home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 11

Александр

Ночь была тяжелой, как и утро. От последних событий у меня уже голова шла кругом и мое тело настойчиво требовало отдыха, а в предвкушении предстоящего разговора меня уже буквально трясло. Хорошо еще не от страха.

Я чувствовал, что мне придется стать одним из главных действующих лиц намечающегося мероприятия, и меня это не слишком-то и радовало. Но это было желание Д’Тара и после всего, что он для меня сделал, я не смел отказать ему в такой малости. Тем более что других причин отказать, кроме усталости, у меня не было.

Обряд соединения, на который нас с Элильяром пригласили, обязывал всех присутствующих не только бодрствовать всю ночь, помогая будущим супругам пройти лабиринт, но и выстоять все утро, пока в полдень не будет произнесена последняя клятва, скрепляющая союз.

Впрочем, чего еще можно было ожидать от демонов.

Но когда, слава стихиям, это все-таки произошло, надежда на то, что теперь-то я найду местечко, где можно будет незаметно прикорнуть пару часов, с ехидной улыбкой помахала мне рукой.

Младший из принцев, Радмир, будто бы бесцельно бродящий по огромному залу, где все это и происходило, неожиданно оказался рядом с нами и так, чтобы это не бросалось в глаза другим гостям, тихо произнес:

– Правитель Элильяр, советник Александр, отец ждет вас в своем кабинете. Прошу вас следовать за мной.

Что нам и пришлось сделать. Причем все с теми же предосторожностями, расточая направо и налево улыбки и не упуская из вида колоритную фигуру демона.

Блуждать по коридорам дворца, который производил на меня впечатление хорошо укрепленной крепости, нам не пришлось. Как только мы оказались за дверью, Радмир активировал управляющий кристалл скрытого где-то поблизости портала, и мы сквозь серую дымку прошли прямо к покоям Аарона.

Ну а там нас уже ждали. В небольшом коридорчике – дюжина личных гвардейцев, которые, несмотря на то что знали нас в лицо, не торопились пропустить без приказа принца. А уже за дверью – весьма представительная компания. Среди которой явно выделялись двое: я и дочь Арх’Онта. И не только потому, что условно нас можно было отнести к расе людей, но и благодаря своей молодости. Вряд ли ей было больше тридцати, хотя выглядела она при этом хорошо если на двадцать.

Обмен приветствиями много времени не занял. Все прекрасно понимали, что не ради формальных поздравлений молодым собрались здесь самые значимые фигуры этого мира.

Но как же я чувствовал себя неуютно! Даже зная, что большинство из здесь присутствующих испытывают ко мне определенные симпатии. Я кивнул Ролану, который, в отличие от своего младшего брата, присоединился к нам, улыбнулся Рае, поймав на себе ее внимательный взгляд. Сам я с любопытством глянул в сторону стоящих за спиной повелителя Наташи и Закираля. Отметив, насколько мощные щиты хранят его секреты. Скользнул глазами по обменивающимся любезностями Тахару, Ксандриэлю, моему деду и Элильяру, который сразу, как только мы вошли, посоветовал мне воспользоваться случаем и попробовать знаменитые вина демонов. Этому совету тем не менее я не торопился следовать.

Да, собрание весьма представительное. И не трудно сказать, почему, глядя на них, я испытывал огромное желание оказаться как можно дальше отсюда. Но если бы я сделал это, вряд ли бы смог спокойно взглянуть маме в глаза.

Когда она вернется.

А она обязательно вернется.

Повелитель что-то шепнул на ухо своей жене, получил в ответ кивок и улыбку и предложил всем присаживаться поудобнее. И первым, подавая пример, опустился в кресло рядом с камином, на подлокотник которого тут же легко присела Рае. Закираль, передвинув стоящее рядом кресло поближе к демонам, усадил в него Наташу. Сам же так и остался стоять за ее спиной, машинально скашивая взгляд в сторону еще одного в этой компании даймона, лицо которого было открыто, словно бросая вызов принятому у них кодексу.

