home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава седьмая

До сих пор я писал: «Сила Великой Природы», «Единый Бог Великой Природы», «Бог-Родитель» или просто «Бог», но не говорил определенно, в чем сущность этого Бога. Пора как можно яснее сказать об этом.

Можно сказать, что Бог — это великая сила, сотворившая Вселенную и поныне движущая светила. Определение на первый взгляд ясное, но поскольку в материальном мире Бог не явлен, остается много вопросов. Хотя Великая Сила существует в реальности, проблематично увидеть ее воочию, посредством зрения, а потому легко впасть в ошибку, усомнившись в ее реальном существовании. Но Великая Сила реально существует, в строгом смысле этого слова.

Но где же тогда пребывает Бог? Ответ: в Истинном мире (т. е. мире Бога). Его постоянно охраняют десять богов и десять Небесных сёгунов. Эти десять богов служили Силе Великой Природы еще за миллионы лет до того, как она сотворила человека, и ныне трудятся под ее началом, словно, если можно так выразиться, пальцы ее рук. На протяжении долгой, бесконечно долгой истории человечества могучая Сила Великой Природы, Бог-Родитель, стремясь сделать счастливыми живущих в Мире явлений (т. е. в дольнем мире) Своих возлюбленных чад, неоднократно избирала одного из них и посылала возвестить о милосердии и уповании Бога-Родителя. Эти избранники, исполнив свое предназначение и закончив свой путь в Мире явлений, вернулись в Истинный мир, где после многих духовных упражнений под водительством Бога-Родителя стали Небесными сёгунами и служат Богу-Родителю. И поныне десять Небесных сёгунов трудятся, словно пальцы на ногах Бога.

Короче говоря, Бог-Родитель несомненно существует в Истинном мире, и служат ему десять богов и десять Небесных сёгунов.

Из Небесных сёгунов я знаю имена трех, это — Шакьямуни, Иисус Христос и Мики Накаяма. Все трое вернулись в Истинный мир и, пребывая на лоне Бога-Родителя, прошли десять ступеней суровых духовных упражнений, установленных Богом-Родителем, прежде чем стали Небесными сёгунами. Из них только Мики Накаяма, получив помощь от своего мужа Дзэмбэя, смогла подняться выше еще на две ступени и является не просто Небесным сёгуном, но заслужила имя Милосердной Матери всего живого.

Но где же все-таки пребывает Бог-Родитель — могучая Сила Великой Природы? Где он, этот Истинный мир? Я часто задавался этим вопросом. Обычно считают, что он на небесах, и я часто поднимал глаза и пристально вглядывался в небо — действительно ли там находится Истинный мир?

Однажды, когда изволила явиться госпожа Родительница и осведомилась, нет ли у меня к ней вопросов, я спросил, где же на самом деле находится Истинный мир.

— В стратосфере. Что такое стратосфера, можешь справиться в ученых книгах, но вообще-то это и есть тот самый небосвод, на который ты так часто обращаешь свой взор.

— Значит, Истинный мир такой же зеленовато-голубой, как небосвод?

— У него нет цвета, можно сказать, он белый, а красивый зеленовато-голубой цвет небес — знак признательности земным растениям, которые в отличие от вас, людей, испытывают благодарность к благодеяниям Великой Природы.

— А нельзя ли нам попасть в этот Истинный мир?

— Все люди после перерождения (т. е. смерти) отправляются в Истинный мир и пребывают на лоне Отца Великой Природы.

Так госпожа Родительница завершила свое объяснение. Что такое стратосфера, я и так понимаю, не читая сложных книг по астрономии.

Земной шар, на котором мы живем, — единственная планета во Вселенной, окруженная слоями воздуха, а стратосфера — самый верхний слой воздуха, толщиной в двадцать-тридцать километров. Дальше нет ни воздуха, ни воды — мир смерти. Именно в стратосфере, по словам госпожи Родительницы, должен находиться Истинный мир (мир Бога).

