home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава шестая

Джош выстрелил.

Звук прорезал небо, голубиная дробь взъерошила волосы ближайшего лилипута. Гниющий труп отшатнулся назад и столкнулся с тремя другими карликами. На их окровавленные лица был нанесен клоунский грим, все они клацали черными зубами. Маленькие зомби – хилые и кривые, как больные гномы, – разбрелись по сторонам.

Джош в последний раз взглянул на причудливый отряд, наступавший на него.

Позади карликов, спускавшихся к берегу, шла пестрая труппа мертвых артистов. Гигантский силач с лихо подкрученными вверх усами и выставленными напоказ мускулами, сплошь покрытыми кровавыми ранами, ковылял рядом с болезненно тучной женщиной. Она шла полуобнаженной, складки жира свисали на ее гениталии, а глубоко посаженные молочно-белые глаза напоминали комки залежалого теста.

За ними с ревом тупо следовал удивительный полк мертвецов в карнавальных костюмах, цирковых уродцев и акробатов. По лесу шагали микроцефалы, клацавшие своими крохотными челюстями, одетые в яркие, усыпанные блестками лохмотья воздушные гимнасты с омертвелыми лицами и всяческие инвалиды, двигавшиеся тяжелыми рывками. Толпа циркачей шла как придется, дикая и голодная, как косяк пираний.

Джош бросился прочь и одним прыжком перемахнул через пересохший ручей.

Оказавшись на другом берегу, он тут же нырнул в лес и повесил дробовик на плечо. Времени перезаряжать его не было. В некотором отдалении он заметил Лилли, которая бежала в самую чащу. Через несколько секунд он нагнал ее и направил на восток.

Оба они исчезли в тени леса даже раньше, чем останки артистов «Семейного цирка братьев Коул» смогли преодолеть ручей.


По дороге обратно на заправку Фортноя Джош и Лилли наткнулись на небольшое стадо оленей. Джошу повезло, и он сумел единственным выстрелом уложить молодую лань. Громкий хлопок эхом разнесся по небу – достаточно далеко от заправки, чтобы не привлечь к ней внимания, но достаточно близко к ней, чтобы дотащить трофей до дома, – и белохвостая самка упала на землю, подергиваясь и хрипя.

Джош обвязал заднюю часть ее туши ремнем и почти полмили тащил останки, от которых поднимался пар, на заправку. Лилли не могла оторвать от них глаз. В этом чумном мире смерть в любом своем проявлении – будь то смерть человека или смерть животного – приобрела новое значение.

Тем вечером настроение обитателей заправочной станции поднялось.

Джош разделал олениху в задней части мастерской, в тех же оцинкованных чанах, в которых они мылись. Мяса было достаточно, чтобы растянуть его на несколько недель. Излишки он сложил на улице, на задней парковке, где становилось все холоднее, а из внутренностей, ребер и желудка устроил настоящий пир, медленно потушив их в бульоне из какого-то куриного супа быстрого приготовления, обнаруженного в нижнем ящике конторского стола заправки Фортноя, и добавив туда кусочки дикого лугового чеснока и стебли крапивы. Открыв к тушеной оленине банку консервированных персиков, они с аппетитом принялись уплетать свой ужин.

Ходячие не беспокоили их практически весь вечер – не было видно ни мертвых циркачей, ни какой-либо другой группы. За ужином Джош заметил, что Боб не мог отвести глаз от Меган. Казалось, тот был очарован девушкой, и по какой-то причине это обеспокоило Джоша. Боб уже несколько дней очень холодно и резко вел себя со Скоттом (хотя парень вряд ли обратил на это внимание, сам будучи крайне непостоянным). Тем не менее Джош почувствовал, что нестабильные химические связи их маленького племени подвергались испытаниям и под давлением менялись.

У каждого из них были свои пристрастия. Скотт оплакивал исчезновение хорошей травки, а Меган тосковала по тем дням, когда могла сидеть в своем любимом баре «Найт-лайс» в Юнион-Сити и бесплатно пить из огуречных стопок, закусывая шашлычками из креветок. Боб причитал о бурбоне десятилетней выдержки так, как мать, наверное, плакала бы по потерянному ребенку. Лилли вспоминала свою постыдную любовь к комиссионкам и секонд-хендам, где она порой охотилась за идеальным шарфом, свитером или блузкой – давно, когда поиски поношенной одежды еще не были вопросом жизни и смерти. А Джошу не хватало нескольких лавок деликатесов, разбросанных по району Литл-Файв-Пойнтс в Атланте, где можно было найти все, от ким-чхи[21] до редкого розового трюфелевого масла.

