернулись слезы. У нее никогда не было шанса сказать Джереми, как ей жаль.

– Но Джереми знал, что ты не имела это в виду, Кейт. И он знал, что Эшли просто страшно, – вмешалась Кэролайн. – Я разговаривала с Джереми сразу после этого. Он понимал, что все слишком взвинчены и напряжены. Мы были на взводе. И в таком состоянии плыли несколько месяцев подряд, но когда Джереми появился на борту, это перевесило чашу весов. Папа пришел в ярость. Именно поэтому он начал пить. А прежде был в порядке. Но в ту ночь все это ударило ему в голову.

– Да, так и было. – Кейт не хотела касаться этих воспоминаний, но они затопили ее, она не могла их остановить. – Папа и Джереми что-то не поделили. Я даже не знаю, что именно. Я слишком злилась на Джереми, чтобы поговорить с ним об этом. Мне пришлось удерживать лодку на плаву, а не беспокоиться о причине их ссоры.

– Джереми обвинял папу в мошенничестве, – пояснила Кэролайн. – Я сидела в нашей каюте и слышала их разговор. Джереми сказал, что отец обманывал все время, подкупал некоторых членов экипажа «Бетси Мэри», чтобы притормозить Кей Си. Все в таком духе. Тогда папа заявил Джереми, что он перебрался к нам на борт ради Кей Си, а не ради Кейт. – Кэролайн помолчала. – Да, папа думал, будто Джереми шпионил для Кей Си.

– Ты никогда не говорила об этом раньше, – удивилась Кейт.

– Я только сейчас вспомнила.

– Вернитесь к моменту, когда мой брат упал в океан, – жестко приказал Шон, и глаза трех женщин обратились к нему.

– Это случилось в тот же день, – сказала Эшли. – Кейт управляла яхтой, Кэролайн и я сидели внизу в каюте. Не знаю, кто из нас плакал сильнее. – Она обменялась взглядом с Кэролайн. – Джереми спустился проверить, как мы. Я думаю, он тогда снял с себя ремень безопасности.

– А когда он вернулся на палубу, папа начал кричать на него, – продолжила Кейт. – Я сказала им обоим, чтобы они прекратили боевые действия и помогли мне с парусами. Они направились ко мне и тогда столкнулись…

Кейт снова увидела сцену, развернувшуюся у нее перед глазами. Джереми бросился к ней, Дункан заступил ему путь. Они начали драться. Джереми упал на спину… Она онемела от ужаса и стояла как статуя, лодку накрыла огромная волна, и Джереми соскользнул прямо через борт в это ужасное, чудовищное море.

– Джереми упал на палубу… И его смыло за борт, – пробормотала она.

– О господи! – Ужас застыл в глазах Шона.

– Помню, как отцепила свои ремни безопасности. Я побежала к борту и увидела его в воде, – продолжала Кейт.

– И тогда ты прыгнула за ним, – сказала Эшли. – Мы с папой побежали за канатом, чтобы спасти вас обоих.

– Рука Джереми была в моей руке. – Кейт посмотрела на брата человека, которого любила так сильно. – Я пыталась спасти его, Шон. Клянусь, я пыталась… – Ее голос дрогнул. – Но я не могла его удержать. Его рука выскальзывала, а он был без сознания. Его глаза были закрыты. Я кричала на него, просила посмотреть на меня, ответить мне, но он молчал. А потом он пропал…

Кейт видела боль в глазах Шона, но она не могла сравниться с болью, которую она испытала, когда Джереми исчез. Слезы текли по ее щекам, она с трудом дышала.

– В следующую минуту я увидела «Мун Дансер» прямо перед собой, дотянулась до спасательного каната, который бросил мне папа. Они с Эшли втащили меня на борт.

– Мы искали Джереми, но не могли найти его, – продолжила Эшли. Она положила руку на плечо Шона, но он отбросил ее в гневе, обвел взглядом сестер.

– И как усердно вы искали?

– Мы искали твоего брата, Шон. Неужели ты думаешь, что я не спасла бы Джереми, если бы могла? – Кейт говорила тихо, почти шепотом. – Я любила его. Он был для меня всем.

– Но твой отец ненавидел его. Может быть, он сделал выбор в ту ночь. Может быть, было проще объявить Джереми утонувшим во время шторма.

– Нет, это не так, – настаивала Кэролайн. – Папа не сделал бы такого никогда. Он выпивает, бахвалится своими подвигами, но он не жесток.

