home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 9

Шаталово

Военный городок находился в десяти километрах от части между двумя крупными магистралями: железнодорожной, Рига — Орел, и автострадой А141. Несмотря на оживленный трафик, местность эта была довольно глухая, но вот небо над поселком всегда было в движении. Сразу за городком начинался крупный аэродром бомбардировщиков СУ-24 и прилегающая к нему воинская часть. Отец полковника был одним из тех асов, что бороздили небо над Шаталово, но по стопам папаши Андрей не пошел, выбрав единственную доступную альтернативу — службу в противовоздушных. Конечно, он мог бы плюнуть на все. Собрать вещи и уехать, куда глаза глядят. Так сделал его старший брат, Егор, но повторить подвиг братца Андрей не решился. Это бы убило отца. Ну а когда его забрало время, менять свою судьбу было уже слишком поздно. Поэтому-то он и разрешил детям оставить его. Дал им шанс найти свое счастье.

На западе, в стороне аэродрома полыхнуло огнем, но разобрать что-либо в условиях такой погоды было очень сложно. Андрей едва видел дорогу, и нарастающий ветер грозился сбросить машину в кювет. Махнув рукой на конспирацию, полковник включил дальний и покрепче вцепился в руль.

«Где твои дети Андрей? Где твой брат? Может это повод встретиться?» — Попробовал развеселить себя полковник. Но на сердце стало еще тяжелей.

Да, он не знал где его дети. Точнее предполагал. Они редко писали ему. Дочь — Елена, закончила МГУ, вышла замуж. Сын — Дмитрий, был холост. Мальчик избрал другой путь, путь науки. Но все они были счастливы, и это грело полковнику душу.

Но вот с братом дела были куда хуже. Когда Егор сбежал из дому, Андрею было всего пятнадцать. И только получив на плечи пару звезд, он смог кое-что на него накопать. В начале девяностых человек с таким именем упоминался в официальных списках РПЦ, где было сказано, что Георгий Соколов получил сан протоиерея, и был направлен на служение в некий Вознесенский храм под Тверью. Конечно, батюшка мог быть просто однофамильцем Егора, но что-то подсказывало Андрею обратное.

Лучше бы в тот вечер Андрей нашел брата в старом некрологе. Ненависть к церкви не была привита ему с детства, но личные убеждения полковника всегда шли в разрез с христианскими доктринами. И тогда, двадцать лет назад, он для себя решил, что брата у него нет.


«Шаталово» — пронеслась мимо перекошенная табличка. Полковник был дома. В сотне метров от городской черты, там, где начинались первые постройки, Андрей остановил машину, открыл дверь и выбрался наружу. Такого сильного ветра Соколов никогда не видел. Ветви обнаженных ив раболепно гнулись до самой земли. Молодые березки и вовсе были повалены. Казалось, потоки морозного воздуха несутся со всех сторон, что противоречило всем законам природы. Молнии разрезали черное небо все чаще. И каждая новая вспышка все больше разжигала страх в душе офицера. Город лежал в руинах. В свете небесных огней Соколов рассмотрел огромные воронки там, где прежде были целые улицы. Но самым страшным было другое видение. На въезде в город, погребя под своим тяжелым панцирем десятки домов, зарылся носом в землю небесный титан. Судя по обломкам — бомбардировщик, модели СУ-24.

«Небеса опустились на землю», — вспомнил Андрей фразу из древнего шумерского эпоса.

Вернувшись в машину, полковник медленно покатился по разрушенным улочкам городка. Каменных строений в поселке было мало и кроме здания администрации, нового храма, кафе и нескольких генеральских особнячков, все прочие дома были выполнены из дерева. И огонь не обошел их стороной.

Дорога была завалена телами. Полковник даже понятия не имел, что в поселке может быть столько народу. Маневрировать между покойниками было невозможно. Проехав зигзагами метров двадцать, Соколов махнул на уважение рукой, и, решив, что мертвым хуже не будет, поехал поверх тел. «Нива» на удивление мягко перекатывалась через трупы.

«Отличная реклама получилась бы», — улыбнулся Соколов, представляя подобный ролик.

