home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



11

Люс и его жена действительно задержались в Нью-Йорке и пребывали в одном из роскошных номеров люкс принадлежавшего Рорку отеля «Палас». Линни Люс открыла дверь и представилась.

Надежная женщина, решила Ева. Хорошо сложенная и крепкая, как деловой автомобиль, специально созданный для долгой эксплуатации при низких затратах. Густые каштановые волосы с сединой на висках обрамляли лицо, скорее значительное, чем привлекательное. На ней был черный костюм с длинной юбкой, сапожки на благоразумно низком каблучке, а украшением служили великолепные жемчуга. Рукопожатие оказалось деловитым и твердым.

– Эдмонд разговаривает с Лондоном по телефону. Это много времени не займет. Входите, прошу вас. Садитесь. Я заказала чай. Здесь прекрасно заваривают чай. Но я полагаю, вам это известно лучше, чем кому бы то ни было, ведь отель принадлежит вашему мужу.

Она села на диван, весь состоящий из пышных белых и кремовых подушек, и разлила чай.

– Молоко или лимон?

Ни то, ни другое не смогло бы улучшить отношение Евы к чаю.

– Просто черный, спасибо.

– Детектив?

– Молоко и один кусочек сахара, спасибо.

– У нас сегодня тяжелый день. Надеюсь, вы меня правильно поймете, если я скажу, что ваш звонок стал приятной неожиданностью. Хочется отвлечься хоть ненадолго. Мы с Эдмондом… Мы просто не знаем, что нам теперь делать. Может быть, когда мы вернемся домой после панихиды, станет легче. – Линни с тяжким вздохом взглянула на панораму Нью-Йорка с башнями небоскребов за огромным окном. – Жизнь идет своим чередом, не так ли? Иначе и быть не может.

– Вы знали мистера Эндерса много лет.

– Да. Эдмонд и Томми, конечно, знали друг друга дольше, но и я познакомилась с Томми около сорока лет назад. Мы просто не знаем, что нам теперь делать. Простите, я это уже говорила, не так ли?

– Могу я спросить вас, миссис Люс, раз уж вы были знакомы с Эндерсом задолго до его женитьбы… Насколько вам известно, у него были серьезные увлечения до встречи с женой?

– Серьезные? Я бы не сказала. Ему нравилось женское общество, но, по правде говоря, ему нравилось всякое общество. Мы часто над ним подшучивали, все спрашивали, когда же он наконец остепенится. Должна сознаться, я несколько раз пыталась подобрать ему невесту.

– А не могли бы вы привести несколько имен и дать мне информацию о женщинах, общество которых нравилось мистеру Эндерсу?

– Да, могу. – Линни заглянула прямо в глаза Еве. – Вы об этом спрашиваете из-за того, как он был убит. Это не имеет отношения к Томми. Никогда не поверю, будто он увлекался чем-то подобным.

– Когда вы познакомились с Авой Эндерс?

– О, она еще работала в компании Эндерса – в отделе по связям с общественностью. Не помню, какую должность она занимала, я этим не интересовалась. Я с ней познакомилась на благотворительном мероприятии здесь, в Нью-Йорке. Ава отвечала за пиар. Это был сбор средств для одного из построенных Томми спортивных лагерей. Официальный прием с ужином и танцами, молчаливый аукцион, оркестр. Все было очень изысканно, как мне помнится. Она проявила изобретательность и отлично справилась. Помню, я наблюдала, как они танцуют вместе в тот вечер, и сказала Эдмонду, что Томми лучше бы поостеречься.

– Поостеречься?

– Ну, я имела в виду, что она положила на него глаз. Она производила впечатление женщины, умеющей добиваться своей цели. И я оказалась права. Вскоре после того благотворительного аукциона они стали назначать свидания, вместе ходить на разные мероприятия. Всякий раз, как мы встречались вчетвером, я видела, что он от нее без ума, а она польщена его вниманием.

– Она вам понравилась?

Глаза Линни округлились от удивления.

– Конечно, понравилась! До сих пор нравится. Мы прекрасно проводили время вчетвером.

– И что вы скажете? Он по-прежнему был от нее без ума, а она польщена его вниманием?

– Даже близким друзьям очень трудно судить, что происходит внутри супружеской жизни. Эта жизнь развивается, люди приспосабливаются друг к другу. Разумеется, они остались любящей и преданной парой.

