home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 15

Сентябрь 1998 года

Дорогая Имоджен,

сегодня день моей свадьбы. И все идет совсем не так, как я ожидала.

Для начала скажу, что я никак не думала, что у меня будет время написать тебе до того, как мы вернемся из свадебного путешествия. Но мой медовый месяц еще даже не начался! Возможно, если я опишу все на бумаге, то смогу лучше разобраться в том, что происходит.

Утром в день свадьбы, как мы обе знаем, было довольно пасмурно. Но по крайней мере дождя не было. Я была взволнована так, как никогда в жизни. Меня почти трясло от нервного напряжения, и я с ума сходила от желания увидеть наконец свой новый дом. И Хьюго. Я так его люблю!

Помнишь, как свадебный кортеж подъехал к отелю? Все служащие выстроились в два ряда, и я прошла мимо них вместе с папой, который вел меня под руку. Это было чудесно, правда? Прости, что я не позвала тебя в подружки невесты. Я хотела, честное слово, но Хьюго сказал, что взрослая да еще замужняя подружка невесты – это немного странно. И что ты меня поймешь. Надеюсь, он был прав, и ты действительно на меня не обижаешься.

А в церкви было просто великолепно, да? И цветы – цветы были потрясающие. Все это сделала «команда» Хьюго – он так их называет, и это был сюрприз для меня.

Я очень беспокоилась, что они решат украсить церковь лилиями. Ненавижу лилии. От их запаха меня всегда тошнит. Но я не осмелилась признаться в этом Хьюго, подумав, что все уже организовано и, возможно, слишком поздно что-то менять. К счастью, они выбрали чайные розы с темно-зелеными блестящими листьями аспидистры. Хьюго выглядел сногсшибательно! Черный фрак и серый шелковый жилет – он был как герой какого-нибудь романтического фильма.

Скажу без скромности, я горжусь тем, как держалась. Ты заметила, что я ни разу не запнулась и не сбилась? И не расплакалась (хотя слезы не раз подступали совсем близко к глазам). Даже мама не плакала. А вот папа чуть не прослезился, когда увидел меня в свадебном платье.

А потом мы отправились в Эшбери-парк. Не знаю, что ты подумала, когда увидела дом, Имо. Но я мечтала о нем не меньше, чем о свадьбе. Когда машина въехала в ворота усадьбы, я все никак не могла его разглядеть, как будто он специально от меня прятался. Я представляла себе что-то вроде Le Manoir aux Quat’Saisons, этого знаменитого ресторана Раймона Блана. Как же я ошибалась, да? Подъездная дорожка оказалась совсем узкой; живая изгородь слишком разрослась, а деревья почти нависали над ней. Мне даже показалось, что уже вечер, так там было темно. Я думала, что заросли вот-вот расступятся и мы выедем на открытое, светлое место. Но когда из-за поворота показался дом, должна признаться, я чуть не вздрогнула. Это было ужасно. Огромные деревья скребли ветками по окнам первого этажа, а кустарник со всех сторон обступал маленький, невообразимо маленький дворик. К тому же его почти совсем затенял навес. Конечно, я понимаю, этот дом – превосходный образец средневековой архитектуры. Я заметила и серые каменные стены, и крышу с башенками. А еще я заметила, что вся деревянная отделка выкрашена в черный цвет и что стрельчатые окна выглядят странно пустыми и безжизненными.

В этом доме – в том самом доме, где я сейчас сижу и пишу тебе, – есть какая-то враждебность. Я почти физически ее ощущаю. А ты? Ты тоже это чувствуешь?

Я не знала, что сказать. К счастью, Хьюго решил, что у меня нет слов от восхищения. Он пробормотал что-то вроде того, что прекрасно меня понимает и что дом внушает благоговейный страх. Никогда в жизни я не думала, что у меня возникнет такое острое желание купить циркулярную пилу. Но прежде всего нужно будет сделать что-то с этим дремучим лесом. Сам же дом просто невозможно огромный – ты сама это видела. Я даже не представляла себе, что дома бывают такого размера. Громадное, суровое, мрачное здание – от этого сочетания я как-то сразу лишилась присутствия духа. Но я оптимистка! И я нашла в себе силы и улыбнулась красавцу мужу. Мне по-прежнему нравится это говорить, даже несмотря на все, что случилось с тех пор.

