home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



АЛЬФА

Оператус Пять-Гидра: Истекшее время?1/-806.44//ХХИ Ударный крейсер ХХ Легиона «Ипсилон»


— Все происходит в соответствии с пожеланиями примарха, мой повелитель.

— И все же мне тревожно, — отозвался Омегон. Могучий воин прохаживался по темному ораториуму, его внимание быстро перемещалось между схемами на стенах и инфопланшетами на круглом столе в центре. Урсин Эхион стоял перед ним всего лишь как гололитический призрак. — База «Тени 9-50» первостепенна с тактической точки зрения, брат. От продолжительного функционирования технологии многое зависит.

Он уселся в одно из кресел зала. Положил локти на подлокотники и задумчиво свел пальцы.

— Ты понимаешь мои опасения?

— Разумеется, лорд Омегон, — ответил прозрачный Эхион.

Омегон продолжал пребывать в раздумьях. На Эхионе больше не было одеяния библиария, вместо него он выбрал простую одежду ротного легионера. Будучи одним из старших псайкеров Легиона, он был очевидным кандидатом для наблюдения за работой новой неземной технологии, пусть даже его статус библиария оставался тайной.

— Ты понимаешь мои опасения, — повторил Омегон, — но разделяешь ли ты их?

Он наблюдал, как по гололитическому лицу библиария прошло мерцание сомнения. Соблазн солгать. Решение этого не делать.

— Пилонная система была построена точно по спецификации, — признал Эхион. — Она работает удовлетворительно.

— Говори, что думаешь, — сказал Омегон, — так поощряется поступать всем из нашего дела.

— Эта технология столь же древняя, сколь и чуждая, — наконец произнес Эхион. — Если бы чертежи ее конструкции и распоряжения о реализации проекта не исходили от самого Альфария, я бы счел усилия… бессмысленными.

— Твоя бдительность и недоверие хорошо служат твоему Легиону, — заверил его Омегон. — Я испытываю такое же отвращение к ксеносам и их недостойным путям, как и ты, брат. Однако гидра наносит удар многими головами, и мы должны ставить многообразие превыше предубеждений, каким бы естественным ни было подобное неприятие. Тебе это известно, Эхион.

— Разумеется, лорд Омегон.

— И, как ты говорил, таково желание примарха.

— Да.

— И все же правильно, что ты осторожен. Ты ожидаешь каких-либо сложностей? — поинтересовался он.

И вновь Эхион взвесил честность и благоразумие, благоразумие и честность.

— Время от времени мы сталкиваемся с проблемами при получении запаса рабов-псайкеров — в отдельных случаях это приводило нас к конфликту с Сестрами Безмолвия и их Черными Кораблями. Разумеется, ничего такого, с чем бы не справились мои легионеры.

— Это тебя беспокоит, брат? Вот так вот использовать себе подобных?

Эхион обдумал ответ.

— Технология… предъявляет требования. У всех нас есть роли. Подобные мне, как вы их называете, должны играть свои точно так же, как Легион играет свою.

— Именно, — согласился Омегон. — Что-нибудь еще? Как наши союзники?

— Гено Семь-Шестьдесят Спартоцид — беспокойные стражи, однако они несравненно исполняют свои обязанности. Механикум… — библиарий сделал паузу. — Эмпир-мастер Авгурам — трудный человек. Я наблюдаю за работой пилонной системы, однако он отвечает за ее обслуживание. Он излишне груб с рабским запасом и интерпретирует свои директивы — как бы так сказать? — творчески. Подозреваю, что он знает о внутреннем устройстве технологии больше, чем было сообщено ему и его людям.

— Звучит как проблема.

— Ему известно, что он незаменим для работы «Теней», так что он позволяет себе вольности. Возможно, дело во мне. Мне он просто не нравится.

— Было бы злым советом позволять себе вольности с Альфа Легионом, — невозмутимо произнес Омегон. Он встал с кресла и снова расхаживал по ораториуму. — Магистр Эхион, твоя работа в «Тенях» была выдающейся, но я хочу, чтобы она таковой и оставалась. Я чувствую, что тебе пойдет на пользу свежая пара глаз, которая будет смотреть в ваших интересах.

— Если вы считаете, что это необходимо, повелитель, — отозвался Эхион. — У вас есть данные разведки, что операции угрожает какая-то опасность?