– Подруги, – вставила Пибоди, – часто обсуждают между собой различные детали своего замужества. Поругивают своих мужей, делятся разочарованиями, посмеиваются над разными странностями и чудачествами.

– Это верно, – улыбнулась Линни. – Поругивают и обсуждают, посмеиваются. Но мы с Авой никогда не были настолько близки. Нет, мы с ней хорошо ладили, но у нас не такие тесные и теплые отношения, какие, например, были у меня с Томми. Честно говоря, скрепляющим звеном в нашей компании был Томми. Я с удовольствием проведу день на футбольном матче, а Ава предпочитает магазины и галереи. У меня есть внуки, у нее – нет. В конце концов, я на пятнадцать лет старше ее. – Линни бросила взгляд на мужа, вошедшего в гостиную. – А вот и ты наконец.

– Извините за задержку. Лейтенант. Детектив. – Эдмонд Люс опустился в кресло, как человек, измученный до предела. – Будет поминальная служба в Лондоне. Да и во всех городах по всему миру, где есть представительства «Всемирного спорта Эндерса». Надо было срочно уточнить кое-какие детали.

Линни положила руку ему на колено, энергично похлопала. Ева подумала, что этот жест говорит об абсолютном доверии.

– А теперь ты выпьешь чаю.

– Мистер Люс, со смертью мистера Эндерса какое влияние в компании приобретет миссис Эндерс?

– Значительное, если Ава, конечно, захочет, но Ава никогда раньше не интересовалась собственно бизнесом. Благотворительностью, программами, связями с общественностью – да. Но не механизмом управления. Этим теперь будет заниматься Бен. – Люс тяжело вздохнул. – По правде говоря, он позвонил как раз в тот момент, когда я заканчивал разговор с Лондоном. Он хочет собрать совет директоров и исполнительных директоров в самом начале следующей недели. Он пригласил меня занять место его заместителя. Просил подумать.

– О, Эдмонд…

– Знаю. – Теперь Эдмонд Люс положил руку на колено жене. – Я собирался отказаться от части нагрузок. Даже значительной части, – признался Люс. – Собирался уйти на покой года через два. Не успел сказать Томми. По правде говоря, я собирался затронуть эту тему за гольфом в то утро… В то утро, когда он умер. Но он хотел бы, чтобы я помог Бену в переходный период, Линни. Может, я еще успею уложиться в эти два года.

– Мистер Люс, насколько вам известно, Бен обсуждал это с миссис Эндерс?

– Нет, с какой стати ему обсуждать это с ней?

– Она является держательницей семнадцати процентов акций компании.

– Да-да, конечно. Прошу прощения, у меня сегодня голова туго соображает. В любом случае, как я уже говорил, Ава никогда не проявляла интереса к деловой стороне.

– Но как держатель второго по величине пакета акций, как вдова президента компании, она имеет право ожидать, что ей предложат более активное участие в жизни фирмы, например, место в совете директоров и все, что с этим связано.

– Формально, я полагаю, вы правы. Но на практике… нет, я этого вообразить не могу.

– Вы были знакомы с Реджинальдом Эндерсом?

– О да! – Лицо Люса прояснилось и вспыхнуло улыбкой. – По правде говоря, это Реджи нанял меня на работу. Полвека назад.

– С его смертью Томас Эндерс унаследовал контрольный пакет акций компании, верно?

– Да. А теперь его унаследует Бен. Томми считал Бена своим сыном и в этом плане следовал примеру своего собственного отца.

– Я просто хочу правильно установить все детали. Как я понимаю, Ава Эндерс владеет небольшим процентом акций компании… ну, теперь несколько более крупным. Это я понимаю. Но первоначальная доля – Ава ее унаследовала после смерти свекра?

– По-моему, да. Реджи относился к Аве очень нежно.

– Хорошо. Спасибо, что приняли нас в такую трудную минуту. – У Евы засигналил телефон. Проверив дисплей, она отдала команду соединить и переключить в режим ожидания. – Прошу прощения, мне необходимо принять этот звонок. Могу я воспользоваться другим помещением?

– Конечно. – Линни поспешно поднялась на ноги. – Позвольте проводить вас в кабинет. Хотите взять с собой свой чай?

– Нет, спасибо.

