home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 15


Сердце Лидии отчаянно забилось. С чего начать?

— Зачем ты пошел туда?

— Вопросы задаю я. — В голосе Расса звенел гнев. — Эти женщины внизу… они выглядят так, будто их избили.

— Да… — Лидия заколебалась, но мрачный взгляд Расса заставил ее заговорить: — Этот отель — одно из звеньев цепи, остановка на пути к другому безопасному укрытию.

— Цепь? Что-то вроде подземной железной дороги?

— Да, только для женщин, переживших насилие.

— И как долго это продолжается?

— Здесь?

— Да, здесь. — Расс встал перед дверью, отрезав Лидии путь к бегству.

Она почувствовала себя загнанной в ловушку.

— С того дня, как мы приехали сюда.

— «Мы»? Наоми тоже?

— Да. — Лидия стиснула кулаки, чтобы Расс не увидел, как у нее дрожат руки.

— И сколько женщин тут побывало?

— Около дюжины.

Теперь Лидия вынуждена была выложить Рассу всю правду. Она больше не спрашивала себя, доверяет ли ему, это уже не имело значения. Гораздо важнее было другое — он не доверял ей.

— И как это работает?

— Мы получаем сообщение с другого пункта о том, что к нам направляется женщина.

— Значит, не все полученные тобой телеграммы касались де Борда. Из них ты узнавала, когда ждать гостей.

— Да.

— Женщины пережидают здесь пару дней, потом отправляются дальше?

— Как правило, да, но не всегда.

— Та женщина, что родила недавно… она еще не скоро сможет двинуться в путь.

Лидия кивнула. В глазах Расса вспыхнуло подозрение.

— Перестрелка в отеле… женщина, которую застрелили… Ты сказала, что не знаешь ее. Ты солгала?

— Нет. — Лидия пыталась держать себя в руках. В конце концов, у Расса были все основания злиться, чувствовать себя обманутым. — Я не знала ее, но…

— Но она пришла в отель, потому что знала — это один из пунктов вашей… сети.

— Думаю, да.

— Той ночью я прямо спросил тебя, знаешь ли ты ее, и ты ответила отрицательно. Ты притворилась, что понятия не имеешь, как эта женщина оказалась здесь. На самом деле ты все прекрасно поняла.

— Я не была уверена.

— Ты могла догадаться, она ведь была в синяках и ссадинах. — Лицо Расса посуровело. — И Наоми тоже знала.

— Мы не знали, что известно Реджи Доукинсу. Выяснил ли он, что отель — лишь один из перевалочных пунктов, или подумал, что жена просто решила укрыться здесь.

— Он знал. Вот почему стрелял в тебя, а не в меня. Теперь я понимаю. Он знал, что ты пыталась помочь его жене. Доукинс мог бы убить тебя. Или Наоми.

— В ту ночь ты спас нам жизнь. И помог сохранить нашу операцию в тайне. Я хотела поблагодарить тебя…

Расс уставился на Лидию:

— Кто еще?

Она моргнула.

— Кто еще знает?

— Уиллоу.

— Тот ребенок… — Расс пытался связать воедино все, что видел. — Та женщина пришла сюда не за тем, чтобы Уиллоу ей помогла.

— Да. Она должна была провести здесь ночь и отправиться дальше, но начались роды.

— Что еще я должен знать?

— Это все.

Расс недоверчиво посмотрел на Лидию, и она поняла, как сильно обидела его, какую боль причинила, не рассказав правду.

— Я клянусь. Это все.

Он издал смешок.

— Неужели я похож на человека, который позволит обмануть себя дважды? Я чувствую себя последним идиотом… ведь я думал, что знаю все твои секреты, а оказалось, что ни черта я не знаю…

Лидия увидела в его глазах упрек и опустила взгляд.

— История про твоего зятя… это правда?

— Ты же знаешь, что да, — тихо ответила Лидия.

— Я знаю, что история с твоей помолвкой правда, только потому, что Дэвис Ли собрал информацию, — взорвался Расс.

Лидия изумленно открыла рот. Она знала, что не вправе обижаться на Расса, но это…

— По твоей просьбе Дэвис Ли копался в моей жизни?

— Именно так. Очевидно, я просчитался — нужно было попросить его следить за тобой.

— Ты мог поставить под угрозу всю нашу операцию!