Выехав на родную улочку, Соколов опять остановил машину. Улицу не поглотило пламя. И небесные гиганты не похоронили ее под собой. Нет, просто ее больше не было. В десяти шагах от того места где остановилась машина, начиналось первое углубление. Всего кратеров диаметром метров в пятнадцать было около десятка. Так обычно бомбят тяжелые Су-24. И только редкие осколки деревянных изб свидетельствовали о прошлой жизни.

Полковник прислушался к своим чувствам. Воронка на месте дома совсем не беспокоила офицера. Ни печали, ни горести. Ничего. В какой-то мере он даже был рад, что их родовое имение не выстояло. Часть Соколова была мертва, а значит и дом, как последний символ былой жизни, должен был пасть. Три сотни килограмм взрывчатого вещества отправили и дом, и прежние воспоминания ко всем чертям. Полковник выкурил сигарету, залез в уютный салон «Нивы», дернул регулятор печки на максимум и круто развернувшись, поехал по уцелевшим дорогам в сердце поселка.

К удивлению Соколова, уровень разрухи в Шаталово резко снижался при подъезде к его центру. Тут и дороги стали более проходимы, и трупов на тех самых дорогах меньше, а главное — каменное сердце военного городка не пострадало от огня и бомбежки. Насколько было известно полковнику, тяжелые СУ-24 на боевое дежурство выходили по одному. И, судя по месту крушения судна на въезде в город, бомбардировщик успел лишь спустить десяток пяти центнеровых ФАБ-ов на родные улочки полковника, прежде чем он встретился с землей.

Стрелки «командирских» добежали до девяти утра, а за окном «Нивы» было темно как в полночь. В салоне было жарко, но замерзшие окна говорили, что температура снаружи падает. По левую сторону от полковника проплыл контур старого мемориала, а значит, центральная площадь поселка была в минуте езды. Вспышки на небе освещали памятник павшим магическим синим огнем. Скульптура изображала неистовство схватки, доблестную смерть и подвиг советского человека. Людишки с ружьями, бежали под развивающимся знаменем, и первые ряды с агонией на лицах падали.

— И смысл было так изгаляться? — с неприкрытым цинизмом спросил Соколов у очередного героя, проплывающего мимо его окна.

Белокаменный храм имени князя Дмитрия Донского предстал перед полковником во всей своей красе. Нет, сооружение не было особенным, типичный пример православной архитектуры. Просто на фоне окружающих его руин, храм смотрелся величественно и неприкосновенно. Это и было сердце Шаталово. И, несмотря на мертвое тело, оно еще билось.

Соколов остановил «Ниву» напротив центрального входа в святыню. Внимание офицера привлекло легкое свечение в крайнем правом окне храма. Городок был обесточен, сомнений в этом у полковника не было. По разрушенным улочкам Шаталово он колесил не меньше часа. И ни разу, даже в уцелевших домах, он не видел света. Но окно в храме действительно горело.

Идея выбраться из теплого нутра машины была не очень заманчивой. И Андрей решил немного подождать. Заглушив двигатель, он достал последнюю скомканную сигарету и закурил. В манящем живым светом окне не было ни намека на движение. Когда сигарета дотлела до середины, полковник почувствовал легкие укусы холода на своем теле. Печь больше не грела, и мороз довольно быстро заползал в салон. Соколов докурил до фильтра, и по-прежнему таинственный свет мирно горел. Становилось все холодней, и нужно было решать.

Полковник вылез из автомобиля и тихо закрыл дверь. Температура упала до небывалых отметок, и холод резал глаза. Как можно более бесшумно добежал он до входных дверей в обитель. Палец подрагивал на спусковом механизме автомата, за плечом висело запасное ружье, сумку же он оставил в салоне. Отворив дверь, Андрей присел и вслушался. Тишина. Ничего ее не нарушало. Выглянув из-за открытой двери, полковник увидел масляную лампу, подвешенную на стену в правом крыле храма. Она и была источником света. На полусогнутых ногах начал он медленно двигаться вдоль последнего ряда деревянных скамеек. Идти на свет.

Храм имени князя Дмитрия Донского из золота выполнен не был, и не работали над ним мировые архитекторы. Однако, несмотря на идеологическую неприязнь, Соколов любил бывать под его просторным сводом. Полусферический купол на высоком световом барабане был выложен разноцветной мозаикой, изображающей схватку гротескных белокрылых ангелов со змеем. Стены храма, ослепительно белые снаружи, внутри были богато украшены резными барельефами местных зодчих и масляными картинами деревенских художников. И под каждой композицией была установлена небольшая лампочка подсветки. Одним словом, вечерние службы по уровню освещения и богатству декораций не уступали представлениям маститых деятелей рок культуры.