Тем вечером то ли из-за причуд ветра, то ли из-за шума их смеха и потрескивания дров в печке тревожные звуки, доносившиеся из-за деревьев со стороны палаточного городка, часами оставались незамеченными.

В какой-то момент, когда их ужин подошел к концу и все разошлись к своим импровизированным постелям на полу мастерской, Джошу показалось, что поверх порывов ветра, стучавших в стеклянные двери, он расслышал что-то странное. Но он не обратил на это внимания, приписав все природе и своему воображению.

Джош вызвался дежурить первым и сел на стражу в кассовом зале, чтобы удостовериться, что звуки и правда ничего не значили. Но что-то необычное он заметил только через несколько часов.

Весь фасад кассового зала занимало большое и грязное окно из цельного стекла, частично закрытое полками и стойками с картами, путеводителями и маленькими освежителями воздуха в виде елочек. Пыльные товары блокировали любую возможность разглядеть опасность, приближавшуюся из далекого моря сосен.

Время близилось к рассвету, и Джош в конце концов задремал в своем кресле.

Глаза его были закрыты до 4:43 утра, когда он, вздрогнув, проснулся от первых слабых звуков двигателей машин, поднимавшихся на холм.


Лилли проснулась, услышав тяжелую поступь ботинок в дверном проеме, ведущем в кассовый зал. Она села и оперлась на стену мастерской, почувствовав, как холодно стало ее попе, но не заметила, что в другой стороне комнаты в своем беспорядочном гнезде из одеял не спал и Боб.

Он сидел и оглядывал мастерскую, должно быть, услышав шум двигателей всего через несколько секунд после того, как звук разбудил Джоша в кассовом зале.

– Это еще что за черт? – пробормотал он. – Там прямо «500 миль Индианаполиса»[22] в разгаре.

– Все вставайте, – сказал Джош, ворвавшись в мастерскую и лихорадочно шаря глазами по грязному полу в поисках чего-то.

– Что такое? – Лилли протерла глаза, сердцебиение ее участилось. – Что происходит?

Джош подошел к ней и опустился на колени.

– Там внизу что-то творится, – сказал он мягко, но спешно. – Машины едут быстро, какое-то безумие, не пойму… Не хочу, чтобы нас застали врасплох.

Лилли услышала рев двигателей и скрежет гравия под колесами. Звуки приближались. Во рту у девушки от страха пересохло.

– Джош, что ты ищешь?

– Одевайся, куколка, и поспеши. – Джош посмотрел в другую сторону комнаты. – Боб, ты не видишь, где коробка патронов 38-го калибра, которую мы принесли?

Боб Стуки вскочил на ноги, неуклюже натягивая рабочие штаны поверх кальсон. Лунный свет, проникший в мастерскую через окно в потолке, осветил его морщинистое лицо.

– Я положил ее на верстак, – сказал он. – В чем дело, капитан?

Подбежав к верстаку, Джош схватил коробку, задрал полу своей клетчатой куртки, вытащил из-за пояса короткоствольный револьвер, откинул барабан и стал заряжать его, одновременно говоря:

– Лилли, приведи нашу влюбленную парочку. Боб, хватай дробовик и выходи на улицу. Встретимся там.

– Может, они идут с миром, Джош? – Лилли натянула свитер и надела грязные ботинки.

– Тогда нам не о чем волноваться. – Джош развернулся к двери. – Поторапливайтесь оба.

С этими словами он вышел из комнаты.

Сердце Лилли стучало, все тело кололи иголки страха. Она быстро пересекла мастерскую, прошла через дверь и спустилась по узкому проходу магазинчика, освещая свой путь единственным фонарем, который держала в руках.

– Ребята! Просыпайтесь! – сказала она, добравшись до двери на склад и громко постучав.

Послышалась возня, босые ноги прошлепали по холодному полу, затем дверь приоткрылась. В проеме возникло сонное, одурелое лицо Меган в облаке конопляного дыма.

– Ты чего? Подруга… Что за фигня?

