home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава двадцать первая, последняя

в которой раздается грохот и сверкает пламя

Заплутать мне не пришлось. В какой-то момент, скитаясь между могилами, я услышал голос Барона, который раздавал какие-то указания, через слово упоминая матушку, правда неясно чью — свою или собеседника.

Вскоре я вышел к знакомому мне склепу, что позволило мне окончательно убедиться в том, что кроме страхолюдности и кровожадности больше ничего в черепах рядовых скелетов нет. Нет, наличия мозгов я там и не предполагал изначально, но о крохах некоего заупокойного интеллекта подумывал время от времени. И зря. Нет там его, если они даже не смогли мне дать понять, что их хозяин сейчас находится там же, где и всегда.

Сэмади сидел в огромном черном кресле с высокой спинкой. Очень высокой — она торчала над его головой, и это при том, что повелитель мертвых был далеко не карлик и не задохлик. Кстати — тонкая, однако, работа. Верх кресельной спинки был произведением столярного исскуства и изображал из себя десяток змей, переплетшихся чешуйчатыми телами и злобно кусавших друг друга. Жутковатое, но красивое зрелище.

Впрочем, не думаю, что Барону было дело до красоты, тут главное, что сидеть удобно. К тому же он был еще и занят делом — с суровым видом он наблюдал за парой десятков зомби, которые занимались общественно-полезным трудом — благоустраивали собственность Сэмади, а именно — убирали мусор, котороый скопился то ли за предыдущие века, то ли после давешнего праздника. На них он и матерился, поскольку рабочие из зомбаков были так себе, прямо скажем.

— Природу бережем? — поинтересовался я у хозяина кладбища, который в знак приветствия приподнял над головой цилиндр — Или так, плановая уборка территории?

— Что-то вроде этого — подтвердил Сэмади — Тут недавно к нам двое смертных зашли, так мне даже стыдно стало.

— Да ладно? — не поверил я — Тебе?

— Представь себе — Сэмади скорчил грустную гримасу. Точнее — он ее задумал, как грустную, но вышла она жуткой — Идут они по погосту и обсуждают то, что кладбище видите ли грязное, неухоженное и что приличные противники тут вряд ли водятся, поскольку в таком бардаке серьезный элитник или именной монстр жить не будут. Не знаю, что такое 'серьезный элитник' и про второе существо слышу впервые, но мне стало жутко стыдно.

— Обоих убил? — полюбопытствовал я.

— Ну, не сам, конечно — кокетливо ответил Сэмади — Мальчиков послал. Но по сути эти двое были правы? Грязь, деревья поваленные, отходы жизнедеятельности разные. Как я сам этого не замечал?

На уборке отходов жизнедеятельности (а она велась совсем неподалеку, это было ясно по запаху) у него трудилась парочка редкостно замызганных зомби, причем разнополых. Колоритная, к слову, была парочка — один, тот который мужского пола, сохранил на лице остатки прижизненной щетины, на шее у него болтались два совершенно невзаимосвязанных предмета — чернильница и свисток. Дама же, по какой-то неизвестной мне причине, постоянно прикрывала лицо одной рукой, из-за этого второй ей мало что удавалось сделать, и в результате она отчаянно перемазалась тем, что убирала.

— Фига себе — показал я на странную парочку — Ты где таких красавцев откопал?

— Да там, почти за оградой — Сэмади иронично заулыбался — Забавные ребята. Тот который мужского пола, теперь уже условно конечно, был владельцем, редактором и автором затрапезной местной газетенки, при этом он абсолютно не думал о том, что писал, и охотно брался судить о вещах, в которых совершенно не разбирался. Эдакий рефери без страха, упрека, стыда, совести, инстинкта самосохранения, литературного таланта и еще много чего.

— Обычное дело — даже не улыбнулся я — Куча народу так существует, а те, которые в газетах работают — почти все такие.

— Это да — согласился Барон — Хотя этот отдельная песня, поверь. Тут такая беда, что клейма ставить некуда.

— А гражданка при нем? — полюбопытствовал я, поморщившись. Упомянутая дама, все так же прикрывающаяся рукой, вновь облилась редкостно вонючей жижей известного происхождения — Она кто?

— Помощница и редактор — пояснил Сэмади — Так сказать — и в посмертии рядом. Но вообще я сейчас реализовал некую высшую справедливость, поместив их после кончины туда, куда они окунали других при жизни. Согласись — есть в этом что-то сакральное?

— Не без того — признал я — А чего она все рукой прикрывается?

