home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


8

Он совершенно невозможный, кипятилась Кейт, выйдя из ресторана и быстро шагая по улице. Она не хотела возиться с машиной. Ей нужно выветрить гнев и разочарование, переполнившие ее. Она должна была отказаться обедать с Тайлером. Неужели она думала, что сумеет с ним справиться, рассказав ему совсем чуть-чуть. Этот человек не удовлетворится малостью. С его неуемными амбициями и отсутствием жалости, с его решимостью он всегда добивается своего.

Почему она не может признать, что не в силах справляться с упрямыми, волевыми мужчинами, заставлять их делать то, что хочет она? Ее отец, к примеру, никогда не уступал ее требованиям. А почему она полагала, что Тайлер поведет себя иначе?

Кейт резко остановилась, когда трое мужчин, очевидно только что опрокинувших в себя не одну рюмку, нетвердо держась на ногах, покинули местный бар и невольно преградили ей путь. Один из них, молодой человек, работник офиса в порту, узнал ее.

– Привет, Кейт, – поздоровался он и со смехом добавил: – Твоя сестра чертовски здорово поет.

– Что? – спросила она, не уверенная, что не ослышалась.

Парень кивнул в сторону бара, откуда только что вышел.

– Пойди, послушай.

Кейт вошла внутрь «Бара Джейка». Внутри густо накурено, небольшой зал переполнен туристами, громкая музыка привлекает всеобщее внимание. Или, может быть, певица?

Кейт открыла рот, увидев Кэролайн с микрофоном в руке. Ее сестра была одета в джинсовую мини-юбку, едва прикрывавшую бедра, и топ на бретельках, почти обнажавший грудь. На ногах сапоги на шпильках высотой до колен. Но не ее вид застал Кейт врасплох, а голос. Ее сестра пела и держалась так, будто делала это всю свою жизнь.

И надо признать, она неплохо пела. В самом деле, довольно хорошо. Видимо, зрители тоже так считали и громко захлопали, когда песня закончилась.

– Спасибо, – поблагодарила сияющая и взволнованная Кэролайн. – Это было весело. А теперь из «Дэка и дьяволов».

Она дала знак рукой группе музыкантов, и помещение бара взорвалось быстрым ритмом.

Кейт смотрела на сестру, спускавшуюся с небольшой сцены и медленно пробиравшуюся через толпу. Она перебрасывалась шутками и легко общалась с друзьями и незнакомцами. Она смеялась, не переставая, будто никогда ей не было так хорошо. Ну конечно, ее младшая сестра, как и отец, всегда стремилась быть в центре внимания. Там их любимое место.

Кейт нахмурилась, увидела мужчину, подходившего к Кэролайн. Майк Стэнвей – грубый, бородатый сорокалетний мужчина с темными глазами и мрачным лицом.

Эшли говорила ей что-то о Кэролайн и Майке, но Кейт отвергла это как обычную сплетню. Теперь она не была так уверена в своей правоте.

Кэролайн, казалось, не обрадовалась Майку. Они обменялись друг с другом несколькими словами. Он махнул рукой в сторону двери, но Кэролайн отрицательно покачала головой. Постояв немного, Майк пожал плечами и вышел.

Кэролайн присела на табурет, потом закурила сигарету. Сделала первую затяжку и увидела Кейт. Улыбка мгновенно слетела с ее лица, она насупилась, словно защищаясь. Можно подумать, что она собиралась спрятать сигарету, но потом сделала еще одну, уже откровенно дерзкую затяжку, встала и подошла к сестре.

– Что ты здесь делаешь? – спросила она.

– Я слушала твое пение.

– Это просто так, сгоряча. Дик решил повеселить всех.

– Ты хорошо пела, – одобрила Кейт.

– Я? – спросила Кэролайн, в ее голосе проскользнула несвойственная ей неуверенность. – Ты действительно так думаешь?

– Да. Я не помню, когда в последний раз слышала тебя. Должно быть, во время плавания.

– Наверное. – Кэролайн помолчала, потом спросила: – Ты останешься?

– Нет, – сказала Кейт, покачав головой. Это место не для нее. Здесь слишком шумно, слишком многолюдно, слишком много молодежи. Сестра, должно быть, считает ее сумасшедшей, если задает такой вопрос. Ей нет и тридцати, но иногда она чувствует себя гораздо старше. – Тебе не надо курить, Кэролайн.