Ева последовала за хозяйкой в великолепно оборудованный кабинет, отделанный натуральной замшей и полированным деревом.

– Я запишу вам имена женщин, о которых вы спрашивали, пока вы будете разговаривать. Располагайтесь поудобнее, – сказала Линни и отступила, прикрыв за собой двойные двери.

Ева включила телефон.

– Это лейтенант Даллас, мистер Бронсон. Спасибо, что согласились подождать.

– Так-так-так. Знал бы я, что вы такая хорошенькая, перезвонил бы раньше. Чем я могу вам помочь, лейтенант Карие Глазки?

– Прежде всего кончайте этот треп.

– М-м-м… Люблю бойких. – Он улыбнулся ей той же нахальной улыбкой до ушей, какая была у него на фотографии с удостоверения личности. «Небось практиковался и совершенствовал ее перед зеркалом», – подумала Ева. – Ну? Скажите же мне, что бойкому кареглазому лейтенанту из Нью-Йорка нужно от Дирка?

«Дирк, – думала Ева, – ты стопроцентная задница с гладкими загорелыми щеками. Наверняка не без помощи пластического хирурга». Она вгляделась в лицо на экране видеотелефона. Золотистые брови, словно выписанные кистью, над глазами средиземноморской синевы, такими же синими, как и море у него за спиной. Золотистые волосы трепал, несомненно, благоуханный морской бриз.

– Вы были женаты на некой Аве Монтгомери.

– Да что вы говорите? А ведь действительно был. Краткий, но памятный эпизод в моем прошлом. Только не говорите мне, что у Авы неприятности. – Он расхохотался, словно ничего смешнее в жизни не слышал. – Что она наделала? Наняла не ту фирму обслуживания?

– Ее нынешний муж был убит пару дней назад.

– Правда? – Дирк сдвинул брови, и на миг его лицо утратило свое привычное самодовольно-фатоватое выражение. – Это… неприятно. Он же этот, как его… Король спортинвентаря или что-то в этом роде? Кажется, у меня есть одна из его теннисных ракеток. – Он натянуто рассмеялся. – Думаете, это я его убил? Чтобы вернуть себе прекрасную белокурую Аву после стольких лет? Какая волнующая мысль!

– Почему бы вам не рассказать мне, где вы были восемнадцатого марта? И мы сразу покончим с этим глупым предположением.

– Там же, где и сейчас, в круизе по Эгейскому морю с целой стаей красавиц, несколькими друзьями и полной корабельной командой. Хотите приехать и допросить меня?

– Я оставлю эту возможность про запас. Когда вы в последний раз виделись со своей бывшей женой?

– С которой из них?

– Не тратьте мое время даром, Дирк.

– Надо же, какие мы серьезные! Давайте вспомним, когда же Дирк в последний раз видел прекрасную Аву? Лет десять назад? Нет, больше. Надо же, как летит время! Мне кажется, ближе к пятнадцати. Столкнулся с ней в Нью-Йорке, если память мне не изменяет, на какой-то вечеринке или премьере. Точно не помню. Тогда она была новобрачной королевой спортинвентаря.

– Почему вы с Авой развелись?

– Да кто ж это помнит? Я, конечно, был ужасным ловеласом. Что ж делать, я действительно люблю разнообразие. Дирк – подлый обманщик, и в этом готова присягнуть целая стая бывших жен и любовниц.

– Она не удовлетворяла вас в сексуальном плане?

Непристойное веселье засветилось в его масленых глазах.

– Ого! Мы любопытны, не так ли?

Ева увидела, как он переменил положение, до нее донесся звон льдинок о стекло, потом он поднес к губам нечто розовое и пенистое в высоком стакане и отпил.

– Она была – и тут память меня не подводит – полна энтузиазма и восхитительна в постели, как и в других любопытных местах. В противном случае мы не дошли бы до алтаря. Но я – человек слабовольный, я всегда смотрел на сторону. Как бы то ни было, для нее я был недостаточно амбициозен, поскольку и тогда, и сейчас предпочитал плыть по течению. Ей нужен был такой человек, такой муж, который дал бы ей возможность обогащения, известности, положения в обществе. Кто-то, я полагаю, вроде покойного короля спортинвентаря. Я ленив, и мне это нравится. Мы с ней не подходили друг другу.

– Поэтому она оставила вас?

