home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 4

Через несколько минут после того, как явилась нежданная – и, кажется, нежеланная – гостья, все трое детективов ушли. Сквозь толпу журналистов, которых стало еще больше, они пробрались к машине Бекки. Между собой Синклер, Том и Бекки не обменялись ни словом; Синклер только отпустил своего водителя, чтобы поехать вместе со всеми. Они старались сохранять максимально невозмутимые лица – вид взволнованных полицейских, покидающих дом вдовы, в вечерних новостях возбудил бы лишние слухи. Как только они оказались в машине, вне досягаемости камер, Бекки заговорила:

– Кому-нибудь еще это показалось странным? Или только мне? Едва ли три слова за весь разговор – и вдруг такой взрыв. И ей явно не терпелось от нас избавиться, особенно после того, как возникла эта самая невестка.

Том подумал, что Бекки абсолютно права. Шок и потрясение Лоры были совершенно неподдельными, но, как только появилась ее родственница, она постаралась побыстрее выпроводить полицейских из дома. Бекки предложила остаться на ночь, но, к ее огромному разочарованию, Лора наотрез отказалась. Разумеется, больше всего на свете Бекки хотелось бы превратиться в муху и незаметно просидеть всю ночь где-нибудь на стене спальни.

– Том, вы эксперт по мотивационному анализу. Что вы думаете о леди Флетчер? Первые впечатления? – Синклер повернулся к Тому, который в глубокой задумчивости смотрел в окно. Перед глазами у него стояла Лора Флетчер. Какой хрупкой она ему показалась, когда чуть не упала в обморок и он поддержал ее. Том восстановил в памяти их разговор.

– Ее не так просто разгадать. Она в шоке, это совершенно очевидно. Судя по всему, она была полностью сосредоточена на том, чтобы держать себя в руках – настолько, что почти отрешилась от действительности. Как будто все, что происходит вокруг, – нереально. Кроме реакции на гостью. Вот здесь она снова включилась и ожила.

– Кстати, о гостье. Как ее зовут, напомните, Бекки.

– Имоджен Кеннеди, сэр.

– Да, спасибо. Так вот. Имоджен была женой брата леди Флетчер, поэтому такой прием может быть вполне оправдан. Кто знает, что было между ними раньше; возможно, какие-то давние семейные неурядицы. Но здесь определенно стоит покопаться. Такая враждебность… за этим вполне может скрываться что-то более серьезное.

Что вы об этом думаете, Бекки?

– Мне показалось, что леди Флетчер как будто сдалась и махнула на себя рукой. В отличие от своей очень привлекательной невестки.

Том снова подумал, что Бекки совершенно права. На Лоре Флетчер была жухло-фиолетовая юбка с рисунком из «индийских огурцов», некрасиво присобранная на талии, и блекло-бежевого оттенка свитер с круглым вырезом и короткими рукавами. Ее волосы были стянуты в хвост обыкновенной резинкой. Лора была бледна – неудивительно при данных обстоятельствах, – и все ее лицо покрылось красными пятнами от слез. Разумеется, это не добавляло ей привлекательности, в то время как Имоджен Кеннеди выглядела безупречно. Контраст между двумя женщинами был просто потрясающим.

– Я бы дорого дал, чтобы самому увидеть, как она отреагировала на новость. Констебль-дежурный был слишком взволнован и толком ничего не заметил.

– Как вы могли упустить ее в аэропорту, Том?

– Понятия не имею. В авиакомпании нас уверяли, что сделали объявление на борту, как и обещали. Однако никто так и не отозвался. Она сказала, что, наверное, все проспала.

Бекки скептически хмыкнула:

– Ага. А через две минуты добавила, что почти не спит.

Том кивнул:

– Я думаю, что перелеты оказывают такой эффект на многих. Не важно. В любом случае мы попросили сотрудников аэропорта проверить, забрала ли она багаж, и через десять минут они связались с нами и сообщили, что транспортер пуст, так что, видимо, да. Мы решили, что она вотвот появится. В аэропорту сделали еще несколько объявлений. Мы подождали еще полчаса, и стало понятно, что леди Флетчер все же умудрилась пройти мимо нас. Мы двинулись сюда и прибыли десять минут девятого. Удивительно, что мы приехали почти одновременно, учитывая, что она выехала раньше.

– А мы уверены, что она действительно была в том самолете? – перебил его Синклер. – Есть ли основания для сомнений?