– Ты не моя мама, – фыркнула Кэролайн, наверное, в тысячный раз. В самом деле, если Кейт брала бы по доллару всякий раз, когда слышала такую фразу от Эшли или Кэролайн, она бы сколотила уже солидное состояние.

– Это вредно, – настаивала Кейт.

– Может быть, поэтому мне и нравится. – Кэролайн кашлянула, словно насмехаясь над ее словами.

– Я вижу, как тебе нравится. – Кейт забрала сигарету у Кэролайн, подошла к барной стойке и погасила ее в пепельнице.

– Я могу зажечь другую.

– У нас есть проблемы поважнее твоего курения. – Кейт увлекла сестру в угол, где было потише. – Я только что встречалась с Тайлером Джеймисоном. Он собирается продолжить копаться в нашей жизни. Он разговаривал с Шоном и бог знает с кем еще. Я не знаю, что делать.

Кэролайн посмотрела на сестру с недоверием.

– Ты не знаешь, что делать? Ты всегда знаешь.

– Не в этот раз, поняла? – бросила Кейт. – Мне нужна помощь. Мне нужно найти способ отвлечь Тайлера.

– Ну, это просто. Лучший способ отвлечь сексуального мужчину – это секс или обещание секса. Не более чем обещание.

– Я не собираюсь заниматься с ним сексом. – У Кейт не укладывалось в голове, как сестра могла даже подумать об этом?

– Он не должен об этом знать, – настойчиво продолжала развивать свою мысль Кэролайн. – Надо флиртовать с ним, Кейт. Поцеловать его. Переключись наконец от прошлого в настоящее и будущее.

– И это твой совет? Зачем только я тебя спросила!

– Понятия не имею почему. Ты никогда не принимала мои советы всерьез. Но это не означает, что они плохие.

Кэролайн засмеялась, когда подошедший сзади молодой человек обнял ее за талию, а нос его уткнулся в ее шею.

– Когда ты убежишь со мной? – спросил Курт Уокер.

– Как только придешь ко мне подстричься, – ответила Кэролайн, вывернувшись из его рук и целуя в щеку.

– Один поцелуй в губы, и я дам тебе обрить меня налысо, – пообещал Курт.

Кэролайн посмотрела на Кейт.

– Видишь как легко? Попробуй.

Кейт отвернулась, когда сестра кокетливо одарила поцелуем Курта. Для Кэролайн это просто. Кейт вышла из бара, убеждая себя, что не собирается целовать Тайлера Джеймисона. Совершенно нелепая мысль. Она не знала, почему сразу же не выкинула эту мысль из головы. Но не понятно, почему ее щеки пылают, а сердце бьется так быстро. Она не хотела целовать Тайлера.

И даже если бы она это сделала, ничего не изменилось бы, поцелуй не сработает.

Тайлеру нужен материал для статьи. Он хотел не ее. Ей придется найти какой-то другой способ отвлечь его от копания в давней истории. Она пожалела, что стоит полный штиль, прохладный ветерок был бы сейчас кстати. Еще один плохой знак. Ей придется набраться терпения и ждать, когда Тайлер уедет. Он не тот человек, который долго сидит на одном месте – ему неважно, есть ветер или нет.


Воскресное утро пришло и ушло, а Тайлер так и не придумал новый план действий. Запыхавшись после пробежки, он остановился на краю пирса. Пробежка ускорила пульс, но не принесла душевного покоя и не помогла ответить на вопросы, на которые он жаждал ответа. Ему нужен иной подход, новый план. Кейт не собиралась ничего рассказывать ему, это ясно. Как и то, что она подходящий кандидат на роль матери Амелии. Она была помолвлена с Джереми, они собирались пожениться, но ее жених погиб, а она совершенно опустошена. Чем не повод отдать ребенка на усыновление? По крайней мере, понятная причина по сравнению с другими, приходившими в голову прежде.

Если Кейт – мать Амелии, то Марку не повезло. Насколько мог судить Тайлер, Кейт прекрасный человек. У нее собственный бизнес, свой дом, она заботится о семье. У нее, кажется, нет никаких явных пороков. Она едва ли не совершенство.

Тайлер нахмурился. Кейт очень нравится ему, а это мешает оставаться объективным. Если он даст волю своим чувствам, Марку не стоит рассчитывать на его помощь.