— Я приказал — Сэмади кинул в рот орешек — И поверь — если даже мертвые на что-то смотреть не могут, то живым этого точно лучше не видеть.

Забавно, это что ж там такое? Впрочем — какая разница. Что я, зомби не видел?

— Как скажешь — сказал я Барону — Да и не до того мне нынче, дел за гланды. Я к чему это говорю — мы вроде как сегодня собирались наведаться в одно очень укромно запрятанное место?

— Есть такое — подтвердил Самэди — Собирались.

Не понравилась мне эта фраза, было в ней что-то неправильное, если точнее говорить, то за ней должно было последовать... Впочем, сразу и последовало.

— Вот только одно 'но' есть — лениво произнес Сэмади — Надо нам с тобой прежде кое о чем договориться.

— О чем именно? — ну что — все как всегда. Никто ничего бесплатно делать не хочет, любому всегда что-то да надо от меня. Все в один голос только и твердят — 'дай, дай' и хоть бы кто-нибудь сказал: 'На'. Ну, кроме Седой Ведьмы, хотя и та наверняка меня облагодетельствовала с дальним прицелом.

— Я помню, что тебе надо пройти в урочье Белого Пламени и готов отвести тебя туда — Барон повертелся в кресле, устраиваясь поудобнее — Более того — я знаю, что ты будешь искать и другие места, вроде этого, и берусь тебе помочь и с ними. Но за это ты должен поклясться мне в том, что вернешь в этот мир Чемоша, моего отца.

— Ты сын Чемоша? — невероятно удивился я. Нет, некая связь между ними для меня не была новостью, но я так думал, что они учитель и ученик.

— Не по крови, но по духу — наставительно произнес Барон — А такие вещи — они посильнее кровного родства.

— Слушай, а как я его верну? — вот здесь я просто-таки не знал, что делать — Понимаешь, я же не для забавы ищу это место, у меня есть некая цель...

— Цель твоя мне понятна — успокоил меня Барон — Хотя я ее и не одобряю, но у каждого есть право на совершение глупостей. Не волнуйся, твоя цель останется приоритетной и если будет стоять вопрос о том, что в этот мир из Великого Ничто сможет вернуться только кто-то один — потаскуха Месмерта или великий делатель Чемош, то пусть в него снизойдет она. Но если будет шанс вытащить сюда обоих — то ты должен будешь сделать то, что я у тебя прошу. И этот туда же. Причем не скажу, что я этого ожидал, мне казалось, что его вполне устраивает независимость.

Надо отметить, что конкуренция возрастает и количество почитателей богов, лоббирующих их интересы тоже. Мессмерта, Чемош, Тиамат, Лилит — и за каждого кто-то да замолвил словцо. Плюс мой личный бог, Витар, о котором я даже не вспоминаю в последнее время. Кто еще? Вроде все. Но это только пока, не удивлюсь, если появятся и другие просители.

А ведь он меня по сути оставил без выбора, при этом соблюдая демократичность. Да, я могу сказать 'нет', развернуться и уйти, доказав при этом самому себе что я не бесхребетен, что у меня есть свое мнение, что я не плыву по течению и, наконец, — у меня есть яйца. Могу. Но зачем? Сознательно усложнить себе же самому дорогу к цели, которая мне, по сути нафиг не нужна? Какая мне разница — один бог сюда притащится или их из ниоткуда целый выводок выползет? Момент прихода богов — последнее, что я увижу в этой игре, поскольку после этого мои дела в ней закончатся. И что тут будет происходить дальше — мне безразлично.

Да, прямо сейчас меня опять используют, точнее, поскольку Сэмади не живой человек, а компьютерный персонаж, меня ставят в ситуацию выбора, чтобы посмотреть, что я предпочту — остаться независимым и предпочесть самому влиять на ситуацию, правда при этом поставив себя в заведомо сложные условия или же согласиться на то, что я залезаю в очередные игровые долги, которые непременно придется платить, зато за это мне откроется короткая и удобная дорога к цели.

Нет, кто-то другой на моем месте, кто-то, кто в своих мечтах видит себя супергероем, непременно крикнул что-нибудь вроде:

— Нет, не бывать этому, леший меня побери сто одиннадцать раз!

И устроил бы бунт, и пошел бы длинной и трудной дорогой, и преодолевал бы, и боролся бы, и...и...и...

Но не я. Почему? А зачем? Ну вот просто вопрос — зачем? Практический смысл этого бунта и борьбы в чем? Борьба борьбы с борьбой? Ради нее же — борьбы? Вот прямой путь, вон в его финале приз в виде окончания этого самого пути — что мне еще желать? Синей птицы свободы? Так нет ее, этой свободы, нет вовсе. И не только в игре нет, ее вообще нет. Нигде.