– Вставай, Меган, у нас проблемы.

Лицо девушки тут же стало серьезным и обеспокоенным.

– Ходячие? – спросила она.

– Не думаю, – решительно покачала головой Лилли. – Разве что они научились водить машины.


Через несколько минут Лилли вышла на улицу, где уже стояли Боб и Джош. Скотт и Меган замерли позади них у двери в кассовый зал, завернувшись в одеяла. Воздух перед рассветом был прозрачен и недвижим.

– О боже, – чуть слышно выдохнула Лилли.

Чуть меньше чем в миле от них над верхушками деревьев поднимался огромный столб дыма, затенявший звезды. Горизонт за ним едва розовел, и казалось, что черный океан сосен был охвачен огнем. Но Лилли понимала, что горел не лес.

– Что они наделали?

– Это не к добру, – пробормотал Боб, сжимая в замерзших руках дробовик.

– Отойдите, – сказал Джош, взводя курок револьвера.

Шум двигателей приближался. Теперь они были всего в нескольких сотнях ярдов от заправки, поднимаясь по извилистой проселочной дороге. Источник шума по-прежнему не было видно под покровом ночи и деревьев, окружавших парковку, но фары посылали вперед яркие лучи. Шины проскальзывали на гравии, машины кренились набок. Огни осветили небо, затем верхушки деревьев и снова дорогу.

Фары одной из машин сверкнули на вывеске заправки Фортноя, и Джош пробормотал:

– Да что с ними такое, черт возьми?

Лилли посмотрела на первый автомобиль, показавшийся из-за холма, – седан последней модели. Машину занесло на гравии, и она заскользила.

– Что за черт?

– Они не тормозят! ОНИ НЕ ТОРМОЗЯТ! – Боб попятился от двух пучков смертоносного галогенового света.

Машина влетела на парковку, бешено заревев на пятидесяти ярдах мелкого гравия, окружавшего заправку. В синей предрассветной прохладе было видно, как из-под ее задних колес поднималось облако пыли.

– БЕРЕГИСЬ!

Джош резко схватил Лилли за рукав и отшвырнул ее в сторону, а Боб кинулся к зданию, что есть мочи вопя двум влюбленным, которые по-прежнему стояли в дверях, широко раскрыв глаза от удивления:

– УБИРАЙТЕСЬ ОТТУДА!

Меган вытолкнула своего обдолбанного парня на островок потрескавшегося цемента у топливных колонок. Седан, который при ближайшем рассмотрении оказался помятым «Кадиллаком Де Виль», с визгом несло прямо в сторону здания. Боб бросился к Меган. Скотт истошно заорал.

На парковку со скрипом, вихляя, въехала еще одна машина – побитый фургон со сломанным багажником. Схватив Меган, Боб мягко оттолкнул ее в заросли травы у двери в мастерскую. Скотт спрятался за мусорным баком. Джош и Лилли пригнулись в тени разбитой машины под вывеской.

Седан снес ближайшую к нему колонку и поехал дальше, двигатель его неистово подвывал. Фургон завертелся на месте. Скорчившись за разбитой машиной футах в пятидесяти от здания, Лилли изумленно наблюдала за тем, как седан врезался прямо в витрину.

Девушка вздрогнула от жуткого грохота битого стекла. Седан протаранил переднюю часть здания, и в воздух посыпались искры, а по сторонам полетели куски искореженного металла.

Машина не останавливалась. Задние колеса продолжали вращаться, проскальзывая на бетонном полу и разрушая здание с силой огромного шарового тарана. Лилли прижала руку ко рту. Передняя часть крыши заправки Фортноя обрушилась на седан, и машина замерла прямо посреди магазинчика.

Фургон боком впечатался в дизельную колонку, и газ вспыхнул. Огонь поднялся высоко, облизывая пары бензина. Окна фургона светились бледной желтизной: что-то горело внутри него. Лилли молча поблагодарила бога за то, что топливные резервуары были пусты, – иначе их с друзьями уже поглотило бы пламя.

Фургон остановился под навесом. Его высоко расположенные фары по-прежнему ярко сияли и освещали здание, подобно огням рампы в сюрреалистическом театре.

На какой-то момент стало тихо – в ночи раздавался только треск пламени и шипение жидкостей.