До него донеслись громкие голоса. Футах в пятидесяти от него мужчина и женщина о чем-то горячо спорили. Мужчина пытался тащить женщину за руки, но она оттолкнула его и негромко вскрикнула. Тайлер напрягся. Он не из тех, кто будет стоять в стороне и наблюдать, как обижают женщину.

Тайлер подошел ближе, оценивая ситуацию. Женщина стояла спиной к нему, а мужчину он хорошо видел. Здоровяк лет сорока, с бородой и татуировкой на бицепсе правой руки. Сильный, мускулистый, несомненно, опасный в схватке.

– Я больше не могу, – услышал он слова женщины.

– У тебя нет выбора, – ответил мужчина и снова схватил ее за руку.

– Отпусти меня!

– Ты не хочешь, Кэролайн!

Кэролайн? Тайлер всмотрелся в женщину. Конечно, он узнал эти торчащие пиками волосы. Младшая сестра Кейт. Он быстро направился по тропинке к ссорящейся паре.

– Все в порядке? – окликнул он.

Пара тут же распалась. Кэролайн выглядела расстроенной. Мужчина держался настороженно.

– Тайлер, – удивилась она. – Что вы здесь делаете?

– Бегаю. А вы?

– Я тоже, – сказала Кэролайн.

Он удивился, как можно бегать, когда на ногах вьетнамки, но воздержался от комментариев.

– Позвони позже, – бросил бородач. – Я буду ждать.

– Непременно.

– С тобой все в порядке? – спросил Тайлер, когда они остались одни.

Ему не нравилось отчаяние в ее глазах, и хотя она пожала плечами в ответ на его вопрос, у него возникло чувство, что с Кэролайн далеко не все в порядке.

– У вас нет сигареты? Я бы сейчас покурила, – сказала она.

– Я не курю.

– Понятно.

– Кто этот парень? – поинтересовался Тайлер.

Она пошла по тропинке, по которой он пришел.

– Друг.

– Он не произвел впечатления дружески настроенного парня. Как его зовут? – Тайлер шел в ногу с ней.

– Зачем вам это знать?

– Во мне сидит репортер.

Кэролайн остановилась и оперлась локтями на перила, глядя на воду и лодки у причала.

– Майк Стэнвей, – ответила она. – И нечего задавать мне вопросы. Мне не нужен старший брат. У меня уже есть две старших сестры, которые постоянно суют нос в мои дела.

– Понимаю. – Он встал рядом и тоже оперся на перила. – Сегодня в гавани так много лодок. Вы все еще ходите под парусом?

– Иногда.

– Но в гонках не участвуете?

– Больше нет.

– Вы не скучаете по ним?

– Иногда, – снова коротко ответила Кэролайн. – Больше ничего не хотите спросить?

– Почему вы и ваши сестры не хотите говорить со мной? – последовал следующий вопрос Тайлера.

– А что я делаю, по-вашему, прямо сейчас? И если вы забыли, я обедала с вами однажды вечером.

– И мы говорили с вами о различных видах супов из моллюсков. И еще я узнал, что вы предпочитаете белое вино красному.

– Вы внимательно слушали. – Кэролайн засмеялась, ее настроение, очевидно, изменилось к лучшему. Она вздохнула и подняла руки над головой. – Хороший день, правда? Почему я не могу просто наслаждаться прекрасным днем, ничего больше не желая?

– Например, чего?

– Даже не знаю. Чего-то большего. Вы когда-нибудь чувствовали, что у вас в желудке есть дыра, поэтому вы не можете его заполнить, сколько бы ни пытались?

– Каждый день около четырех часов, – кивнул Тайлер.

– Я говорю не о еде. Я говорю о жизни.

– Я не философ. Обычно я слишком занят.

– Переезжаете из одного места в другое, – сказала она. – Вы бы не усидели долго на острове, так ведь?

– Нет.

Кэролайн с любопытством взглянула на него.

– Означает ли это, что вы способны прирасти к какому-то месту?

– У меня правило – не привязываться ни к какому месту, – признался Тайлер. – Тогда легче от него оторваться.

– А что, если вы найдете такое место, где захотите остаться? – полюбопытствовала Кэролайн.

– Пока не нашел.

– Вы говорите совсем как мой отец.

Тайлер нахмурился. Кейт тоже сравнила его с отцом вчера вечером, и это ему не понравилось.

– Почему вы так решили?

– Он странник, бродяга, цыган в сердце.

– Ваш отец, кажется, не бродил по дальним странам и морям в последние годы, – заметил Тайлер.

