home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Зария и психоанализ

Чернушка в растерянности застыла над стряпухой. Та сидела на полу и размеренно билась затылком об дверь, монотонно приговаривая: «Дура, дура, дура». И что с ней делать? Такого Зария от Василисы не ожидала, поскольку в характере последней было скорее побить об дверь кого-то, попавшегося под горячую руку, но только не себя.

– Что… что случилось? – пролепетала помощница, мужественно пересиливая робость.

Лиска посмотрела на нее снизу вверх и мрачно сообщила:

– Я полная дура.

– А-а-а, – чернушка замолчала, пытаясь понять, что делать или говорить дальше.

Она не привыкла вести беседы, не привыкла вообще о чем-то спрашивать. Не умела проявлять участие, потому что просто не знала – как это. И вот теперь в нерешительности стояла, понимая, что нужно что-то сказать или спросить, но не зная, что именно, и оттого испытывая почти телесную муку.

Однако Васька облегчила своей подопечной жизнь. Протянула вперед руку, показывая надетое на безымянный палец кольцо:

– Смотри. Грехобор дал.

Помощница захлопала глазами, а потом плюхнулась на пол, рядом с собеседницей, прижав ладонь к губам и не отрывая взгляда от украшения. А Васька, не стесняясь в выражениях и постоянно поминая зачем-то мать Зарии, рассказывала о том, что случилось в харчевне.

– Обидно-то как, мать твою! – закончила повествование девушка и уткнулась носом в колени.

– Но… почему? – рискнула спросить Зария.

– Ну… как «почему»? Он же мне кольцо дал, понимаешь?

– Да-а-а…

– А зачем? Шкуру свою спасти хотел, так?

– Не-э-эт…

– Вот именно… Что значит «нет»?

И она уставилась на собеседницу в полном недоумении.

Девушка закусила губу, подбирая слова и готовясь с трудом выталкивать их из себя:

– Он – Грехобор. Маг. Понимаешь?

Говорить оказалось не так трудно, как она опасалась. Тем более Василиса слушала с неподдельным интересом.

– И что? – спросила стряпуха.

– Маги всю жизнь одни. Их опасаются. Не любят. До них даже дотрагиваться нельзя. Им и мизинцы отсекают, чтобы не могли носить венчальные кольца. Ни одна женщина не свяжет свою жизнь с тем, кто наделен даром. Уж лучше любой выпивоха, пусть бьет и гуляет, но будет человеком, а не… Маги богопротивны. Они – зло. Ты же сама знаешь.

И Зария иссякла, поняв, что едва ли не впервые в жизни произнесла такую длинную и сложную речь.

– Нет! Не знаю… – Васька помотала головой. – Что-то вообще ерунда какая-то получается. То есть по всем законам и обычаям я должна была отказаться?! А почему дотрагиваться-то до них нельзя?

– Да, должна, – кивнула помощница. – Он… существо, проклятое богами и людьми. Не бывало такого никогда, чтобы с магом кто-то согласился жизнь связать. Это… так не бывает! Поэтому твой поступок… неправильный. Даже… глупый…

Последнее слово девушка прошептала, опасаясь, что сейчас получит тяжелую затрещину за то, что стала не в меру говорлива и дерзка. Но Лиска только хмыкнула:

– Это верно. Я сама вся неправильная. И глупая. Тоже мне – новость.

После этого стряпуха снова уронила голову на колени и глухо спросила:

– А чего ж трогать-то его нельзя?

– Маги – зло, – терпеливо, словно ребенку, объяснила помощница. – Прикасаясь к ним, рискуешь потерять душу.

Василиса посмотрела на нее как на припадочную:

– Что за глупость? Как – потерять? Я до Грехобора раз пятнадцать уже дотрагивалась и ничего, вроде еще на месте душа…

И она ощупала зачем-то грудь, после чего уставилась на собеседницу, ожидая ответа.

– Но… ты же… все-таки… – залопотала девушка.

– Что я же? – Стряпуха смотрела вопросительно, и, конечно, от нее не скрылось то, как забегали у Зари глаза.