Расс сделал шаг к Лидии:

— Не надо перекладывать на меня вину, дорогая. Если бы ты рассказала мне раньше, этого разговора не было бы. А вот тебе еще одна веская причина. Что, если бы я, сам того не зная, подставил одну из этих женщин?

Лидия вскинула подбородок, скрывая дрожь. — Я делала то, что считала нужным.

— А как насчет Брэма? — Расс взъерошил свои темные волосы. — Ты обманывала его, лгала ему, как лгала мне?

Лидия содрогнулась.

— Брэм знает об операции…

— Он знает правду?

Лидия кивнула, чувствуя себя полным ничтожеством. В глазах Расса вспыхнула такая боль, смешанная с обидой и гневом, что Лидии стало трудно дышать.

— Похоже, все в городе знают об этом, кроме меня. Между вами что-то было?

— Я хотела, чтобы ты так думал.

— Ты хотела, чтобы я так думал? — неожиданно тихим голосом переспросил Расс. — Думал, что ты встречаешься с другим мужчиной?

Лицо его залилось краской гнева, ярость, вспыхнувшая в его глазах, заставила Лидию невольно отступить.

— Я не хотела, чтобы так получилось.

Мысль о том, что она может потерять его, причинила Лидии неимоверную боль. Такую же оглушающую пустоту она ощущала после смерти сестры. Грудь сжало словно тисками.

— Брэм и его семья… они устроили у себя одно из укрытий.

— И как, черт возьми, они узнали об операции? — спросил Расс и вдруг его осенило. — Эмма.

— Да, так сказал Брэм. Его невестка сбежала от отчима, который избивал ее, прихватив с собой свою сводную сестру. Она не хотела, чтобы девочка пережила подобное. Они укрылись на ранчо Брэма.

Лидия шагнула к Рассу. Ей захотелось прикоснуться к нему, но его глаза, обращенные на Лидию, напоминали осколки льда. От них веяло таким холодом, что Лидия замерла.

— Я ужасно себя чувствовала, обманывая тебя, позволяя тебе думать, что я встречаюсь с Брэмом. Ему это тоже не нравилось, но ты видел нас вместе, у нас не было выбора. Мы не могли рассказать тебе правду.

Расс скрестил руки на груди, глаза холодно посверкивали.

— Ты могла рассказать мне, что наш отель превратился в укрытие.

— Тогда я подставила бы Брэма. Самым лучшим решением было внушить тебе мысль, что между мной и Брэмом что-то есть, но это решение причиняло мне боль. Я испытывала к тебе… чувства.

— Чувства? — Резкий голос Расса хлестнул как плеть. — Если бы это было правдой, ты рассказала бы мне обо всем, что здесь творится.

Лидия прижала руку к задрожавшим губам, стараясь сдержать слезы.

— В том, что ты помогаешь этим женщинам, нет ничего ужасного. Проблема в том, что ты не сочла нужным рассказать мне, что используешь для этого отель. «Источник» наполовину принадлежит мне. Я — твой деловой партнер, твой любовник, ты должна была бы больше доверять мне.

— Сначала я не знала, могу ли доверять тебе. Потом, позже, когда узнала тебя лучше, я хотела рассказать… просто не успела…

— Ты даже не пыталась этого сделать, — с горечью сказал Расс.

— Нет, пыталась.

— Правда? — Губы его изогнулись в скептической улыбке.

— В ту ночь, когда ты уехал с отрядом… помнишь, я пришла к тебе в комнату? Как раз тогда я хотела рассказать тебе обо всем, но ты так спешил. Твой брат был ранен. Я подумала, что это неподходящее время для откровений.

— А потом, когда я вернулся?

— Я совсем забыла об этом, — честно призналась Лидия, надеясь, что Расс поверит в ее искренность. — Мы узнали, что двое из отряда ранены. День проходил за днем, а от тебя не было никаких вестей. Я не знала, жив ли ты, и так боялась, что случилось что-то ужасное. А когда ты вернулся целым и невредимым… — голос Лидии дрогнул, — все, чего я хотела — быть рядом с тобой.

Расс стоял очень тихо. Взгляд его был таким отстраненным, что сердце Лидии сжалось от страха.

— С чего бы это?

Лидия недоуменно нахмурилась:

— Почему я хотела быть с тобой?

— Да.

— Потому что я… — Лидия хотела сказать «…люблю тебя», но слова застряли у нее в горле. — Потому что ты мне небезразличен.

— Это единственная причина?

— А что еще?