«Сюда бы Купера с его демоническим эпатажем», — всякий раз мечтал полковник, заглядывая в храм после работы.

Соколов полз медленно и через каждые три метра замирал и вслушивался в тишину.

«Кто-то намеренно повесил лампу. Это ловушка», — сверкнуло в голове, когда Андрей достиг края последней скамьи.

И вскоре паническая догадка подтвердилась.

От места где, стараясь не дышать, сидел полковник, до масляного светильника было всего пару шагов. Выглянув из-за лавки, Андрей не заметил ни живых, ни мертвых. И это его насторожило. Ведь мир за окнами храма был щедр на мертвые тела, но внутри оплота господнего почему-то было чисто.

Присмотревшись, Соколов заметил странные разводы на полу, прямо под коптящим светильником. Кровавый след подтверждал его догадку. И от самого того места до двери в противоположном углу храма, что находилась по правую сторону от алтаря, тянулась едва заметная, прерывистая линия багрового цвета. Кто-то тщательно старался скрыть следы. Андрей почувствовал себя безмозглым насекомым, ползущим на пламя. Но обвинять себя в беспечности было поздно.

— Не стреляйте. Я… Я человек, меня можно не бояться, — решив, что прятаться, смысла больше нет, громко произнес Соколов, но из-за лавочек предусмотрительно не встал.

Полковник был в крайне неудобном положении. Подняться он не мог, а с его позиции мало что простреливалось. К тому же, противник мог обойти его с любой стороны, и полковник даже не знал, откуда его ждать.

«Совсем как мальчишка попался. И чего ты поперся?» — корил себя Андрей.

— Я Соколов, командир противовоздушных. Пятьдесят лет здесь живу, если вы местный, то должны знать меня. Повторяю: не стреляйте.

— Андрюша, ты что ли? — отозвался низкий старческий голос. — Ты в своем уме?

— В своем… — Запнулся Соколов, и, смекнув, продолжил: — Обаму выбрали на второй срок, шестью восемь — сорок восемь, сейчас двадцать девятое ноября две тысячи двенадцатого года, половина десятого. Достаточно?

Последовала пауза, и старик лаконично ответил:

— Достаточно.


Арнольд Шторн был местной достопримечательностью и не только потому, что весной двенадцатого ему стукнуло девяносто. Судьбы таких людей нередко ложатся в основу романов и сценариев для кинофильмов. Однако о жизни старого Арни, как ласково называли его жители городка, знали немногие, а ровесников у него и вовсе не осталось.

Старик старался не волноваться и вдыхать сжатый воздух из больших баллонов за его спиной как можно реже. Повышенный уровень кислорода кружил голову, и дабы отвлечься от мысли, что в темноте кладовой медленно разлагается дюжина трупов, Шторн вновь и вновь погружался в далекие воспоминания.

В сорок первом Арнольд окончил Баварскую Техническую Высшую Школу, позже переименованную в Мюнхенский технический университет. Учебное заведение вселило в молодого человека веру в будущее. Ведь даже сам Вильгельм Мессершмидт читал ему лекции. Однако надежды его не оправдались. Мир был охвачен огнем войны, и, получив инженерские корочки, Арнольд был вынужден отправиться на фронт.

В июле сорок первого под Оршой грянул гром. Реактивная батарея капитана Флерова дала свой первый залп, и лучшие инженеры рейха были отправлены изучать захваченные образцы новой техники врага. Сталинский орган, так прозвали немцы русские Катюши. В число лучших затесался и молодой специалист по фамилии Шторн. Экспериментальное конструкторское бюро было развернуто в захваченном Минске и вплоть до третьего июля сорок третьего, когда командование приказало всем покинуть город, Арни трудился в столице БССР. Эвакуация прошла не очень успешно. Поздно их предупредили, и самолет Арнольда был подбит. Весь в дыму, приземлился он на поля под Минском.