Однако мой оптимизм прожил недолго. Внутри дом оказался еще ужаснее, чем снаружи. Ну да, лестница в холле, которая ведет на второй этаж, действительно эффектная. И выглядит величественно. И каменный пол тоже очень красивый (ну разве что он кажется грязным), и серо-зеленый обюссонский ковер – он покрывает почти весь пол. Но в целом место кажется таким темным и запущенным! И жутковатым. Как будто декорации из фильма ужасов. Взять хотя бы стены – грязно-бежевого оттенка, да еще с этими угнетающими фамильными портретами. Но хуже всего были кошмарные оленьи головы и застекленные витрины с чучелами животных! А ты видела горностая? Отвратительно!

Я стояла посреди холла и не могла выдавить из себя ни слова, просто смотрела по сторонам. Хьюго наблюдал за мной с непроницаемым видом. Я нервно взглянула на него и поняла, что он ожидает от меня восторгов и восхищенных воплей. И тогда я вдруг сделала нечто непростительное. Я сама не знаю, как это вышло, наверное, сказалось все волнение этого дня.

Я засмеялась.

Правда, тут же замолчала, но нечаянно еще больше ухудшила положение.

– Извини, Хьюго. Дом потрясающий. И конечно, у него огромный потенциал. Наверное, твоей маме он нравился именно в таком виде, но мы же сможем сделать из него наш собственный дом, правда? И это будет так весело! Он будет выглядеть великолепно!

О боже. Я увязала все глубже и глубже. Я почувствовала, что Хьюго напрягся.

– Мы поговорим о твоих взглядах относительно моего дома позже, Лора, – ледяным тоном произнес он. – А сейчас мы должны заняться гостями. Надеюсь, другие комнаты, которые я приказал отделать, ты сочтешь более приемлемыми, нежели большой зал.

Мне показалось, что меня выпороли розгами. Он никогда не разговаривал со мной так! Но потом я решила, что все это просто смешно. У Хьюго такой безупречный вкус – не может же он всерьез считать, что этот холл прекрасен.

– Дорогой, я уверена, ты устроил все как нельзя лучше. Мне не терпится осмотреть дом и начать строить планы. Это будет очень весело, вот увидишь.

Я подумала, что если повторить несколько раз слово «весело», то это его воодушевит. Но снова ошиблась.

Тут я заметила, что в дверях стоят мои родители. Они еще не познакомились с Хьюго как следует, поэтому я повернулась к ним и сделала отчаянную попытку вернуть разговор в нормальное русло:

– Мама, папа, идите сюда. Мы как раз говорили об этом чудесном доме. Из него получится настоящее семейное гнездо, правда? Мне так повезло!

Взглянув на маму, я поняла, что ее мнение о доме почти в точности совпадает с моим. Я продолжала тараторить, стараясь не обращать внимания на ее ошеломленное лицо.

– Вам нужно лучше познакомиться с Хьюго, поговорить немного. Когда бы это удобнее сделать? Может быть, после обеда? Перед танцами? Как ты думаешь, Хьюго?

Но Хьюго как будто не собирался показывать себя с лучшей стороны перед моими родителями. Наоборот, он повел себя довольно напыщенно. Хотя мне и неприятно это признавать. Не самое удачное начало отношений.

– Разумеется. Я буду счастлив побеседовать с твоими родителями, Лора. После свадебного завтрака, как ты предлагаешь. Танцев, однако, не будет. Моя мать умерла в этом доме меньше года назад, и танцы при данных обстоятельствах были бы неуместны.

Это меня немного разочаровало. Я люблю танцевать и совершенно точно упоминала об этом, когда мы говорили о планах на свадьбу. Но, наверное, в решении Хьюго есть смысл. Год траура – это общепринятая практика.

Как бы там ни было, завтракбыл восхитительным. Галерея, украшенная цветами, выглядела потрясающе, так что я даже забыла об уродливом холле. Все, о чем я могла думать, – Хьюго сделал все это для меня.