Расс выгнул бровь. Лидия непонимающе смотрела на него. Но уже через мгновение она догадалась, на что он намекает. Ее пронзила острая боль. Расс же не может думать, что она сделала это ради сохранения своей тайны.

— Это касалось только нас, — сказала она.

— Неужели ты думала, что, затащив меня в постель, сумеешь усыпить мои подозрения? Что я не буду задавать вопросы и поверю в любую ложь?

— Ты же знаешь, что это не так! — Голос ее дрожал от обиды и боли. — Ты злишься на меня, и я тебя понимаю, но то, что случилось между нами, не имеет никакого отношения к операции.

— В это трудно поверить. — Глаза Расса сузились. — С того дня, как ты появилась в отеле, ты пыталась манипулировать мной.

— Это неправда!

— Сначала ты хотела избавиться от меня. Донимала меня, пытаясь заставить передать в твои руки управление отелем.

Лидия не нашла в себе сил отрицать это.

— Потом, после поцелуя на кухне, ты пыталась управлять мной. Жаль, что я не дал тебе того, что ты хотела.

У Лидии перехватило дыхание. Она почувствовала, что в ней нарастает злость.

— Мне жаль, что я обидела тебя, Расс, но я занималась с тобой любовью, потому что хотела этого больше всего на свете, потому что ты мне небезразличен, и ты сам это знаешь.

Лицо Расса окаменело.

— Ты думаешь, я не хотела рассказать тебе правду? Я несколько раз пыталась это сделать.

— Но так и не сделала, — резко сказал он. Обхватив себя за плечи, Лидия старалась успокоиться.

— Каждый раз, когда у меня возникало желание признаться тебе, я думала о своей сестре и других женщинах, подвергшихся насилию. О таких женщинах, как Минни Доукинс, застреленной тогда в отеле. Она рискнула жизнью, чтобы сбежать от того, кто рано или поздно убил бы ее. Как Филипп убил Изабель. Эти женщины доверяют мне свою жизнь. Я поставила бы их под удар, если бы открыла секрет человеку, недостойному доверия.

— Но ты не рассказала мне даже после того, как поняла, что мне можно доверять.

Выругавшись сквозь зубы, Расс распахнул дверь и вышел. Охваченная тревогой, Лидия поспешила за ним. Перехватив Расса у двери в его комнату, она заговорила, понизив голос:

— Что ты делаешь? Ты уходишь?

Расс окинул ее ледяным взглядом:

— Ты же хотела избавиться от меня? Поздравляю, тебе это наконец удалось.

Он вошел в комнату и захлопнул за собой дверь. Лидия осталась одна.


Расс отправился в салун, куда должен был прийти Мэтт. Он уже стоял у стойки, но не пил, а разговаривал с Питом.

Расс был так взбешен, что ни о чем не мог думать. Ему хотелось выпить. Он уселся у стойки рядом с Мэттом. Кроме Мэтта, Пита и Расса в салуне было только два человека. Все остальные к этому времени уже разошлись по домам.

Швырнув шляпу на стойку, Расс потребовал бутылку лучшего виски.

— Вот это да… — Лицо Мэтта, все в ссадинах и синяках, выражало изумление. — Что случилось?

На выщербленной поверхности стойки перед Рассом появилась бутылка и два стакана. Он благодарно посмотрел на Пита.

Пит вышел из-за стойки:

— Мне нужно отойти в конюшню на минуту. Скоро вернусь.

Мэтт наблюдал, как Расс наполняет стаканы.

— Так что случилось?

— Лидия…

— Что она сделала? У тебя такой вид, будто ты вот-вот схватишься за револьвер.

— Помнишь, я говорил тебе, что подозреваю, будто она что-то скрывает?

— Да. Ты выяснил, что именно?

— Да, — сказал Расс, стиснув зубы.

— Должно быть, это что-то серьезное, раз так выбило тебя из колеи.

— Эта женщина лгала мне.

— Как Эми?

— Нет, единственное, что я знаю наверняка, — Лидия не встречалась с другим у меня за спиной.

— Она больше не видится с Брэмом?

— Нет. — Расс верил, что между Лидией и Брэмом ничего не было.

Он вспомнил, как Лидия смотрела на него там, в постели. Она не отдалась бы ему, если бы он был ей безразличен. И уж тем более не позволила бы ему стать ее первым мужчиной.

Наверное, Лидия действительно испытывает к нему какие-то чувства, подумал Расс, но тем труднее ему было простить ее за то, что она так и не рассказала ему правду о том, что происходило в отеле. В их отеле. Расс почувствовал, как в нем снова разгорается гнев.