– Абсолютно никаких, – заверила Бекки. – Кроме того, когда я брала из машины ее чемодан, заметила, что на нем была бирка с сегодняшней датой. Рейс из Анконы, как и должно быть. Все правильно.

– Вы видели ее сегодня, Бекки. Как вы считаете, могли бы узнать ее в аэропорту?

– Последний снимок был не слишком удачным, так что если судить по нему – да, мы легко могли ее пропустить. Но у меня практически фотографическая память, и я не думаю, что сегодня мимо меня проходила женщина в такой юбке. Я бы обязательно заметила. Впрочем, она могла быть в пальто. На заднем сиденье машины как раз лежало пальто.

Том все равно не понимал, как они могли разминуться с Лорой, но тем не менее так оно и было. Как сказала Бекки, леди Флетчер на момент совершения преступления находилась в Италии, сомнений в этом быть не могло. Но все же что-то не давало ему покоя. Он держал Лору за руку и чувствовал, что она действительно страдает, а не играет – ее трясло по-настоящему. Но на некоторые вещи она реагировала странно. Ее совсем не интересовали детали смерти мужа – на самом она даже не спросила, как он умер. Но тот факт, что домработница оказалась в доме в субботу, как будто поразил ее. Почему, какое это имеет значение? Тогда они еще не знали наверняка, что это убийство. Должно быть, Бекки думала о том же самом, потому что она обратилась к Синклеру с вопросом:

– Вы сказали, мы имеем некоторые факты, которые позволяют предположить преступление. Что они обнаружили, сэр?

– Когда тело привезли в морг, Руфус Декстер снова осмотрел его с лупой в руках. Он всегда делает свою работу на отлично и не пропускает ни малейшей детали. Поэтому он просто не смог не проверить все еще раз. Он заметил крохотную капельку крови на лобковых волосах жертвы. В это место определенно был сделан укол. А учитывая, что ни один нормальный мужчина не будет колоть себя в такой опасной близости от собственного достоинства, Декстер решил сообщить эти сведения мне. Хотя пока он еще не установил, что именно ему вкололи. Вряд ли преступник хотел скрыть место укола – мы все знаем, что для этого есть куда более удачные точки; скорее всего, оно было выбрано из-за того, что оттуда вещество быстро всасывается в кровь.

– Нам еще предстоит сообщить ей, что ее муж был в обнаженном виде и привязан к кровати, – сказала Бекки. – Ей вряд ли удастся заблокировать такую информацию.

Том снова посмотрел в окно, на темное небо и освещенную огнями М16, и подумал о Хьюго Флетчере. Если судить по уже имеющимся фактам, вряд ли окажется, что убийство совершила рассерженная супруга. Не то что вряд ли, а маловероятно, и, значит, следует начинать активную работу над другими версиями. Первое, что приходило в голову, – это деятельность сэра Хьюго. Том подумал, что здесь вполне может быть какая-то связь. Сэр Хьюго унаследовал свое состояние, но его известность была делом его собственных рук. Он широко занимался благотворительностью и много делал для того, чтобы помочь девушкам из Восточной Европы, попавшим в сети проституции. Учитывая сексуальный подтекст убийства, логично было бы предположить, что к этому имеют отношение проститутки. Но зачем проститутке убивать сэра Хьюго?

Джеймс Синклер был настроен скептически.

– Если верить СМИ, Хьюго Флетчер был просто Господь Всемогущий. Я бы поверил, что его убил недовольный сутенер, только вряд ли он стал бы пить с сутенером шампанское, а потом позволил привязать себя к кровати. Возможно, во всем этом и есть логика, но я ее не постигаю.

Они выехали с шоссе, и Бекки вернулась к своему обычному стилю вождения – обгонам и лавированию между довольно плотно идущими автомобилями. Даже в этот поздний час в субботу движение на дорогах было напряженным. Каждый раз, когда они проскакивали на желтый, Синклер заметно нервничал, и каждый раз Том не мог сдержать улыбку. К счастью, когда босс повернулся к нему, он успел сделать серьезное лицо.

– Давайте вернемся к фактам. Мы все знаем статистику по убийствам, совершенным супругом или супругой. Мы установили, что леди Флетчер совершенно точно прилетела из Италии тем самым рейсом, и в этом не может быть никаких сомнений. Хорошо. Не могла ли она убить его и каким-то образом попасть в Италию, чтобы вернуться в Лондон самолетом из Анконы?

