home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 17

Том вернулся в контору вечером и как раз успел к брифингу, в котором участвовали два офицера из отдела по борьбе с преступлениями, связанными с торговлей людьми. Ему передали бумажку с фамилиями: инспектор Черил Лэнгли и детектив Клайв Хорнер. Том невольно улыбнулся: Черил оказалась маленькой и пухленькой, с широкой улыбкой, а Клайв – высоким, худым и нескладным, с длинным печальным лицом. Вместе они составляли забавную пару. Черил как раз излагала мнение отдела о деятельности сэра Хьюго.

– Ему удалось проделать огромную работу при довольно трудных обстоятельствах. Торговля людьми – серьезнейшая проблема, вы все это, без сомнения, знаете. Когда девушки попадают в эти сети, выбраться им практически невозможно. Им говорят, что они якобы могут себя выкупить, но сутенеры забирают себе восемьдесят процентов их заработка, так что это нереально. Они требуют от двадцати до сорока тысяч фунтов за девушку.

Том быстро прикинул, что, даже исходя из минимальной цены, фонд «Аллиум» должен был потратить не меньше двух миллионов только на то, чтобы выкупить девушек у сутенеров. А еще, разумеется, были расходы на устройство их дальнейшей судьбы.

Черил кивнула своему коллеге, и он продолжил. У Клайва был немного высоковатый голос, что совсем не соответствовало его внешности.

– Сэр Хьюго не просто выкупал девушек и подыскивал им жилье и работу. У фонда также имелось несколько центров помощи и даже конспиративных квартир. Те девушки, которые не содержались под замком, всегда могли обратиться в центр, хотя многие на это не решались из страха перед местью сутенеров. Еще сотрудники фонда время от времени проводили акции, агитируя мужчин не обращаться к проституткам. Хотя в этом последнем они вряд ли преуспели.

Беседа постепенно привлекла внимание всех в конторе, и один из молодых сотрудников задал Клайву вопрос:

– Наверное, я здесь единственный, кто этого не знает, но все же, как им удается провозить этих девушек из Восточной Европы в Великобританию?

Клайв оперся о край стола и улыбнулся. Сейчас он выглядел более уверенным в себе.

– Хороший вопрос. Казалось бы, есть множество мест, где их могли бы задержать. Но, как вам известно, несколько лет назад появилась такая штука, как Шенгенское соглашение, и оно открыло границы между странами-участницами. Показывать паспорт уже не обязательно. Все, что нужно сделать, – это вывезти девушек из их родной страны, а дальше они могут спокойно пересечь Францию, Италию, Германию и так далее. Некоторых провозят морем в Италию, других – по суше. Остается только проникнуть в Великобританию. И хотя мы работаем над тем, чтобы наши границы, наоборот, стали надежнее, невозможно обыскать каждую фуру, въезжающую в страну. Мы вынуждены полагаться на собственную интуицию и удачу.

Все, что рассказывал Клайв, было очень интересно, но Тому нужно было прежде всего раскрыть убийство.

– Как вы думаете, выгодна ли была этим преступникам смерть Хьюго Флетчера? – спросил он.

Ответила ему Черил:

– Честно говоря, мы думаем, что это маловероятно. Пресса на каждом углу кричала, какой опасности он подвергается, но все это, в общем, чушь. Поймите меня правильно, мы восхищаемся тем, что делал сэр Хьюго, но разговоры о риске и угрозе для жизни – это не более чем пиар. Он хорошо платил этим людям. Они устанавливали свою цену, он соглашался, С какой стати им его убивать? Объективных причин для этого не было. Даже эти кампании, нацеленные на то, чтобы не поощрять проституцию и сексуальное рабство, – сутенеры могли видеть в этом бесплатную рекламу. Так что им это могло быть и на руку.

Этот ответ удивил Тома – как и все вокруг, он считал, что ради этих девушек сэр Хьюго рискует собственной жизнью.

Ему бы хотелось остаться и послушать дальше, но нужно было доложить Синклеру о том, что рассказала Аннабел. Том чувствовал, что эта информация точно имеет отношение к делу, но никак не мог понять какое.