– Я не уверена, что он сам сделал такой выбор.

– Он остается на острове ради семьи?

Когда Кэролайн не ответила на вопрос, он задал другой:

– Что вам нравится в отце?

Она на мгновение задумалась.

– Папа – единственный в своем роде. Он смелый, храбрый, с сумасшедшинкой, порой эгоистичный, порой щедрый для других. Он сложный человек. Он похож на неправильно приготовленный пирог. Все нужные ингредиенты положены, но все не в том порядке. Понятно?

– Интересное сравнение.

– Таков Дункан МакКенна. Интересный. Не всегда умный, не всегда правильный, но всегда интересный.

– Вы восхищаетесь им, – заметил Тайлер.

– Отец живет вон там. – Кэролайн указала на пристань. – В небольшой яхте. Когда мы только вернулись, он арендовал для нас квартиру. Отец продержался три месяца, потом купил лодку и предоставил нас самим себе. Он не мог спать на земле. Он все еще не может.

– Значит, вы с сестрами жили вместе?

– Год или два. Это было нелегко. Мы жили вместе на лодке почти три года и привыкли к этому, но в квартире натыкались друг на друга и спотыкались о вещи. Мы все время спорили. Кейт хотела иметь дом. Эшли – получить работу. А я пыталась окончить среднюю школу, но была там чужой. Я ведь оказалась гораздо старше других детей… может быть, не по годам, а по жизненному опыту. Я многое попробовала довольно рано. Однажды я ушла из школы. Кейт получила возможность осуществить свой план – купить книжный магазин. Эшли начала брать уроки фотографии. Мы в конце концов расселились отдельно.

– Что случилось с семейным домом – тем, в котором вы жили, прежде чем снялись с места и пустились в приключения?

– Отец продал дом, когда мы ушли в море. Понадобились деньги на поездку. – Кэролайн помолчала. – Мне жаль, что он продал его. Думаю, мы все захотели бы в него вернуться и жить там, особенно Кейт. Она любила наш дом.

– Кто сейчас там живет? – поинтересовался Тайлер.

– За эти годы владельцы не раз поменялись, но семья, которая владеет им сейчас, купила его для отдыха в летний сезон. Зимой он пустует. Обычно хозяева появляются только в июле. Кейт пыталась выкупить дом обратно, но они не хотят его продавать. Иногда я хожу туда и брожу по двору. Потрясающий вид на море. Мы – три девочки, и наша мама – обычно сидели во дворе и наблюдали за лодкой отца, когда он приплывал в гавань. – Она поморщилась и покачала головой. – Как трогательно, правда? Я не собираюсь тратить свою жизнь, ожидая кого-то, кто должен вернуться домой, поверьте.

Тайлер улыбнулся.

– Как насчет Кейт? Что вы можете рассказать о ней и Джереми? – спросил он.

– А что рассказала Кейт? – внимательно взглянула на него Кэролайн.

– Немного. Они были помолвлены, а потом он умер.

– Да. – Кэролайн отвернулась. – Это все очень печально. Он был отличным парнем.

– Должно быть, это ожесточило Кейт.

– Я не уверена, что она когда-нибудь переживет это.

– Она так сильно любила его? – Эта мысль волновала Тайлера больше, чем должна была. Это не его дело – кого Кейт любила и насколько глубоко.

– Кейт из тех людей, о которых говорят: все или ничего. Она любит всем сердцем. Она не требует ничего взамен, даже если люди не всегда заслуживают этого, как отец, к примеру. – Кэролайн замолчала. – И Кейт не терпит никого, кто докучает людям, которых она любит.

– Это предупреждение? – уточнил Тайлер.

– По какой-то непонятной причине я испытываю к вам симпатию, – откровенно призналась Кэролайн.

– Ты мне тоже симпатична.

– Слово репортера, я буду считать, что оно чего-то стоит. – Она улыбнулась ему.

– Можно последний вопрос?

– Какой?

– Почему Джереми не было на вашей лодке?

– Потому что папа хотел, чтобы в лодке были только члены семьи, а Джереми им не являлся.

– Значит, он присоединился к вашим конкурентам, – уточнил Тайлер.

– Джереми хотел участвовать в гонке. Это был для него лучший вариант.

– Но это решение оказалось катастрофическим.

Кэролайн кивнула, на мгновение повисла тишина. После паузы Кэролайн сказала:

– Могу я задать вам вопрос, Тайлер?