Любой из нас связан тысячами и тысячами мелких, средних и толстых невидимых веревок, и чем старше мы становимся, тем больше становиться и их. В какой-то момент веревки вообще перестают назваться именно так и начинают назваться 'путы'. Причем заметим, в девяноста процентов случаях к ним можно добавить слово 'добровольные'. Просто потому что ты их выбираешь сам.

Ты же сам себе выбираешь друзей? Женщин? Стезю? Образ жизни? Образ мысли? Сам. И сам потом тащищь за собой этот груз, поскольку все это обязывает тебя к определенным действиям и в какой-то момент слово 'могу' переходит в состояние 'должен'. Девушка забеременела? Женись. 'Ты же мне друг, помоги' — и куда ты денешься? Помогай. Устроился на работу — соответствуй. И так день за днем, год за годом... Вроде бы мелочи, вроде бы ты в любой момент можешь распрямиться и сказать — 'А пошли вы все, ухожу я от вас, уезжаю, улетаю, уплываю...'. Можешь. Но не скажешь. А если и скажешь — то только зеркалу в ванной, когда вода шумит и тебя не слышно. Ну, может добавишь еще 'Как же это все достало'.

Вот это все и создает то, что называется 'твоя жизнь'. И никогда ты не станешь её менять, поскольку в ней все устоялось, в ней ты уже всего достиг и сил на рывок из нее просто нет. И на то, чтобы создать новую жизнь сил тоже нет — ты их уже израсходовал. Так что пошепчи у зеркала в ванной, натяни на лицо улыбку и живи дальше. Бери то, что доступно, живи так, как тебе удобно и не рвись из всех жил — оно того не стоит. При жизни героев и гениев таковыми не считают, их считают безумцами, поскольку они всем мешают, а после смерти тебе уже будет все равно — помнят тебя или нет.

Так что, господа и дамы, вы можете идти дорогой побед и поражений, а я пройду кривой лесной тропиночкой. И посмотрим потом, на финише, кто первым придет, при этом еще и с наименьшими потерями.

А если мои мысли кажутся кому-то крайне неприглядными и склизковатыми... Подойдите к зеркалу и посмотритесь в него — так ли я неправ? Или вы всегда и всем говорите правду, поступая так как должно, смело и отважно двигаясь по жизни путем чести? Так в чем же наше отличие? Только в том, что я говорю об этом, а вы нет?

— Ну, какое решение принял? — поторопил меня Сэмади — У меня сегодня еще кое-какие дела есть, я не могу до рассвета ждать ответа от тебя.

— Идет — кивнул я — Если будет шанс вытащить из Великого Ничто еще одного бога, то это будет Чемош.

— Нет-нет — Сэмади слез с кресла и подошел ко мне — Так не пойдет. Дело это серьезное, нешутейное — о богах речь идет, не о хрене собачьем. Тут нужна клятва, и не абы какая — а на крови.

— Фиг — немедленно возразил я — На крови клясться не буду.

Если я чего и усвоил из своих последних приключений, так это то, что кровь для мертвых — это святое и давать им ее в руки всегда верх глупости.

— Ну вот — расстроился Сэмади — А так славно начали договариваться!

— Я поклянусь именем богов — предложил ему я — Ты же понимаешь, что даже сейчас нарушать такую клятву — это как разбежавшись, прыгать со скалы?

— Так-то оно так — уклончиво ответил Сэмади — Но... Ладно. Вот был бы на твоем месте кто другой — не согласился бы на это, ей-ей, не согласился. Но ты мне как родной уже стал, тебе я верю.

— Трогательно — смахнул я из уголка глаза несуществующую слезинку.

— Но в качестве компенсации ты сделаешь для меня одну вещь — продолжил Сэмади — Ты возьмешь меня с собой тогда, когда будешь проводить ритуал возвращения.

Вот для чего ты все это затеял. Хитрюга Барон как всегда все разыграл как по нотам. А я согласен, почему бы и нет. Что-то мне подсказывает, что, когда дело дойдет до этого ритуала, там не только я и он будем. Не знаю почему, но мне так думается, и лишний лояльно настроенный ко мне союзник мне там не помешает.