– Почему вы молчали столько лет? – спросил Шон с недоумением. – Все эти годы вы позволяли мне и моим родителям считать, что Джереми погиб с «Бетси Мэри». Как вы могли так поступить? – Шон смотрел на них так, словно никогда раньше не видел. И он на самом деле видел их в первый раз такими, какими они были на самом деле. Кейт чувствовала себя голой и уродливой, ей стало невероятно стыдно.

– Мы не собирались лгать, – сказала она. – Но когда вернулись на берег, все говорили о парнях, утонувших на «Бетси Мэри». Все утешали меня, зная, что я была связана с Джереми. Папа попросил нас никого не переубеждать. Когда стало ясно, что никто не знал о том, что Джереми был с нами, показалось слишком поздно открыть все начистоту.

– Ты испугалась за отца, что его могут привлечь к ответственности, – грубо бросил Шон. – Он убил моего брата. Он толкнул его, ударил, а потом не пытался спасти.

– Мы такого не говорили, – возразила Кейт.

– Разве? Это как раз то, что я услышал. А вы все втроем покрывали отца.

– Потому что Джереми мертв, и ничего бы не изменилось, если бы мы рассказали правду, – объяснила Кэролайн.

Но ее объяснение не удовлетворило Шона. Кейт видела это по его глазам, так похожим на глаза Джереми. Только в глазах Джереми она никогда не видела осуждения, никогда он не хотел послать ее ко всем чертям, как Шон сейчас. Она не могла винить его за ненависть. Точно такое же чувство она испытывала к себе каждый день все последние восемь лет.

– Я любила Джереми, – сказала она. – Если бы я могла умереть вместо него, я бы это сделала.

– Но твой отец спас тебя, и ты спасла его в ответ. – Шон покачал головой. – Какого черта я тут делаю с вами? Как ты осмелилась просить меня поплыть на его поиски?

– Я попросила в отчаянии, – объяснила Кейт. – Потому что пропал не только мой отец. С ним Тайлер, человек, о котором я беспокоюсь. Я не хочу потерять его так же, как потеряла Джереми. Ты можешь ненавидеть меня, Шон. Ты можешь ненавидеть всех нас. Мы, вероятно, заслуживаем этого. Но там с отцом сейчас на борту ни в чем не повинный человек, который понятия не имеет обо всей этой истории. И он не заслуживает смерти из-за того, что произошло восемь лет назад. Мы не можем ничего исправить, независимо от того, насколько сильно мы хотим.

Шон смерил ее долгим взглядом, а потом оглядел беснующееся водное пространство.

– Нам их не найти. Они могут быть где угодно.

– Но ты ведь не повернешь назад, правда? – спросила Кейт затаив дыхание.

– Пока нет, – ответил он наконец.

Несколько мгновений все молчали, только яростно ревел шторм. Кейт, Эшли и Кэролайн, взявшись за руки, черпая силу друг у друга, стояли позади разгневанного Шона, от которого зависела сейчас судьба их отца и Тайлера.

Они до рези в глазах всматривались в темноту. Они видели освещенное огнями лодки водное пространство вокруг, но дальше – чернота. Радио продолжало передавать сигналы бедствия, призывы к спасению, но их подавали другие яхты, не отцовская.

Это не может повториться. Нет, только не как тогда, молила Кейт. Слишком многое она хотела сказать Тайлеру. И даже отцу. Слишком много вопросов осталось без ответа. Слишком много чувств осталось невысказанными.

– Вон они! – крикнула Эшли, указывая на воду справа от борта. – Смотрите, это папина лодка.

Шон, казалось, колебался. На долю секунды Кейт усомнилась – не повернет ли он назад, предоставив отцу выкарабкиваться самому.

– Шон? – вопросительно посмотрела на него Кейт.

– Я никого не оставляю в воде, – сказал он резко, поворачивая в сторону лодки Дункана.

Когда они подошли ближе, Кейт увидела Тайлера. Он махал руками и что-то кричал, но ветер уносил его слова. Неважно, что именно он кричал, но было совершенно ясно – они в беде.

Лодка сидела на воде опасно низко и каждую секунду могла опуститься еще ниже. Каждая волна, казалось, толкала ее еще глубже вниз.

Шон подрулил к ним так близко, как только позволяла ситуация, но волны оттолкнули лодки друг от друга.

– Мне нужно, чтобы кто-то из вас взял на себя руль, – распорядился Шон.

– Я могу, – предложила Кэролайн.

Шон выбежал на палубу, Кейт за ним.

– Мы бросим им канат и попытаемся подтащить поближе к нам! – крикнул ей Шон.