– Это невозможно, мы проверяли.

– Как насчет частных самолетов? Она ведь богата.

– Мы проверяем и эту возможность, но, по-моему, это было бы равносильно признанию в убийстве. Леди Флетчер, конечно, загадочная личность, но она точно не глупа. Улететь из Лондона в Анкону частным самолетом, а потом через час вернуться регулярным рейсом – это все равно что надеть на голову колпак с надписью «виновна».

– Разумный довод. Надо проверить, конечно, но – согласен, это был бы не самый умный ход.

Был еще один странный момент, о котором они не упомянули. Неестественная реакция Лоры Флетчер, когда Синклер спросил ее о других женщинах в жизни мужа. Вернее, отсутствие всякой реакции. Большинство женщин, подумал Том, возмутилось бы или стало бы с негодованием все отрицать. Но Лора отозвалась весьма вяло.

Том почувствовал, что и все как-то приувяли.

– Ладно, – сказал Синклер. – Давайте подытожим. Леди Флетчер в качестве подозреваемой выглядит неубедительно, хотя это не значит, что она не могла заплатить наемному убийце. Как насчет сверхэмоционального отклика на визит невестки?

Они еще не успели обсудить гневную вспышку леди Флетчер и то, как быстро она выставила их за дверь.

– На невестку она откликнулась куда живее, чем на известие о том, что ее муж убит. Я бы сказал, что это была ее самая непосредственная реакция. Она действительно разозлилась, как будто эта Имоджен была последним человеком на земле, которого ей хотелось бы видеть.

У Бекки, однако, уже появилась своя версия.

– Мне кажется, Лора подозревала, что у Хьюго роман с Имоджен. Это бы все объяснило.

– И это также означает, что мы должны проверить все передвижения миссис Кеннеди за последние двадцать четыре часа, – заметил Синклер.

Все погрузились в свои мысли. Тишину прервал мобильный Тома. Он ответил, внимательно выслушал звонившего и дал отбой.

– Хорошие новости. Опрос соседей дал некоторые результаты. Один из них видел, как кое-кто выходил из дома примерно в 11.45. Стройная женщина среднего роста, с большой черной сумкой на плече. Две вещи, которые запомнились ему больше всего, – очень длинные рыжие волосы и обтягивающая черная кожаная юбка длиной до колена.

– Боже мой, какая невероятная наблюдательность! – пробормотал Синклер.

– Он следил за ней несколько минут, потому что она показалась ему «обалденно сексуальной». Его собственные слова.

Они снова замолчали. Том невольно подумал о сексуальной черной кожаной юбке и об уродливом одеянии, которое было на Лоре Флетчер. Часть информации непременно просочится в газеты; сравнения и соответствующие выводы в данной ситуации неизбежны. Сумеет ли она с этим справиться?


В ста милях к юго-востоку от Оксфордшира совсем еще юная девушка стояла у окна и напряженно вглядывалась в ночь. В комнате было совершенно темно, на проселочных дорогах не было фонарей, и небо было безлунным, поэтому можно было различить только неясные очертания, силуэты деревьев на фоне черного ночного неба, ветки, раскачивающиеся под сильным ветром с моря. Но никаких признаков человеческого присутствия не было. Она снова и снова, до боли в глазах, всматривалась в темноту, одновременно и боясь, и надеясь увидеть свет фар приближающегося автомобиля.

С тех пор как он приезжал в последний раз, прошло уже несколько дней. Раньше он никогда не отсутствовал так долго. Она знала, что он злится на нее, но может быть – может быть! – у нее получится все исправить. Когда он снова приедет. Может быть, она слишком поторопилась. Или хотела слишком многого.

Так ничего и не увидев, она со смутным чувством облегчения отошла от окна. Это ощущение, она знала по опыту, скоро сменится тревогой и страхом. В комнате было холодно, и ее начала бить дрожь – то, что было на ней надето, можно был назвать одеждой только условно. Она отпила маленький глоточек воды, забралась под тонкое одеяло и подоткнула его вокруг себя, чтобы хоть как-то спастись от ледяных сквозняков. Свернувшись клубочком, она накрылась с головой и попыталась дыханием согреть свое трясущееся в ознобе тело.


Глава 3 | Только невинные | Глава 5