— По рукам — сказал я и подняв голову вверх, негромко произнес — Я, Хейген из Тронье, клянусь именем бога Витара, бога воинов, что если будет у меня такая возможность, то призову в этом мир бога Чемоша. Также клянусь в том, что Барон Сэмади, мой друг, будет присутствовать на ритуале призвания, при условии, что он поможет мне в делах моих, связанных с возвращением в этот мир божественных сущностей.

В небе громыхнуло, кладбищенские деревья качнул сильнейший порыв ветра, лицо Барона на миг из просто жуткого стало ужасным.


Вами дана клятва, последствия которой ни вы, ни тот, кто ее от вас получил, не можете предусмотреть.

Но и не исполнить вы ее не можете, поскольку клятвы, данные именем Витара должны соблюдаться.

В случае, если вы от нее отступите или сознательно не выполните, к вам будут применены следующие штрафные санкции:

— 50% к урону, наносимому вами любым оружием;

— 50% к урону, наносимому боевыми умениями;

+ 50% ко времени перезарядки боевых умений;

— 50% к опыту, получаемому за убийства противников;

— 50% к прочности доспехов и амуниции


— Меня-то зачем упоминал? — зло сказал Барон.

— А как же? — я даже не протрудился изобразить удивление — Мы же с тобой друзья?

— Да ну тебя! — Сэмади явно был недоволен тем, что теперь кто-то где-то про него знает — Заставь, понимаешь... А, что теперь говорить, уже все сделано!

— Теперь — заклинание — подсказал ему я — Пошли в это урочье, сделаем то, что надо и дальше пойдем каждый по своим делам. У меня ведь тоже еще забот полон рот.

Кстати — да. Я так и не договорился с Валяевым о том, чтобы мне штрафные санкции отключили, на то время, пока я в Касимове буду. Мне же каждый день надо в игру заходить, проверять, как мой клан живет. А если просрочка выйдет, то мне небо с овчинку покажется. Интересно, а если позвонить Валяеву ночью и разбудить, он сильно будет злиться?

— Ладно — Барон вроде успокоился. И правильно, нечего беситься — сам виноват, надо было предупреждать о том, что тебя упоминать нельзя. Это я так съязвил сейчас — Погоди тут, я сейчас за ингридиентами схожу.

Сэмади нырнул в тьму, которая начиналась сразу за дверями мавзолея, являющегося местом его жительства, оставив меня одного в компании недвижимых личей и шатающихся вокруг зомби.

Что примечательно — я настолько к ним всем уже привык, что находил их компанией, чуть не лучшей из всех. А что — молчат, ничего не просят и народ надежный, в бою меня норовят защищать. Нет, если бы не Барон, то они этого не делали бы, но все равно...

Сэмади вернулся минут через пять, неся в руках какие-то плошки, мешочки и даже треногу.

— Алхимия — мать всех наук — сказал он мне, благодарно кивая — я перехватил у него треногу — Кстати, не хочешь ей научиться? Я, знаешь ли, в алхимии сведущ, так что передам тебе знания в лучшем виде.


Вам предложено постичь профессию 'Алхимик'.

Все детали, касающиеся данной профессии вы можете прочесть в соответствующем разделе меню.

После ознакомления с ними, примите решение и дайте ответ тому, кто готов стать вашим наставником.


Профессия? Ну, только ее мне и не хватало. Даже читать не стану.

— Нет, не надо — отказался я — Не мое это.

— Ну, гляди — Сэмади запалил огонь под треногой, на которую он уже водрузил большую и мятую медную чашу — Всю жизнь мечом не промахаешь, а в старости алхимией на кусок хлеба всегда заработаешь.

— С моим образом жизни до старости не доживешь — отмахнулся я.

Барон чудачил минут десять, кидал в чашу какие-то куски корней, сыпал порошки, вскрыл брюхо жабе и выдавил туда ее кровь, время от времени в ней что-то шипело, взрывалось и оттуда еще шел вонючий, черный дым — в общем, малоприятное зрелище передо мной предстало. Вот и нафиг мне такая наука?

— Так — деловито заявил Сэмади в какой-то момент — Сейчас откроется дорога, вот здесь. Или вон там? Увидим, в общем, не пропустим. Проход на нее будет держаться тридцать секунд, так что времени не теряем.

— А там, с другой стороны, точно дверь будет, через которую мы выйдем? — опасливо спросил я у него — И еще — мы там не заплутаем?

— Это будет дорога между дорог — пояснил мне раздраженно Сэмади — Если ты знаешь, куда ты идешь и будешь все делать так, как надо, ты непременно попадешь туда, куда тебе нужно.

— А как надо? — это уже какой-то Кэролл начался, вот только мой зомбелюбивый друг не напоминал курящую гусеницу — В смысле — что надо делать как надо?

