home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 26

Том пожалел, что ему так и не удалось закончить разговор с Лорой. Он не успел спросить ее про Данику Божин – их то и дело прерывали, но тем не менее новости, которые он получил, были достаточно интересными. Полиция поговорила с семьей, в которой жила Мирела Тинески, и они в общем подтвердили историю Даники. Мирела действительно оставила записку, где говорилось, что у нее появился уникальный, единственный в жизни шанс и поэтому она уходит. Но выяснилось, что Даника кое-что поняла неправильно. В записке Мирелы не было сказано о том, что именно это за шанс. Про записку она узнала от другой подопечной «Аллиума», и та девушка сделала однозначный вывод, что Мирела решила вернуться к проституции. Но что, если Мирела имела в виду нечто совсем другое? Что, если «уникальный, единственный шанс» заключался в предложении убить Хьюго Флетчера за кругленькую сумму?

Версия была вполне правдоподобной, но в контору Том поспешил не из-за этого. Последние несколько часов ребята копались в завещании Хьюго и обнаружили там нечто совсем неожиданное и многообещающее.

Как только он вошел в дверь, его тут же окликнули:

– Босс! Скорее сюда. Вы должны это видеть. Надо немедленно вызвать Джессику Армстронг. Судя по тому, сколькоХьюго Флетчер ей оставил, она никак не могла быть всего лишь его личной помощницей.

Том взял протянутый кем-то листок бумаги, торопливо пробежал глазами выделенный маркером параграф и вытаращил глаза:

– Черт возьми! Черт! Да он оставил ей больше, чем жене! Теперь понятно, почему у Брайана Смедли был такой сконфуженный вид. Я вас понял, нам действительно нужно с ней побеседовать. Но прежде чем мы займемся ею всерьез, надо собрать о ней как можно больше информации. Все, что только возможно: банковские счета, кредитные карты, образ жизни – ну, вы сами все знаете. Давайте сделаем это, подведем итоги утром, а потом вызовем ее сюда. Не думаю, что она куда-нибудь скроется. Если бы она собиралась сбежать, то давно бы это сделала. Согласны?

Такое решение команду слегка разочаровало, но тем не менее все согласились с тем, что в нем есть здравый смысл. Разумеется, ребятам хотелось немедленно действовать и получать результаты, и Тома кольнуло легкое чувство вины за то, что он подрезает им крылья, но нужно было сделать все как следует.

– Еще кое-что, – добавил он. – Звонила Бекки и сказала, что Лора нашла парики. Их оказалось только три, хотя Лора более или менее внятно объяснила, куда могли деться два других. Ну, естественно, их могли просто выбросить или кому-то отдать. Но нельзя сбрасывать со счетов, что любой, кто имел доступ в дом, мог достать парик и забрать его с собой. В том числе и наш убийца. Слишком большое совпадение – в доме было пять рыжих париков ручной работы, а теперь почему-то осталось три. Давайте подумаем над этим.

Может быть, у кого-то появятся идеи. Есть вопросы?

Вопросов ни у кого не было. Тому оставалось только думать над любопытными открытиями, которые принес этот день, и пытаться найти им место в общей схеме событий.


– Она живет на Лоундес-Сквер! Черт! Вы представляете себе, сколько стоит квартира на Лоундес-Сквер?

Чертовы миллионы!

Это были первые слова, которые услышал Том, когда вошел в офис утром следующего дня. Не иначе речь о Джессике Армстронг, подумал он.

– Притормозите, ребята. Она вообще-то из богатой семьи. Что еще у нас есть?

Том сделал глоток очень крепкого черного кофе. Несмотря на то что вчера он лег рано, выспаться как следует ему так и не удалось. Как только он начинал дремать, перед глазами вдруг возникало умоляющее лицо Кейт, а потом, по странной прихоти подсознания, лицо Лоры, смеющейся над подлостью и жестокостью Хьюго. Так что теперь Тому нужно было разбудить медленно работающий мозг, и он надеялся, что кофе ему в этом поможет.

– Квартира стоила девятьсот тысяч. Она купила ее два года назад, и ей осталось выплатить по ипотеке ни много ни мало семьсот тысяч. Как вам такая информация?

Аджай, судя по всему, был вне себя от мысли о том, что женщина вроде Джессики может жить в такой роскоши.

– Нам известно, сколько она зарабатывает? – спросил Том.

– Да. Вполне прилично, но не в масштабах Лоундес-Сквер. Семьдесят тысяч. За работу секретарши!

– Ладно, ладно. Давайте не будем забегать вперед. Какова бы ни была ее финансовая ситуация, это еще не делает ее убийцей. Надо узнать, как она выплачивает взносы по ипотеке. Может быть, всему есть разумное объяснение. И еще нужно выяснить, почему Хьюго отвалил ей столько денег в своем завещании. Кто его знает… может быть, в тот день он просто был в прекрасном настроении.

Не обращая внимания на восклицания отдельных членов команды, Том продолжил:

– Что заинтересовало меня больше всего, так это факт, что условия завещания затыкают Джессике рот точно так же, как и Аннабел. Одно «порочащее» замечание в адрес Хьюго – и она теряет все. Что такого она может о нем знать? Какие сведения стоят дороже полумиллиона фунтов?

Он обвел всех глазами, но ответа ни у кого не было. – Хорошо. Вызываем ее сюда.