– С весьма увесистой суммой мелочи в кармане и даже не оглянувшись на прощание. Ледяное сердце и железная воля – в этом отчасти и была для меня ее притягательность. Насколько мне помнится, именно она познакомила меня с женщиной, с которой я ей подло изменил. Она предоставила мне даже слишком много возможностей воспользоваться положением. Но, когда я им воспользовался, она почему-то решила, что в этом нет ее вины. Представляете?

– Представляю. Спасибо, что уделили мне время.

– Это было забавно. Если вам вдруг захочется поплыть по течению, обязательно обращайтесь ко мне.

– Да уж, такой шанс я не упущу.

Ева отключила связь, встала и задумалась, возвращаясь мысленно к только что состоявшемуся разговору. Потом она вернулась в гостиную и попрощалась с Люсами.


– Похож на большого, жирного, самодовольного кота, – констатировала Пибоди, когда Ева пересказала ей разговор.

– Все верно. Полная противоположность Эндерсу.

– Я выступлю адвокатом дьявола, – предложила Пибоди. – Когда женщина так обжигается, естественно, она будет искать полную противоположность.

– Да, – кивнула Ева, – абсолютно логично, абсолютно разумно. Отличный план.

– Думаешь, она заранее все спланировала? Ладно, допустим. Никчемного бывшего мужа послала куда подальше. Ставим «птичку». Теперь подцепим славного парня с туго набитыми карманами. Так?

– Это она познакомила бывшего мужа с женщиной, с которой он ей изменил. Читай между строк, Пибоди. Если тебе известно, что малыш объедается мороженым, хотя у него диатез, что ты будешь делать? Поставишь перед ним большую порцию шоколадного пломбира и уйдешь? Если хочешь развестись и уйти с кругленькой суммой, всеобщим сочувствием и без единого пятнышка вины, есть ли лучший способ, чем подставить своего слабовольного, вечно глядящего на сторону мужа? Именно чего-то подобного от нее и следовало ждать. Именно так она и поступила. Я хочу еще раз поговорить с Гретой. Ты зайди к Уолшу, Пибоди, и забери файлы. Если тебе понадобится транспорт, закажи. Когда вернешься в управление, проведи поиск по повторяющимся именам. Любым, всплывающим больше одного раза в какой-нибудь программе. Эти имена проверь в первую очередь.

Ева затормозила и заговорила, не обращая внимания на протестующий вой автомобильных гудков вокруг.

– Садись за руль, я поймаю такси, а потом позвоню Рорку – он подвезет меня на поминальную службу.

Она проверила адрес по своей записной книжке и решила пройти несколько кварталов пешком, чтобы упорядочить мысли, а уж потом вливаться в битву за такси. Раз уж она была на ногах, Ева вытащила коммуникатор и позвонила Фини.

Он хрипел, как полузадушенный гусь.

– О черт, ну и голос у тебя! Совсем больной.

– А я и есть больной, разрази меня гром. Думаешь, я лежу тут в постели и пью эту мерзкую бурду из вываренной древесной коры, которую они в меня вливают, потому что я здоров?

Ева помолчала.

– Ну… да.

– Я весь горю. У меня в глотке застряли куски раскаленного стекла, у меня в голове десять фунтов соплей. И что они со мной делают? Что они делают? – Его глаза, вылезающие из орбит, напоминали мраморные шары. – Вливают в меня мерзкую бурду из вываренной древесной коры, а жена вливает в меня куриный бульон. Скоро кудахтать начну. Я не хочу умирать здесь, в этой проклятой постели. Если это конец, я хочу умереть за рабочим столом, как мужчина. Ты должна вытащить меня отсюда, Даллас. Ты можешь это сделать. Ты справишься с Шейлой.

Лицо у него горело, и Ева подумала, что тут не только болезнь, но и охвативший его панический ужас. И она вовсе не была уверена, что сумеет справиться с женой Фини.

– Э-э-э… что-что? Плохо слышно. Помехи ужасные.

– Ты мне голову-то не морочь.

– Ладно, ладно. Слушай, как тебе такой вариант? Я послала Пибоди во «Всемирный спорт Эндерса» за файлами. Их будут сотни и сотни. Это дело рук жены, Фини, нутром чую. Но мне нечего представить начальству, а уж тем более окружному прокурору. Поиск по этим файлам займет много часов. А может, и дней. Пибоди введет тебя в курс, перебросит тебе часть файлов. Можешь работать прямо в больнице.