— Хорошо сказано — Барон закинул в котел чью-то косточку, надеюсь — куриную и с уважением посмотрел на меня — Редко увидишь человека, который вроде, как и бред сказал, но разумный. Дорога между дорог — это одна из величайших тайн Файролла. Ну, как тайн? Про нее многие знают, но мало кто там был, поскольку открыть проход на нее непросто для меня, что уж говорить о смертных магах, которые по факту не более чем самоучки. Туда и боги попадали не по щелчку пальцев, смею тебя заверить.

— Так что делать, что не делать? — поторопил я его.

— Самое главное — не вздумай с нее сходить — очень серьезно, даже как-то непривычно, сказал Сэмади — Не знаю, что ты можешь там увидеть, каждому выпадает что-то свое, но ни шагу в туман, что будет по обочинам. Свернул — пропал навеки. Заплутаешь в этом тумане и будешь ходить в нем до конца времен, искать путь, но не найдешь его никогда. Нет там, в тумане ничего — ни дорог, ни людей, ни времени. Еще что? Не называй своего имени и наших имен.

— Наших? — удивился я.

— Мальчики со мной пойдут — показал на личей Сэмади — Там ведь не только дорога будет, но и урочье. Чтобы Демиурги там не оставили стражу? Это вряд ли.

Ну, с такой компанией мне куда веселее будет — обрадовался я. Личи — это надежная защита.

— И вот еще что — Сэмади поводил руками над зельем — Всегда помни о том, куда мы идем, повторяй название в голове. А то можем попасть и не туда. Дорога между дорог — это клубок всех дорог Файролла, просто сжатый в одном месте до состояния тропинки. И если не помнить, куда ты идешь, то запросто можно попасть в другое место, а места — они разные бывают.

В этот момент зелье булькнуло, раздался хлопок и перед нами, прямо в воздухе открылся дверной проем, за которым клубился туман.


Вами выполнено задание 'Заповедное место'

Награды:

3000 опыта;

1000 золотых;

Ценный ремесленный предмет;


— Быстро, быстро — Сэмади, придерживая цилиндр, скакнул в проем, за ними прошелестели саванами личи и последним туда вошел я. Причем, как только я это сделал, что-то снова хлопнуло и, обернувшись, я уже не увидел кладбища. За спиной у меня была только узкая тропа, на которую наползали клочья тумана.


Вам предложено принять задание 'Дорога в тумане'

Данное задание является вторым в цепочке квестов 'Путь к первой печати'

Условие — дойти до урочья Белого Света по дороге между дорог.

Награды за прохождение задания:

2000 опыта;

1500 золотых;

Получение следующего квеста цепочки.

Принять?


Цена за квест невысокая, стало быть, и сложность у него не такая уж запредельная. Знай только иди себе, да помни, что тебе надо в урочье Белого Пламени.


Вами открыто элитное деяние 'Дорога между дорог'.

Для его получения вам пять раз пройти по дороге между дорог до места назначения.

Награды:

Титул 'Тот, кто смог дойти';

+ 3 единицы к характеристикам (рандомно);

Пассивное умение 'Бездорожье'

Подробные комментарии можно посмотреть в окне характеристик в разделе 'Деяния'


— Рафаил, Донат — скомандовал Сэмади — Давайте-ка в замыкающие. И, если что, нашего приятеля придержите, чтобы он в сторону не сиганул. Ищи его потом ещё...

Не знаю уж, о каких страстях говорил Барон, шагалось по дороге между дорог легко и ненапряжно, по крайней мере никаких ужасов я по бокам не видел, в тумане никто не хрипел и не стонал, щупальцы из него не высовывались и меня ухватить не пытались. Похоже, что того же мнения придерживалась и Милли Ре, которая шагала рядом. Более того — она мне сама про это и сказала.

— Все это враки — твердо заявила она — Этот, который в цилиндре, он тебя просто пугает. Я тебе больше скажу — он тебе нагло врет и все это только представление, разводит он тебя, не дойдете вы отсюда никуда. И вообще — нас ждет Ведьма, так что пошли. Она узнала верный путь в урочье, так что не теряй времени.

Не знаю с чего, но я понял, что мне срочно надо увидеть Седую Ведьму, потому что она...

— Держи его! — рявкнул Барон и меня ухватили за пояс в тот момент, когда я почти сошел с тропы. Милли Ре недовольно цокнула языком, погрозила мне пальцем и канула в туман.