Безупречно (и, как всегда, дорого) одетую Джессику проводили в комнату для опроса свидетелей. Ее светлокаштановые волосы были стянуты в гладкий узел; такая прическа подчеркивала резкие черты ее лица, выделяя выдающиеся скулы. Нос у Джессики был чуть заостренный, а губы тонкие. Она держалась высокомерно и заносчиво, и Том сразу же почувствовал к ней антипатию.

Тем не менее он обязан был вести себя вежливо.

– Джессика, большое спасибо, что согласились прийти сюда и ответить на наши вопросы. Я так понял, что вы отказались от присутствия адвоката, но, если передумаете, дайте мне знать в любой момент.

Джессика слегка приподняла бровь:

– С чего мне вдруг требовать адвоката, не понимаю. Полагаю, я здесь, чтобы ответить на вопросы касательно сэра Хьюго, так?

Том не смог отказать себе в маленьком удовольствии.

– Нет, мы попросили вас приехать не только поэтому. Дело в том, что мы провели некоторое расследование вашего образа жизни, а потом сравнили его с вашей заработной платой. И я боюсь, ваши доходы никак не совпадают с расходами. Соответственно, нам очень хотелось бы понять, как вы могли позволить себе квартиру на Лоундес-Сквер при вашей зарплате.

Джессика театрально хмыкнула и прикрыла идеально накрашенные глаза, как будто ей стало невероятно скучно.

– Честное слово, инспектор. Надеюсь, вы понимаете, что мои родители очень и очень богаты. Деньги для них вообще не вопрос.

Обычно Тому было наплевать на звания, но это явно не была случайная оговорка.

– Старший инспектор. Разумеется, мы все знаем о ваших родителях. Но у нас также есть информация о ваших банковских счетах, и согласно ей никаких денег из этого источника к вам на счет не поступает. Ваш единственный доход – это ваша зарплата, и за вычетом налогов и удержаний вся она уходит на выплату взносов по ипотеке.

– Ну что ж, – Джессика холодно улыбнулась, – вот вам и ответ. Я вполне способна платить за ипотеку из зарплаты.

– Да, конечно. Но при этом у вас новенький «Мерседес-SLK», и вам еще нужно на что-то питаться. И даже я, не будучи специалистом, вижу, что ваша одежда куплена совсем не в «демократичном» магазине. Итак, как вам это удается?

– Очень просто. Мой отец регулярно дает мне деньги. Стоит мне только попросить. – Джессика свободно откинулась на спинку стула и смахнула воображаемую пылинку со своей клетчатой черно-белой юбки.

– Значит, если я приду к вашему отцу и задам ему тот же вопрос, он подтвердит ваши слова?

– Конечно. Папочка никогда не жалел для меня денег.

Том не готов был сдаться просто так.

– По нашим расчетам, только чтобы оплачивать счета за квартиру, покупать еду и бензин для вашей машины (кстати, нам известно, что она тоже куплена в рассрочку и вам предстоит выплатить за нее двенадцать более чем солидных ежемесячных взносов)… я не говорю уже об одежде, развлечениях и отпусках… так вот, только на это вам нужно несколько тысяч фунтов в месяц. Если мы спросим вашего отца, действительно ли он дает вам, скажем, пять тысяч ежемесячно, он ответит «да»?

Первый раз на лице Джессики появилось неуверенное выражение, и Том решил, что пора нажать посильнее.

– А кто оплатил ваш отпуск на Маврикии в прошлом году – тоже отец? Между прочим, вы жили в «Сен-Жеран». Разве это не самый дорогой отель на острове?

– Вовсе нет. – Джессика снова приняла надменный вид. – Считается, что он самый высококлассный, но… там сейчас есть и еще пара неплохих отелей.

– Вы не ответили на мой вопрос. Кто заплатил за ваш отпуск?

– Я сама. Из своего бонуса.

– Какого бонуса? Разве бонусы не перечисляются на вашу карточку вмесет с зарплатой?

Не то чтобы Том когда-нибудь получал бонусы и знал, как это происходит… но снисходительный тон Джессики и ее самоуверенность всерьез начинали действовать ему на нервы. Она усмехнулась:

– Сэр Хьюго иногда выплачивал мне бонусы наличными.

Том сделал вид, что смертельно удивился. Он откинулся назад и задрал брови на лоб.

– То есть вы хотите сказать, что сэр Хьюго Флетчер, один из столпов общества, платил своим служащим «серую» зарплату? Верится с трудом. Попробуйте еще раз, Джессика.

Она упрямо сдвинула брови и промолчала, и Том решил, что нужно на время сменить направление.

– Скажите, вы когда-нибудь бывали на втором этаже дома на Эджертон-Кресент?

Джессика расслабилась, и к ней вернулся ее обычный слегка презрительный вид.

– Конечно, бывала. Сэр Хьюго часто оставался ночевать в Лондоне, и мне всегда казалось, что ему будет приятно, если гостиная будет подготовлена к его возвращению домой. Ну, вы понимаете… чтобы газеты были под рукой, настольные лампы горели, декантеры были наполнены, ведерко со льдом тоже… в таком духе. Чтобы ему было максимально удобно. Чаще всего я бывала в гостиной и кухне, но иногда относила вещи из прачечной в его спальню. Но никуда их не убирала – не думаю, что ему бы это понравилось.

Господи, подумал Том. Кажется, она и в самом деле им одержима.