День закончился как-то очень быстро, и все гости вежливо разошлись после обеда. Я надеялась, что вы сможете остаться, но Хьюго дал понять, что это не входит в его планы. Вы с Уиллом уходили последними. Ты тогда пошла за своей сумочкой, а Уилл, как обычно, изо всех сил сдавил меня в объятиях. Ему тоже хотелось познакомиться с Хьюго поближе.

– Мы обязательно должны снова встретиться, и поскорее. Может быть, когда вы вернетесь из свадебного путешествия?

– Конечно, мы что-нибудь придумаем. Мы вам позвоним.

Ответ Хьюго прозвучал несколько пренебрежительно – такое обычно говорят кандидатам на должность в конце собеседования. Хотя я уверена, он вовсе этого не хотел. В этот момент ко мне как раз подошла ты и прошептала на ухо, что «он бесподобен». (Кстати, я так рада, что он тебе понравился!) А потом ты посоветовала мне «заняться чем-нибудь грязным».

Я не удержалась и хихикнула. Все же хорошо, что я в конце концов набралась храбрости и вчера утром рассказала тебе о нашем с Хьюго намерении не заниматься сексом до свадьбы. Странное признание для невесты, которой подружка поправляет фату, правда? К тому же, наверное, я представила все в куда более розовом свете, чем думаю на самом деле, но все равно я рада, что сказала тебе.

Когда вы ушли, я сжала руку Хьюго и сказала ему, что очень, очень счастлива и что он превосходно все устроил. Но он ответил мне крайне холодно:

– Мне не слишком понравились твои перешептывания с Имоджен. Это невежливо. Мне кажется, она дурно на тебя влияет, Лора. И еще, твои нежности с братом – это было чересчур. Я бы советовал тебе вести себя сдержаннее.

Не успела я ответить, как сзади нас раздалось вежливое покашливание. Это была няня Алексы, Ханна. Почему-то я никак не могу почувствовать к ней симпатию. У нее такое хитрое, пронырливое лицо! Если бы этот пареньмузыкант из Uriah Heep был женщиной, он был бы вылитая Ханна. А на Хьюго она смотрит так, будто он Господь Всемогущий.

– Я иду в свою комнату, сэр Хьюго. Я искупала Алексу, и она готова ко сну. Сейчас она в кухне.

Я обожаю Алексу, но этого никак не ожидала. Я думала, что Ханна давным-давно отвезла ее домой. Но Хьюго мне все объяснил и извинился за то, что не сообщил мне об этом раньше. Аннабел, его бывшая жена (и она уже сидит у меня в печенках!), сказала, что не отпустит Алексу на свадьбу, если это будет только один день. Она не собирается подстраивать свои планы под жизнь Хьюго и все такое прочее, поэтому Алекса должна остаться на ночь. И наше свадебное путешествие откладывается на день. Но мне показалось, что это не важно. Я подумала, что это даже хорошо, потому что, если бы мы уезжали сразу после приема, мне бы пришлось переодеваться, потом еще перелет, так что в первую брачную ночь мы оба были бы уставшими. Если бы я знала!..

– Ничего страшного, – сказала я. – Она скоро уснет. Я просто умираю от желания увидеть наконец нашу спальню. Может быть, отведем Алексу наверх, а пока ты будешь ее укладывать, я сниму с себя это платье? – Я попыталась сказать это как можно игривее, но, судя по всему, нужного эффекта не достигла.

– Я пойду и уложу Алексу, а потом покажу тебе комнату. Я быстро.

Через минуту Хьюго вышел из кухни со спящей Алексой на руках. Молча, не говоря ни слова – наверное, чтобы ее не разбудить, – он прошел к лестнице и стал осторожно подниматься по ступенькам. Я подобрала подол своего длинного платья и пошла за ним следом, стараясь не вздрагивать, проходя мимо жутких чучел диких зверей.

В конце лестницы Хьюго остановился:

– Подожди здесь, Лора. Я положу ее в кровать.

Он скрылся за двойными дверями, а я огляделась. Стены были увешаны мрачными, потемневшими от времени портретами. На мой взгляд, все в этой части дома напоминало о смерти. Интересно, подумала я, как будет выглядеть первый этаж, когда унесут цветы и снимут свадебные украшения? Но мне не удалось как следует испугаться – Хьюго появился буквально через пару секунд.

