home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глен ведет двойную игру

– Ты мне нужен.

Эти слова заставили его вздрогнуть. А уже через миг дух возник около Анары и незаметно огляделся, пытаясь найти глазами дэйна. Палача нигде не было. Магесса же пристально следила за своим подопечным, ожидая, пока его взгляд не остановится на Зарии. Он был к этому готов, как был готов и к тому, что увидит.

Он предал ее. Свою любимую, ту, которую так долго ждал.

Увы, даже несмотря на то, что Глен понимал неизбежность и правильность своего поступка, это не облегчало мук совести. Он с самого начала знал, что ждет Зарию в храме Мораки. Знал и то, что, когда Талис завладеет ее телом, его маленькая звезда с яркими глазами, скрытыми густой челкой, будет страдать. И что уж врать себе, он почти не сомневался, что она умрет прежде, чем богиня покинет ее тело.

Неправ был дэйн, ох неправ. Не попытка начать все сначала была столь важна для Глена, а шанс остаться с Зарией. И если наследница лантей погибнет, не понадобятся ему ни тело, ни новая жизнь.

– Помнишь, что от тебя требуется? – тихо спросила Анара у колдуна.

Он кивнул. Магесса удовлетворенно улыбнулась и повернулась к плененной богине.

– Ты издеваешься… – Вместо испуга на лице Талис было написано недоумение. – Из всех обличий выбрать эту сморщенную бабку?

Анара усмехнулась:

– Ну, у меня нет юных дочерей, в отличие от тебя. А эта сморщенная бабка – прямой потомок моего последнего творения.

– Сама виновата, – тут же напомнила сестра. – Я много раз предлагала тебе помощь…

– Что?! – Анара мигом растеряла всю свою невозмутимость. – Помощь в поиске супруга после того, как умыкнула того, кто действительно был мне нужен?!

– Морака…

– Маркус. Был. Моим. А ты его подчинила!

Талис закатила глаза, а потом с жалостью взглянула на сестру:

– Ты все это затеяла потому, что я не захотела делиться своим мужчиной? Он мой, сестрица, и только я владею его умом, его чувствами и его волей. И твоим он никогда не был.

Глен обернулся к Анаре и оторопел, когда она провела внезапно засиявшими ладонями вдоль лица. Вспышка, и на пол упало тело дряхлой старухи. Магесса перешагнула через бездыханную бабку. Колдун поразился ослепительной красоте незнакомой ему женщины. Казалось, даже лучи вечернего солнца и те потянулись к ней, чтобы сделать еще привлекательнее. Прелестница плыла, легко переступая осколки разбитых фигурок, чтобы не задеть их. Наконец женщина остановилась напротив кресла, в котором расположилась плененная богиня.

– Ты всегда была редкостной дрянью, – фыркнула магесса. – Но я тут не затем, чтобы драться за человека, который мне больше не нужен. Я здесь для того, чтобы сообщить тебе, дорогая сестрица: твой ненаглядный смог прочесть пророчество. И я наверняка знаю, что этот гаденыш хочет использовать его против меня.

– Пророчество? – Талис насмешливо вскинула брови. – Ты в своем уме? Что, а самое главное – кто мог тут напророчить?

– О… милая, я догадывалась, что Маркус держит тебя за дурочку. Но не предполагала, будто он настолько недалек от истины. Ты правда не знаешь? – Морака рассмеялась. – Так спроси его. Может, расскажет. А еще мне интересно, как долго ты собираешься прятаться?

– Я прячусь? – богиня усмехнулась. – Я сижу прямо перед тобой.

– Не-э-эт, – Морака обошла кресло и снова встала напротив сестры. – Ты прячешься. В теле этой несчастной замухрышки, которая и рождена была лишь для того, чтобы стать сосудом великой Талис. Не жалко девчушку? Любовь у нее в жизни так и не случилась, только шпыняли все да обижали, чтобы богиня любви однажды без труда скользнула в ее тело.

Магесса с приторной улыбкой попросила:

– Отпусти уж горемыку. Или хочешь потерять последний сосуд?

– Если я ее потеряю, виновата будешь ты, – процедила Талис, вставая наконец с кресла. – Хочешь моей смерти? Думаешь, я позволю этому случиться?

– И ты готова ради своей безопасности пожертвовать несчастной замухрышкой, в которую забралась?

– Вряд ли о ней будут плакать, – отозвалась богиня. – Как мне ни жаль терять свое дитя, но жизнь дороже.

– Это предполагает, что пожалеть ее должна я? – уточнила Морака.

– Иначе зачем ты предлагаешь ее отпустить?

– Хм… Однако я довольна. Видимо, сильно ты, сестрица, напугана, раз даже не понимаешь, что я стою безо всякой защиты в том же круге, в котором заключена ты. Мой сосуд вне досягаемости, твой – только руку протяни. Я его никогда не займу, так чего ты боишься? Выйди.

Пока женщины беседовали, Глен осторожно отступал, стараясь исчезнуть из поля зрения Талис. По спине бежал холодок. Только бы не увидела, только бы не почувствовала его присутствие!

– Что происходит? – едва слышный шепот дэйна был полон недоумения.

– Талис внутри Зарии, – так же тихо ответил ему Глен. – Анара оказалась Моракой. И теперь она хочет, чтобы Талис покинула телесную оболочку.

– Для чего она вообще в нее забралась?

– Зария – ее земной сосуд. Но когда богиня занимает смертное тело, оно слабеет. Убей сейчас Морака Зарию – и Талис покинет тленную оболочку невредимой, вернувшись туда, откуда пришла. А вот если она, будучи в ловушке, выйдет из нее добровольно, то сделается уязвимой.

– Ты все это знал? – Голос дэйна был холоден как лед.

– Да.

– И согласился?

– А какой у меня был выбор?

Глен не надеялся на понимание. Единственное, чего ожидал сейчас колдун, считая медленно уползающие мгновения, – мига, когда Талис покинет тело Зарии.

Вот девушка вздрогнула и осела на каменный пол. А рядом с ней возникла из ниоткуда пышнотелая белокурая женщина, ничуть не уступающая в красоте сестре. Богиня опасливо покосилась на свой сосуд и перевела взгляд на Мораку:

– Итак?

Едва она это произнесла, призрак, уже переместившийся за спину богини, растаял в воздухе, став невидимым.

Талис не ожидала подвоха и не успела ничего предпринять, когда Зария вскочила на ноги и сделала всего один шаг в сторону. Шаг, который позволил ей оказаться вне круга. Глену потребовался на этого ровно один вдох. А через миг колдуна вышвырнуло из тела девушки. Однако понимание того, что он ощутил этот вдох, а значит, успел вовремя, почти лишило призрака сил.

Морака даже бровью не повела, когда обманутая Талис исторгла яростный крик и попыталась вырваться из круга. Но ловушка держала крепко. И сестра довольно улыбнулась отчаянию на прекрасном лице богини любви.


Грехобор принимает муки | Перехлестье | Ильса произносит пророчество







Loading...