Видя, что Джессика немного отвлеклась, Том быстро переключился на прежнюю тему:

– Он когда-нибудь дарил вам подарки, Джессика? Или только наличные? Я имею в виду ваши «бонусы»?

– Он никогда не дарил мне подарков, – несколько удивленно возразила она. – Почему вы об этом спрашиваете?

– Вы не возражаете, если некоторые из моих коллег вместе с вами поедут сейчас в вашу квартиру и ее осмотрят? Мы можем выписать ордер на обыск, но, в принципе, это не обязательно, если вы готовы к добровольному сотрудничеству.

Том сомневался, что им удалось бы достать ордер, но понадеялся, что Джессика этого знать не может. Однако он ее недооценил.

– Мне кажется, с ордером у вас могут возникнуть трудности, старший инспектор. Но мне нечего скрывать. Будьте моим гостем. – Порывшись в сумочке, она вытащила ключи и помахала ими почти у него перед носом. – Вот ключи, можете их взять.

– Нам бы хотелось, чтобы вы поехали с нами.

– В этом нет нужды. Я позвоню своей домработнице и попрошу ее присутствовать. Квартира в идеальном состоянии; мне бы хотелось, чтобы после вашего ухода в ней все осталось точно так же. Я бы предпочла никуда не ехать, а закончить с этими довольно нудными вопросами. А потом мне нужно вернуться на работу.

Том попросил Аджая организовать кого-нибудь для осмотра квартиры Джессики и принести прохладительные напитки. Ему не хотелось нажимать на нее слишком сильно – по крайней мере, до тех пор, пока осмотр не будет закончен, чтобы она вдруг не передумала. Но учитывая ту легкость, с которой Джессика согласилась на обыск, вряд ли их ждал успех в этом направлении. Эта женщина была не из тех, кто может случайно оставить на видном месте рыжий парик или пузырек с раствором никотина.

После короткой передышки он снова приступил к вопросам. И на этот раз Том был твердо намерен стереть с лица Джессики эту холодную высокомерную улыбку. Спросив для начала о чем-то незначительном, он перешел к главному:

– Итак, Джессика. Вы сказали, что сэр Хьюго время от времени давал вам наличные. Я хочу знать, как часто это происходило и какие конкретно суммы он вам платил.

– Я полагаю, что это совершенно не ваше дело.

Том почувствовал, что он вот-вот потеряет терпение. В свое время ему приходилось иметь дело с настоящими мошенниками, умными и изворотливыми, но никому из них не удавалось вымотать его так, как чертовой Джессике Армстронг. Он угрожающе подался вперед:

– Вы отказываетесь отвечать на вопрос?

– Да. Могу повторить – это совершенно не ваше дело.

– И все же за что он вам платил, Джессика? За ваше тело? Или за ваше молчание?

Джессику будто ударили по лицу. Ее глаза налились слезами, и она судорожно сглотнула. Том почувствовал, что попал в уязвимое место.

– Ни то ни другое. Как вы смеете!

Том вышел из себя. Он встал, с грохотом отодвинул стул и большими шагами направился к двери. У выхода он обернулся.

– Господи, это просто смешно. Аджай, вы не могли бы продолжить с вопросами? Кажется, мы зашли в тупик.


В конце концов Джессике было разрешено уйти – со строгими указаниями вернуться на следующий день. Том решил, что неплохо будет дать ей время подумать. И как следует поволноваться.

К утру следующего дня его раздражение несколько улеглось, но вопросы все равно остались.

Как он и ожидал, в квартире не обнаружили ничего интересного. Но из этого ничего не следовало. Джессика была умна; теперь Том знал ее гораздо лучше и понимал, что она ни за что не оставила бы ни малейшей улики.

Все сходилось к деньгам. Почему мужчины дают женщинам деньги? По мнению Тома, ответ тут мог быть только один. Джессика навернякабыла любовницей Хьюго, но означало ли это, что она его убила? Она могла легко это сделать. У нее был доступ в квартиру, и там в любом случае имелись ее отпечатки. Их не было в спальне, хотя Джессика утверждала, что заходила туда с вещами из прачечной. С другой стороны, она могла действительно положить все на кровать, больше ни до чего не дотрагиваясь.

Сегодня Том был готов к допросу на все сто, и он был уверен, что окаянной Джессике Армстронг не удастся вывести его из себя.

– Итак, Джессика. Начнем сначала. Наш с вами разговор записывается, и если позже будет обнаружено, что вы сказали неправду, мы привлечем вас к ответственности за дачу ложных показаний. Вы это понимаете?

Джессика встревоженно кивнула.

– Вы должны ответить, Джессика. Мы в записи. Повторяю – вы это понимаете?

– Да.

– Хорошо. Когда вы купили квартиру?

– Два года назад.

– Откуда вы взяли двести тысяч фунтов для первого взноса?

– Мне дал отец. Пожалуйста, не нужно так смотреть. Это правда, можете его спросить, если вы мне не верите.

– Почему он решил, что вы сможете выплатить остальные деньги по ипотеке?

– Не хочу показаться невежливой, старший инспектор, но… ваш отец богат? Мой, например, очень богат. Но в жизни его мало что интересует, кроме зарабатывания денег. Я просто сказала ему, что сэр Хьюго решил, будто я бесценный работник, и вдвое увеличил мне зарплату. Он даже не стал меня ни о чем расспрашивать. Только сказал: «Прекрасно, дорогая» – и снова уткнулся в «Экономист».