— Не напрямую, однако как наши союзники, так и наши враги многому у нас научились. Нам приходится не только беречься от шпионов Императора среди нас. У Магистра Войны также есть свои дьявольские пути. Мы никогда не должны недооценивать угрозу ксеносов и, конечно же, должны поддерживать веру в своих друзьях. Оперативников можно купить, однако те, с кем мы делим путь, также могут с него сбиться.

— Разумеется.

— Вот почему я прошу тебя отправить мне зашифрованные спецификации по мерам безопасности и обороне базы «Тени», — продолжил Омегон.

Эхион вскинул бровь.

— Безопасностью базы руководит командующий Яник…

— В таком случае, они понадобятся мне от него. Схемы базы, полный список находящихся в твоем распоряжении войск и подробности касательно смен гарнизона. С этого нам следует начать.

Эхион кивнул.

— Если вы не возражаете против моего вопроса, что вы намереваетесь делать с подобной информацией, мой повелитель?

— Она наведет меня на оптимальные способы послужить тебе, магистр Эхион. Поможет решить, где находятся уязвимые места и какие прочие ресурсы я смогу предоставить в твое распоряжение, чтобы обеспечить дальнейшую гладкую работу этого важнейшего проекта Легиона.

— Благодарю вас за заботу и внимание, лорд Омегон.

Примарх стоял у толстого арморгласа стрельчатого окна. Он пристально глядел в пустоту — холодную, пустую и вечную.

— И все же я чувствую, что есть что-то еще, — рассеянно произнес он. — Что-то, чем ты хочешь поделиться, брат. Что-то за пределами этих скучных забот, — он обернулся, отметив неуверенный вид Эхиона. — Возможно, твой дар наделил тебя неким особым знанием, чем-то, приносящим тебе скорбь.

Библиарий слегка склонил голову.

— Мне позволено будет говорить откровенно, сэр?

Омегон продолжал смотреть в глубокий космос.

— Всегда.

— Касательно пилонной системы. Эфир пребывает в состоянии покоя, какого я никогда не видел. Я тянусь своим разумом, и мои мысли странствуют далеко, словно камень, пущенный по стеклянной поверхности застывшего пруда.

— Продолжай, брат.

— Я всегда страдал от прикосновения прозрения. Того, что старший библиарий обычно называл «дурным предчувствием». Полезно в хаосе битвы — мимолетные образы клинков до того, как они наносят удар, и лазерных зарядов до того, как их выпускают в мою сторону.

— Ты обладаешь способностями предсказания, — сжато подвел итог Омегон.

— Да, мой повелитель, — сказал Эхион.

— Они усилились в присутствии этой мерзости ксеносов?

Эхион тщательно подбирал слова.

— Текут свободнее, из успокоенного источника.

— И что же ты видишь?

— Будущее, повелитель. Ужасное и истинное.

— Твое собственное? — поинтересовался Омегон.

— Легиона.

— И?..

— Боюсь, мы сделали неверный ход, мой повелитель, — произнес библиарий со страдальческим выражением на лице. — Или сделаем его вскоре. Наш нынешний путь ведет нас во мрак.

Омегон кивнул. Он слишком хорошо понимал, о чем говорил Эхион.

— Ты говорил об этом с кем-нибудь еще? — спросил он.

— Конечно, нет, — ответил Эхион. — Библиариум был официально распущен, исключение сделано лишь для нужд специфических миссий и поручений. Легионеры, которыми я командую, не знают о моем даре.

— А твоему бывшему начальнику, старшему библиарию?

— Нет. Я доверяюсь лишь вам, лорд Омегон.

— И я слушаю, брат. Я не сомневаюсь в твоих способностях, усилившихся при этих обстоятельствах. Впрочем, я боюсь, что ты видишь путешествие, но не знаешь пункта назначения. Поверь: есть много вариантов будущего, много возможностей, много путей, которыми может пойти Альфа Легион. Слабость наших врагов в том, что они видят лишь то, что представлено им понятными терминами. Причина их гибели — слепота по отношению к мириаду наших методов. Давай не будем совершать такой же ошибки. Ты можешь успокоиться, зная, что Альфарию известно о виденной тобой тьме, и он видел свет за ее пределами. Если мы останемся верны друг другу, той цели, ради которой все мы были созданы, и принципам, на которых был основан наш Легион, то вместе обретем свет. Достигнем просветления. Обеспечим окончательную победу.

Эхион склонил голову.

— Благодарю за доверие, мой повелитель.