Он почти слово в слово передал Синклеру свой разговор с Аннабел. Суперинтендент слушал молча и очень внимательно.

– Что вы об этом думаете? Мы не можем не принять во внимание сходство между тем, что якобы заметила тогда Аннабел, и сценой убийства. Мы не разглашали такие подробности, так что она могла бы узнать об этом только в том случае, если бы сама была там и видела все своими глазами. Но если это она его убила, то вряд ли начала бы в деталях описывать сцену убийства, верно? Это было бы невероятно глупо.

Не дожидаясь ответа, Том продолжил:

– Она заявила, что действительно желала Хьюго смерти, но ни за что не стала бы марать свои наманикюренные ручки – или что-то в этом роде. Откровенно говоря, я не думаю, что это она. Но разумеется, о сексуальных предпочтениях Хьюго мог знать кто-то еще. И этот кто-то тоже мог его шантажировать. К тому же Аннабел могла и сболтнуть где-нибудь о странных вкусах мужа, хотя клянется, что не делала этого.

Синклер обеспокоенно покачал головой:

– Однако это не дает нам ответа на вопрос «кто?», не так ли? Подумайте об этом, Том, и давайте поговорим завтра. Вам нужна свежая голова.

– Мне кажется, пока стоит держать эту информацию между нами. Не хочу, чтобы скандальные подробности отвлекали наших людей от дела. Я сообщу им только факты: настоящее имя первой жены Хьюго – Тина Стиббонс, она была сиделкой у матери Хьюго и сменила имя, когда вышла замуж. Видимо, имя Тина звучало недостаточно шикарно.

– Поступайте по вашему усмотрению, Том, – сказал Синклер. Его лицо причудливо искривилось – иногда он делал странные гримасы. – У меня такое ощущение, что мы держим в руках все кусочки этой головоломки, но не знаем, как их сложить.

Том кивнул. Складывать кусочки – это была его задача, но в данный момент он и понятия не имел, как может выглядеть картинка целиком.

– Еще одно, и я ухожу. Как мне думается, никто на самом деле не верил в то, что Хьюго подвергает свою жизнь опасности. Даже его жена относилась к этому с иронией. Тогда зачем ему понадобились телохранители? Действительно ради пиара или он все же был в опасности? Только никто об этом не знал…


С чувством облегчения Том повернул ключ в двери и вошел в свою квартиру. Он нажал на выключатель, и всюду загорелся свет. Том повернул дриммер так, чтобы лампы горели вполсилы – сейчас ему хотелось только уюта и покоя. Он включил стереосистему, поставил диск Натали Мерчант, и музыка зазвучала сразу во всей квартире. Перейдя в спальню, Том сбросил с себя одежду и прошел в ванную, чтобы быстро принять душ. Ему хотелось смыть с себя всю грязь, которая, как ему казалось, налипла на него после всего, что пришлось сегодня выслушать. Быстрый душ превратился в десять минут стояния под самой горячей струей воды, какую он только мог вытерпеть. После этого Том натянул древние, но очень удобные черные спортивные штаны и белую футболку и отправился на кухню, чтобы приготовить что-нибудь нехитрое на ужин.

Он налил себе бокал пино-нуар, поставил на плиту кастрюлю с водой и плеснул на сковороду немного оливкового масла. Потом достал из холодильника упаковку с уже нарезанной вяленой грудинкой, бросил ее на сковородку и слегка поджарил. Затем разрезал на половинки несколько спелых помидоров черри и руками порвал немного базилика. Вода в кастрюле закипела, и он опустил туда порцию спагетти.

Есть совсем не хотелось, но Том из опыта знал: без еды от него толку не будет, так что нужно было сообразить что-то быстрое и простое. Пока варились спагетти, он присел за стол, обхватил ладонями бокал с вином и глубоко задумался. Кто такой Хьюго Флетчер на самом деле? Образец добродетели, как думали все окружающие, или человек, которого описала Аннабел? И если она ничего не придумала, как это могло повлиять на его жизнь с Лорой? Ничего не сходилось. Они как будто имели дело с двумя совершенно разными людьми.