Том ясно представлял себе эту картину. Тем не менее на вопрос Джессика не ответила.

– Хорошо. Почему вырешили, что сможете выплатить остальные деньги по ипотеке?

– Сэр Хьюго сказал, что он очень впечатлен моей работой. Он захотел расширить круг моих обязанностей и поручил мне выполнять для него некое строго конфиденциальное задание. И сообщил, что будет немного доплачивать мне за это. Каждый месяц, наличными.

– Немного – это сколько?

– Несколько тысяч.

Это было все равно что медленно выдирать зуб. Разумеется, Джессика понимала, что рано или поздно он все равно все узнает, так к чему тянуть?

– Несколько тысяч – сколько конкретно?

На мгновение Тому показалось, что Джессике стало неловко. Она чуть пошевелилась и вызывающе вздернула подбородок:

– Он спросил, считаю ли я достаточной суммой восемь тысяч.

– Восемь тысяч фунтов? В месяц? – Да.

Джессика держала голову по-прежнему высоко, но на ее щеках выступил легкий румянец. Том мог объяснить его только смущением. Есть чему смутиться, подумал он.

– Чем вам приходилось заниматься за эти деньги, Джессика? Вам придется нам ответить. Вы были его любовницей?

– Я уже говорила вам, что нет. Если бы он этого захотел, особенно в начале нашего знакомства, я бы с радостью согласилась. И могу вас заверить, материальная выгода здесь совершенно ни при чем. Но к сожалению, он не делал мне таких предложений.

– Так что вы для него делали, Джессика?

– Я бы не хотела об этом распространяться. Мне очень жаль, но это действительно конфиденциальная информация.

Ее упрямство снова начало действовать Тому на нервы.

– Джессика, сэр Хьюго убит. То задание, которое вы для него выполняли за эти немаленькие деньги, может иметь непосредственное отношение к его смерти.

– Это не так.

– Почему вы так в этом уверены?

– Просто уверена.

В такие моменты, как эти, Том понимал полицейских, которые теряли контроль над собой. Его вдруг осенило. Конечно. Есть еще одна причина, по которой мужчина может регулярно платить женщине большие деньги.

– Хорошо. Значит, вы не желаете рассказывать о том, в чем заключались ваши обязанности. Это из-за завещания?

Джессика нахмурилась:

– Что вы имеете в виду?

– Вы знаете, что сэр Хьюго оставил вам деньги?

– Брайан упоминал об этом, да. Я еще не знаю подробностей, но Брайан сказал, что сумма меня более чем обрадует, – добавила она самодовольно.

«Что ж, тогда вот тебе еще новости», – подумал Том.

– А Брайан сообщил вам об условиях?

С лица Джессики сбежала улыбка.

– Нет. О каких условиях?

– Деньги – действительно более чем приличная сумма – будут выплачены вам в течение определенного времени. И в этот период вы не должны распространять никаких порочащих сведений о сэре Хьюго.

Аджай бросил на него острый взгляд. Судя по всему, он не понимал, зачем Том выдал Джессике эту информацию – ведь теперь она могла вообще отказаться что-либо говорить. Но у Тома был свой план. Он уже понимал, что собой представляет Джессика Армстронг, и чувствовал в крови знакомое волнение.

– Прекрасно. Выполнить это условие мне будет совсем не трудно. Ничто не может опорочить честное имя сэра Хьюго. Он никогда не делал ничего компрометирующего.

Том подался вперед. Он был уверен, что она ответит именно так.

– Что вам известно, Джессика? – тихо спросил он. – Что вы такого знали про сэра Хьюго? И о чем обещали молчать?

–  Ничего. Сколько раз я должна вам повторять? Ровным счетом ничего. – Она упрямо сдвинула брови.

– Тогда почему вы не хотите сказать, за что вы получали деньги? Если это не связано с условиями завещания, то почему вы храните это в тайне?

– Потому что это вас не касается и не имеет никакого отношения к вашему расследованию. Он не хотел, чтобы кто-то об этом знал. Он вообще не любил распространяться о своей щедрости.

Том постарался сохранить непроницаемое лицо.

– Когда именно вы начали получать эти дополнительные суммы? Возможно, произошло какое-то событие, вызвавшее его… щедрость?

– Я скажу вам, когда это началось. Но не скажу, что именно я сделала. Я не какая-нибудь там… террористка, и у меня есть право хранить молчание.

Том вздохнул. Боже, избавь нас от подкованных подозреваемых, подумал он.

– Хорошо. Давайте с этого и начнем. Расскажите, с чего все началось.

На коленях Джессика держала зеленую замшевую сумочку, и Том заметил, что она беспокойно вертит в пальцах ремешок. Две глубокие морщины залегли у нее между бровями. Он явно вывел ее из равновесия. Но в достаточной ли степени? – подумал Том.

– Ну… дело в том, что произошло сразу несколько событий примерно одного толка. Это случилось около двух лет назад. Все началось с того, что в офис явились две девушки из фонда. Они искали свою пропавшую подругу. Разумеется, я их выпроводила. Я знала правило сэра Хьюго насчет того, что девушки не должны поддерживать связь друг с другом, и поэтому разговаривала с ними довольно резко.

– Вы никогда не думали, что это достаточно странное правило?