— Ну говорил же! — покачал Сэмади головой и зло зыркнул на личей — А вы чего? Ладно, все, движемся дальше, не стоим.

А место-то непростое. Моя усиленная ментальная защита в этом месте, похоже, не более чем пшик. Нет, маловато дают за этот квест, маловато...

Шли мы минут двадцать, не меньше и много разного я успел повидать по сторонам. Меня звала к себе Эльмилора, окликал Гунтер, с пробитыми и окровавленными латами, дриада Хильда хотела меня изрубить на куски, а Назир сообщал, что все-таки меня нашел и просил просто подать руку, чтобы он выбрался на тропу.

Туман тоже был неоднороден, иногда сквозь него удавалось увидеть, что творится по обеим сторонам, а точнее — на соседних дорогах. Чего я там только не видел — по ним тащились нищие, маршировали армии, катились телеги и бежали разбойники. Кто-то мчался во весь опор к замкам, а кто-то с перекошенным лицом спешил утопиться в пруду.

Наиболее запомнились мне два видения. В первом дорога шла от зеленого холма, где около большого раскидистого дерева стояла хрупкая эльфийка в зеленой мантии, с белой лилией в каштановых волосах, обнимающая молодого, одетого в строгий камзол темноволосого мужчину, который смотрел в спину юноше, покидающего их. Грустная была картина, как-то тронула она меня.

Второе же видение запомнилось мне по другой причине, просто потому что там вовсе не было дороги. Везде были — а там не было. Была там поляна, на ней стояли три дерева, еще там был старинный фонарь, вроде тех, что зажигают вечерами на Арбате, около которого колдовал, стоя на лестнице, долговязый фонарщик. А на самой поляне сидело несколько человек — звездочет в колпаке, молодой мужчина в летном шлеме и еще мальчик с светлыми волосами и в белом шарфе, на коленях у которого лежал лис.

— Бывает и так, что все видят одно и то же — сказал внезапно Сэмади, глянув на эту странную компанию — Не все здесь обман, иногда люди на дороге между дорог находят то место, где им на самом деле хорошо. Идем, не останавливайся.

Пока он говорил туман снова наполз и скрыл от меня мальчика и его собеседников.

А потом все внезапно кончилось — была тропа и нет ее, раздался уже знакомый хлопок, и мы оказались в привычном для меня мире, без тумана и под звездным небом.


Вами выполнено задание 'Дорога в тумане'

Награды:

2000 опыта;

1500 золотых;


И вот как тут оценить — большая это награда за такое дело или нет?


Вам предложено принять задание 'Удар по мирозданию'

Данное задание является последним в цепочке квестов 'Путь к первой печати'

Условие — взломать первую печать, преграждающую богам путь в мир Файролла.

Награды за прохождение задания:

7000 опыта;

5000 золотых;

Одноручный меч (уровнем не менее элитного)

Элитный набор зелий 'На все случаи';

Элитный свиток (рандомно);

Стартовый квест следующей цепочки заданий

Принять?


И все? Цепочка из трех квестов? Нет, ну так чего не жить-то?


Урочье Белого пламени. Когда-то это было место, куда приезжали поохотиться ближники кенига Севера, это был тихий уголок нетронутой природы. Так было — но теперь... Теперь берегись тот, кот пожаловал сюда, ибо все меняется — и это место изменилось.


Я огляделся — лес и лес, вон, через него заросшая дорога идет. Снега только нету, хотя вроде и Север.

— Пошли — поторопил нас Барон и бодро потопал по дороге — Раньше начнем — раньше закончим. И потом — интересно, кто будет защищать печать. Надеюсь, что мертвые, с ними всегда проще, чем с живыми.

Этот путь оказался не в пример короче предыдущего — минут через пять мы вшли на уромную полянку, в центре которой стояла каменная беседка с провалившейся крышей и полуразрушенными колоннами.

— Ну, вот и пришли — заметил Сэмади, озираясь — Так, дети мои, теперь смотрите в оба. Уверен, что нас уже заметили и сейчас кто-то придет поздороваться.

— Не только — из ниоткуда, из воздуха, соткалась фигура человека с посохом в руке и не торопясь пошагала к нам — Хотелось бы знать, что вы тут забыли? Это место спрятано от людей и нелюдей, сделано это давно и не просто так. Уходите прочь — и останетесь целы.

— Мертвый маг — скривился Сэмади — Вот зараза, как я их не люблю.

— Почему? — не удержался я от вопроса.