Пискнул таймер; Том добавил к грудинке помидоры и базилик, потушил пару минут, несколько раз крутанул мельницу с черным перцем, осторожно выложил на сковороду спагетти и перемешал. Потом снова выложил все уже на тарелку, потер сверху пармезан, долил в бокал вина и уселся за барную стойку. Не успел он поднести ко рту первую вилку – спагетти оказались хоть и простыми, но невероятно вкусными, – как раздался звонок видеодомофона. Том обернулся. На экране было лицо Кейт. Он рванул к домофону и схватил трубку, в то же мгновение забыв о еде.

– Кейт, что ты здесь делаешь? С Люси все в порядке?

– Да, с ней все хорошо. Она с няней. Могу я войти?

Мне нужно с тобой поговорить.

Том испытал невероятное облегчение, но в то же время немного разозлился. Для чего бывшей жене понадобилось беспокоить его и прерывать ужин, если с дочерью все в порядке? Он нажал на кнопку «открыть», снял с двери цепочку и вернулся обратно за стол. Воспоминания о том, каким тоном Кейт разговаривала с ним вчера, были еще совсем свежими.

Через какое-то время Кейт вошла в кухню. Взглянув на нее, Том с трудом сдержал удивление. Его бывшая жена всегда была хороша собой и обладала экзотической внешностью, но сегодня ее красоту подчеркивал идеальный макияж. Блестящие темные волосы, которые Кейт обычно собирала в небрежный хвост, были распущены и мягко струились по плечам. Проглотив комментарии, Том кивнул на холодильник.

– Белое вино в холодильнике, если ты его еще любишь. Бокалы там. – Он показал на один из кухонных шкафчиков. – Надеюсь, ты не станешь возражать, если я закончу ужин. Я очень хочу есть.

– Ты всегда готовил лучше, чем я. Одно из тех качеств, которых мне не хватает.

Очень странно, подумал Том. Кейт никогда даже не намекала, что у него есть какие-то положительные черты. Во всяком случае, не в последние несколько лет после рождения Люси.

Кейт налила себе бокал вина, села на высокий табурет напротив и улыбнулась:

– Красивая квартира, Том. Ты здорово все обставил.

В ее глазах, очевидно, это была настоящая роскошная жизнь – такая, какая и должна быть у достойных людей. В этой квартире действительно было все, что только можно пожелать, за исключением души. Том не выбирал ни одного предмета, все сделали дизайнеры. Здесь были темнокоричневые кожаные диваны, огромный телевизор с плоским экраном, сверкающая белыми глянцевыми фасадами кухня – все самое лучшее и дорогое. Но в квартире не было ничего от самого Тома, от его личности – разве что книги и CD, сложенные стопками на полу. Вероятно, дизайнер не ожидал, что современный мужчина будет читать – книжные полки в квартире предусмотрены не были.

Его подозрения усилились.

– Мы оба прекрасно знаем, что это не было куплено на мою зарплату полицейского, – без особой теплоты заметил он. – Что еще за визит-сюрприз, Кейт? В наш прошлый разговор ты была не слишком дружелюбно настроена. Я правильно все помню?

– Извини. Я была… не в порядке. Сейчас у меня много всего происходит, и я нервничала. Я не хотела вести себя как стерва.

Тому было что на это ответить, но он решил промолчать. Кейт вздохнула:

– Я должна кое-что тебе сказать.

Не отрываясь от спагетти, он бросил на нее быстрый взгляд.

– Я хотела, чтобы ты узнал это от меня. Мы с Декланом решили расстаться. У нас ничего не получилось… и пора что-то с этим сделать. Прости, что я накричала на тебя вчера, но причина была, собственно, в этом.

Том искренне удивился. В первый раз за все время он узнал, что у Кейт и Деклана не все гладко, впрочем, он никогда об этом и не спрашивал. Люси была счастлива, а это единственное, что его волновало.

– Что случилось?

Горло Кейт судорожно дернулось. Она явно волновалась.