Мне хотелось самому побывать в Истинном мире. Будучи позитивистом, я не мог поверить в него, не побывав там. Я много раз заводил об этом разговор с Небесным сёгуном, неотступно присматривающим за мной и руководящим мной. Небесный сёгун делал вид, что не слышит, и не отвечал. Но я продолжал докучать ему просьбами сопроводить меня в Истинный мир. Наконец он сказал:

— Для человека при жизни попасть в Истинный мир невозможно. Чтобы невозможное сделать возможным, необходимы тяжелые упражнения, равноценные смерти и последующему возрождению. Готов ли ты отважиться на такой подвиг?

Я ответил, что приму любые испытания. И вот со следующего дня начались эти упражнения. Посреди ночи, в половине второго. Небесный сёгун поднял меня с постели, и почти два часа мы вели беседу, можно сказать, дискутировали, и каждое его слово, как жало, вонзалось в мою плоть, причиняя боль. Я не спал и четырех часов.

Днем из-за работы над книгой, которую я пишу по велению Бога, я не мог не только выйти на прогулку, но и просто спуститься в сад, и, как узник, надев поверх одежды красную куртку хантэн, корпел, не вставая из-за стола. Я надеялся, что это продлится с месяц. Какое там! Прошло десять месяцев, и когда я был совершенно измотан и уже готов сдаться, в незабываемый понедельник в начале сентября, в час ночи, Небесный сёгун пробудил меня со словами, что отведет меня в Истинный мир.

Таким образом, приступив к двенадцатой главе «Замысла Бога», я и вправду отправился в Истинный мир.

Когда я писал эту главу, во мне была так велика радость и изумление от только что совершенного путешествия в Истинный мир, что Небесный сёгун, не отходивший от меня ни на шаг, строго приказал писать об увиденном покороче. Иначе, написав слишком много, я мог нарушить цельность композиции «Замысла Бога».


Так, точно, это было в сентябре 1987 года, в первый понедельник, в час ночи. Небесный сёгун разбудил меня и приказал:

— Закрой глаза, я поведу тебя в Истинный мир!

Разумеется, я тотчас сомкнул глаза и почувствовал, как будто мое тело взмывает вверх.

Чтобы попасть в Мир реальности, прежде всего надо пройти врата, через которые проходят умершие, поэтому я попросил, если можно, позволить мне повидать покойную жену.

На это Небесный сёгун сказал:

— Бог, как первый шаг в Спасении Мира, примирил коммунистическую Россию и Северную Америку, избавив мир от разделения на два лагеря, чтобы отныне все страны жили дружно в мире. Ныне он устремился в коммунистические страны и старается спасти твердолобых коммунистических вождей и страдающий под их властью, потерявший свободу народ, а вместе с ним туда же отправилась и Мики Накаяма, Мать всего живого, чтобы помочь Богу в его трудах. Твоя жена из-за ее праведного сердца была избрана Богом и стала ее прислужницей, поэтому также отправилась в коммунистические страны… В этот раз тебе невозможно с ней увидеться, но зато я устрою тебе встречу с твоим задушевным другом Кадзуо Накатани! Да-да, и бывший тебе за брата астроном Жак ждет тебя… Пока люди живут в Мире явлений, они на время получают от Бога плотское тело, а в Истинном мире Бог дает им святое тело… Так что при встрече не удивляйся. Сохраняй спокойствие…

Услышав его слова, я невольно открыл глаза. Было светло, слышалась тихая красивая музыка. Но что это? Прямо передо мной простирался город из белых современных зданий!

Небесный сёгун предупредил меня, что необходимо пройти через контрольно-пропускной пункт, но поскольку я не мертвец, ангелы не станут подвергать меня допросу, и вот мы вошли в один из контрольно-пропускных пунктов. Кроме ангелов, работавших на контроле, внутри были и другие ангелы, но мы только обменялись кивками и беспрепятственно прошли. Затем мы вошли в большое здание, и меня повели туда, где находился Кадзуо Накатани.

Мы были с ним однокашники, начиная с Первого лицея, вместе жили в общежитии, и он был моим самым близким другом. В 1922 году он окончил Токийский университет, поступил на службу в банк М. и в 1959–1961 годах исполнял должность директора, потом добровольно оставил свой пост и стал советником. Жил он в доме в Камакуре, дружил с садовыми деревьями и вел отрадную жизнь по старинной заповеди: «Когда ясно, возделывай поле, когда дождь — читай». Он был неверующим и говорил мне, что в случае его смерти никаких церемоний не будет и чтобы я не приходил, поэтому, когда он скончался одиннадцатого декабря прошлого года, я не поехал в Камакуру, даже не послал телеграммы с соболезнованиями и в одиночестве у себя дома скорбел о разлуке.