– Бросаешь мне кость? И это все, что ты можешь? – Фини закашлялся. – Ладно, беру.

– Это большая кость, Фини, и кто-то должен добыть с нее мясо.

– Ладно. Скажи жене.

– Что? Погоди!

– Ты ей скажи, что тебе нужна моя помощь. Скажи, что речь идет о жизни и смерти.

– Нет! Фини, я не могу…

– Шейла! – прохрипел он, и у Евы от волнения вспотели ладони.


«Чего только не сделаешь ради дружбы», – думала Ева, пока расплачивалась с таксистом. Согласно словам миссис Фини, теперь она, Ева, будет в ответе, если работа помешает ему выздороветь. «Надо было с самого начала оставить его загибаться за столом в кабинете, – с ожесточением сказала себе Ева. – Пусть бы у него легкие лопнули от кашля!» Она позвонила в квартиру Греты Горовиц с уличного домофона и шагнула под камеру наблюдения.

– Лейтенант Даллас?

– Да. Можно мне войти?

– Сейчас открою.

Загорелся зеленый огонек, запищал сигнал «открыто», и дверь распахнулась автоматически. В маленьком тесном подъезде царила хирургическая чистота. Вероятно, Грета не потерпела бы ничего иного, решила Ева. Лифт, дружелюбно гудя, поднял ее на четвертый этаж, где Грета уже стояла в ожидании в открытых дверях своей квартиры.

– Что-то случилось?

– Надо задать вам еще несколько уточняющих вопросов.

– Вот как? А я думала, вы уже знаете, кто убил мистера Эндерса. Входите, прошу вас.

Квартира оказалась такой же непритязательной и строгой, как и ее хозяйка. Прочная мебель, никаких финтифлюшек, запах… чистоты – только так Ева Могла его определить.

– Принести вам попить чего-нибудь горячего?

– Нет, спасибо, ничего не нужно. Не могли бы мы присесть?

– Прошу вас. – Грета села, плотно сдвинув колени, и расправила юбку строгого черного костюма.

– Вы идете на поминальную службу? – уточнила Ева.

– Да, сегодня очень печальный день. Потом я поеду к миссис Плаудер, чтобы помочь с поминками. А завтра… – Она вздохнула. – Завтра я вернусь на работу. Буду готовить дом, чтобы миссис Эндерс могла туда вернуться.

– Готовить дом? – растерялась Ева.

– Его надо освежить, проветрить, ну и купить продукты, разумеется. Сменить постельное белье… Вы же понимаете.

– Да.

– И я должна проследить за упаковкой вещей мистера Эндерса.

«А ты даром времени не теряешь, верно, Ава?»

– За упаковкой? – переспросила Ева.

– Миссис Эндерс считает, что ей тяжело будет видеть в доме вещи покойного мужа. Она хочет, чтобы они были убраны еще до ее возвращения и, разумеется, отданы Армии спасения.

– Да, разумеется, – хмыкнула Ева. – Миссис Горовиц, а сколько времени вам потребовалось, чтобы раздать вещи вашего мужа и вообще избавиться от них?

– Я до сих пор храню его парадную форму. – Грета с достоинством выпрямилась и взглянула на стоявшую на комоде фотографию в рамке. Проследив за ее взглядом, Ева увидела портрет военного, которого любила Грета. – Разные люди скорбят по-разному.

– Миссис Горовиц, вы кажетесь мне женщиной, которая не только хорошо знает свою работу, но и делает ее хорошо. Женщиной, которая не только исполняет, но предугадывает и предупреждает желания своих работодателей. Но чтобы предугадывать их желания, вы должны хорошо их понимать.

– Я люблю свою работу. Я рада, что могу к ней вернуться. Не терплю праздности.

– Вы ожидали, что миссис Эндерс прикажет вам распорядиться вещами мистера Эндерса именно таким образом? Упаковать их и отдать Армии спасения?

– Нет. Нет, – осторожно добавила Грета, – но я должна признать, что меня такой приказ не удивил. Миссис Эндерс не сентиментальна.