– Я ушла от тебя по ряду причин, Том. Все твое время отнимала работа, мне это не нравилось, а Деклан… он был таким внимательным. А ты всегда был занят очередным убийством или чем-то там еще.

Том взял тарелку и смахнул остатки спагетти в мусорное ведро. Есть ему расхотелось совершенно. Все это он слышал и раньше, и много раз. Зачем Кейт снова возвращаться к этой теме?

– О, не смотри на меня так. Мне было очень тяжело. Деклан тоже много работает, но его работа хотя бы предсказуема, я знаю, чего ожидать. Я не против, что он рано встает и уходит на работу с рассветом – мне все равно надо собирать Люси в школу. Он поздновато приходит, но, во всяком случае, в одно и то же время. И он действительно приходит. Всегда.

Кейт замолчала. Том видел, что разговор дается ей нелегко, но помогать не собирался.

– К сожалению, не только я обратила внимание на то, что он такой обходительный и внимательный. В последнее время он часто уезжал на корпоративы со всей командой, и я совершенно случайно узнала, что команда на самом деле состоит из одного-единственного члена. Он уверяет, что там все кончено и что это было всего лишь мимолетное влечение, но мне все равно. Не хочу знать никаких подробностей. Мы не женаты, и я не готова все забыть и простить, а через несколько лет обнаружить, что все повторилось. Я собираюсь найти себе какую-нибудь квартиру и уехать от него.

– Мне жаль, что все так вышло, Кейт. Я из собственного опыта знаю, как это больно, когда спутник жизни предпочитает тебе кого-то другого.

Том понимал, что это мелочно, но после того, как Кейт не моргнув глазом бросила его ради прекрасного Деклана, чувствовал к ней мало симпатии.

– Не надо, Том. Мне правда очень, оченьжаль, что я была такой пустышкой. Я должна была ценить твои достоинства, а не покупаться на внимание и комплименты. Теперь я понимаю, что ты гораздо лучше, чем он. Несравнимо лучше.

Эти слова совершенно не тронули Тома. Он прекрасно знал, что прежде всего Кейт привлекали шестизначная зарплата Деклана и его не менее значительные ежегодные бонусы. Пока он не понимал, что задумала бывшая жена, но в любом случае это уже ему не нравилось. Одно тем не менее беспокоило его больше всего.

– Куда ты собираешься уезжать, Кейт? Я только что переехал сюда, чтобы быть рядом с Люси. Не успел я как следует устроиться, как ты уже снова срываешься с места. Куда на этот раз?

– Прекрати. Тебе очень нравится твоя теперешняя работа, и я это знаю, так что совершенно не чувствую себя виноватой в том, что вытащила тебя сюда. Хотя сама я здесь, возможно, не останусь.

Том не верил своим ушам. С тех пор как Кейт его бросила, в его жизни много что произошло – и это были сплошь неприятные события. Только теперь все начало более или менее налаживаться. Когда Кейт ушла, она забрала с собой Люси и переехала в другой конец страны, совершенно не заботясь о том, как это отразится на нем. Он далеко не всегда мог освободить выходные, а на поездки в Лондон вылетали бешеные суммы, которые он тогда не мог себе позволить. Развод всегда обходился дорого, а Том твердо настаивал на том, что именно он, а не Деклан, должен обеспечивать Люси.

Затем умер его брат Джек, и помимо жены Том потерял еще и брата. И если бы не эта работа, он потерял бы и дочь. Они смогли бы видеться только изредка, не каждые выходные, и Люси выросла бы без него. А к этому Том был не готов.

– Куда ты думаешь поехать? И почему ты вообще об этом думаешь? У Люси здесь друзья, и тебе вроде бы тоже тут нравится.

– Все очень просто – я элементарно не могу себе это позволить. Во всяком случае, жить на том уровне, к которому я привыкла. И я не хочу, чтобы Люси меняла образ жизни.