Когда мне внезапно сообщили, что я смогу встретиться с Накатани через десять месяцев после его смерти, меня охватило волнение.

— Вот комната, где Накатани проходит духовные упражнения, — услышал я, распахнул дверь и тотчас поспешил закрыть ее за собой.

В великолепной европейской ванной комнате кто-то нежился в ванне.

— Это я, Накатани!

Я вздрогнул, услышав обращенный ко мне голос, но тут увидел, что в ванне был он, Накатани, и его заботливо обслуживал ангел. Ангел предложил мне стул, а Накатани между тем говорил:

— Я ждал, что ты придешь. Когда мне рассказали, что значит для живого человека прийти сюда, я был потрясен твоим духовным подвигом, но твоя дружба возвышает и меня… Я-то думал, что смерть горька и печальна. Представь же мое удивление! Пребывать в лоне Бога Великой Природы — покойно… Каждый день погружаюсь в теплую ванну и смываю пыль, приставшую к телу в том мире. А тем временем научаюсь тому, чего не знал в Мире явлений, — сплошное удовольствие. Когда я очищусь от пыли, Бог решит, родиться ли мне вновь или остаться здесь служить Богу. Я бы желал остаться и служить Богу, поэтому каждый день стараюсь делать все от меня зависящее…

— Ты, неверующий, пребываешь на лоне Бога, вот что меня поражает.

— Я не выносил слова «Бог»… Сила Великой Природы! Есть вера, нет веры, не важно: каждого человека, да что там, все живые существа, даже растения объемлет Сила Великой Природы. Поэтому здесь такой покой и нега. Я представлял себе смерть адом, но она обернулась вот таким раем. Ко мне приставлен ангел, выполняющий все мои прихоти, он даже навещает мою семью в Камакуре и приносит известия… Также рассказывает моим родным о моем счастье, вот только они еще не доросли душой до того, чтобы слышать голос ангела… Ты великолепный писатель, поэтому обязательно напиши, что смерть нисколько не похожа на ад, это — рай.

— Если я так напишу, страшно возрастет число самоубийств. Впрочем, и без того в последнее время слишком много молодых людей уходят из жизни без всякой причины…

— Убивать себя нельзя. Губить драгоценную жизнь, дарованную Великой Природой, — это самый большой грех. Умерев, прежде всего попадаешь на контрольно-пропускной пункт и не знаешь, что будет выпытывать ангел, какое назначит наказание. Здесь меня похвалили за то, что у меня нет корыстолюбия и эгоизма, но… я страсть как люблю курить, многие советовали мне бросить, но я не прислушивался, даже в ночь смерти, чувствуя себя вполне здоровым, уснул с сигаретой в зубах. Дыхание остановилось, и от огня сигареты загорелась наволочка подушки, что и заметила жена… Моя скоропостижная смерть стала для нее неожиданностью…. Это мой великий грех, поэтому и ангел у входа строго меня отчитал… Более того, сейчас я, как видишь, смываю с себя пыль и грязь того мира, но пыль от табака никак не сходит, уж не знаю, что и делать!.. А как же должны помучиться те, что совершили грех самоубийства, чтобы пройти через вход, какие должны принять муки, прежде чем смоется эта пыль!.. Слушай, когда будешь писать о том, что смерть — это рай, обязательно напиши об этом со всей определенностью…


Так говорил Накатани с большим жаром и искренностью. Истинный мир и Мир явлений — как две стороны одной медали, поэтому, даже смывая пыль в Истинном мире, он почти все знал о Мире явлений, и мы смогли поговорить о наших общих знакомых. Оказалось, что он осведомлен об обстоятельствах их жизни лучше меня. Например, лет тридцать назад некто Ёсабуро, студент Токийского университета, не подходивший по требованиям для приема на работу в банк М., настойчиво просил меня стать его поручителем, и на приемном экзамене Накатани обратил на него внимание, в результате, как уверял Ёсабуро, он смог стать служащим банка М. и посвятить банку всю свою жизнь. Однако я ничего не знал о том, как продвигаются его дела по службе.