Пока я отвлекся на внутренние переживания, стоящими остались лишь двое: коммандер и я. И если с первым было все понятно, то моя фигура явно привлекала к себе внимание.

И не успел я об этом подумать, как Аарон с улыбкой, которая совершенно не вязалась с черной бездной его глаз, непринужденно обратился ко мне, возвращая к мысли о том, что я по сравнению с ними еще несмышленый сосунок.

Но очень много знающий и умеющий сосунок. И это было одновременно и залогом моей безопасности, и основанием для беспокойства за собственную жизнь.

– Похоже, у советника Александра есть что нам сказать?

Его голос, несмотря на гулкие перекаты, был мягким и самую капельку насмешливым.

– Разве я могу позволить себе сделать это, не дав высказаться более этого достойным.

Элильяр, бросив на меня взгляд, с наигранным удивлением приподнял бровь. И пожал плечами, словно говоря: «Молодежь. Что с нее возьмешь».

– Из последних значимых событий, о которых все здесь присутствующие хорошо осведомлены, ваше приобретение, княжич, не уступает по открывшимся перспективам разгрому базы. – Аарон не сводил с меня глаз, и под его взглядом мне хотелось съежиться. И это несмотря на то, что окутывающие меня щиты ничем не уступали защите Закираля. – Но судя по тому, как блестят ваши глаза, это не последнее, чем вы могли бы нас порадовать. Или удивить.

И ведь не скажешь, что всего несколько дней тому назад мы обходились без официоза.

– Вы правы, повелитель. – Я бросил взгляд в сторону Д’Тара, словно в последний раз спрашивая, в силе ли остается наша договоренность о том, что стоит, а чего не стоит говорить здесь. Его ресницы опустились, благословляя, а губы дернулись в ободряющей улыбке.

Мое тело было расслабленным, а мысль удивительно четкой. Да и все, что происходило вокруг меня, осознавалось так, словно я видел все это через увеличительное стекло.

Вот Элильяр кинул быстрый взгляд в сторону Аарона, и тот в ответ качнул головой.

Вот у моего деда раздулись ноздри, рука скользнула к кристаллу возврата, и он пробежался глазами, оценивая расстояние, разделяющее меня и Арх’Онта. Вот Ксандриэль чуть дернул рукой, и его ладонь скользнула на рукоять стилета. И если с князем все было ясно: он знал, какие вопросы прозвучат сегодня и, в случае необходимости был готов защищать меня даже ценой собственной жизни, то, на кого было нацелено жало в руке светлого эльфа, оставалось для меня секретом.

Вот Рае коснулась тонкими пальцами руки своего мужа, то ли успокаивая, то ли пытаясь что-то сказать этим жестом.

Вот незнакомый мне даймон с удовлетворением опустил голову.

Вот…

– Мы слушаем тебя, Александр. – Внося свою долю в кипящий котел напряжения, повторил Аарон. И подмигнул мне.

– Как прикажете, повелитель. – Не скажу, что я испытал облегчение, но душа словно очнулась от сковывавших ее тисков. И благодаря этому мой голос, когда я заговорил, не сорвался, как я того опасался. – Почти шесть лет тому назад, спасая великого мага Равновесия, моя мать, принцесса Лера, вернула к жизни черную жрицу, которая впоследствии стала ее подругой и женой человеческого мага Рамона Каре. И освободила одного из сыновей властителя от влияния частицы души черного воина.

И те, кто знал подробности этой истории, и те, кто мог о них и не знать, не сводили с меня глаз. Понимая, что не стал бы я возвращаться к событиям прошлого, если бы это не было связано с тем, что происходит.