– Сюда, – сказал он и повел меня по коридору.

Я вцепилась в его руку, но он аккуратно освободил ее и вместо этого слегка придержал меня под локоть. Возле третьей двери он остановился:

– Вот твоя спальня, Лора. Надеюсь, она тебе понравится.

Я заглянула в комнату. Было видно, что там совсем недавно сделали ремонт, все выглядело новым и чистым. На обоях был узор из веточек лаванды, на полу лежал бледно-зеленый, яблочного оттенка, ковер, и мебель тоже была очень приятная. Я обратила внимание на кремового цвета кушетку – мне всегда хотелось иметь такую у себя дома. Через приоткрытую дверь я заметила современную ванную, отделанную плиткой. Но все это не имело никакого значения, потому что слова Хьюго ударили меня прямо в сердце. Я почувствовала, что у меня внутри как будто застыл кусок льда.

– Что ты имеешь в виду, Хьюго? Ты хочешь сказать, нашаспальня?

Хотя мне было совершенно очевидно, что эта комната не предназначена для мужчины. В ней не было абсолютно ничего мужского.

– Я бы предпочел, чтобы у нас с тобой были разные спальни, Лора. Мысль спать в одной постели с другим человеком представляется мне отталкивающей. И мне кажется, что совместное пользование ванной комнатой вряд ли способствует сохранению романтических отношений в браке.

Первый раз за этот день мой оптимизм меня подвел. Кусок льда в груди становился все больше, давил на ребра, не давал дышать, и к глазам у меня подступили слезы. Нужно было что-то ответить, и я решила наконец прямо высказать Хьюго все, что думаю:

– Хочу довести до вашего сведения, сэр Хьюго, что, на мой взгляд, общая супружеская постель является неотъемлемой частью близких и доверительных отношений. Я не претендую на совместное пользование ванной комнатой, но хочу, чтобы мы делили постель!

– Конечно же время от времени мы будем делить постель. Возможно, ты заметила, что это третья дверь по коридору. Между нашими спальнями расположена комната, в которой мы сможем проводить время вместе, когда сочтем нужным.

– И кто именно будет решать, когда это нужно? Что, если я захочу заняться с тобой любовью утром? Что я должна делать? Постучаться к тебе и попросить перейти в «комнату для сексуальных утех»? Эта средняя комната ведь комната для секса, если я правильно понимаю?

– Ты ведешь себя как ребенок, Лора. День был очень насыщенный, мы оба устали, и я решил, что сегодняшней ночью нам лучше отдохнуть. Кроме того, здесь Алекса. – И где же спит Алекса?

– Она тебя не побеспокоит. Я сам за ней пригляжу на случай, если она будет дурно спать после всех сегодняшних волнений. В эту ночь, как ни в какую другую, она должна чувствовать мою любовь и заботу. Завтра мы уезжаем в свадебное путешествие, и она останется одна.

С этими словами он ушел. Вот просто так – взял и ушел. Даже не поцеловал меня на ночь.

Он явно на меня злился, но за что? Я никак не могла этого понять. Может быть, за то, что мне не понравился дом? Или за то, что мы с тобой шептались? Я правда не знаю. Но я вдруг почувствовала: из меня как будто выпустили дух. Я нечасто использую выражения вроде этого, но теперь точно знаю, что оно означает.

Наверное, я была в шоке. Я не знала, что мне делать – ворваться к нему в спальню и потребовать, чтобы он лег со мной, или собрать вещи и уйти из этого дома. Ничего этого я, конечно, не сделала.

Я так долго и так терпеливо ждала этого дня. Но даже огромное разочарование по поводу несостоявшейся брачной ночи бледнело перед невеселым будущим, которое меня ожидало. Неужели мы не будем спать вместе? Лежать рядом в кровати ночь за ночью, слушая дыхание друг друга, чувствуя тепло наших тел? Неужели я не смогу прижаться к своему мужу, когда мне не спится, или если мне приснился плохой сон, или если у меня просто болит живот? Неужели некому будет положить на него руку, чтобы успокоить боль?

Я не осознавала, что по щекам у меня текут слезы, пока не заметила мокрые следы на своем прекрасном свадебном платье. Слева от меня было большое, в полный рост, зеркало; я посмотрела на свое отражение… красивая, несчастная, одинокая невеста. Картинка, разрывающая сердце.