Джош осторожно поднялся из своего укрытия, все еще сжимая в руке револьвер. Лилли последовала за ним и уже собиралась сказать что-то вроде «Что за жуть только что произошла?», но тут заметила, что фары грузовика были направлены прямо внутрь здания и яркий свет падал на заднее сиденье седана.

За задним стеклом машины, расколотым на несколько крупных кусков и испещренным трещинами, что-то двигалось. Лилли разглядела, как чьи-то плечи медленно и неуклюже повернулись, явив им бледное, потерявшее цвет лицо.

И неожиданно Лилли поняла, что именно произошло.


Через пару мгновений события на заправке Фортноя стали разворачиваться с невероятной скоростью.

– Отойдите от здания! – громким шепотом сказал Джош остальным.

Боб, Меган и Скотт все еще сидели в траве позади мусорного бака на другой стороне парковки. Они медленно поднялись и хотели было ответить.

– ТС-С-С! – Джош махнул рукой в сторону здания, показывая, что опасность внутри, и прошептал, чтобы они выбирались: – Быстрее! Идите к нам!

Боб сразу же понял его, взял Меган за руку и тихо пошел в их сторону в мерцающем пламени горевшей дизельной колонки. Скотт последовал за ними.

Лилли стояла рядом с Джошем.

– Что будем делать? – спросила она. – Все наши вещи внутри.

Фасад здания и добрая половина его интерьера были полностью разрушены; по-прежнему вспыхивали искры, вода из труб лилась на холодный пол.

В свете фар фургона одна из приоткрытых задних дверей седана неожиданно с треском отворилась шире, оттуда показалась полуразложившаяся нога в лохмотьях, а за ней неуклюже, рывками полезло и остальное тело.

– Этому месту конец, куколка, – выдохнул Джош. – Все… Забудь о нем.

Боб и остальные подошли к Джошу и Лилли, и пару мгновений они не двигались, все еще пребывая в изумлении и пытаясь восстановить дыхание. В потных руках Боба по-прежнему был зажат дробовик. Меган, похоже, было не по себе.

– Какого черта здесь произошло? – спросила она, практически не рассчитывая на ответ.

– Наверное, ребята пытались спастись, – предположил Джош. – Но кого-то из пассажиров укусили, и все они обратились в машине.

В разрушенном здании из седана, подобно только что родившемуся уродливому младенцу, вылез зомби.

– Боб, ключи у тебя?

– Они в пикапе, – ответил Боб, взглянув на Джоша.

– В замке зажигания?

– В бардачке.

Джош обратился к остальным:

– Ждите здесь, – сказал он, – и не спускайте глаз с этого ходячего, там могут быть еще. Я подгоню пикап.

Он повернулся, но Лилли схватила его за рукав:

– Стой! Стой! Хочешь сказать, мы оставим там все наши вещи, все продукты?

– Выбора нет.

Он обошел горящие колонки, пока остальные замерли в шоке, не в силах произнести ни слова. Тут фургон в двадцати пяти футах от них покачнулся, полуприкрытая дверь с шумом отворилась, и наружу вырвались языки пламени. Лилли вздрогнула, а Меган судорожно вздохнула, увидев, как из машины вылезает еще один мертвец.

Трясущимися руками Боб попытался вставить патрон в патронник.

Остальные попятились к дороге.

– Вот черт, мужик, вот черт… Черт… Черт… Черт… Черт… Черт… Черт… – истерично бормотал Скотт.

Из фургона появился обгоревший до неузнаваемости труп, который тотчас заковылял к ним, пуская черные слюни. Задняя часть его воротника и левое плечо еще тлели, и дым поднимался над головой мертвеца, подобно ореолу. Судя по всему, это был взрослый мужчина. Половина кожи на его лице обгорела, и он еле стоял на ногах, но все-таки медленно зашаркал на запах людей.

Руки Боба тряслись так сильно, что у него никак не получалось правильно разместить патрон.

Никто не заметил габаритных огней, которые зажглись на другой стороне парковки позади выстроенных в ряд разбитых машин, и не услышал, как взревел двигатель огромного пикапа и как завизжали колеса, когда включилось зажигание.

Горящий зомби приближался к Меган. Она перешла на бег и упала, поскользнувшись на гравии. Пока Боб все еще возился с дробовиком, она попыталась отползти на тротуар, Скотт закричал, а Лилли кинулась помочь подруге.