Далее был плен. Допросы, бесчисленные переезды из округа в округ, из комендатуры в комендатуру. Менялись следователи, а вместе с ними и методы допроса и, в конечном счете, вердикт: труд во благо Советам. Образованных, полезных государству пленных, не истребляли и даже не отправляли в лагеря. Коммунисты умело использовали их знания, и по иронии судьбы на принудительные работы Арнольд Шторн вернулся в Минск.

Первые пять лет — на правах раба. Затем — паспорт советского гражданина, а еще чуть позже — любовь советской девушки. Вот что получил немецкий инженер от этой земли. Первое время Шторн работал консультантом по техническому оснащению на Дормаше. Затем была работа на военно-воздушные силы. Проект по усовершенствованию бортовых самописцев. В пятьдесят девятом «черные ящики» и забросили его в молодой и по тем временам ультрасовременный аэродром Шаталово. Здесь он и пустил корни и Людмилу (которую он встретил в Минске), объявил своей женой.

Кроме работы на авиацию Шторн успел поучаствовать и в разработке инфракрасных систем пеленгования для ракетных войск и даже в проектировании устройств контроля первого энергоблока Смоленской АЭС. В общем, богатой была его жизнь. Арнольд пережил свою жену, которая оставила ему троих замечательных детей, а те, в свою очередь, внуков. И вот вчера, двадцать восьмого ноября две тысячи двенадцатого, немецкий инженер, ставший советским гражданином, пережил и остальное человечество. В масштабности катастрофы он не сомневался.

— Не стреляйте, — повторил забавный полковник, за которым следил Шторн последние десять минут.

— Ты в своем уме? — ради шутки спросил Арнольд и еле сдержался, когда Соколов принялся лихорадочно перечислять факты из различных областей знаний.

— Достаточно, — остановил офицера старик.


Соколов встал с поднятыми руками, но никого не увидел.

— Дедуля? Арнольд? Я надеюсь, вы не забыли, что я человек? — перестраховался полковник.

— Я что тебе, маразматик какой? — донеслось из-за двери, куда вели кровавые следы. — Сейчас, погоди, выползу. Темно, как в одном месте.

Дверь открылась, и из проема начало выходить что-то оранжевое с большой головой и старой берданкой наперевес. От неожиданности Андрей чуть было не спустил курок Калашникова, но Арнольд вовремя пробасил:

— Дружок, дуло то отведи, не то закончиться наша встреча.

— Простите, — спохватился полковник, — просто не каждый день человека в оранжевом скафандре увидишь, — улыбнулся старику Соколов, и в сердце его защемило.

— Погоди с объятиями, — перебил радостные мысли полковника Арнольд. — У меня и для тебя комплект есть. Только поменьше вопросов, я все чуть позже объясню. Пока просто оденься, — сказал старик, вытаскивая из темноты кладовой, внушительного размера ящик со знаком радиации.

Доверившись старому немцу, полковник начал было надевать скафандр, поверх своей одежды, как Шторн остановил его.

— Нет, на голое тело. Одежда заражена.

— Дед, температура же градусов тридцать ниже нуля. Глупо будет после всего от холода помереть. — запротестовал Соколов.

— Одень, говорю, на голое тело. Ткань не пропускает ни тепло, ни холод. Просто поверь мне, — устало ответил Арнольд.

Полковник застегнул последний замок на поясе поверх которого щелкнул еще один — для герметичности первого. Комплект был на удивление полным, и Соколову прежде не доводилось видеть такие костюмы. На спине — аппарат со сжатым воздухом, на голове — большой шлем с двумя фонариками по бокам и системой радиосвязи внутри. И даже странные тяжелые трусы и стельки входили в ярко-оранжевый комплект.

— Что ты знаешь о радиации? — задумчиво спросил Арнольд, когда они уселись на скамье в первом ряду храма, прямо напротив алтаря.

— Ну не могу сказать, что имею глубокие познания в этой области.

— Валяй, расскажи все, — попросил Шторн, и Андрей понял, что старику лучше подыграть.

— Ну, в результате распада ядер возникает ионизирующее излучение, — начал полковник. — Насколько я помню, этого самого излучения бывает три разновидности: альфа, бета и гамма. Альфа — самые тяжелые частицы, бета — поток электронов и гамма — фотоны. Наиболее опасное вроде бы гамма излучение, так как проникающая способность фотонов…

— Неплохо для вояки, — перебил старик разгорячившегося Соколова. — А уровень радиации в чем измеряется, знаешь?