– Нет, никогда. Сэр Хьюго руководствовался исключительно их интересами, и поскольку он считал, что так будет лучше, я всячески поддерживала его решение. Как бы там ни было, через день или два снова раздался звонок в дверь. Кроме меня и сэра Хьюго, в офисе никого не было. Рози вышла – под предлогом того, что у нас закончились ручки или что-то в этом роде. При этом, если мне не изменяет память, ее не было целую вечность. Можно было обегать половину Лондона. Так вот, я открыла дверь, и внутрь буквально ворвалась девушка. Она протиснулась мимо меня и заявила, что хочет видеть «Хьюго». Именно «Хьюго», а не «сэра Хьюго». Я еще подумала, что это очень странно. Потом я ее узнала. Так вышло, что как раз в тот день я просматривала ее дело. Она была роскошно одета, это поначалу и сбило меня с толку. Я попыталась ее остановить, но она отпихнула меня в сторону, ворвалась в кабинет сэра Хьюго и хлопнула дверью. Конечно, я бросилась за ней, но сэр Хьюго сказал, что все в порядке, и попросил оставить их одних.

Джессика сделала паузу и отпила воды. Все молчали. Том видел, что она вспоминает события того дня, и, хотя он умирал от желания задать ей пару вопросов, понимал, что нужно дать Джессике закончить. Она сжимала стакан и смотрела в пространство, как будто видела перед собой офис и сэра Хьюго.

– Я слышала, как за дверью кабинета кричали. Кричали!Сэр Хьюго никогда не повышал голос, но он явно был крайне чем-то рассержен. Хотя все быстро закончилось. Через несколько минут девушка с улыбкой выпорхнула из кабинета и ушла. Еще через пару минут вышел сэр Хьюго и сказал, что хочет со мной поговорить. Он попросил меня никому не говорить о том, что приходила эта девушка, и поинтересовался, что из их разговора я слышала.

Несмотря на то что Тому не хотелось прерывать рассказ, он вынужден был спросить:

– А вы что-то слышали?

– В общем, нет. Ничего особенного. Кажется, она говорила что-то о бассейне, как это ни странно. Во всяком случае, она дважды упомянула это слово. Понятия не имею, причем тут бассейн. Я знаю, что Аннабел постоянно приставала к сэру Хьюго с просьбами устроить в доме бассейн. Но я даже не представляю, какая здесь может быть связь. В общем, сэр Хьюго сказал, что едет домой в Оксфордшир и что его не будет несколько дней. И он не хотел, чтобы я с ним связывалась. Я думала, что на этом история закончилась, но когда Рози наконец соизволила заявиться в офис, она сказала, что только что видела сэра Хьюго в машине и рядом с ним была девушка. Должно быть, он решил ее подвезти, несмотря на то что она вела себя крайне невежливо. Собственно, это все. Вот тогда все это и началось.

– Кто была эта девушка, Джессика?

– Ее звали Алина Козма.

Том резко выдохнул. Алина Козма. Подруга Даники Божин. Самая первая из пропавших. В такие совпадения он не верил.

– Что сказал сэр Хьюго? Он как-то объяснил случившееся?

– Сэр Хьюго не обязан был мне ничего объяснять, старший инспектор.

Почему эта женщина не может дать прямой ответ на вопрос, в изнеможении подумал Том. Но Джессика вдруг продолжила:

– Не знаю, важно это или нет, но вскоре сэр Хьюго попросил меня найти ему подходящее охранное агентство. Он ведь не всегда пользовался услугами телохранителей, знаете ли. А потом, еще через несколько дней, в офис явилась еще одна неожиданная посетительница. Леди Флетчер. И это действительно было очень необычно. Но сэр Хьюго похвалил меня за то, как я справилась с ситуацией. Он сказал, что я продемонстрировала верность, преданность делу и умение хранить тайны.

Должно быть, это случилось после того, как Лора познакомилась с Даникой, догадался Том.

– Какова была цель ее визита?

– Она хотела посмотреть записи фонда. Требовала список семей, куда посылались девушки за последние пять лет, адреса, телефонные номера и прочее. А еще она желала узнать, нет ли у нас отчетов о тех девушках, которые возвращались обратно на панель – или куда там они возвращались. Я умею предугадывать желания сэра Хьюго и его реакцию и точно знала, что эта идея ему бы не понравилась. Поэтому я ей отказала.

– Как реагировала на это леди Флетчер?

– Она заявила, что делает это по просьбе своего мужа и что я обязана предоставить ей всю нужную информацию. Я знала, что сэр Хьюго ни за что не поручил бы ей такого, не предупредив об этом меня, поэтому снова ответила отказом. Тогда она ушла.

– Вы рассказали об этом визите сэру Хьюго? – Том уже знал ответ на этот вопрос, но решил, что Джессика должна это подтвердить.

– Разумеется. Он был очень рассержен, но в то же время доволен тем, как я себя вела. Через пару дней после этого он и предложил мне выполнять ту конфиденциальную работу за дополнительные деньги. Он сказал, что умение держать язык за зубами – это самое главное качество личного помощника. Он должен быть уверен, что может доверить мне самые темные свои секреты, так он выразился. Все это было довольно странно, потому что я сделала бы то же самое и без всяких денег. Но сэр Хьюго сказал, что свое доверие он оценивает в восемь тысяч фунтов. – Джессика пожала плечами. – И я стала искать квартиру.