Ходячего отделяло от них всего несколько дюймов, но тут подоспел пикап.

Джош сдал задом прямо на зомби. Столкновение с машиной подбросило мертвеца и отшвырнуло его далеко назад. В облаке искр он разорвался на две части, и туловище отлетело в одну сторону, а ноги, завертевшись, – в другую.

Один из почерневших обожженных органов ударил Меган в спину, облив ее горячей, маслянистой желчью и кровью. Она вскрикнула.

Пикап остановился рядом с ними, и все залезли внутрь, запихнув бившуюся в истерике Меган в трейлер, после чего Джош захлопнул заднюю дверцу.

Выкатившись с парковки, они поехали вниз по извилистой проселочной дороге.

С момента вторжения прошло не более трех с половиной минут… Но судьбы всех пяти выживших за это время бесповоротно изменились.


Они решили спуститься с холма, повернуть на север и проехать через лес к палаточному городку. Двигались они осторожно, выключив фары и во все глаза смотря по сторонам. Скотт и Меган прильнули к окошку в перегородке между трейлером и кабиной, а сидевшие рядом с Джошем Боб и Лилли возбужденно и внимательно оглядывали окрестности. Никто не говорил ни слова. Все они боялись увидеть, насколько серьезный урон был нанесен лагерю, ведь ресурсы этого крупного городка теперь были ключом к их спасению.

Уже рассветало, и первые бледно-голубые лучи, появившиеся на светлеющем горизонте за деревьями, начали прогонять тьму из канав и оврагов. Воздух был морозным; пахло гарью от недавних пожаров. Держа обе руки на руле, Джош завел пикап в холодные тени палаточного лагеря.

– СТОП! ДЖОШ! СТОП!

Джош ударил по тормозам, и машина резко остановилась на вершине холма, с которого просматривались южные границы городка.

– О боже…

– Господи!

– Давайте уедем, – сказала Лилли.

Она смотрела вперед сквозь просвет в листве и грызла ногти. В отдалении виднелись остатки лагеря. Воняло обожженной плотью и кое-чем похуже – трупной гнилью, массовым заражением.

– Нам здесь делать нечего, – добавила девушка.

– Подожди-ка.

– Джош…

– Боже, что же здесь случилось? – пробормотал Боб, ни к кому конкретно не обращаясь и глядя между деревьев, которые расступались, подобно театральному занавесу, обнажая луг, лежавший в пятидесяти ярдах ниже. Лучи раннего утреннего солнца пробивались сквозь клубы дыма, заставляя картину опустошения казаться практически нереальной, похожей на сцену из немого фильма. – Будто здесь Годзилла прошел.

– Думаешь, кто-то сошел с ума? – спросила Лилли, продолжая смотреть на дымившиеся руины.

– Вряд ли, – ответил Джош.

– Думаешь, это ходячие?

– Не знаю, может, пришла целая толпа и начался пожар.

Внизу, у границ лагеря, в беспорядке стояли объятые пламенем машины. Догорали десятки маленьких палаток, в воздух поднимались клубы едкого черного дыма. В центре площадки виднелся цирковой шатер, который превратился в тлеющий скелет из металлических стержней и направляющих. Кое-где горела даже утоптанная земля, словно кто-то разлил по ней солидную порцию жидкого пламени. Повсюду лежали дымящиеся тела. На краткий миг картина напомнила Джошу катастрофу дирижабля «Гинденбург», словно это именно его останки догорали здесь в смертельной агонии.

– Джош…

Здоровяк повернулся и взглянул на Лилли, лица которой было не видно: она осматривала лес с обеих сторон от огромного пикапа. Ее голос становился все ниже и ниже, пока в нем не послышалось безумие ужаса.

– Джош… хм… Нам надо отсюда выбираться.

– Что там?

– Вот же черт! – Боб увидел то же самое, что и Лилли, и напряжение в кабине перешло все границы. – Вытаскивай нас отсюда, капитан.

– О чем вы?..