Дождь, видимо, решил свести на нет их усилия, он припустил еще сильнее и повесил плотную завесу между двумя лодками. Кейт была в таком состоянии, что едва ли замечала дождь, волны или ветер. Она думала только о Тайлере и об отце. Она не понимала, почему Дункан просто сидит и ничего не делает. Почему не помогает? Почему не пытается схватить канат?

Первые попытки ничего не дали. Наконец Тайлер ухватился за канат. Кейт выдохнула с облегчением, когда он попытался привязать его к лодке. Но из этого ничего не вышло. Лодка тонет, поняла она с ужасом. Ее отец и Тайлер скоро уйдут под воду. На отце нет спасательного жилета. Почему нет? Неужели Дункан окончательно свихнулся? Если жилет был один, значит, отец отдал его Тайлеру.

Она видела, как Тайлер начал снимать с себя спасательный жилет, явно собираясь надеть его на Дункана. Кейт зажала рукой рот, чтобы не закричать, прекрасно понимая, что он окажется абсолютно беззащитным, если яхта пойдет ко дну.

– Спасательный круг! – крикнула Кейт Шону.

Шон уже бросил спасательный круг Тайлеру. Тот поймал его и попытался надеть на Дункана через голову.

Что случилось с ее отцом? Он, казалось, был совершенно не в себе. Неужели он пьян?

Эта мысль ужаснула Кейт, боль навалилась и скрутила ее. Не потому ли они не смогли сегодня вернуться вовремя в гавань и попали в переделку? Неужели отец бросил яхту на Тайлера, да еще в бурю, а сам пил? Черт его побери!

– Папа, должно быть, ударился, – сказала Эшли, выйдя на палубу. – Или заболел.

– Или напился, – горько усмехнулась Кейт.

– Что нам делать? – спросила Эшли, наблюдая, как Тайлер пытается справиться с их отцом. Он не оставлял попыток надеть на Дункана спасательный круг.

– Я переберусь к ним, – решительно заявила Кейт. – Поплыву на отцовскую лодку и помогу Тайлеру.

– Не делай этого, – взмолилась Эшли. – Не надо снова…

Меньше всего Кейт хотелось прыгнуть в черную, волнующуюся воду, но не стоять же в стороне и бездействовать. Джереми погиб, а теперь другой мужчина, которого она полюбила, оказался в опасности. Он может утонуть.

– Я должна…

Шон положил руку на плечо Кейт.

– Ты прыгнула в воду, спасая моего брата. Я сделаю то же самое ради твоего отца.

– Нет, Шон! – закричала Эшли, кинувшись к борту, но Шон уже нырнул в воду. – Нет, не уходи! – Она рыдала все время, пока они ждали возвращения Шона.

– С ним все в порядке, – успокаивала сестру Кейт, обняв ее и прижав к себе.

Она с облегчением увидела голову Шона на поверхности воды. Он был хорошим пловцом, но, казалось, Шону понадобилась целая вечность, чтобы добраться до лодки. Он плыл в громоздком спасательном жилете, который затруднял движения, на руке к тому же был надет еще и спасательный круг. Шон мощными гребками плыл к яхте Дункана, но волны неистово толкали его обратно к отцовской лодке.

– Все как тогда, – продолжала рыдать Эшли. – Я видела, как ты боролась с волнами. Папа пытался спасти тебя, но я не думала, что когда-нибудь увижу тебя снова.

– Но ты увидела. – Кейт еще крепче обняла Эшли, и теперь они плакали обе. – И Шон такой же упрямый, как я, а может, даже упрямее. И он гораздо сильнее. Он сделает все, он спасет папу и Тайлера.

Кейт посмотрела в сторону отцовской лодки. Шон почти доплыл до нее, он уже очень близко. Тайлер наклонился к нему, схватил Шона за руку и втащил на борт. Вместе они надели спасательный круг на Дункана. Но тот, казалось, сопротивлялся, боролся с ними, спорил, что-то кричал.

– Пожалуйста, папа, не упрямься, – молила Кейт. – Пожалуйста, просто дай им спасти тебя.

Мощная волна налетела и ударила по мужчинам. Они только что были в лодке, а в следующую минуту оказались в воде. Лодка исчезла.

Кейт слышала отчаянные крики. Она не знала, кто кричал – она сама или ее сестры, но эти крики – эхо из прошлого. Шторм вернулся. День расплаты настал.

– Я их не вижу! – плакала Эшли. – Боже мой, Кейт, я не вижу никого из них…


предыдущая глава | Две тайны, три сестры | cледующая глава







Loading...