– Ну, мы с вами тоже не сентиментальны. Вряд ли кому-то придет в голову назвать сентиментальной меня или вас. Если бы я потеряла своего мужа… мне хотелось бы окружить себя его вещами. Мне хотелось бы видеть их, трогать, ощущать их запах… В общем, держать их при себе. Мне были бы нужны эти осязаемые знаки его присутствия, они помогли бы мне пережить эту боль, этот шок, эту утрату. Вы меня понимаете?

Глядя прямо в глаза Еве, Грета кивнула.

– Да, я вас понимаю.

– Вы были бы удивлены, если бы сложилась обратная ситуация, если бы миссис Эндерс умерла, а мистер Эндерс попросил бы вас упаковать и удалить из дома одежду своей жены?

– Очень. Я была бы очень удивлена.

– Миссис Горовиц, я не включила магнитофон. Я просто спрашиваю ваше мнение. Ваше мнение чрезвычайно важно для меня. Она его любила?

– Я управляла их домом, лейтенант, а не их браком.

– Грета, – произнесла Ева с таким упреком, что Грета вздохнула.

– Вы ставите меня в неловкое положение. Я считаю, что с полицией нужно сотрудничать абсолютно честно. Но я убеждена, что преданность хозяевам, умение держать язык за зубами – это не вопрос выбора, это долг. Уж вы-то понимаете, что такое долг, лейтенант.

– Мистер Эндерс тоже был вашим хозяином, Грета. Да, я понимаю, что такое долг. Мы обе должны выполнить наш долг перед Томасом Эндерсом.

– Да. – Грета снова бросила взгляд на фотографию мужа. – Да, мы должны выполнить этот долг. Вы уже спрашивали меня об их отношениях, и я сказала вам правду. Может, не всю правду, не все оттенки правды, не мои чувства и соображения по поводу этой правды, но все-таки правду.

– А теперь вы мне расскажете о своих чувствах?

– Сначала скажите мне: вы подозреваете, что миссис Эндерс имела какое-то отношение к убийству мужа?

– Да, я считаю, что имела.

Грета закрыла глаза.

– Была у меня эта ужасная мысль. Но только поймите, нет, не тогда, не в то ужасное утро, когда я нашла его. Не тогда. И даже не в тот же вечер, и не на следующее утро. Но… теперь, когда я не занята работой, когда у меня оказалось столько свободного времени, чтобы думать, мне в голову стали приходить все эти мысли. Эти ужасные мысли. У меня появились сомнения.

– Почему?

– Была привязанность, были жесты – с обеих сторон. Оба проявляли снисходительность, уступчивость. Я это видела и думала, что у них хороший брак. Они сжились друг с другом, понимаете?

– Да, я понимаю.

– Если она поощряла его почаще бывать вне дома, играть в его любимый гольф, ходить на матчи, разве ее можно в этом винить? Если она поощряла его ездить в командировки, даже задерживаться подольше, это совершенно естественно. Женщины начинают ценить одиночество, и чем дольше они замужем, тем больше. Немножко побыть одной, без мужа, вечно путающегося под ногами.

– Разумная, любящая жена, потакающая слабостям мужа.

– Да, именно так и кажется на первый взгляд. Но на самом деле ей лучше жилось, когда он уезжал, чем когда он был дома, и чем дольше он отсутствовал, тем она казалась счастливее. Это только мое ощущение, – торопливо добавила Грета. – Мне так казалось.

– Именно ваши ощущения меня интересуют.

– Я замечала, что в день, когда ожидалось его возвращение, у нее настроение портилось уже с утра. Я это чувствовала даже в том, как она капризничала и суетилась, когда надо было готовить торжественный ужин по случаю его приезда. Когда он уезжал, она закатывала вечеринки и коктейли со своими друзьями. Это были ее друзья, понимаете? Ее, а не его друзья. И она никогда не приглашала мистера Бенедикта. – Грета помолчала, прижав пальцы к губам, потом опять аккуратно сложила руки на коленях. – Может, я и не стала бы рассказывать все это вам, если бы она не приказала мне убрать его одежду из гардероба таким же тоном, как если бы речь шла о натирке полов. Просто еще одно распоряжение по дому. Может, я и не стала бы вам рассказывать, но я знаю, она прочла неодобрение на моем лице, я не успела его замаскировать. И когда она увидела, лейтенант, ее манера изменилась. На глазах появились слезы и в голосе тоже. Но было уже слишком поздно, я уже видела другую миссис Эндерс и слышала другую миссис Эндерс. Было уже слишком поздно. Вот тогда-то она и попросила меня помочь в доме миссис Плаудер. Вот тогда-то и сказала, что оплатит мою работу, хотя это было слишком. Вот тогда-то и пообещала, что даст мне приличную прибавку к жалованью, когда я вернусь на работу. И еще сказала, что рассчитывает на меня. Что я должна помочь ей пережить это тяжелое время. – Глядя вниз, на свои сложенные на коленях руки, Грета покачала головой. – Вот тогда, лейтенант, я решила, что буду искать себе другое место. Вот прямо этим утром позвонила в агентство и подала заявку.