Все ясно, подумал Том. Когда Кейт оставила его, ей казалось, что зарплата Деклана подходит ей куда больше, чем зарплата Тома. Но когда умер Джек, выяснилось, что все свое состояние он оставил Тому, а это были очень большие деньги, учитывая, что незадолго до этого Джек продал свой процветающий бизнес. Любой бы догадался, на что нацелилась Кейт.

– Я куплю тебе дом, Кейт. Тебя это устроит? Достойный дом в достойном районе и с радостью буду поддерживать тебя материально до тех пор, пока ты не найдешь себе нового мужчину, а я не сомневаюсь, что ты его найдешь. Ты знаешь, что будущее Люси обеспечено – я об этом уже позаботился. Этого достаточно, чтобы ты осталась?

– Том, я пришла не за этим.

Том едва не рассмеялся Кейт в лицо. Из стереосистемы вдруг зазвучала «Моя любимая жена», песня Натали Мерчант, одна из его самых любимых вещей, и он не сдержал ироничной улыбки. Успокаивающая атмосфера, которую он пытался создать, была испорчена непоправимо. Том подошел к проигрывателю, выключил музыку и замер: Кейт незаметно возникла прямо у него за спиной и обвила его руками. Ее грудь терлась о его спину, он чувствовал ее сквозь тонкую ткань своей футболки.

– Том, посмотри на меня.

Полный мрачных предчувствий, он обернулся. Кейт обняла его за шею; ее большие карие глаза были совсем близко. Эти глаза держали его в плену много лет. Сейчас в них была мольба. Кейт просто не может чувствовать себя нормально, если рядом с ней нет мужчины, вдруг понял Том. А он на данный момент самая подходящая – если не единственная – опция.

– Прости меня за то, что я сделала два года назад. Это была огромная ошибка, и больше всего в жизни я сожалею именно об этом.

– Кейт, ты завела себе любовника. Ты меня бросила. Ты практически разрушила меня. Но сейчас я чувствую себя нормально и не собираюсь проходить через все это еще раз.

После того как Том узнал, что у Кейт роман, он долго мучился чувством вины. Прошло довольно много времени, прежде чем он осознал – причина крылась прежде всего в желании его жены искать приключения на стороне. Ей было недостаточно его любви, видимо слишком спокойной и постоянной. Но сама Кейт придерживалась другой точки зрения.

– Ну ты же понимаешь, что все не так примитивно. Тогда я не смогла перед ним устоять. Знаю, это звучит сентиментально, но я чувствовала себя страшно одиноко, а он уделял мне внимание, ухаживал за мной. Ты не представляешь себе, что это такое, Том. С тобой этого никогда не случалось.

Том решительно оторвал от себя руки Кейт и отошел в другой конец комнаты, так чтобы она уже наверняка не могла до него дотянуться. Он с удивлением понял, что все еще злится на нее, хотя прошло уже столько времени.

– Ты что, всерьез считаешь, что у меня никогда не возникало желания или возможности переспать с другой женщиной? Думаешь, ты единственная, с кем такое произошло? Думаешь, я понятия не имею, каково это – когда кто-то просто входит в комнату, и ты чувствуешь волнение только от того, что знаешь – этот человек хочет тебя так же сильно, как ты его?

– Да ладно, Том. Ты полицейский. Ты не можешь завести интрижку с коллегой, потому что это будет стоить тебе работы. А больше ты ни с кем и не видишься.

Том старался держать свой гнев под контролем. Кейт всегда считала, что она не властна над обстоятельствами и своими чувствами. Ей никогда не приходило в голову, что только она сама отвечает за свои собственные действия.

– На это я могу тебе сказать две вещи, Кейт. Первое – я встречаю массу людей в связи со своей работой, и если бы ты чуть больше интересовалась моей жизнью, то знала бы об этом. И второе – я бы не стал заводить роман с коллегой не из страха вылететь с работы, а из-за того, что был женат. И еще. Если ты думаешь, что я сумел удержаться, чтобы не потерять работу, то почему тыне могла удержаться, чтобы не потерять мужа?