– Конечно.

– Как вы думаете, вы можете вернуться в прошлое?

– Я не думаю, что можно изменить прошлое, если ты это имеешь в виду.

– Можно ли изменить воспоминания? Можно ли забыть то, что хочется забыть?

У Тайлера не было готового ответа на этот вопрос. Он удивился глубине чувства в голосе Кэролайн. Его первое впечатление о ней было иным – молодая безрассудная женщина, возможно, немного взбалмошная и наиболее понятная, чем остальные члены клана МакКенна.

– Ладно, не будем об этом, – сказала она. – Я должна понять это для себя. Вот в чем проблема всей жизни. Это не очень зрелищный вид спорта.


Может быть, жизнь и не должна быть зрелищным видом спорта, но наблюдать за Кейт, безусловно, стало любимым занятием Тайлера. Так думал он во второй половине дня, когда следовал к холму за автомобилем Кейт, выезжающим из города. Он собирался перехватить ее в книжном магазине, но увидел отъезжающей от тротуара на своем «Фольксвагене». Кейт, казалось, не заметила его машину на хвосте. Если бы заметила, наверное, попыталась бы оторваться от него.

Тейлор напрягся, когда увидел, что она не свернула на улицу, ведущую к ее дому. Куда же она? Ни Эшли, ни Кэролайн не жили в том направлении. Миновав несколько кварталов, он получил ответ, когда Кейт притормозила перед воротами Каслтонского кладбища. Она миновала ворота и уверенно двинулась по центральной аллее, как будто точно знала, где остановится. И у Тайлера возникло неприятное ощущение, что он тоже знает, где именно.


В груди Кейт похолодело, когда она ехала по тихой извилистой дороге, ведущей через кладбище. Она давно не приезжала сюда. В течение многих лет она навещала это место раз в неделю, иногда два или три раза, но в последнее время приезжала реже. Кэролайн сказала бы – слава богу, ты наконец займешься своей собственной жизнью. Эшли сказала бы – все в порядке, тебя наконец отпустило. Джереми хотел бы, чтобы ты перестала печалиться.

Она на самом деле перестала?

Ее на самом деле отпустило?

Очевидно, не совсем, поскольку она сейчас здесь. Но она приехала не из-за Джереми, а из-за Тайлера.

Кейт не спала всю ночь, думая о Тайлере, о Джереми, об отце. Боже, все эти мужчины сводят ее с ума.

Остановившись перед знакомым деревом, она выключила двигатель и какое-то время сидела, не шевелясь.

Потом Кейт вышла из машины и ступила на траву. Она опустилась на колени перед надгробием, в тысячный раз прочитала надпись, водя пальцем по выбитым на гранитной плите буквам: «Джереми».

Джереми был любящим сыном и братом, написано на камне. Но это не вся правда о нем. Джереми был авантюристом, беззаботным, смелым, уверенным в себе человеком. Он любил море, любил жизнь, любил ее.

Если бы только она могла поступить по-другому.

Сколько раз подобная мысль крутилась в голове?

Кейт присела на корточки. На кладбище мирно, тихо, спокойно. Джереми не хотел ничего такого. Он был человеком действия. Мечты всегда уводили Джереми в дальние края земли. Она была рядом с ним в этих мечтах. Будущее виделось ему замечательным. Они отправятся в путешествие на много лет, посмотрят все, что только можно увидеть.

Они полюбуются пирамидами, посетят святые храмы, пройдут через тропические леса, а после того как мир откроется перед ними, они осядут и заведут детей. Кейт пыталась возразить ему, что, строя грандиозные планы, надо все продумать, рассчитать – на все нужны деньги. Джереми только рассмеялся в ответ и сказал, что она слишком уж беспокоится, и Кейт согласилась. Но ее беспокойство и его смелость – хорошее сочетание.

Впрочем, все это уже неважно, их мечты теперь казались нелепыми, невыполнимыми, свойственными молодым.

Может быть, они бы не добились всего, что хотел Джереми, но Кейт знала – они все равно любили бы друг друга. Их связь была глубокой и эмоциональной. Они выросли вместе, дружили всегда, сколько она себя помнила. Джереми утешал Кейт в своих объятиях, когда умерла ее мать. Он помог ей пройти через самое страшное испытание в жизни. Джереми стал для нее всем – и она для него тоже.