По этому поводу Накатани сказал:

— А, этот неотесанный Ёсабуро! Не удивлюсь, если в будущем он станет директором банка! Все может быть! Когда человек выбирает работу по велению небес, он с радостью посвящает ей свою жизнь и старается добиться успеха, благодаря чему даже его характер меняется в лучшую сторону. Так что спасибо тебе за то, что ты против своей воли стал поручителем, — засмеялся он.

В это время вошел гениальный ученый Жак, с котором я расстался в Отвиле, когда ему было тридцать три года. От радости у меня сперло дыхание. Ангел о чем-то, видимо, напомнил Накатани, тот приподнялся в ванне и сказал:

— Тебе всегда путь сюда открыт, так что еще увидимся. Недалеко от твоего дома есть универмаг И. в Синдзюку… Тамошний директор Цуюки, когда я работал заместителем директора нью-йоркского отделения банка, сильно мне помог. Кажется, он, как и ты, родом из Сидзуоки, поэтому сходи к нему и расскажи о нашей встрече. Это меня успокоит.

— Ладно… Несмотря ни на что, выглядишь ты отлично, лет на шестьдесят.

— Да, я получил великолепное святое тело и теперь хочу поскорее перейти в служение Богу Великой Природы.

— Ну что ж, пока…

Мы расстались вполне по-будничному, без каких-либо душераздирающих эмоций. Ведомый Жаком, я вышел в город, населенный людьми, служащими Богу Великой Природы, и вновь подивился его простору и красоте.

Я уже коротко написал об этом в «Замысле Бога» и здесь не буду этого касаться.


Совсем немного понаблюдав Истинный мир, я был так поражен увиденным, что едва соображал, и все же меня занимал вопрос, пребывают ли в этом Истинном мире Бог-Родитель Великой Природы, десять богов и десять Небесных сёгунов? Хотел было узнать у Жака, но, вспомнив о том, что и Бог-Отец Великой Природы, и Мики Накаяма, и прислуживающая ей моя жена ушли в коммунистические страны, так и не спросил. А жаль.

Все мое внимание было настолько поглощено увлекательным рассказом Жака о его деятельности в Истинном мире, что я совсем забыл о времени и удивился, когда Небесный сёгун напомнил мне, что пора возвращаться.

Хотя мне было обещано, что после я смогу встретиться и с Тосоном, и с Хидэо Кобаяси[31], мне было жаль, что приходится отложить встречу с ними. Напоследок я вновь окинул взглядом лабораторию Жака — казалось, она принадлежит ученику третьего класса младшей школы. Ему еще предстояло многому научиться, пройти среднюю школу, колледж, поступить в университет, закончить аспирантуру, и, вглядываясь в Жака, я вновь дивился, каким выдающимся ученым ему предстоит стать в будущем.

Провожая меня и Небесного сёгуна из здания, в котором размещалась лаборатория, Жак сказал:

— Наверняка мы снова увидимся, тогда я смогу еще рассказать тебе об Истинном мире, но, вернувшись в Токио, обязательно прочитай книгу Такаси Татибаны «Возвращение из космоса», вышедшую в издательстве «Тюо корон»… Там ты найдешь сведения о стратосфере, о которой мы давеча говорили, и о многом другом…

— «Возвращение из космоса» Такаси Татибаны, хорошо.

Мы вышли из здания. Я с восхищением взирал на чудесные белые небоскребы, выстроившиеся вдоль красивых улиц, прекрасная тихая музыка не умолкала.

Жак молча пожал мне руку. Небесный сёгун приказал мне закрыть глаза. Тотчас мои глаза сами собой смежились, но сколько после этого прошло времени?

— Все, вернулись! — сказал Небесный сёгун, я открыл глаза.

На часах, стоящих у изголовья кровати, было четыре утра. Но я не чувствовал ни малейшей усталости… В то же утро я позвонил в книжный магазин, и мне доставили «Возвращение из космоса».

Я буквально набросился на книгу, хотя это был довольно объемистый том. Триста тридцать страниц мелким шрифтом, что для моих старческих глаз было мукой. Но стоило мне начать читать — и я был полностью захвачен.