Том немного подумал.

– Джессика, я хочу, чтобы вы хорошо об этом поразмыслили. Вы не глупы, и не может быть, чтобы вам не приходило в голову, что сэр Хьюго платит вам такие огромные деньги не просто так, а за молчание. А теперь он, похоже, купил ваше молчание надолго.

– Старший инспектор… вы действительно не понимаете, да? Сэр Хьюго был замечательным человеком, и вам никогда не постигнуть истинных глубин этой великой души.

На самом деле Том как раз начал постигать истинные глубины души сэра Хьюго – и они были куда чернее, чем представлялось Джессике. Но ее уже было не остановить.

– Та вещь, которую я пообещала держать в тайне, – всего лишь еще один пример его невероятного человеколюбия. И я сохраню эту тайну. Я дала торжественную клятву.

Так. Тут пока тупик, подумал Том. Нужно двигаться дальше.

– Кстати, насчет завещания, Джессика. Согласно последней воле сэра Хьюго при условии, что вы будете молчать, вся сумма по вашей ипотеке будет выплачена банку в течение года. Вам это известно?

Джессика молча кивнула. Не будучи в курсе особых условий завещания, она, очевидно, прекрасно знала, сколькодолжна получить.

– На мой взгляд, это дает вам превосходный мотив для убийства. Вы так и не сказали нам, где находились в то время, когда был убит сэр Хьюго. Если я не ошибаюсь, вы сочли, что вам «нет нужды отчитываться за свои передвижения». Верно? Мы не знаем, за что он платил вам деньги, и вы отказываетесь об этом говорить. Из этого я могу сделать только один вывод: вы его шантажировали. Тогда все совпадает, не правда ли? Поэтому сейчас я предлагаю вам отправиться домой и хорошенько об этом подумать. Завтра утром вы снова должны быть здесь. Аджай, организуйте это, пожалуйста.

Том резко встал и вышел из комнаты. Джессика, изумленная и не на шутку испуганная, так и не сдвинулась с места.


Тому было ясно, что Джессика на самом деле боготворила Хьюго Флетчера. Само по себе это могло быть мотивом для убийства, но в данном конкретном случае он так не думал. Она твердо стояла на том, отказываясь рассказывать, за что сэр Хьюго платил ей восемь тысяч, но Том был не менее твердо настроен это узнать. Проблема заключалась в том, что Джессику невозможно было сбить с позиций, даже если допрашивать ее сутки напролет.

Но новости насчет Алины Козма были действительно интересными. Том мысленно попытался собрать все факты воедино. Алина пропадает. Даника и Мирела отправляются в офис, нарываются на Джессику, и та отправляет их восвояси. Том видел эту сцену как живую. Даника едет к Лоре. В офис является Алина и о чем-то спорит с сэром Хьюго – и это уже более чем странно. Затем приходит Лора и пытается разузнать информацию о девушках, но Джессика выпроваживает ее ни с чем. Хьюго узнает об этом, нанимает телохранителей и дает Джессике маленькое, строго конфиденциальное задание. Небольшую работку на восемь тысяч фунтов в месяц – наличными. А теперь пропадает и Мирела. Завтра, решил Том, он узнает у Джессики все об этих пропавших девушках. Первым делом.

Он уже собрался уезжать домой, как из Оксфордшира позвонила Бекки.

– Том, я бы хотела вам кое о чем рассказать, – неуверенно произнесла она. – Не знаю, имеет ли это значение, но эта мысль не дает мне покоя. Я решила, что лучше все-таки сказать, на всякий случай.

– Выкладывайте, Бекки. Не важно, пусть даже это полная ерунда – вы же знаете. Нам нужны все предположения.

– Значит, так… Я была в кухне и болтала со Стеллой. И она рассказывала, какими красавицами были Лора и Имоджен в юности. Так получилось, что она упомянула их полные имена – Лора Кеннеди и Имоджен Дюбуа. И я сначала немного помучилась, а потом вдруг вспомнила. Сработала зрительная память – правда, чересчур медленно. Когда я просматривала списки пассажиров «Евростар» Лондон – Париж, мой глаз зацепился за некую Имоджен Дюбуа. Я уверена, что там была такая пассажирка. Естественно, я обращала чуть больше внимания на женщин по имени Имоджен. Я все перепроверила – и оказалось, что была права. Я понимаю, что это ничего не значит – ведь у нашей Имоджен паспорт на имя Имоджен Кеннеди. Но это совпадение показалось мне странным.

– Странным? Да это невероятное совпадение, Бекки. Отличная работа. Вы видели паспорт Имоджен? Лично? Какое там стоит имя?

– Да. Это было первое, что я сделала. Имя на билете должно соответствовать имени в паспорте – конечно же, – и в ее паспорте определенно указано «Имоджен Кеннеди». Я связалась с паспортной службой, на всякий случай, но мне сказали, что британских паспортов на имя Имоджен Дюбуа не выдавалось. Сейчас я проверяю информацию по билетам, хочу узнать, когда они были куплены и с какой кредитной карты производилась оплата.

И как раз жду, когда они мне отзвонятся.

– Прекрасная идея, Бекки. Жаль, что с паспортом тупик, но все равно продолжайте. Вы знаете, я не верю в совпадения. У меня еще есть кое-какие дела здесь, но завтра, как только освобожусь, я буду в Оксфордшире.