Чернушка, поняв, что избежать ответа не удастся, испустила тяжкий вздох и села на краешек лавки. Сегодняшний разговор был самым долгим в ее жизни, и наследница лантей не имела ни малейшего представления о том, что именно следует говорить. «Ты же сама – маг?» А если Лиса не знает о своем даре? Ведь и такое бывает… наверное. А если знает и вдруг… разгневается и решит, что тайну нужно уберечь? Возьмет да испепелит на месте. Нет! Она не такая. Стала бы она готовить ей зелье от той отравы, которой ее потчевали? Стала бы защищать от мужа? Стала бы тащить бесчувственную до трактира?

Поэтому девушка собралась с духом и, как в омут с головой прыгнула, спросила:

– Ты когда-нибудь… – Зария помолчала, судорожно подбирая слова. – Проливала кровь?

Василиса смотрела оторопело.

– Ну да. А как же? Пальцы ножом столько раз резала, что крови этой литра два насобирать можно было бы, – растерянно ответила стряпуха. – Нос однажды расквасила. А еще, как сейчас помню, случай был…

– Нет! – перебила поток ее красноречия собеседница. – Не себе. Другому кому. Убивала ты хоть раз?

– Чего-о-о?! – Глаза кухарки полезли на лоб, все выше, и выше, и выше. – Да я даже рыбу живую никогда не разделывала, хотя чего там – тюкни ей между глаз, и все. Но я не могу. Она ж шевелится… не. Надо мной вечно все по этому поводу смеялись. – Девушка поморщилась.

– Никогда? Никого? Вообще? – с каждым вопросом Зария чуть повышала голос и распахивала глаза, едва видные из-под челки.

– Ну… как «никого»… комаров, пауков, мух там разных, – совсем уж потерянно проговорила Лиска, а потом чуть воспряла духом. – И еще шершня! Знаешь, залетел ко мне такой однажды размером с хомяка, так я его…

– Так не бывает… – перебила ее Зария и потерла лоб. – Все хоть раз кого-то убивали. Курицу там, кролика, поросенка… Откуда ты такая?

– Издалека. И уж точно тут очутилась не по своей воле. – Васька поднялась с пола.

Поняв, что нечаянно влезла туда, куда ее не звали и пускать не хотели, чернушка приуныла. Ей ужасно не хотелось продолжать разговор, но выбора не оставалось.

– Понимаешь, у нас каждый хоть раз проливал кровь невинного. Скотина домашняя, кошки-собаки, которых топят, мыши. А маги – они как будто усиливают все то зло, что ты успел сотворить. Я не очень в этом понимаю… – Девушка развела руками, глядя на внимательно слушавшую ее Василису.

– Поэтому их не касаются?

– Да. Но с тобой все как-то не так. Ты неправильная, – помощница улыбнулась, показывая, что это похвала, а не осуждение. – Ты мужчин не боишься, споришь, на меня не замахиваешься… Чему тут удивляться, если даже дэйн к тебе тянется?

– Ага, словно кот к когтеточке, – хмыкнула Василиса.

– К тому же это кольцо – лишь залог того, что может случиться, – не слыша ее, продолжила объяснять Зария. – Это как… как обещание. Да, его нельзя взять обратно… но… многие пары всю жизнь носят кольцо на веревочке, на шее. Решение принимать тебе. Если ты не хочешь, то… он не может тебя заставить.

– Как это?

Зария отчаянно покраснела. Откашлялась. Покраснела еще гуще, стыдливо потупила взор и забормотала:

– Ну… мой муж меня не трогал… не только потому, что боялся. Он глупый, его бы ничего не остановило, вот только боги защищают женщин. Взявший кольцо мужчина не может принудить… никогда. Без согласия у них просто не… ну… не… – чернушка шумно выдохнула. – Во-о-от и… так. А бывает, что мужчина любит… ну… мужчину… а это неправильно… и… он договаривается с девушкой… и…

Окончательно смутившись от столь страшных откровений, чернушка шумно выдохнула, вскочила с лавки, подхватила с пола пустое ведро и похромала на улицу за водой. Васька смотрела ей вслед, изо всех сил стараясь не рассмеяться.

– Ишь ты… – выдавила наконец она. – И сюда просочились…

От этой мысли стало невыразимо смешно, и кухарка, хихикая, взялась за работу. Главное она уяснила – кольцо, которое она приняла, это всего лишь помолвка, которая будет о-о-очень долгой. Потому что ничто не заставит Василису залезть в постель к мужчине, которому она не нужна.


Василиса и дары судьбы | Перехлестье | Грехобор и Глен. Перехлестье







Loading...