home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 30

Декабрь 2006 года

Дорогая Имоджен,

сегодня у меня выдался очень странный день. Погода то и дело менялась: то проливной дождь с ужасным ветром, то вдруг яркое солнце. Но эти ясные промежутки были слишком короткими, и мне так и не удалось выйти в сад, чтобы закончить подготовку его к зиме. Да-да, я знаю, у нас есть садовники, но, если я не буду делать хоть что-нибудь, на самом деле сойду с ума!

Так что целый день я сидела дома, смотрела в окно и жалела, что не поехала в Италию. Там я хотя бы могу бороться с демонами и побеждать их. Здесь они атакуют меня на каждом шагу. И еще сегодня я думала о тебе, моя дорогая, давно утерянная подруга.

Я вернулась в Эшбери-парк около года назад, но все еще веду себя очень осторожно. Мне нельзя заступать за линию. Нужно казаться покорной и делать вид, что я во всем слушаюсь Хьюго. Я здесь по одной-единственной причине. Той самой, о которой я тебе так и не сказала. Произнести это вслух – или написать – у меня просто нет сил.

Надо было уехать в Италию! Я подумала, что Хьюго захочет, чтобы я помогла ему подготовиться к Рождеству, в частности выбрать подарки для Алексы, поэтому осталась. Но мое присутствие его страшно раздражает.

Сейчас мы редко видимся – и, что касается меня, я просто счастлива. Хьюго регулярно выходит в свет и часто ночует не здесь. Иногда я замечаю, что он особенно взволнован перспективой вечера вне дома, так что, думаю, у него есть любовница. Бедная женщина!

Итак, он попросил меня заняться покупками, а сегодня утром позвонил и сказал, что его не будет день или два. И он не хотел, чтобы я ему звонила. Мне показалось, что он на что-то злится, но, в общем, мне было плевать. По крайней мере, не надо вечером исполнять роль послушной жены – я серьезно считаю, что мне давно пора дать «Оскар»!

В общем, я устроилась у камина с бокалом вина и хорошей книжкой. И вдруг зазвонил домофон. Я поразилась – в этот дом никто не является без приглашения. Да и приглашения Хьюго раздает крайне неохотно. На какое-то мгновение я даже подумала, что это ты!

Я сняла трубку, но голос был мне совсем незнаком.

– Здравствуйте. Я хотела бы поговорить с сэром Хьюго Флетчером. Меня зовут Даника Божин.

– Прошу прощения, но моего мужа сейчас нет. И кроме того, он не любит, когда его беспокоят дома по деловым вопросам. Наверное, вам лучше будет прийти в офис.

– Я уже прийти в офис два дня назад, и никто мне не помогал. Вы его жена? Пожалуйста, вы можете мне помогать?

Я не понимала, чего хочет эта девушка, но снаружи было так холодно, сыро и темно, а голос у нее был такой расстроенный… В мониторе она казалась совсем молоденькой и худенькой, и я ее пожалела. Пригласила ее войти.

Выяснилось, что она пришла поговорить с Хьюго о своей подруге. Подруга пропала, и Даника не верит, что она могла сбежать, не сказав никому ни слова. Поэтому она боится, что с ней случилось что-то плохое. Вид у нее на самом деле был очень взволнованный.

Меня впечатлила ее верность подруге – проделать такой путь, чтобы поговорить с Хьюго! И минимум три мили она прошла под проливным дождем. По-английски она говорит отлично, разве что с небольшими огрехами, – я не удивилась, что она была хорошей студенткой. Как ужасно, что ей пришлось пережить такие мучения. Моя жизнь тоже не сахар, но это ничто по сравнению с историей этой девочки. Было видно, что она не находит себе места от беспокойства.

– Мне говорили, и я знаю, что не надо сюда приходить. Что нельзя. Но я не знаю, что мне делать еще. Алина не могла уехать и нам не сказать. Она счастлива там, где живет. Что-то случилось. Я знаю.