Однако Кейт было не так-то просто сбить с толку. Она снова подошла к нему, положила руки на плечи и заглянула в глаза. Том напрягся. Она была невероятно красива. Его тело не могло не отреагировать на нее, но ум кричал «нет». Он не стал ни отталкивать ее, ни привлекать к себе; просто замер на месте.

– Я совершила ошибку, Том, вот и все. Я живой человек, и у меня нет твоей силы воли. И я не хочу жить в красивом доме в красивом районе вдвоем с Люси. В Манчестере у нас хотя бы есть друзья, а здесь у меня нет никого. То есть никого, кроме тебя.

Она потянулась к его губам. Два года назад Том дал бы отрезать себе правую руку за этот миг. Сейчас же он придержал Кейт за талию и слегка отстранил ее. Ни один из них не произнес ни слова, и ни он, ни она не знали, что произойдет дальше. Том не мог допустить, чтобы Кейт поцеловала его, но было так легко поддаться искушению, глядя на ее пухлые розовые губы.

Кейт заговорила первая:

– Почему мы не можем снова быть семьей? Ты, я и Люси? Она тебя любит, ты это знаешь, и я тоже. Мне очень стыдно за то, что я сделала, и клянусь тебе жизнью Люси, что такое больше не повторится. Никогда. Мы были счастливы когда-то, мы можем попробовать все вернуть. Ради Люси.

Кейт пустила в ход козырную карту. Возможность жить вместе с Люси и видеть ее каждый день и каждый вечер была невероятно соблазнительной. Но сама того не осознавая, Кейт нечаянно разрушила чары. Здравый смысл взял верх. Теперь он точно знал, что за игру она ведет. Ее красота не стоила жертв; за привлекательной оболочкой ничего не стояло. Кейт нельзя было назвать плохим человеком, но она была пустышкой. Раньше это не приходило Тому в голову, но Кейт никогда не принимала обдуманных решений. Она просто реагировала на те или иные события. Он осторожно снял руки с ее талии и расцепил ее объятия.

– Я бы очень хотел видеть Люси каждый день. Но ты и я… мы уже прошли точку невозврата. Давай я подыщу тебе жилье, так чтобы ты смогла уйти от Деклана, и посмотрим, что будет дальше.

– Это решительное «нет» или «может быть»?

Том продолжал держать ее за руки – отчасти чтобы Кейт не вздумалось снова его обнимать, а отчасти потому, что сейчас он причинял ей боль и знал об этом.

– Скажем так: пусть сначала уляжется пыль. А потом мы поговорим о том, что будет лучше для нас обоих.

Том понимал, что скажи он недвусмысленное «нет», и Кейт сядет в первый же поезд до Манчестера. Нужно было дать ей некоторую надежду, хотя даже ради Люси он не смог бы снова сойтись с бывшей женой – зная, что главной его привлекательной чертой являются деньги. Но сейчас было необходимо сохранить статус-кво.

– Может быть, найти что-нибудь поближе к тебе? Я могла бы начать поиски завтра. Так ты сможешь видеть Люси, когда захочешь, а если мы будем снимать жилье, тебе будет легче сделать следующий шаг, когда ты будешь к нему готов. Что скажешь?

– Хорошо, посмотри, сообщи мне, сколько это стоит, но не связывай себя никакими обязательствами. В любом случае договор об аренде, скорее всего, придется подписывать мне, так что пообещай, что не будешь ничего предпринимать до того, как поговоришь со мной. Просто поищи. Если тебе нужно срочно уйти от Деклана, снимите номер в гостинице. Я оплачу счет.

Кейт улыбнулась, и он заметил торжествующий огонек в ее глазах. Но пока еще Том не мог найти в себе храбрость, чтобы сказать ей правду.

– Я знала, мы что-нибудь придумаем. Я позвоню тебе завтра, когда найду подходящий вариант.

Кейт нежно поцеловала его в небритую щеку и вышла – почти танцующей походкой.

Теперь Тому нужно было думать о двух вещах сразу: о деле и об экс-супруге. И почему-то ему казалось, что сегодня ночью ему не удастся хорошенько выспаться, как он планировал.


Глава 16 | Только невинные | Глава 18