Я не знал ничего об авторе. В течение двух дней я, отложив все дела, читал запоем, а когда закончил, меня охватило чувство необыкновенной радости, как будто я испытал нечто, выходящее за пределы воображения.

Книга составлена из очерков на основе интервью, которые автор взял у космонавтов, побывавших в космосе, но самое сильное впечатление производил его увлеченный подход к предмету.

Прежде чем брать интервью, он, видимо, основательно проштудировал исследования, связанные с космосом. Библиография в конце книги включает несколько десятков произведений на английском и японском языках, и можно не сомневаться, что Татибана хотя бы в общих чертах с ними ознакомился. Не знаю, кто он — астроном или специалист по естественным наукам, но не подлежит сомнению, что он обладает обширными познаниями в этой области.

Доказательство этому — я получил из его книги исчерпывающие и ясные, полностью удовлетворившие меня сведения о космосе, особенно о стратосфере, где расположен Истинный мир, о котором мне рассказал Жак.

Кроме того, автор прочел все, что было написано вернувшимися из космоса астронавтами, и, насколько это было возможно, постарался встретиться со всеми, но главное — в его самоотверженной, страстной позиции: он расспрашивает о впечатлениях не из досужего любопытства человека, не имеющего возможности слетать в космос, а стремится, через общение с астронавтами, сам испытать космическое путешествие. Поэтому расспрашивает он их как ученый, вдаваясь в мельчайшие подробности, и хладнокровно направляет собеседника к тому, чтобы тот высказал ощущения, лежащие глубоко в бессознательном, на самом дне психики.

Далее, передавая слова вернувшихся из космоса, он не добавляет своих мнений и догадок, а, как подобает ученому, спокойно сообщает исключительно факты. Но именно это-то более всего и поражает читателя… Впрочем, тут не место распространяться об этой замечательной книге. Скажу только, что книга вышла в январе 1983 года. Жак порекомендовал мне эту книгу два с половиной года назад, но Жак-то откуда узнал о ней? На мой взгляд, это главный вопрос.


Вот что рассказал мне Жак в приемной своей лаборатории в Истинном мире: Мир явлений и Истинный мир — как две стороны одной медали, исследования во всех областях науки, осуществляемые в обоих мирах, оказывают взаимовлияние, что содействует их прогрессу, например, как он подробно объяснил, полеты в космос стали возможны благодаря тому, что исследования, проводившиеся в Мире явлений, заимствовали многое из результатов его исследований в Истинном мире.

То же касается и Такаси Татибаны, написавшего «Вернувшихся из космоса», — не оказал ли ему помощь Жак из Истинного мира? (Сам автор наверняка об этом не догадывается, что же касается Жака, то он не заострил на этом внимания, потому что, радуясь замечательным достоинствам этой книги, успел лишь порекомендовать мне ее в момент поспешного расставания.)

Когда Жак рассказывал мне о том, что Истинный мир находится в стратосфере, окутывающей Землю, объяснив мне, что она из себя представляет, я задал ему глупый вопрос:

— Нынче с Земли все время что-то запускают в космос, люди взлетают на ракетах, совершая, как говорится, космические путешествия, но ведь, чтобы выйти в космос, они должны обязательно пройти сквозь стратосферу. Не сталкиваются ли они в таком случае с Истинным миром? И как могут не заметить люди, совершающие космический полет, проходя сквозь стратосферу, этот Истинный мир?

— Стратосфера огромна, и то, что взлетает с поверхности Земли в космос, очень редко проходит вблизи Истинного мира. Здесь мы не делаем из этого никакой проблемы. Когда это было? «Аполлон», не помню уж какой номер, опустился на Луну. Ты на Земле тоже, наверно, видел это по телевизору. Я слышал от ангелов, что корабль прошел через атмосферу очень близко от нас, но… сам я ничего не заметил. Кажется, только ангелы и обратили на это внимание, а из людей, служащих здесь Богу и совершающих духовные упражнения, никто ничего не знал… Для тех, кто здесь живет в святом теле, это не имеет никакого значения.