– Она никогда не говорила вам, что хотела бы уехать?

Даника немного подумала и нахмурилась:

– Я не знаю. Последний раз, когда мы вместе, она была очень счастлива. Большая улыбка, горят глаза. Вот так. Мирела тоже это видела – и мы спросили про это. Но она сказала, у нее секрет, и она не может сказать. Я подумала, она влюбилась в мужа из семьи, – и спросила ее. Она засмеялась и сказала, что я ее ошиблась. Семья прекрасная, и она не хочет, чтобы они злились. На нее. Она хотела быть в семье, пока не найдет мужчину – хорошего, чтобы заботился. Понимаете? Может быть, она нашла. Но я не согласна, что она ушла и не сказала своим.

Я правда хотела ей помочь, но не знала как. Все, что я смогла придумать в тот момент, – это накормить ее, напоить чаем и заказать такси, чтобы она добралась до дома. Но пообещала выяснить, что случилось с ее подругой. Мне было даже неловко, что я так мало знаю о делах «Аллиума».

– Вы когда-нибудь встречались с моим мужем, сэром Хьюго?

– О да. Мы все с ним встречались. Он приходит и разговаривает, когда девушки приходят в «Аллиум». Не со всеми. Мы стоим в ряд, и он выбирает и разговаривает.

– А с вами он разговаривал?

– Нет. Очень жалко. Но он разговаривал с Алиной долго, и с Мирелой. С Мирелой недолго. А со мной нет.

Наверное, я слишком некрасивая.

– Конечно же вы очень красивая, Даника. У вас есть фотографии ваших подруг?

– Нет. Но нас фотографировали. Фото в офисе.

Когда она ушла, я долго думала над тем, как ей помочь. И вот что я решила. Наконец-то у меня появилась возможность сделать что-то полезное. Протянуть руку помощи. Если Джессике на это наплевать, то мне нет. Я не буду ничего говорить Хьюго, потому что он точно найдет какую-нибудь причину мне помешать. Просто из вредности – не думаю, что у него есть реальные основания. В любом случае вряд ли ему нравится, что девушки исчезают без объяснений.

Я не заканчиваю это письмо; хочу держать тебя в курсе моего расследования.


Прошло шесть дней с тех пор, как приходила Даника. Хьюго снова в отъезде, и я решила, что сегодня съезжу в офис «Аллиума» и попробую разузнать что-нибудь об этой пропавшей подруге, Алине. Я не могу заявиться туда, когда там находится Хьюго, так что сегодня как раз подходящий случай.

Приехав на Эджертон-Кресент, я поднялась прямо в квартиру и столкнулась с Рози. Она часто заходит туда, чтобы оставить на столе Хьюго бумаги. Обычно он читает их вечером, когда уютно горит лампа, а рядом стоит стакан с виски. Раньше я думала, что это наивысшее счастье – просто сидеть и смотреть на него, когда он вот так занимается своими делами. Да… давно это было.

Я предложила Рози выпить вместе со мной кофе. Она милая девушка, хотя, по-моему, немного шопоголик. Я объяснила ей, зачем приехала, и она рассказала, что Даника и Мирела приходили в офис чуть больше недели назад. Естественно, я это уже знала. По словам Рози, как правило, каждый год пропадает несколько девушек, но, если девушка оставляет записку, этот случай не расследуется. По мнению Хьюго, незачем тратить время и усилия, если девушка сделала свой выбор и ушла по собственной воле. Подруга Даники как раз оставила записку, поэтому ее делом никто не занимался.

Я спросила, не знает ли она, когда именно исчезла Алина. Рози припомнила, что в тот день Хьюго вроде бы не было в офисе, но и только. Я разочарованно вздохнула – Хьюго не бывает в офисе несколько раз в неделю. Потом она вдруг вспомнила кое-что еще, полистала ежедневник и ткнула пальцем в дату:

– Вот! Я помню – в тот день, когда нам сообщили о ее пропаже, звонили из Би-би-си. Они хотели, чтобы сэр Хьюго принял участие в программе «Панорама» – предполагалась тема о торговле людьми, а я еще никак не могла с ним связаться.