— Мертвые маги вообще обретают немалую силу, если умудряются перейти из бренного существования в призрачное, а если их еще и ставят как стражей чего-либо — то ууу! — Барон покачал головой, как бы показывая, какую силу набирают мертвые маги, и при этом не отводя глаз от призрака.

— Вот видишь — призрак остановился шагах в пяти от нас — Ты сам все понимаешь, немертвый ученик проклятого бога. Покинь мое обиталище сам и забери своего спутника — и каждый из вас получит свое. Ты долгое посмертие, а он — жизнь.

— И рад бы — Сэмади забросил в рот орешек и начал его жевать — Но я приятелю обещал помочь, вот какая штука, а свое слово назад брать не привык.

— Вы выбрали свою судьбу — как-то даже печально сказал призрак — Право выбора есть у всех.

Он стукнул посохом о землю и его охватило иссиня-черное пламя, которое стало очень быстро ползти по земле по направлению к нам.

В этот же момент Барон тоже гаркнул какое-то заклинание и сверху на нас обрушился просто водопад соленой воды, который потушил огонь.

— Хейген, печать в беседке, взломай ее — Барон крикнул это, прыгая вперед, к призраку и замахиваясь своей тростью — Найди и взломай, я долго не смогу его блокировать! Донат, веди его!

Посох и трость скрестились, в небесах бумкнуло, земля качнулась под ногами.

— Вперед — меня толкнули в спину, это был лич — Мастер отдал приказ.

Можно было бы повыпендриваться, что мол, кому мастер, а кому и черный брат, но в данный момент это было ни к чему, тем более, что каша заваривалась будь здоров какая.

Земля местами треснула и оттуда полезли какие-то существа, которым и названия не подберешь. Карлики с травяными бородами, в которых были видны красные ягоды, медведи в штанах и пожарных шлемах, синерожие мертвецы с длинными клыками, вроде как у моржей — в общем, это даже паноптикумом не назовешь. И вся эта нечисть явно собиралась нас прикончить.

Я не пошел к беседке, я к ней побежал — другого выхода кроме как сломать печать у меня просто не было. Нет, еще можно было умереть, но это не то, чего хотелось бы.

Впереди двигался Рафаил, спину мне страховал Донат, и я возблагодарил предусмотрительность Барона, который взял их с нами.

До беседки Донат не добежал — схватился с ордой жутких тварей на ее пороге, что, впрочем, не сильно мне помогло — мерзкая нежить полезла сквозь ее дырявые стены.

— Печать — донеслось до меня — Ломай печать!

Легко сказать — ломай печать! А где она? Я думал, что тут, внутри будет какой-то столбик, или постамент, или что-то вроде этого — а фиг. Здесь пусто!

Я махнул мечом, и страхолюдный карлик с мохнатым телом развалился на две части. Увернулся от змеиной головы, которая была вместо кисти руки у двухголовой женщины и отрубил ей одну из них.

— Здесь ничего нет — отчаянно завопил я — Нет тут печати!

— Есть! — надсадно заорал Сэмади и рявкнул что-то на незнакомом мне языке, после чего на улице началась уже настоящая буря и жутко завыл ветер — Ищи! Думай!

Господи, ну где эта печать? Я вертелся, уворачиваясь от когтей, лап, клыков, налитых ядом (фиг знает, змея змее рознь) и не переставал думать о том, где может быть эта самая печать.

А может печать — это сам призрак? Так сказать — два в одном. Сам себе и страж, и сокровище.

Нет, вряд ли. Слишком просто и очевидно.

Стоп — я крутанулся на месте и отрубил ноги мерзкой твари с ужасно длинным носом. Просто. Первая печать должна быть очень простой, это здоровая логика создателя игры, все всегда идет по нарастающей. Причем она еще и ознакомительная, сделанная так, чтобы игрок понял принцип расположения предмета квеста.

Толпа тварей напирала, мечи личей прорубали просто просеки в их телах, но было ясно — нас скоро сомнут.

Тут меня и сшибли с ног, я покатился по полу и буквально упреся носом в узорную мозаику пола в ее центре. Мозаику! Мозаику, которая есть только в центре беседки.

— Вставай! — прорычал лич, пластая воздух надо мной мечом — Ищи!

— Уже нашел — я вскочил на ноги и воткнул меч в пол. Ну, а что еще я мог сделать? Мне же не объяснили, как именно надо взламывать эту самую печать. В данном случае прекрасно подошел бы лом, но где я его возьму?

В небесах загромыхало, пол, в том месте где я нанес удар, начал наливаться багрянцем.

— Э-эх! — я снова воткнул меч в пол — Э-эх!