— Вот оно что…

— Я еще полвека назад мечтал о космических путешествиях, и вы трое часто смеялись надо мной, но, и попав сюда, я продолжал исследования ради этой цели и тем самым помогал ученым на Земле, благодаря чему космические полеты стали возможны… Всякий раз при очередном полете в космос я радовался и в то же время беспокоился, как живется астронавтам после возвращения на Землю. По крайней мере трое, бросив свою работу, стали духовными лицами, скорее всего именно они, проходя через стратосферу, через эти верхние слои, попали в сияние Бога-Родителя Великой Природы…

— Что значит — духовные лица?

— Пастыри, проповедующие слово Божье, вроде миссионеров, только в более высоком смысле.

— Ты хочешь сказать, что уже одно только прохождение через верхние слои атмосферы настолько возвышает дух?

— А как же иначе? Ведь здесь Истинный мир, здесь пребывает Бог-Родитель Великой Природы, это же естественно… Но не обязательно становиться духовным лицом, разве нельзя усердно совершенствоваться в своей прежней деятельности, если уверен, что она — призвание, данное тебе Богом? В таком случае, думаю, и Бог-Родитель Великой Природы будет рад развитию космических исследований и полетов…

Слушая, я по-новому осознал, что нахожусь не где-нибудь, а в Истинном мире, где пребывает Бог-Родитель Великой Природы, и весь затрепетал и застыдился. Не будучи достаточно просветленным, я постоянно докучал приставленному ко мне Небесному сёгуну, чтобы он сводил меня в Истинный мир. Есть ли извинение моему недостойному бесстыдству! Я был в смущении и не мог живо поддерживать разговор с Жаком.

К счастью, Жак так много хотел мне рассказать, что сам, не задерживаясь, переходил на новую тему разговора. Это меня выручало, и все же…


Когда Небесный сёгун сказал мне: «Ну, открывай глаза, вернулись» — и я открыл глаза, то обнаружил себя лежащим в постели. Обычно на этом мы молча расстаемся, но на этот раз у меня сами собой вырвались слова благодарности:

— Небесный сёгун! Спасибо!

После чего я поспешил вежливо извиниться:

— Прости меня, что я так дерзко требовал сводить меня в Истинный мир!

— Что это?.. Слышать от тебя такие слова… удивительно! В сердце твоем заговорило смирение. Смиренные духом более всего угодны Богу.

— Извинись за меня перед Богом! Я виноват, что дерзнул отправиться в Истинный мир.

— Ладно. Но скажи, откуда в тебе такие перемены?

— Когда Жак рассказал мне о том, что из тех астронавтов, которые, проходя стратосферу, случайно пролетели вблизи от Истинного мира, по меньшей мере трое в самом деле встретились с Богом, познали Бога и, вернувшись на Землю, бросили свою работу и стали духовными лицами, я затрепетал так, как будто мое тело пронизало сияние Бога, и почувствовал, что изменился до самых глубин души.

— Хорошо! Когда Бог захочет тебе что-либо показать, Он сам тебя позовет… А я тебя вновь отведу… С надеждой на это не падай духом!

Ласково трижды легонько хлопнув меня по плечу. Небесный сёгун исчез.

Наверно, вернулся в Истинный мир, подумал я, подсел к окну и посмотрел на небо.

В утреннем, по-осеннему ясном небе не было ни облачка. Небесный сёгун как-то сказал, что слетать до Истинного мира и обратно можно за четыре-пять минут, поэтому, наверно, он уже там… Атмосфера по ту сторону синевы ни ясная, ни облачная — белая? Слышат ли тихую музыку, которую я там слышал, те, кто очистился сердцем? В этих раздумьях я долго не отходил от окна.

(С того дня я научился, как Бога, почитать приставленного ко мне и руководившего мной Небесного сёгуна. А сейчас, осенью 1989 года, я знаю, что мой Небесный сёгун — великий греческий философ Сократ, а сам я в прошлой жизни был ученым, учеником Сократа.)


Итак, единый Бог Великой Природы в прошлом сходил на Иисуса и на Мики Накаяма, оставил нам «Хронику сотворения мира» и «Сказание о Море грязи», в которых поведал о причине, побудившей его сотворить миллионы лет назад человека на Земле, и о том, как это происходило. На протяжении долгой, долгой истории Бог равно любил всех людей, как Своих чад. А потому, видя, что Его чада погрязли в пороках и стали несчастны, Он отобрал самых праведных, чтобы оповестили людей о любви Бога и проповедовали им любить друг друга.