– С вами она просчиталась, Грета. Вы сможете присутствовать на панихиде, потом поехать в дом миссис Плаудер, потом вернуться к работе, пока не нашли нового места, и вести себя так, чтобы она ничего не заподозрила? Чтобы не догадалась, что вы на самом деле думаете и чувствуете?

Еле заметная улыбка тронула губы Греты.

– Я служанка, лейтенант. Я привыкла держать свои мысли и чувства при себе.

– Спасибо, что поделились ими со мной.

Ева встала и протянула руку. Поднявшись на ноги, Грета пожала протянутую руку и вдруг задержала ее в своей. И впилась в Еву взглядом.

– Может быть, мы несправедливы к миссис Эндерс. Но если нет, я надеюсь, что вы позаботитесь, чтобы миссис Эндерс получила все, что ей причитается, лейтенант.

– Я тоже хорошо делаю свою работу, – улыбнулась Ева.

– Да, я так и подумала, – кивнула Грета.


Ева решила не тащиться через весь город в офис Рорка. Как только она вновь оказалась на улице, она позвонила ему. И налетела прямо на секретаршу Рорка.

– Привет, Каро, можно…

– Здравствуйте, лейтенант! Я так…

– Да-да, здравствуйте. – И что теперь? Спросить: «Как поживаете?» Ну уж нет, хватит с нее светских разговоров! – Прошу прощения, Каро, мне жаль, что прерываю вас, но не могли бы вы передать Рорку, что я встречусь с ним прямо на панихиде?

– Один момент, я соединю вас прямо с ним.

– Но…

Поздно. Ева с досадой закатила глаза: изображение на экране сменилось успокаивающей синевой режима ожидания. И, как и было обещано, ровно через миг тихая синева режима ожидания сменилась яркой синевой глаз Рорка.

– Решила поболтать?

– Ну да, меня хлебом не корми, дай только поболтать, ты же меня знаешь. Слушай, я просто хотела оставить сообщение: давай встретимся прямо там, на панихиде. Все равно еще слишком рано, я зайду куда-нибудь в интернет-кафе, попробую поработать немного, а потом возьму такси и поеду на панихиду.

– А где ты сейчас?

– На Третьей авеню, двигаюсь к Пятьдесят четвертой. Так что…

– Стой там.

– Послушай…

«Опять опоздала», – подумала Ева.

– «Стой там», – проворчала она и сунула телефон обратно в карман.

Вот стой теперь и жди, пока он подъедет через весь город и подберет тебя, хотя ты прекрасным образом могла бы и сама добраться, куда тебе нужно.

Черт, не обзванивать же женщин из списка, который ей дала Линни Люс, стоя посреди чертовой улицы! Такие разговоры надо вести с максимальной деликатностью, решила Ева. И в полном уединении.

Оставшись в подвешенном состоянии, она подошла к перекрестку, но не стала смешиваться с толпой, дожидавшейся сигнала светофора, а остановилась в сторонке и принялась изучать пешеходов. Портфели, хозяйственные сумки, коляски с младенцами… Трое у края тротуара, стараясь опередить друг друга, размахивали руками – ловили такси. Мимо текла целая река желтых такси, уже загруженных пассажирами. В квартале от Евы вверх по улице сдвоенный автобус, пыхтя, подтащился к остановке, изрыгнул порцию пассажиров и, как удав, заглотнул новую.

Мимо прошел парень, на ходу поедая кусок пиццы. Аппетитный запах коснулся ее ноздрей нежно, как любовник, и Ева вспомнила, что не только отдала Пибоди свою машину, но и оставила в машине пончики. Черт!