— По-моему, есть разные единицы. Помню только Кюри и Рентгены, — задумался Андрей.

— Да, да…. Еще Зиверты и другие. Но нам они абсолютно не нужны. В общем представление у тебя имеется, тогда начнем, — произнес Арнольд, доставая из чемоданчика, где был упакован скафандр полковника, небольшое устройство.

Прибор был как и костюм, ядовито-оранжевого цвета и состоял из двух частей: коробки, похожей на ручное радио с аналоговой стрелкой и шкалой посередине, и небольшой черной трубки, соединяющейся с ящиком спиралевидным проводом.

— Это счетчик Гейгера, — указывая пальцем на аппарат, пояснил Шторн.

— Он измеряет уровень ионизирующего излучения в рентген-часах. Норма — около двадцати микрорентген в час. Теперь смотри, — сказал старик, включая прибор.

Стрелка счетчика начала подниматься. И когда перевалила за отметку «четыреста», по коже Соколова пробежал холодок.

— Да, почти шесть сотен. И это в помещении, — увидев страх в глазах полковника, подтвердил Арнольд и добавил: — Вот поэтому-то без костюмов пропадем.

— Откуда они у вас? Нет, я конечно слышал, что в начале девяностых вы работали над Смоленской электростанцией, но целых два комплекта? — поинтересовался Андрей.

— Слушай полковник, не строй из себя глупца. Ты же знаешь, как устроен мир. Мы работали над станцией, вкладывали свое время и силы. И неужели ты думаешь, что те, кто создавали этого ядерного гиганта, не позаботились о своей собственной безопасности? Там же чертовых четыре энергоблока! — грубо ответил Арнольд, и, кивнув на стрелку счетчика, старик добавил: — Скорее всего, причина кроется именно в них.

— И сколько мы так протянем, если это второй Чернобыль? — смотря на большое распятье висящее за алтарем, спросил Соколов.

— Не переживай, долго. Все-таки от станции порядком километров и костюмы грамотные, — успокоил полковника Арнольд. — Это РЗК, костюм для тушения пожаров на зараженных объектах. Температуру выдерживает до тысячи градусов, есть баллон сжатого воздуха, радиосвязь, которая сейчас отчего-то не работает…

На мгновение старик задумался, словно потеряв нить разговора, но тут же спохватился и продолжил:

— Бета излучение гасит в восемьдесят раз, гамма — в пять. С такой штукой меня уж точно переживешь, — закончил Арнольд шуткой.

— Понятно, я читал про закон «семи». Через двое суток уровень фона значительно спадет, не так ли? — вспомнил статью из одного научного журнала полковник.

— А ты мне все больше нравишься, — похлопал Андрея по плечу Арнольд. — Смышленый. Я слыхал про твои фокусы. Про то, как ты гостей из Москвы встречаешь. Тогда еще понял, что человек ты непростой, — отклонился от темы Шторн.

— Да, да, спасибо. Вы не ответили на мой вопрос, — напомнил Соколов.

— Все верно. Через сорок девять часов уровень радиации спадет во много раз. И еще через два по семь, только уже дней от первоначального фона останется десять процентов, — сказал старик и вдруг задал неожиданный вопрос: — Ты веришь в Бога?

Полковник проследил за взглядом Арнольда, направленным на вырезанный из дерева образ Христа.

— Нет. Это не объяснение, — твердо ответил Андрей.

— Похвально. Малодушные найдут ответ именно в нем. И если кто и выжил, то нас ждет смута, — всматриваясь в страдальческое лицо Иисуса, произнес Арнольд.

— Давайте не будем забегать вперед. Расскажите, что произошло. Что вы видели и что думаете по поводу случившегося. В свою очередь, я поделюсь своими мыслями. Нам нужно что-то делать, — отвлек Арнольда полковник.

— Ты прав. Что ж, вот как это было…

И Арнольд Шторн не спеша, вдумчиво и по порядку расписал все, что с ним случилось до встречи с Соколовым. В отличие от рассказа сержанта, старый немец постарался не пропустить ни единого момента.


Дневник Елены | Тот День | Дневник Дмитрия