Эти избранные, святые, исполнив на Земле свое назначение, покинув дольний мир, вернулись в мир Истинный и, принятые в лоно Великой Природы, пройдя десять ступеней духовных упражнений, стали работать в качестве Небесных сёгунов, словно пальцы на ногах Бога.

Точно неизвестно, сколько их было, избранных Богом, на протяжении долгой истории человечества. Но, как знают многие, последней по времени была избрана японская женщина — Мики Накаяма.

26 октября 1838 года Бог-Родитель Великой Природы сошел на Мики, жену Дзэмбэя Накаямы, крестьянина-собственника в деревне Сё, чтобы она, по предначертанию Бога, проповедовала людям о любви. Это год основания учения Тэнри. Мики ревностно исполняла данное Богом предназначение вплоть до 26 января 1887 года, когда, торопясь помочь людям, она сжала сто пятнадцать лет положенного ей срока жизни до двадцати пяти и оставила этот мир.

Во время войны я интересовался фигурой Иисуса Христа и христианством, а через три года после окончания войны занялся исследованием Мики Накаяма и учения Тэнри, потратив на это девять лет, написал биографию Мики Накаяма и многое узнал об учении Тэнри. Но два вопроса так и остались тогда неразрешенными.

Первый: в стопятидесятилетний юбилей основания Тэнри Бог-Родитель Великой Природы впервые спустится на землю, чтобы лично спасти мир. Второй: Мики Накаяма в столетнюю годовщину своей смерти вновь начнет спасать мир как живосущая Родительница.

Все верили, что оба эти предвещенные Богом события обязательно сбудутся. Это действительно было бы так замечательно, что и я с большой надеждой ждал, когда наступят указанные дни. Однако сто пятьдесят лет основания — это 1987 год, годовщина кончины основательницы учения Мики — 1986 год. Учитывая мой возраст и состояние здоровья, я вряд ли мог рассчитывать дожить до этих лет, поэтому оба пророчества были для меня тогда, увы, пустым звуком.


Однако случилось то, чего я никак не ожидал. Болезненный настолько, что мою жизнь отказались застраховать, я точно забрал жизненные годы близких мне людей. Мои дорогие друзья ушли из этого мира в шестьдесят, семьдесят лет, а я как-то незаметно протянул, глядь, а мне уже пошел девяносто четвертый, и, несмотря на возраст, аппетиту меня как у школьника, ем то же, что едят все мои домочадцы. Благодаря этому я еще при своей жизни встретил и стопятидесятилетие основания Тэнри, и столетнюю годовщину кончины основательницы учения Мики…

В результате в последние два-три года я сподобился увидеть в несомненной действительности, как живосущая Основательница веры в качестве матери всего живого спасает нас, людей, и как сам Бог-Родитель Великой Природы сошел на Землю и спасает мир. Остается только день за днем поражаться и ликовать…

Руководство Тэнри также верит двум пророчествам, но учит, что это справедливо в принципе, в действительности же Бог-Родитель и госпожа Родительница не являются и не осуществляют свои труды, а действуют через Столп Истины, то есть главу организации Тэнри. Грустно, страшно, а более всего глупо. Закрыли глаза и не видят, как въяве трудятся Бог-Родитель и госпожа Родительница.

Когда впервые я услышал от Небесного сёгуна, что Бог-Родитель Великой Природы сошел на Землю и начал въяве спасать мир, я воззрился на небо и заплакал, а Небесный сёгун сказал:

— Люди так глупы, что если пустить все на самотек, человечество погибнет от ядерного оружия. Все живые существа погибнут. А если на земном шаре погибнет все живое, весь космос превратится в пустынный мир смерти. Представь, что эта цветущая Земля станет мертвой планетой. Люди, не познавшие сердца Бога, поистине глупы. В такой опасной ситуации Бог не мог больше ждать ни минуты и приступил к Спасению Мира…

После этого, приблизительно раз в две недели, иногда несколько дней подряд, Небесный сёгун в деталях рассказывал мне, каким образом Бог-Родитель Великой Природы неустанно трудится над Спасением Мира, и мысленно я переносился в Москву и в Вашингтон, а также узнавал о том, что происходит в странах, разделенных на два враждующих лагеря — Восточный и Западный. Я не только ждал дня, когда твердолобый коммуняга и фиглярствующий дядюшка пожмут друг другу руки, но и втайне надеялся, что близок день, когда несчастные, порабощенные народы, живущие под пятой твердолобых коммунистов, обретут свободу, а американцы, под руководством актерствующих дядюшек кичащиеся своей демократией, сбросят пелену затверженных истин, заволакивающую их сердца и очи, наберутся смирения и с любовью встретят людей из коммунистических стран.