Ева прислонилась к стене здания на углу. Над головой у нее пролетали гондолы воздушных трамваев, Улица была забита машинами, а из-под земли доносилось глухое рычание поездов метро. Все куда-то ехали, все откуда-то возвращались. Только она одна стояла как дура на углу.

И пока она там стояла, две женщины, уже нагруженные покупками, как вьючные мулы, поравнявшись с ней, остановились у витрины обувного магазина. И заворковали, мелькнуло в голове у Евы, с тем же упоенным блаженным идиотизмом, с каким Мэвис ворковала над маленькой дочерью.

– Ты только посмотри на эти туфли! Это запредельно!

– Да, а сумка! О боже! Нет, ты видишь эту сумку, Нелли? Выглядит просто божественно!

Ева подозрительно покосилась на них. На вид вроде бы вполне нормальные женщины – и пускают слюни у витрины с парой туфель и сумкой к ним в придачу. Продолжая кудахтать, они открыли дверь магазина. Где, предположила Ева, они вскоре отвалят многие сотни долларов за – если вникнуть! – емкость, в которой будут таскать свое барахло, оттягивающее им руки, и еще многие сотни долларов за «лодочки», в которых их ноги будут отчаянно молить о пощаде.

Она отвернулась как раз вовремя, чтобы заметить парня в армейской куртке защитного цвета. Он летел через улицу, уворачиваясь от автомобилей, виляя между ними, как на слаломной дорожке. На его лице застыла шальная улыбка счастья. Счастье, подумала Ева, заключалось в том, что пара преследовавших его полицейских отстала на полквартала. Им явно не суждено было выиграть этот забег.

Люди, как это им обычно свойственно, бросились врассыпную. Ева по-прежнему стояла, прислонившись к стене, но она поднялась на цыпочки, покачалась на подушечках пальцев, прикинула наиболее удачный момент.

Защитный куртец издал торжествующий клич, когда его ноги в армейских ботинках коснулись тротуара. Не позлорадствовать он не мог: обернулся через плечо и вскинул руку, выставив средний палец, после чего приготовился к последнему рывку спринтом по Пятьдесят четвертой улице.

Ева просто выставила вперед ногу. Он полетел, но не так красиво, как через улицу, куртка защитного цвета надулась пузырем, а ее хозяин резко приземлился на тротуар и еще несколько футов проехал по инерции, сдирая кожу. Застонал, крякнул, сумел перевернуться на спину. Ева помогла ему завершить маневр пинком ботинка, а затем поставила ботинок ему на грудь.

– Красивый взлет, а вот приземление неудачное. – Ева извлекла жетон, показав его задержанному и собравшимся зевакам.

– Черт! Черт! У меня уже все было схвачено, все готово!

– Да? Зато теперь ты готов, парень. Ты спекся.

Он покорно подставил руки, демонстрируя, что не оказывает сопротивления, потом отер тыльной стороной ладони кровь с лица.

– Какого черта вы свалились мне на голову? Каким ветром вас сюда занесло? Что вы тут делаете на этом углу?

– Жду машину.

И тут Ева ее увидела – черный лимузин длиной в милю, плавно подъехавший к тротуару. От смущения у нее даже заныло в животе. Когда Рорк опустил стекло заднего окна, вопросительно склонил голову набок и улыбнулся, ей ничего другого не осталось, как плотно сжать зубы.

Патрульные, задыхаясь и пыхтя, протолкались к ней.

– Спасибо за помощь, мэм. Если бы не вы… лейтенант, – тяжело выдохнул коп, когда Ева и ему сунула под нос свой жетон. – Лейтенант, мы как раз преследовали этого типа…

– Этот тип вас обставил всухую. Вы гнались за ним, как пара старушек, поспешающих к своим креслам-качалкам.

– Точно подмечено, – вставил упомянутый тип.

– Заткнись. Вы запыхались, вспотели, – продолжала Ева. – А этот парень был свеж, как майская роза, пока не поцеловался с тротуаром. Мне больно на это смотреть. Отдышитесь и кончайте с этим делом. Оформляйте арест.

– Есть. Для отчета, лейтенант, данный субъект…

– Не продолжайте, мне без разницы. Он ваш. – Ева двинулась к лимузину. – Не объедайтесь пончиками, – бросила она, обернувшись на ходу, и скрылась в необъятном чреве лоснящегося черного кита.


предыдущая глава | Бархатная смерть | cледующая глава