Но даже когда эта мысль приходила ей в голову, она знала, что это не так. У Джереми была другая большая любовь – море. Как и ее отца, океан звал Джереми с такой силой, какой она никогда не могла привязать его к себе.

Джереми не хотел бы, чтобы его похоронили здесь, в земле. Предпочел бы, чтобы его прах развеяли по ветру над прекрасным морем. Но родители Джереми решили упокоить его здесь, рядом с бабушкой и дедушкой, со своими предками. Кейт не хватило духа спорить с ними. Это не имеет значения. Джереми на самом деле здесь нет. Только его надгробие.

Кейт застыла, услышав позади чьи-то шаги. Ей не надо было гадать, кто стоит у нее за спиной. Казалось почти неизбежным, что он должен быть здесь.

– Кейт?

В его баритоне было столько тепла, что она расслабилась, словно после глотка хорошего вина.

– Вы следите за мной? – резко спросила она, сделав над собой усилие. Может быть, гнев поможет изгнать глупое, опасное притяжение к этому мужчине.

– Виноват, но я думал, что вы отправились домой после того как вышли из магазина, – сказал Тайлер, оправдываясь.

– Я передумала, – ответила Кейт, теребя сорняк пальцами.

– Я понял это слишком поздно. Могу ли я навязать вам свое общество?

– Да, но зачем спрашивать, если вы это уже сделали.

Кейт наконец позволила себе взглянуть на него. И сразу пожалела об этом. Прошлой ночью она пыталась убедить себя, что ее не влечет к нему. Но сейчас, во плоти, в джинсах, подчеркивающих его длинные, стройные ноги, и рубашке-регби, обтягивающей широкую грудь, он показался ей еще более привлекательным.

Образ Джереми растаял как утренний туман. Она напряглась, стараясь воскресить в памяти его смех, задорную мальчишескую улыбку, но не могла. Из-за Тайлера.

– Вам незачем было приезжать сюда, – рассердилась она, вскакивая на ноги. – Почему вы не можете оставить меня в покое?

Тайлер наклонил голову и с озадаченным видом признался, удивив ее своим ответом:

– Я задаю себе тот же самый вопрос.

И она поверила его словам. Кейт показалось, что он почувствовал нечто, не имеющее ничего общего со статьей. Или ей просто хочется верить в это?

Или Тайлер просто флиртует с ней, желая получить материал для статьи?

Кейт направилась к своей машине. Тайлер двинулся за ней.

– У меня есть предложение, – сказал он, когда она открыла дверцу машины.

– Меня оно не интересует.

– Выслушаете меня?

Кейт отрицательно покачала головой.

Тейлор положил руку ей на плечо, заставляя ее обернуться и взглянуть на него.

– Я не хочу вам понравиться, – сказал он. – Но не могу остановить себя.

– Вы мне не нравитесь, – торопливо сказала Кейт.

– Может быть, нравиться неподходящее слово, но между нами что-то есть…

– Вы говорите все это ради вашей статьи?

– Нет, совсем не ради нее. – Тайлер сделал паузу, окидывая ее долгим взглядом. – Вы все еще любите Джереми?

Во рту Кейт пересохло. Почему их разговор стал настолько личным?

– Это не ваше дело. Я еду домой.

– Я поеду с вами.

Она вздохнула.

– Я больше не собираюсь отвечать на ваши вопросы.

– Больше? Вы не ответили ни на один. Я просто хочу провести с вами время, делая то, что и вы. – Он умолк. – Чем вы намерены заняться?

– Ничем особенно интересным.

– Оно может стать интересным, если мы сделаем это вместе. – Тайлер открыто улыбнулся. – Мы начали не с той ноги, Кейт. Давайте повторим все сначала. Я Тайлер Джеймисон. Приятно с вами познакомиться. – Он протянул руку.

Кейт поколебалась, потом вложила свои пальцы в его руку. И тут же почувствовала, как неведомая сила скрепила их рукопожатие. Она посмотрела ему в глаза и поняла – он испытал нечто подобное. О господи! Она попала в беду.

– Позвольте мне провести этот день с вами, – мягко попросил Тайлер. – Дайте нам шанс узнать друг друга.

Кейт могла придумать дюжину причин, почему этого не надо делать, но единственный ответ, который она могла ему дать – «да». И надеяться на Бога, что в какой-то момент у нее хватит сил сказать «нет».


предыдущая глава | Две тайны, три сестры | cледующая глава







Loading...