Я спросила, почему она не могла связаться с Хьюго по такому важному вопросу, и Рози показала на запись в ежедневнике – там стояли буквы «ЛМФ». Оказывается, когда он пишет в ежедневнике «ЛМФ», это означает, что ему нельзя звонить и нельзя назначать на эти дни никакие другие встречи. Рози думала, что я знаю, что означают эти буквы, но я не имею ни малейшего понятия. «Л», в принципе, может означать «Лора», но у меня нет второго имени. И кроме того, вряд ли хоть что-то, связанное со мной, может представлять для Хьюго такую важность.

Пока мы разговаривали, снизу раздался голос Джессики. Она не видела, что я приехала, и ей наверняка бы не понравилось, что я сижу тут и задаю разные вопросы.

– Рози! Пропала еще одна девушка. Она оставила записку, но я должна поехать и поговорить с семьей. Спускайся, ты будешь отвечать на звонки. Что ты вообще там делаешь столько времени, господи ты боже мой!

Хлопнула парадная дверь. Рози с сожалением улыбнулась и пошла вниз, а я решила сама просмотреть ежедневник. Я знала, что сегодня Хьюго как раз в «некоммуникабельном» настроении – и, разумеется, запись в ежедневнике гласила «ЛМФ». Как раз как в тот день три месяца назад, когда пропала Алина.

Не знаю, но, по-моему, это очень странно. Слишком невероятное совпадение. Исчезает Алина, и в этот день Хьюго запрещает ему звонить. Сегодня то же самое – и пропадает еще одна девушка. Если бы речь шла не о Хьюго, а о другом, обычном, нормальномчеловеке, я бы ничего особенного не подумала. Но я чересчур хорошо его знаю.

Я пролистала страницы назад. Это было на самом деле странно. Каждые несколько месяцев в ежедневнике появлялись буквы «ЛМФ» – написанные чернилами и подчеркнутые. Одна такая запись была даже за три месяца вперед. Но были и другие «ЛМФ», нацарапанные карандашом. Я взяла ежедневник, спустилась вниз и спросила у Рози, что это значит. Она объяснила, что Хьюго вставлял в расписание эти загадочные «ЛМФ» без всякого графика, обычно за день или два. Если он писал карандашом, значит, при необходимости событие можно было перенести. Если чернилами – оно не должно было отменяться ни при каких обстоятельствах. Но и в том и в другом случае в день «ЛМФ» Хьюго запрещал его беспокоить.

Потом вернулась чертова Джессика – она забыла бумаги или что-то там такое. Разумеется, она не могла спросить меня, что я тут делаю, но это было написано у нее на лице. Я сказала, что хочу посмотреть дела всех девушек, которые пропали. Она ответила отказом. Я пыталась настаивать, говорила, что делаю это по просьбе Хьюго, но она мне не поверила.

Я должна узнать, есть ли между этими событиями связь – сбегающие девушки и одновременно пропадающий на пару дней Хьюго. Если он берет их в любовницы – пусть даже на время, – я хочу это знать. Как жене мне абсолютно все равно (хотя девушек, конечно, жалко), но это может оказаться полезным оружием против Хьюго.

От Джессики я так ничего и не добилась. Конечно, она обо всем доложит Хьюго, поэтому мне надо придумать какое-то объяснение. Пожалуй, я расскажу о визите Даники и о том, что сказала Рози, и сделаю вид, будто мне это, в общем, совсем неинтересно. Но я выясню, что означают эти буквы!

Хотя надо быть предельно осторожной. Если Хьюго узнает о моей разыскной деятельности, мне конец. Вполне возможно, в буквальном смысле.