Очень медленно я расстегнула платье и аккуратно повесила его в шкаф. Если бы я порвала его на мелкие кусочки, мне наверняка стало бы легче, но я знала, что потом пожалею об этом.

Я решила, что приму душ и лягу в постель. Может быть, Хьюго поймет, как жестоко он со мной поступил, раскается и придет ко мне позже. Но роскошные масла и кремы для тела, которые я приготовила специально для этого случая, так и остались в моей сумке. Я подумала, что от их чудесного аромата мне будет только еще более грустно. Потом я забралась под одеяло, подтянула колени к подбородку и обняла себя руками – мне казалось, что так боль переносится чуть легче. И стала ждать.


Так я и проснулась сегодня утром. Одна. Мне удалось немного поспать – наверное, сказалась усталость. Но вчерашний ком льда в груди так и не растаял.

Я понимала, что мой следующий шаг станет решающим для наших отношений. Мне так хотелось, чтобы наш брак был удачным! Поэтому я попыталась продумать, какая тактика будет наиболее успешной. Моим самым первым и естественным порывом было затеять серьезный разговор. Прямо сказать, чего я хочу. Заставить его прислушаться ко мне.

Может быть, все это шутка? Почему я только сейчас осознала то, что могла понять много месяцев назад? Ведь это очевидно – почему же мне понадобился кризис? Учитывал ли Хьюго мое мнение вообще хоть когда-нибудь? Приходило ли ему в голову – хоть раз, – что он может быть не прав?

Все, что он делает, вроде бы делает для меня. Но может быть, он просто прикрывается этим, чтобы сделать все по-своему? Или он действительно заботливый, щедрый, великодушный человек, каким я его всегда считала? Мужчина, который пытается облегчить мою жизнь во всем, в чем только возможно. Он вместе со мной покупает мне одежду – говорит, что знает самые лучшие магазины; и кроме того, он за все платит. Он всегда делает заказ за нас обоих в ресторане, потому что знает лучшие блюда в каждом конкретном месте. Он сам организовал свадьбу – в качестве подарка для меня.

Я и вправду запуталась. Какой он на самом деле? Маньяк, который пытается контролировать всех вокруг (как однажды предположила моя матушка), или добрый, внимательный, предупредительный человек? Мои мысли все время вращались по кругу; я так и сидела на кровати, обхватив голову руками. В конце концов я просто не выдержала:

– О господи! Как же из всего этого выбраться!

Откуда-то сбоку вдруг раздался детский голосок. Оказывается, в комнате я была уже не одна.

– С тобой все в порядке, Лора? С кем ты разговариваешь?

Я отняла руки от лица и посмотрела на Алексу. У нее был очень озабоченный вид. Одета она была во все розовое (ее любимый цвет) – и, несомненно, одежду выбирала она сама. У меня немного зарябило в глазах. Но ничто не могло затмить невероятную красоту этой девочки.

– Папа послал меня к тебе. Он говорит, что тебе пора вставать. Ты в порядке? – повторила она.

Изо всех сил сдерживая слезы, я улыбнулась и кивнула.

– Хочешь пообниматься? Папа говорит, что обниматься – это всегда помогает. И он любит, когда я его обнимаю.

Я протянула руки и прижала ее хрупкую фигурку к своей груди. Если бы Хьюго предложил мне пообниматься! Я бы почувствовала себя лучше от одного только этого.

– Спасибо, Алекса. Мне и вправду очень помогло. – Я отпустила Алексу и посмотрела в ее хорошенькое личико. – Скажи папе, что я приму душ и спущусь через полчаса. Запомнишь?

Она бросила на меня слегка презрительный взгляд, как будто я предложила ей слишком легкое задание, а потом потянулась и поцеловала меня в щеку.

– Я рада, что ты здесь, Лора. Ты мне нравишься.

С этими словами она, подпрыгивая, выскочила из комнаты. Я почувствовала, что все запутывается еще больше. Я заставила себя встать с постели, выползла в ванную и встала под горячий, почти обжигающий душ – такой, чтобы едва можно было вытерпеть. Мне нужно было хорошенько все обдумать. Мы с Хьюго очень, очень разные. Мы по-разному воспитывались. Может быть, среди людей его круга считается нормальным, что у мужа и жены отдельные спальни.