Дело было осенью, в прошлом (1988) году. Как-то раз Небесный сёгун сказал:

— Бог пребывает в радости. Война с использованием ядерного оружия уже исключена… Посему и «жизнь, полная радости» милостью Божьей настанет в недалеком будущем. Радуйся!

При этих словах я, точно в меня ударил свет Великой Природы, склонил голову и, возрадовавшись, перестал беспокоиться…

Я так много пишу о едином Боге Великой природы, потому что хочу донести до читателя, что ныне Бог впервые с начала истории человечества сошел на Землю и приступил к спасению Своих чад — людей.

Люди, независимо оттого — верующие они или неверующие, добрые или злые, все в равной степени для Великой Природы возлюбленные чада. И знайте, что всякий, кто уразумеет, что наш великий Родитель близ него пребывает, простирая длани любви, и обратится к Родителю, будет принят в его объятия, на него прольется свет Великой Природы и он всенепременно обрящет счастье.


Итак, вернувшись на Землю из Истинного мира (Мира реальности), я подумал, что надо сразу же передать просьбу моего друга Кадзуо Накатани директору универмага И. в Синдзюку. Однако вечером того дня, когда я вернулся, меня навестил молодой приятель, и, не утерпев, я рассказал ему об испытанном. Он слушал молча, а когда я закончил, медленно сказал:

— Вообще-то принято считать, что ангелов немного и за спиной у них прекрасные крылья. А ваши, точно врачи или аптекари, в белых халатах поверх одежды, да еще их несколько сот миллионов — как-то странно для ангелов.

— Это потому, что, создавая человека, Бог-Родитель Великой Природы прежде, чем добился наконец после долгих трудов и многих неудач успеха, сотворил несколько сот миллионов людей, и эти люди, помогая на протяжении долгой истории Богу Великой Природы, существуют и поныне… Их-то и называют ангелами.

— Не знаю, сколько сот миллионов лет в истории человечества, но прожить так долго… А вы, однако, горазды на выдумки! Поразительно.

Он списал мой рассказ на старческую фантазию или старческое самомнение, во всяком случае больше ни о чем не спрашивал.

Через несколько дней другой «молодой» приятель пришел ко мне сообщить, что он вышел на пенсию по возрасту, говорить было не о чем, и я невзначай сболтнул об Истинном мире, на что мой собеседник шутливо отреагировал:

— Как же такой большой город, находясь на небе, в этой стратосфере, до сих пор не свалился на Землю? Вам, наверно, это приснилось… Завидую. Вам уже далеко за девяносто, а вы все таким бодрячком…

— Да нет у меня никакого возраста! Я каждое утро рождаюсь заново! — перешел и я на шутливый тон.

Но после разговора с этими двумя друзьями мне расхотелось встречаться с директором универмага. Я решил, что если напишу обо всем этом в «Замысле Бога» и пошлю книгу ему в подарок, то тем самым выполню поручение Накатани.

Так я и сделал. Закончив книгу, я послал ее директору, и сразу же пришло письмо с благодарностью.

Однако сейчас, работая над «Волей человека», я вдруг опять вспомнил то, о чем меня просил Накатани, мой друг. Получается, что я поучал других, утверждая, что человек должен обязательно осуществлять раз принятое решение, а сам не проявил волю, чтобы исполнить просьбу Накатани! Мне стало стыдно.

Поэтому я твердо решил, как только окончу рукопись, пусть и опираясь на палку, доковыляю до директора Цуюки. Теперь я уже не боюсь, что мой рассказ о посещении Истинного мира сочтут за старческое слабоумие или стариковские блаженные сны. Поскольку читатели по достоинству оценили мои жизненные принципы, надеюсь, и мой рассказ будет принят с доверием.


Глава шестая | Книга о Человеке | Глава восьмая