– Приготовьтесь удивляться.

– Что вы имеете в виду?

– Увидите сами.

Вряд ли это имеет прямое отношение к делу, решил Том. Поэтому намеки Бекки заинтриговали его не на шутку. Тогда он еще не знал, что в следующий свой визит в Оксфордшир ему будет совершенно не до удивления.


На следующее утро Том решил полностью сменить направление допроса в надежде сбить Джессику с толку.

– Мне кажется, вам пора показать мне те самые отчеты по девушкам из фонда, которые требовала тогда леди Флетчер. И которые вы отказались ей предоставить.

К его удивлению, Джессика улыбнулась:

– К сожалению, это невозможно.

Том склонил голову набок. Кажется, Джессика надумала играть с ним.

– Что вы хотите этим сказать?

– Вскоре после инцидента с леди Флетчер сэр Хьюго решил, что нам необходимо разобрать архивы и подчистить ненужное. Он велел мне уничтожить дела тех девушек, которые пропали, то есть, скорее всего, ушли из семей, где жили. Мы храним данные только о тех девушках, с которыми фонд имеет дело в настоящее время.

– В таком случае как фонд отчитывается о проделанной работе?

– Мы сохраняем все цифры, но не персональные данные. Все неактуальные дела я отдала Рози, а она отправила их в измельчитель. Как видите, я не отказываюсь вам помогать – просто это действительно не в моих силах.

Том почувствовал острое разочарование. Лора ни словом не обмолвилась о знакомстве с Даникой, Мирела и Алина пропали, Джессика отказалась давать Лоре информацию по девушкам, решение Хьюго уничтожить все «неактуальные» дела – все эти факты вместе прямо кричали о том, что здесь кроется нечто очень важное.

– Джессика, я хочу, чтобы вы еще раз подумали обо всем, о чем мы тут говорили, и пересмотрели свое решение относительно вашей торжественной клятвы молчания. Вам может казаться, что эта информация не важна для расследования, но у меня есть все основания думать, что вы ошибаетесь. Кроме того, вы пока еще не доказали, что не шантажировали сэра Хьюго.

– Вот как? Вы считаете, что я должна доказывать свою невиновность? А я-то полагала, что это вы обязаны доказать мою виновность.

Больше всего на свете Тому хотелось убрать эту самодовольную улыбку с ее лица. Но что-то не давало ему покоя, какая-то мысль – и вот наконец она вышла наружу. Лора. Лора удивилась, когда узнала, что Хьюго каждый месяц снимал со счета двадцать тысяч наличными. Но ее огорошил не сам этот факт, а сумма. Меньше половины этих денег, как выяснилось, шло Джессике. Но куда же девались остальные? И что именно знала об этом Лора?

– Вы упомянули, что сэр Хьюго был очень щедр. Исходя из того, сколько он вам платил, это действительно так. Скажите, Джессика, а не связана ли ваша тайна с тем, что сэр Хьюго регулярно платил кому-то еще? Возможно, человеку, который его шантажировал?

Джессика упрямо поджала губы, но Том не мог не заметить, что в ее глазах промелькнуло изумление.


Оставив Джессику на потом, Том отправился на поиски суперинтендента Синклера. Он постучал в дверь кабинета и просунул голову внутрь. Синклер оказался на месте. Он разговаривал по телефону, но, увидев Тома, тут же закруглил беседу, попрощался и повесил трубку.

– Джеймс, не могли бы вы уделить мне минуту?

– Конечно. Я бы даже не отказался получить отчет.

Итак, что у нас есть?

Том пододвинул стул, сел, устроился поудобнее и положил ногу на ногу. Самым полезным для дела он считал обсуждение деталей с таким опытным детективом, как его босс. Он доложил Синклеру о не слишком удачных результатах допроса Джессики.

– Вы считаете, это онаего шантажировала? – спросил Синклер.

– Если бы! Нет, я так не думаю. Она твердо верила, что он умеет ходить по воде. Кроме того, люди, как правило, не оставляют шантажистам кругленькую сумму в завещании, даже чтобы купить их молчание. Все стягивается к этим девушкам из фонда. – Том переменил позу, подался вперед и положил руки на стол. – Я занимаюсь этим вопросом. Как только появятся результаты – тут же вам доложу.

Синклер слегка покачался на стуле. Со стороны могло показаться, что он занят своими мыслями, но Том знал, что босс слушает его более чем внимательно. Он продолжил:

– Но главное, о чем я хотел с вами поговорить, касается того, о чем рассказала мне Аннабел. Пожалуйста, взгляните на эти фото.

Том разложил фотографии на столе. Синклер перестал раскачиваться, надел очки для чтения и внимательно рассмотрел снимки.

– И кто же это? Хмм. Очень привлекательная женщина, между прочим.

– Это мать сэра Хьюго. Леди Дафна Флетчер.

Том молча выложил на стол еще одно фото. Синклер вгляделся в фотографию и медленно перевел взгляд на Тома.

– Когда это было снято? – серьезно и почему-то грустно спросил он.

– Около десяти лет назад. Примерно в то время, когда они познакомились с Хьюго. Задолго до ее болезни.

– Это поразительно. И, учитывая рассказ Аннабел, довольно омерзительно.