Я совершила ужасную ошибку, и теперь мне очень страшно! Это совсем непохоже на расследование, которое показывают по телевизору. Это реальная жизнь. Мояреальная жизнь. И не только моя – я должна думать и о жизнях других людей. Мне казалось, что я такая умная и так здорово все придумала, но теперь понятия не имею, что будет.

После того как побывала в офисе, я подумала, что единственным выходом будет нанять частного детектива. Надо, чтобы за Хьюго проследили. Я всегда думала, что у него есть любовница, но, возможно, дело в куда более мрачных вещах? Я должна была узнать.

Я тщательно просмотрела все детективные агентства. Мне казалось, что я нашла надежного и опытного человека. Как я ошиблась!

Хьюго вернулся после своего таинственного отсутствия и, конечно, тут же стал допрашивать меня насчет «Аллиума». Джессика, однако, не теряет времени. Думаю, мои объяснения показались ему удовлетворительными, хотя он недвусмысленно заявил, что дела фонда меня не касаются и я ничего не смыслю в их методах и деятельности.

А потом случилась катастрофа. На вечер Хьюго взял с собой телохранителя. Мне надо было думать головой! Но я велела детективу не прекращать слежку, полагая, что Хьюго ничего не заметит. Этот парень из охранного агентства такой разговорчивый. Разумеется, моего детектива поймали! Более того, они заставили его признаться, кто его нанял! Не знаю, что они с ним делали, но он им все рассказал.

Хьюго пришел в неописуемую ярость. А я не смогла придумать никаких вразумительных оправданий. Я не могла сказать, что подозревала его в романе на стороне – он прекрасно знает, что я бы только обрадовалась. Я просто сидела и молчала, как дурочка, а он осыпал меня оскорблениями. Я никогда не видела его в таком исступлении – даже в тот раз, после которого он упек меня в больницу. Сейчас он, наверное, пытается придумать, что со мной делать. Я должна действовать, причем очень быстро. Не ради себя – на себя мне уже плевать. Но на карту поставлены и другие жизни.

Мне нужно все кому-то рассказать. Сделать так, чтобы мне поверили. Впутывать в это тебя не имеет смысла – ты все равно ничем не сможешь помочь, а других друзей у меня нет. Если я расскажу маме или Уиллу, я не знаю, что сделает с ними Хьюго. Он обязательно придумает что-нибудь, чтобы никто не стал их слушать. Может быть, что-нибудь действительно ужасное. Значит, это должен быть человек, обладающий властью и авторитетом. Кто-то, кто сможет меня защитить – и не только меня, конечно. О, я знаю, как будет действовать Хьюго. Он будет напирать на мою болезнь и депрессивное состояние. Я должна быть очень, очень убедительна – и это без малейшей крупицы доказательств!

Итак, я решила. Я обращусь в полицию. Связи с проститутками, конечно, не караются законом, но, если эти проститутки потом пропадают, полиция должна заинтересоваться! Я знаю местного начальника полиции; мы несколько раз встречались на благотворительных мероприятиях. Его зовут Тео Ходдер. Я поговорю с ним. И он должен будет что-то предпринять.

На всякий случай – вдруг со мной что-нибудь произойдет! – я оставлю это письмо там, где найти его сможешь только ты. Хьюго ни за что в жизни о нем не догадается, но ты знаешь этот тайник. Кто бы мог подумать, что он понадобится мне опять! Помнишь, как много лет назад мы сделали дыру в старой книжке «Таинственный сад», чтобы я прятала туда свой дневник? Так вот, это письмо будет там. Я положу туда все свои письма к тебе. Так что если ты это читаешь, значит, со мной что-то случилось.

Кажется, я слишком редко тебе это говорила, но… я люблю тебя, Имо. Очень, очень, очень люблю. И прости меня за все.

Лора.


Глава 29 | Только невинные | Глава 31