Не сломался бы!

Не успел. На седьмом ударе мозаика треснула, разламываясь так, как будто ее долбанули кулаком изнутри и оттуда выплеснулся столб ярко-красного пламени, не обжигающего, но слепящего. Нечисть, уже переставшая пытаться нас убить, только завидев это пламя, одновременно жалобно взвыла и пропала с той скоростью, с которой пропадает мороженое из тарелки шестилетнего сластены.

— Что вы наделали! — это был призрак, он заорал так, что перекрыл все остальные звуки — Что!

— Воспользовались правом выбора — я сделал несколько шагов назад и прищурился — очень уж ярко пыхало от разлома светом.

— Вы погубили этот мир — призрак был уже внутри беседки, рядом со мной — Но моей вины в этом нет, я сделал все, что мог.

Он приблизился к столбу пламенного света и шагнул в него, моментально исчезнув.


Вами выполнено задание 'Удар по мирозданию'

Награды за прохождение задания:

7000 опыта;

5000 золотых;

Одноручный меч 'Драконий коготь'

Элитный набор зелий 'На все случаи';

Элитный свиток 'Ночные тени'


А деяние? Деяние где? Ну, там 'Взломщик с квалификацией' или 'Разрушитель реликвий'? Нету. Обидно.


Вам предложено принять задание 'Храм в джунглях'

Данное задание является стартовым в цепочке квестов 'Путь ко второй печати'

Условие — Найти скрытую комнату в Обезьяньем храме, что в джунглях Юга и пообщаться с тамошним обитателем.

Награды за прохождение задания:

3500 опыта;

2000 золотых;

Рецепт редкого зелья;

Получение следующего квеста цепочки.

Принять?


Опять? Я же там был уже? И вроде как больше одного раза в этот храм не зайдешь?


Прогресс выполнения цепочки заданий 'Прах пяти печатей' — взломана одна печать из пяти.

Время, затраченное вами на то, чтобы сломать первую печать — 2 минуты 18 секунд.

Время, отведенное вам на выполнение данного действия (с учетом привлеченных вами сил) — 3 минуты 00 секунд.

Бонусное время, полученное вами, равняется 42 секундам. Вы сможете использовать их во время проведения ритуала призывания богов.

Примечание.

Чем меньше вы используете привлеченные ресурсы — тем больше будет время, отведенное на взлом печати. Собирайте бонусные секунды — они вам пригодятся во время ритуала.


О как. Ну, написано сумбурно и немного невнятно, но смысл ясен — я управился шустро и получил 42 секунды. Вот только вопрос — как именно я смогу их использовать. У меня сразу появилось в голове два варианта развития событий, но какой из них верный?

Столб света мигнул, еще раз мигнул и погас.

— Вот и все — Сэмади выглядел очень утомленным — Но одно радует — раньше или позже о нас с тобой непременно будут складывать легенды. Правда, пока очень спорным является вопрос как о ком — о великих героях или о великих злодеях. Ты как думаешь, как о ком?

— Поживем — увидим — я поглазел по сторонам — может, тут сундук какой есть или еще что? Ну, квест же?

— Насчет 'поживем' — отдельное спасибо — засмеялся Барон — Для меня это очень актуально. Ладно, ты сейчас куда?

— На дорогу между дорог, как и ты — предположил я — Куда еще то?

— Какая дорога? — захохотал Сэмади — Тебе на нее еще три месяца теперь не ступать, туда чаще ходить нельзя. Да и не откроется она для тебя раньше. И для меня тоже. А потом — это сюда просто так не попасть, а отсюда — куда хочешь можешь идти.

— Тогда я в замок — решил я — Спасибо тебе. И вам, ребята тоже.

Я поклонился личам, те отсалютовали мне мечами.

— Ну, ты заходи — пригласил меня Сэмади — Посидим, потрещим. У меня теперь чисто на кладбище, благоустроенно.

— В ближайшее время вряд ли — вздохнул я.

— Чего так? — Сэмади даже как-то вроде и расстроился.

— Да есть дела — расплывчато ответил ему я — Разные.

— Если есть — то делай — пожал плечами Барон — Главное не забывай о том, что нам говорил этот мертвый маг — у каждого есть право выбора.

— Есть-то оно есть, да кто ж его дасть — вздохнул я — Впрочем... Может он был и прав.

— Прав, прав — Сэмади достал свиток портала — Давай-ка первый сваливай отсюда, от греха.

— Ага — я кивнул и тоже полез в сумку за свитком.


Глава двадцатая о второй встрече | Право выбора |