И тут Джош заметил опасность: из-за деревьев практически в ногу выходили бесчисленные тени, подобные огромному косяку рыб, поднимавшемуся из глубин. Некоторые из них еще догорали, от их лохмотьев поднимались тонкие струйки дыма. Другие ковыляли за ними, движимые тупым голодом, и их скрюченные пальцы тянулись вперед. Бледный рассвет отражался в сотнях и сотнях белых, затянутых катарактой глаз, приближавшихся к одинокой машине, стоявшей у них на пути. Волосы на могучей шее Джоша встали дыбом.

– ДЖОШ, ВПЕРЕД!

Он дернул руль и вдавил в пол педаль газа; мощный двигатель ответил неистовым рычанием. Пикап развернулся на сто восемьдесят градусов, разметав при этом дюжину зомби и свалив небольшую сосну. Шум был невероятным: мертвые тела разрывались на части, ломались ветки и сучья, капот пикапа заливала кровь. Трейлер сильно занесло, он врезался в толпу зомби, и Меган со Скоттом перелетели с одного его конца в другой. Джош вернулся на дорогу и вдавил педаль в пол, спускаясь с холма обратно, туда, откуда они только что приехали.

Едва свернув на примыкающую дорогу у подножия холма, они поняли, что по крайней мере трое зомби прицепились к пикапу, подобно рыбам-прилипалам.

– Черт!

Джош заметил в боковом зеркале одного из них. Он был с водительской стороны, в районе заднего крыла, и ноги его стояли на подножке. Зомби был опутан веревками, а его драная одежда зацепилась за металлическую обшивку трейлера.

– Ребята, спокойно! У нас тут несколько зайцев.

– Что?!

Лилли повернулась к окну с пассажирской стороны и увидела, как в нем, будто черт из табакерки, возникло лицо мертвеца. Лицо подергивалось и рычало на нее, из его рта сочились черные слюни, разлетавшиеся по ветру. От страха Лилли судорожно выдохнула.

Сосредоточившись на дороге, Джош резко развернулся, а затем поехал на север по главной двухполосной трассе, держа скорость в районе сорока пяти миль в час и намеренно вихляя из стороны в сторону, чтобы стряхнуть зомби с пикапа.

Двое ходячих зависли с водительской стороны, и один – с пассажирской. Они держались крепко: каждый мертвец, ведомый безумным голодом, изо всех сил цеплялся за обшивку.

– Боб! У тебя есть еще патроны в кабине?

– Они сзади!

– Черт!

Боб взглянул на Лилли:

– Милая, кажется, на полу под пассажирским сиденьем лежит ломик…

Пикап вильнул. Один из ходячих не удержался, свалился на дорогу и кубарем покатился под откос. Из трейлера донеслись приглушенные крики. Сквозь стенку послышался звон разбитого стекла. Лилли нащупала под сиденьем грязный трехфутовый металлический стержень с загнутым концом.

– Нашла!

– Давай сюда, дорогая!

Взглянув в боковое зеркало, Джош заметил, как второй зомби соскользнул с машины и упал на асфальт прямо под колеса пикапа, который переехал его и покатился дальше.

Боб хрипло заорал и резко развернулся к заднему окошку кабины, подняв лом.

– Лилли, отклонись! Закрой лицо!

Девушка закрылась руками, и Боб рванулся к торчавшему в окне зомби.

Загнутый конец лома ударил в окно, но только проскользнул по нему: специальное армированное стекло не поддавалось. Зомби, обмотанный амортизирующими тросами, зарычал, и этот монотонный рык эхом разнесся по ветру.

Крича, Боб стал снова и снова изо всех сил ударять ломом в окно, пока загнутый конец орудия не проломил армированное стекло и не вошел в лицо мертвеца. Лилли отвернулась.

Лом прошел сквозь нёбо трупа и застрял. Боб с ужасом смотрел на него. Насаженная на вертел голова позади мозаики из растрескавшегося стекла на несколько секунд зависла на ветру. В ее акульих глазах еще теплился слабый проблеск жизни, а челюсти клацали, словно пытаясь съесть торчавшую изо рта железяку.

Не в силах смотреть на это, Лилли зажалась в угол и нервно подрагивала.

Джош еще раз вильнул, и зомби наконец-то отцепился, упал на дорогу и исчез под колесами. Стекло разлетелось на части, осколки посыпались в кабину. Боб отшатнулся, опьяненный адреналином, Джош поехал дальше, а Лилли свернулась на заднем сиденье в позу эмбриона.

