home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



IX

Пан надпоручик (к этому времени он стал гетманом[5]) принял Карела очень хорошо, хотя, как и следовало ожидать, поругал Маркиту за глупость. Сначала парень скучал и уже боялся, что заболеет «тоской по родине», но твердая воля помогла ему все преодолеть. Он был усерден в учении и вскоре завоевал расположение начальства.

В ту пору срок солдатской службы был сокращен с четырнадцати до восьми лет. Мог ли кто этому радоваться больше, чем Карел и его близкие в Страже! А Гана, хоть и помолилась горячо за императора, но ей этот срок казался слишком долгим. На святого Яна Милота, Гана и Маркита отправились на богомолье в Прагу. Гана ничего не видела вокруг себя, ничего не слышала. Она глядела только на своего Карела, который казался ей в тысячу раз лучше, чем прежде. И сама Маркита, как ни щемило у нее сердце, порадовалась, глядя на сына, — так он был красив в военном мундире. Да, если бы не разлука и не восьмилетняя солдатчина, все было бы хорошо!

Петр убедился, что Карел был прав, когда расхваливал Бару и говорил, что она его любит. Он долго не раздумывал и в тот же год сыграл свадьбу. В отпуск Карел пришел десятником. Это очень обрадовало Барту: ведь если он любил Карлу, то Карел был ему еще больше по душе.

Минуло три года. На четвертый Карел стал фельдфебелем. Теперь он уже был настоящим паном, мог бы дойти и до офицерского чина, потому что его ценили на службе, но вдруг так затосковал по горам и по Гане, что охотно бы променял и генеральский мундир, имей он только его, на деревенскую свитку.

Его состояние, вероятно, передалось и Гане. Из нее, казалось, ушла вся жизнь; в родных горах девушка тосковала по далекой Праге.

— Ну нет! Так продолжаться не может! Что это, в самом деле, один здесь, другой там! Соединить бы их, тогда было бы покойнее. Испеки-ка мне, мать, чего-нибудь в дорогу, а ты, Ирка, подмажь телегу — завтра поеду в Прагу! Надо разузнать кое о чем! — заявил однажды Милота.

Батрак отлично подмазал телегу, старостиха с Ганой напекли пирогов, и на следующий день хозяин уехал.

— Радуйся, Гана, все улажено! — объявил он, возвратившись.

Вскоре пришел, отбыв воинскую повинность, Карел. Он стал дельным хозяином и, кажется до сих пор благополучно здравствует со своей Ганой.


предыдущая глава | Карла | Примечания