— И я тебя, магистр Эхион. В ближайшее время я буду ожидать от командующего Яника передачу тройной шифровки. А теперь, если ты позволишь, у меня есть столь же важные дела, которыми нужно заняться.

— Разумеется. Гидра Доминатус, лорд Омегон.

— Гидра Доминатус.

Гололитический экран затрещал из-за помех, а затем моргнул, и над пластиной дисплея ничего не осталось. Омегон стоял, окруженный глубокой темнотой стрельчатого окна.

— Он будет проблемой, — раздался голос из тени.

Шид Ранко появился из задней части помещения и обошел вокруг стола. Он был огромным воином — почти таким же крупным, как сам Омегон, — а также капитаном Лернейского отделения терминаторов и командиром ударного крейсера «Ипсилон». Почтенный ветеран и одаренный тактик, он был подле примархов-близнецов со времен первых нерегулярных завоеваний Легиона в Великом крестовом походе.

— Я имел в виду, — снова сказал он, — что Эхион будет проблемой.

— Или же ее решением, — задумчиво произнес Омегон. Ранко встал рядом с ним у смотрового окна.

— Какое бы удовольствие мне не доставляло участие в составлении ваших отчетов о ходе работ, — сказал капитан, — я полагаю, что вы почтили «Ипсилон» своим присутствием, поскольку вам что-то нужно.

Омегон одарил его натянутой улыбкой.

— Услуга. Совет старого друга. Ничего такого, чего бы ты не делал для меня уже тысячи раз.

— Я служу вашим интересам, — произнес Ранко, садясь в кресло у обсидианового стола и жестом приглашая примарха сделать то же самое.

— А я — интересам Легиона, капитан.

— Где Альфарий?

— Возвращается с совета у Магистра Войны, — честно сообщил Омегон. — Он собирает флот. Я предполагаю, что вскоре «Ипсилон» получит указания.

— Вы здесь от его имени? — поинтересовался Ранко.

— Да, в его интересах.

— В таком случае, что я могу сделать для вас обоих и для Легиона?

— Прежде, чем я тебе это скажу, мне нужно, чтобы ты кое-что понял, Шид, — произнес Омегон, глядя ветерану в глаза. — Операции Легиона всегда требуют определенной степени секретности и осторожности.

— Да.

— Эта выходит далеко за эти пределы, — просто сказал Омегон.

— Ясно, — отозвался заинтригованный Ранко. — Не хотите сообщить старому другу, почему так?

— Я готовлю деликатную операцию.

— Все операции Альфа Легиона деликатны.

— Особенно такие, — произнес Омегон, понизив голос, — когда внедряешься в свой собственный Легион.

Ранко мрачно уставился на него.

— Никто не знает Легион так, как ты, — продолжил примарх. — Ни у кого нет оперативного опыта на таком количестве театров. Ты видел, как многие из них исполняли свой долг под огнем. Все Альфа легионеры исключительны, однако мне нужны легионеры, которые обладают не только необыкновенным талантом, но и чрезвычайно специфическим характером. Это обещает быть… приводящим в замешательство.

— Вы хотите рекомендаций, — буднично произнес Ранко. Остроумия воина и удовольствия от встречи со старым другом более не было. Это было что-то совершенно иное. — Было бы полезно, если бы я знал некоторые подробности об операции, чтобы быть в состоянии подобрать именно то, что вам нужно.

— Вскоре они у меня будут, — ответил Омегон.

Ранко перевел взгляд с примарха на гололитическую плиту, а затем — обратно на Омегона.

— Вы собираетесь нанести удар по базе «Тени»?

Омегон кивнул.

— Мои осведомители и астротелепатический перехват обнаружили утечку.

— В Легионе?

— Да. Важные данные и информация, связанные с расположением Альфа легионеров и оперативников в обеих сторонах конфликта.

— Я не верю, — произнес Ранко. — В смысле, конечно же, верю. Но как это возможно?

— Это гражданская война, — напомнил Омегон. — В верных Императору Легионах есть те, кто тайно снабжает Магистра Войны разведывательными данными и присвоенной военной техникой. Почему бы не быть и наоборот?

Ранко продолжал разочарованно и недоверчиво изумляться.

— Потому, что это Альфа Легион, повелитель.

— Это то обстоятельство, которое мне больно сознавать, — вздохнул примарх. — Разумеется, я отслеживал ситуацию, надеясь, что утечку удастся выявить и нейтрализовать. Это продолжалось, пока под угрозой чуть не оказалась безопасность самого Альфария.