Они наконец-то добрались до главной дороги, и Джош свернул на юг. Набирая скорость, он крикнул, постаравшись, чтобы его услышали и в трейлере:

– Все держитесь!

Не говоря больше ни слова, он надавил на газ и крепко сжал руль, несколько следующих миль виляя между разбитыми, брошенными на трассе машинами и поглядывая в боковое зеркало, чтобы убедиться, что все чисто и что они были вне досягаемости толпы зомби.


Они отъехали на пять миль от центра катастрофы, и только тогда Джош нажал на тормоз и остановился на гравийной обочине пустынной дороги, проложенной по полям. В пикапе стояла невероятная тишина. Слышался лишь стук сердец да высокий, одинокий свист ветра.

Джош через плечо взглянул на Лилли. Выражение ее лица, с которого еще не до конца сошли синяки, то, как она свернулась на полу в углу кабины, прижав колени к груди и обхватив их руками, и то, как она дрожала, словно страдая от гипотермии, – все это обеспокоило его.

– Ты в порядке, куколка?

Сумев проглотить комок страха, вставший в ее горле, Лилли серьезно посмотрела на него.

– Все просто прекрасно, – сказала она.

Джош кивнул, а затем громко крикнул в сторону трейлера:

– У вас там все нормально?

Ответ читался на появившемся в окошке лице Меган, обычно свежие черты которого исказились от нервного напряжения. Она неуверенно подняла вверх большие пальцы.

Джош повернулся и посмотрел сквозь лобовое стекло. Он тяжело дышал, словно приходя в себя после пробежки.

– Этих чертовых тварей явно становится все больше.

– И, как по мне, они наглеют, – отозвался Боб, потирая щеку, глубоко дыша и пытаясь унять дрожь.

Последовала пауза.

– Наверное, все случилось быстро, – сказал затем Джош.

– Ага.

– Эти несчастные даже не поняли, что произошло.

– Ага. – Боб вытер губы. – Может, нужно вернуться, попробовать отвести этих тварей от лагеря?

– Зачем?

– Не знаю… – сказал Боб, пожевав щеку. – Вдруг кто-то выжил…

В кабине снова повисла долгая пауза, после чего Лилли произнесла:

– Не похоже, Боб.

– Может, там осталось что-то, что нам пригодится.

– Слишком рискованно, – ответил Джош, осматривая местность. – Где мы вообще, черт возьми?

Боб вытащил карту из забитого вещами дверного кармана. Трясущимися руками он раскрыл ее и стал водить ногтем по тонюсеньким капиллярам неподписанных проселочных дорог. Он все еще пытался отдышаться.

– Могу разве что сказать, что мы где-то к югу от Окленда, в табачной стране. – Боб старался зафиксировать карту в дрожащих руках. – Нашей дороги нет на карте – по крайней мере, на этой.

Джош посмотрел вдаль. Над узкой двухполосной трассой вставало утреннее солнце. Неизвестная дорога, с обеих сторон заросшая травой и заставленная брошенными разбитыми машинами с промежутками ярдов в двадцать, виляла по плато между двух табачных ферм. Урожай с полей, раскинувшихся вокруг, был не собран; сорняки и ку-дзу[23] начали затягивать потрепанные отбойники. Поля выглядели небрежно и запущенно, сразу давая понять, что с момента начала эпидемии прошло уже несколько месяцев.

– Что теперь? – спросил Боб, сложив карту.

– Не видел ни одного дома на протяжении нескольких миль, – ответил Джош, пожав плечами. – Похоже, мы у черта на куличках и сюда вряд ли забредет очередное стадо этих тварей.

Лилли забралась обратно на лавку.

– Что думаешь, Джош?

– Думаю, поедем дальше на юг, – сказал он, переключив скорость.

– Почему на юг?

– Уедем хотя бы от крупных городов.

– И?..

– И, может, если проедем дальше… холод останется позади.

Он нажал на газ и стал выезжать обратно на дорогу, но тут Боб положил свою руку поверх его.

– Не спеши, капитан, – сказал он.

Джош остановил пикап.

– Что еще?

– Не хочу сообщать плохие новости, – Боб махнул в сторону указателя уровня бензина, – но вчера вечером я залил в бак последние капли из своих запасов.

Стрелка дрожала чуть ниже отметки «О».


Глава пятая | Дорога в Вудбери | Глава седьмая