— Если у нее нет интрижки, что же она сделала? Расс одним махом осушил стакан и снова наполнил его.

— Это как-то связано с тем, что ты просил Дэвиса Ли собрать информацию о ней?

— Нет, это… — Расс умолк. Он не мог рассказать Мэтту правду!

Проклятье. То, что он узнал, должно было остаться тайной. Расс знал, что брат не проболтается, но он сказал Лидии, что она могла доверить ему тайну. Расс злился на нее, но не мог не думать о женщинах, чья жизнь подвергалась риску.

— Ну так что? — спросил Мэтт. — Ты мне скажешь или нет?

Расс стиснул бутылку.

— Она… скрывала от меня кое-что, это связано с отелем.

— Должно быть, что-то серьезное. Не видел тебя в таком состоянии с тех пор, как выяснилось, что Эми тебя обманывает.

— В таком состоянии я еще не был, — пробормотал Расс.

— Если ты так завелся, значит, Лидия тебе небезразлична. Ты ее любишь?

— Нет. — Расс не позволял себе думать об этом раньше и не собирался делать этого теперь.

— Ты расскажешь мне, что она сделала?

Расс хотел рассказать брату правду, но не мог сделать этого. Внезапно он подумал, что теперь понимает, как чувствовала себя Лидия, стараясь сберечь свою тайну. Если она, конечно, сказала ему правду о том, что хотела довериться ему. Расс так сильно стиснул зубы, что почувствовал боль.

Мэтт изучающе смотрел на него.

— Ну так что?

— Я не могу тебе рассказать. Я обещал.

— Какого черта?

Расс думал, что брат не оставит его в покое, но, к его удивлению, Мэтт спросил о другом:

— И что ты теперь собираешься делать?

— Буду держаться от нее подальше, пока не продам свою долю. — Расс взглянул на лицо Мэтта, изукрашенное синяками. — Давай присядем.

Взяв бутылку и стаканы, они уселись за ближайший столик. Дверь салуна открылась, на пороге появился Эф. Лицо его было мрачным. Он поманил Расса к выходу.

Сердце Расса сжалось от тревоги. Почему Эф здесь? Почему он не хочет говорить при Мэтте? Что-нибудь случилось с Лидией?

Но тут же, глубоко вздохнув, Расс отогнал прочь эту мысль. В конце концов, он не несет ответственности за Лидию. Но тревога не отпускала, и, пообещав Мэтту скоро вернуться, Расс вышел из салуна.

— Что случилось? — спросил он Эфа, стоявшего на улице.

— Ты поругался с мисс Кент.

— Откуда ты знаешь?

— Мы с Наоми видели, как ты уходил из отеля. Мисс Кент выглядела расстроенной, а ты на себя не был похож.

— Все кончено, — коротко ответил Расс. Если он не мог сказать Мэтту правду, то не скажет и Эфу.

Кузнец огляделся по сторонам, словно опасаясь, что их могут подслушать.

— Наоми беспокоится о тебе и мисс Кент. И я тоже.

— В этом нет необходимости. Мы в порядке. И все кончено.

— Ты уверен?

— Да. Она скрывала от меня кое-что. Кое-что серьезное. — Расс выругался про себя. Лучше бы он вовсе не заходил в эту кладовую. — Я хорошо знал, что значит иметь отношения с женщиной, которая ведет себя подозрительно, и все равно пошел на это.

— Я понимаю, что ты чувствуешь. Особенно после того, что сделала Эми. — Эф помолчал, словно раздумывая. Потом принял решение. — В ту ночь, когда ты уехал с отрядом, Наоми и Лидия обратились ко мне за помощью.

— Я сказал Лидии, что она может на тебя рассчитывать, — сказал Расс, нахмурившись. — Но она не говорила о том, что обращалась к тебе.

Впрочем, напомнил себе Расс, Лидия о многом не говорила.

Эф понизил голос:

— Я помог им перенести в отель женщину, избитую женщину. Она была в плохом состоянии, ноги изранены.

Глаза Расса сузились. Его друг говорил об одной из женщин, которых Расс видел в кладовой, значит… Проклятье.

— Так тебе известна их тайна?

Эф кивнул.

Расс думал, что уже ничто больше не сможет причинить ему боль, но он ошибался. Его бросило в жар. Они… она сказала Эфу, а не Рассу.