— Альфария?

— Встреча, с которой ему пришлось срочно уходить. — произнес Омегон. — Кем бы они ни были, сражались ли они за Императора или же за Магистра Войны… они могли захватить моего брата прямо там и тогда.

— И вы проследили это до «Теней»?

— Частично расшифрованное астротелепатическое сообщение, исходящее с базы, — подтвердил Омегон. — Время и перемещения. Они точно знали, где и когда нанести удар.

— Значит, Эхион.

— Возможно. Система Октисса. Один из немногих дальних регионов, которые не затронуты варп-штормами. Ты сам его слышал — пилонная система успокаивает имматериум. Астротелепатическое сообщение оттуда может достичь Древней Терры.

— Как это воспринимает Альфарий? — спросил Ранко.

— Как можно было ожидать, брызжет ядом. У нас нет времени на расследования. Война протекает стремительно. Мы не можем позволить себе роскошь идти по следу до врага-организатора, не тогда, когда даже о нашей попытке сделать это, скорее всего, будет доложено. «Тени» скомпрометированы. Они должны быть уничтожены — утечка и все остальное — пока знание о системе или даже о самой базе не попало в руки другого Легиона.

Ранко положил руку на стол.

— В таком случае, вам нужны легионеры, которые смогут проникнуть на базу Альфа Легиона и не поставят под сомнение приказ убивать своих братьев. Многие из которых невинны, как им будет известно.

— Да.

Капитан на мгновение умолк, усваивая чудовищность задачи.

— Тогда вам нужен Горан Сетебос — отделение «Сигма», 3-я рота. Его группа была ответственна за нападение на матричный аванпост на Мире Облонски. Сетебос чрезвычайно хладнокровен, даже по меркам Легиона, однако если победа превыше всего, он сделает то, что нужно сделать.

— Где он сейчас размещен?

— Думаю, оказывает противодействие 915-му экспедиционному флоту.

— Благодарю, Шид, — произнес Омегон.

— Также вам понадобится псайкер, — продолжил капитан, — и вы не сможете просто взять его в Легионе: по всей вероятности, в их обучении играл какую-то роль Урсин Эхион.

— В таком случае, оперативник?

Ранко пожал плечами.

— Вопрос в том, кто. Чтобы пойти против Эхиона, вам потребуется кто-то действительно особенный. Проблема в том, что чем они особеннее, тем более опасны для всех остальных.

— Не всегда нужно бороться с огнем при помощи огня, — пробормотал Омегон, а затем, казалось, передумал. — Никаких чтецов. Никаких телепатов. Достаточно проблемы с утечкой информации.

— Согласен.

— У тебя есть предложения? — поинтересовался примарх.

— Возможно, — произнес Ранко. — Мы расшифровывали передачи с Черных Кораблей, о которых упоминал Эхион. Продолжает всплывать одно и то же имя. Группы Сестер Безмолвия поочередно не смогли захватить ведьму по имени Ксалмагунди на мире-улье Друзилла.

Омегон кивнул.

— Звучит многообещающе. Еще советы?

— Скорее всего, Эхион и командующий Яник плотно окружат базу, — настойчиво сказал капитан. — Вам понадобится кто-то внутри.

— У меня на уме уже есть кандидатура, — заверил его примарх.

Ранко кивнул.

— Неужто до этого дошло? Наш собственный Легион?

— Когда среди нас измена, мы не можем колебаться, — сказал Омегон. — С предателями, где бы их ни обнаружили, следует поступать решительно. Нужно идти на жертвы.

Омегон пересек ораториум и взял с подноса пару кубков. Он протянул один из них Ранко.

— Благодарю, что помог с этим, старый друг. Я мало к кому мог обратиться.

— Всегда к вашим услугам, — произнес капитан, поднимая кубок, чтобы произнести тост. — За успех миссии и необходимые жертвы.

Двое выпили. Ранко задумчиво отвел край кубка от губ. Он обнаружил, что смотрит вглубь чаши.

— Ты знаешь, что это такое? — спросил Омегон.

— Да, мой повелитель, — спустя мгновение отозвался капитан.

— В таком случае, тебе известно, чего я от тебя прошу.

Ранко допил остаток.

— То, чего вы просите от всех нас, — произнес капитан. — Всего.


Роб Сандерс Притаившаяся змея | Примархи | cледующая глава