– Согласен. Надо еще иметь в виду, что Лора никогда не видела фотографий своей свекрови. Она сказала, что у Хьюго, конечно, были снимки, но он ей не показывал. А сама она их не искала, потому что он попросил ее этого не делать. Вполне возможно, она ни о чем не догадывается.

Синклер задумчиво покачал головой:

– Бедная женщина. Я думаю, это лишний раз подтверждает, что у Хьюго был настоящий эдипов комплекс.

Том кивнул:

– И это довольно интересно, потому что, насколько я помню, для эдипова комплекса характерно не только влечение к собственной матери, но и желание убить отца. Со смертью отца Хьюго не все чисто, так что здесь открываются заманчивые перспективы.

Синклер задумался. Сейчас, когда он подпирал щеку одной рукой, его лицо казалось почти симметричным. Но стоило ему убрать руку, как оно снова перекосилось.

– И какое значение это имеет для нас?

– Никакого. Разве лишний раз подтверждает тот факт, что сэр Хьюго Флетчер был далеко не тем святым человеком, которого видел весь мир. Если он в самом деле женился на Лоре из-за того, что она была точной копией его матери, эта несчастная, наверное, прошла через настоящий ад.

– Разве это не достаточная причина, чтобы его убить?

– Я бы сказал, Лора очень разумная и рациональная женщина, несмотря на ее психические расстройства. Кстати, я еще должен разобраться, в чем там дело. Думаю, ее жизнь с Хьюго была ужасна. Чем больше я о нем узнаю, тем мне становится противнее. Если бы в характере Лоры была склонность к убийству, то да, причин у нее было бы более чем достаточно.

Том замолчал и подумал о Лоре – той Лоре, с которой они разговаривали после оглашения завещания.

– Она жила с ним не ради денег, это точно. Это подтверждает ее реакция на завещание. И кроме того, мы тщательно проверили все ее передвижения за последние двадцать четыре часа до убийства. Мы попросили инспектора Масси, итальянца по происхождению, поговорить с местными жителями. Вилла расположена в маленьком городке, где все друг друга знают, и от соседей там скрыться невозможно. Лору видели в пятницу, она собирала маслины. Потом местный карабинер встретил по дороге в аэропорт ее машину – это было утром в субботу – и помахал ей рукой. Вдобавок мы проверили сообщение на автоответчике в Оксфордшире. Звонок совершенно точно был сделан из дома в Италии и действительно в субботу утром. И это на самом деле голос Лоры.

– Как насчет ее подруги, Имоджен Кеннеди? У нее мог быть мотив?

– О, это любимая подозреваемая Бекки. Хотя Лору она тоже со счетов не сбрасывает, несмотря ни на что. Бекки утверждает, что там определенно происходит что-то подозрительное. Мы предполагаем, что Хьюго приложил руку к разрыву Имоджен с ее мужем, но это было очень давно. В то же время мы думали, что Лора и Имоджен много лет не поддерживали связь, но Бекки выяснила, что это неправда. Потом тут есть еще одна интересная деталь. Девичья фамилия Имоджен – Дюбуа. А Бекки обнаружила, что некая Имоджен Дюбуа на вокзале Сент-Панкрас села в поезд «Евростар» до Парижа. В субботу утром. Но мы проверили паспорт Имоджен, и в нем значится фамилия Кеннеди. После замужества она не возвращалась к своей девичьей фамилии.

– Но некоторые люди вполне легально имеют два паспорта, – заметил Синклер. – Например, те, кто едет в Израиль и враждующие с ним страны. Или те, кто очень много и часто путешествует. Иногда им требуется сразу два паспорта – один могут забрать для выдачи визы, а человеку, например, нужно в этот же день лететь куда-то еще. Так что здесь есть варианты. По-моему, это многообещающая версия.

– Не такая уж многообещающая. Мы связались с паспортной службой; в Великобритании не выдавались паспорта на имя Имоджен Дюбуа. Стало быть, это тупик.

– Дюбуа… Довольно необычная фамилия для девушки родом из Манчестера, верно?

Том засмеялся:

– Это потому, что на самом деле она не из Манчестера. Она… о черт! Какой же я дурак!

Том сорвался с места и бросился к двери, на ходу вытаскивая из кармана телефон.

– Бекки? Имоджен Кеннеди выехала из Канн в пятницу, так?

На Бекки можно было положиться – у нее была безупречная память.

– Но вылетела из Парижа только в субботу днем, ближе к вечеру?

Бекки снова все подтвердила. Она несколько раз переспросила, зачем он спрашивает, но объяснять ему было некогда.

– Подсчитайте, сколько по времени займет добраться из Канн до Парижа на машине, а потом проверьте списки пассажиров «Евростар» Париж – Лондон. Мы знаем, что Имоджен Дюбуа села в поезд Лондон – Париж как раз в подходящее время, чтобы успеть на тот самолет. Но ведь прежде всего ей надо было как-то добраться до Лондона! Посмотрите, может быть, она ехала в поезде ночью или очень рано утром в субботу. Если нет, нужно будет еще раз перепроверить все вылеты.

Он уже подбегал к своей машине. Бекки все еще вопила что-то в трубку, но от волнения Том ее почти не слышал.

– Что? Я не расслышал. Да. Да, это вполне возможно. Клянусь чем угодно – у нее наверняка есть и канадский паспорт. Нет, мотива у меня пока нет, но мы узнаем и это. Всему свое время. Встретимся через час.


Глава 25 | Только невинные | Глава 27