Эф оказался тогда единственным, к кому Наоми и Лидия могли обратиться за помощью. Они вынуждены были рассказать ему правду. Расс это понимал. Но Лидия должна была рассказать правду и ему. Она могла сделать это в тот же вечер, когда он вернулся с отрядом. Но она этого не сделала.

Внезапно другая мысль пришла Рассу в голову, он вскипел:

— Это Лидия послала тебя сюда?

— Нет. — Эф покачал головой. — Вы — прекрасная пара. Я сказал ей, что собираюсь поговорить с тобой, но она запретила мне это делать. Это была моя идея.

Расс чувствовал себя опустошенным, измученным. Он разозлился, когда узнал, что Лидия скрыла от него правду. Но узнать, что Эф знает правду, что Лидия доверилась ему, а не Рассу… В нем вспыхнула ярость.

На лице Эфа отразилось беспокойство.

— Расс…

— Я признателен тебе за то, что ты побеспокоился обо мне. Я должен вернуться к Мэтту.

Эф нахмурился:

— Ты ведь понимаешь, что я не мог рассказать тебе?

— Да. Я бы тебе тоже не рассказал.

— Может, выпьем?

— Нет, все в порядке. Возвращайся к Наоми. Несколько мгновений кузнец изучающе смотрел на Расса, потом пожал ему руку и отправился в отель.

Когда Расс говорил с Мэттом и Эфом, он еще не знал, что собирается делать. Теперь он принял решение.

Десять минут спустя он привел Мэтта в отель и послал за Кэтрин Блю, чтобы она осмотрела его ссадины. Потом вернулся в свою комнату и принялся укладывать вещи.

Расс чувствовал, как в нем пульсирует гнев. Ему хватило ума заподозрить Лидию в том, что она что-то скрывает, интуиция его не подвела, он позволил вожделению затуманить свой разум. То, что Лидия была ему небезразлична, только ухудшало положение.

Надев пояс с кобурой, Расс перекинул сумку через плечо, как сделал это неделей раньше, и зашагал к выходу.

— Расс…

При звуках ее голоса Расс замер. «Нужно идти, — сказал он себе, — иначе я за себя не ручаюсь».

— Куда ты собрался?

Расс обернулся, стараясь не обращать внимания на боль в ее глазах. Судя по всему, Лидия плакала. Сознание того, что отчасти он виноват в этом, немного остудило гнев Расса. Он не хотел чувствовать ничего, кроме гнева.

— Я уезжаю в Даллас.

— Насовсем?

— Мне нужно уехать отсюда.

От тебя. Расс не сказал этого, но в этом не было необходимости. Боль, вспыхнувшая в ее глазах, показала, что Лидия все поняла. Она обхватила плечи руками.

— Что ты собираешься там делать? Искать покупателя на свою долю?

Как раз это Расс и собирался делать, но он и так проговорил с ней дольше, чем рассчитывал.

— Когда я вернусь, съеду из отеля. Независимо от того, удастся мне продать долю или нет. И ты наконец получишь отель в свое полное распоряжение, ведь ты всегда этого хотела.

— Нет, Расс. — Приподняв юбку, Лидия сбежала по лестнице. — Я не хочу, чтобы ты уезжал.

Глаза Расса сузились. Должно быть, Лидия поняла по его лицу, что он хотел сказать, потому что остановилась в нескольких шагах.

Ее лицо было бледным, на щеках виднелись следы слез.

— Мне потребуется немного времени, но я могу попытаться свернуть операцию, отель больше не будет укрытием.

Теперь, когда Расс знал, чем занимается Лидия, он понимал, что попытка исключить отель из тайной цепи, может обернуться серьезными проблемами. И он не собирался брать на себя ответственность за это.

— Делай что хочешь. Я все равно съеду отсюда. Мои проблемы не имеют отношения к тому, что ты делаешь. Они связаны с тобой.

Лицо Лидии побелело. Расс повернулся и пошел к двери.

— Где ты будешь ночевать сегодня? — спросила она дрожащим голосом.

Расс не собирался говорить ей, что, возможно, отправится к Эфу.

— Не беспокойся. Отель в твоем полном распоряжении.

Он больше не в силах был смотреть в лицо Лидии, в ее полные боли глаза. Выйдя из отеля, Расс захлопнул за собой дверь.

Сейчас уже поздно ехать в Даллас, но завтра же утром он это сделает.


Глава 14 | Ураган секретов | Глава 16