Надо прекратить думать, что Хьюго устроил все так, чтобы было удобно только ему. Надо прекратить искать в его действиях подтекст; он щедрый и заботливый, и за этим ничего не стоит, просто так оно и есть.

Я слишком бурно на все реагирую. Да, некоторые вещи я представляла себе совсем по-другому. Значит, нужно изменить то, что меня не устраивает. Я дам Хьюго понять, что мы не можем спать раздельно. Но напирать и настаивать на своем нельзя, с Хьюго это не сработает. Единственный выход – сделать вид, что уступаешь. Споры тут не помогут. Я заставлю его понять, как много он теряет, но как-нибудь по-другому.


И вот я здесь. Первый день моей замужней жизни подходит к концу. Предполагается, что я отдыхаю перед путешествием – мы улетаем сегодня вечером. И я все еще не знаю куда. Очередной сюрприз от Хьюго. Он утверждает, что мне понравится, и я ему верю.

Начало было ужасное, ничего не скажешь, я чувствовала себя так, будто мир развалился на части, но теперь настроена куда более позитивно. Я уже познакомилась с уборщицей, миссис Беннет. Очень приятная женщина и настойчиво называет меня «леди Флетчер», хотя я просила ее звать меня просто Лора. Хьюго сказал, что я могу выбрать любой обслуживающий персонал по своему желанию при условии, что они не будут жить здесь постоянно. Ему это не нравится (хотя не то чтобы у нас в доме не хватало для них места!). Я уже сказала, что буду готовить для него сама, так что повар нам не нужен. Я сумею его смягчить, обязательно, мне просто нужно время!

Был только один неловкий момент. Наверное, я должна привыкнуть к тому, что иногда буду ощущать себя третьим лишним рядом с Хьюго и Алексой. Они принадлежат друг другу с того самого дня, как Алекса родилась, и неудивительно, что порой я чувствую себя так, будто совсем ни при чем. Думаю, это нормальное состояние для отчимов и мачех. В общем, когда я спустилась вниз – без всяких следов слез на лице, и я горжусь этим, – они оба были в утренней гостиной. Алекса хохотала, а Хьюго что-то рассказывал ей низким голосом – видимо, нечто очень забавное. Я улыбнулась как можно ослепительнее.

– Папа рассказывает мне смешную историю! – захихикала Алекса. – Давай, папа, я хочу узнать, что было дальше!

Меня не перестает поражать, что она говорит законченными распространенными предложениями. Аннабел платит немалые деньги за уроки по развитию речи. Вероятно, это гораздо удобнее, чем говорить с ребенком самой.

Но Хьюго не захотел рассказывать дальше, и мне показалось, что я прервала их в самый неподходящий момент.

– Не сейчас, Алекса. Лоре неинтересны наши глупые истории.

– Конечно, интересны, Хьюго. Я бы с удовольствием послушала. – Я улыбнулась. Он не должен знать, как больно уязвил меня вчера, подумала я.

– Никаких историй. Алекса, пожалуйста, заканчивай завтрак.

Мой позитивный настрой вдруг поблек, но тут Хьюго встал, улыбнулся и подчеркнуто любезно отодвинул мне стул. Я почувствовала огромное облегчение. Все будет хорошо. Я люблю своего мужа, и он тоже меня любит, я уверена в этом. Нам просто нужно привыкнуть друг к другу.

Итак, через пару часов мы уезжаем. И я снова взволнована и полна хороших предчувствий. Я «отдыхаю» в своей симпатичной спальне – и она действительно симпатичная! Хьюго явно много думал над ее декором. Мне захотелось взглянуть на ту, другую спальню, о которой он говорил вчера и которую я так грубо обозвала «комнатой для сексуальных утех». Но у Хьюго не оказалось с собой ключа, так что придется подождать, пока мы вернемся из свадебного путешествия. А может быть, тогда это будет уже вообще не важно, потому что мы сумеем все уладить.

Очень тебя люблю,

Лора.


Глава 14 | Только невинные | Глава 16