– Теперь уже можно быть уверенным в том, что не только клятва моей матери, но и собственные планы заставили Асию искать портал на Дариану. Впрочем, свой интерес в этом имели многие. И мой господин, – я чуть склонился в его сторону, чувствуя, как мурашки скользят по моей спине, – и властитель Тахар, и правитель Ксандриэль и даже князь Аль’Аир. И можно сожалеть лишь о том, что события, заставившие большинство правителей осознать неизбежность вторжения с Дарианы, слишком поздно привели к тому, что мы все сейчас здесь находимся.

Я не должен был этого говорить. Я не имел права этого говорить.

Но моя боль, которая становилась все больше и скрывать которую мне становилось все труднее, говорила сейчас вместо меня. В какой-то мере обвиняя каждого из присутствующих в этой гостиной в том, что самый дорогой для меня человек подвергался невероятной опасности.

– Что происходило дальше, известно всем. Но я позволю себе пройтись по каждому из этих событий еще раз, чтобы вопрос, который я задам в конце, не показался очень уж неожиданным. И начну я с того, что послужило началом этой цепочки. – Я обвел всех взглядом. – Шесть лет тому назад принц Олейор и лорд Гадриэль начали устраивать прогулки на Землю в поисках развлечений. Результатом одной из них становится встреча наследника с будущим носителем сути Равновесия и со мной. Спустя несколько месяцев мы в качестве гостей этого мира оказываемся на Лилее. В это же время происходит несколько событий. Связь между некоторыми из них вполне очевидна. Другие же кажутся не имеющими отношения друг к другу. Но только на первый взгляд. – Я на мгновение прикрыл глаза, буквально ощущая, как мои руки отнимают лапы от лица-морды не сумевшего закончить первое обращение волчонка. – Это и удивительное спасение наследника князя оборотней, которому по странному стечению обстоятельств удалось сбежать от тех, кто его смертью намеревался удалить из предстоящей игры сильнейший клан двуипостасных. Это попытки воспользоваться кровью детеныша дракона для того, чтобы наконец-то подчинить себе моего предка. Это… – и я касаюсь взглядом черных глаз даймона, – встреча коммандера Закираля со своей Единственной.

– Ты связываешь все это с появлением в нашем мире носителя сути Равновесия?

Вопрос Аарона был очень похож на попытку слегка разрядить обстановку. А то, что напряжение начинало зашкаливать, было заметно и без всяких барометров. Для кого-то эта прогулка по прошлому всколыхнула все, что им пришлось тогда пережить. Для кого-то становилась еще одним кусочком мозаики, позволяющим увидеть картину происходившего полнее.

Но откровением мой рассказ ни для кого не был.

– Да. И о том, что именно так и произойдет, было известно задолго до ее появления здесь. Но не это сейчас имеет значение. Поэтому я позволю себе продолжить. Последующие пять лет прошли без особых происшествий. Хотя лично я бы это время назвал временем накопления критической массы. – Вряд ли они знали, что именно я под этим подразумевал. Но контекст был вполне очевиден, и никаких уточнений не потребовалось. – Я могу лишь догадываться о том, как много мне неизвестно, но я бы хотел услышать информацию, от которой может слишком многое зависеть. – И теперь мое внимание было направлено на Рае, задумчивость которой наводила меня на мысль о том, что я мог бы на этом и закончить. – Асия нашла портал на Дариану, и моя мама, исполняя данную черному воину клятву, начала готовиться к походу туда. Мой господин, не догадываясь об истинных мотивах жрицы, но зная о готовящемся перевороте, подвел своего наследника к решению не только возглавить команду, но и передать своих детей под мое и князя Аль’Аира опекунство. В это же время лорду Саражэлю становится известно о комбинации с мечом, благодаря которому принц Риган едва не перестал быть драконом. И о коммандере, который отвечал за эту операцию и после ее провала был отозван на Дариану. Оставив здесь… – я сделал короткую паузу, вглядываясь во внешне бесстрастные глаза Закираля, в глубине которых я видел потрясение, – свою дочь-полукровку. Так что лорд Гадриэль, последовавший за принцем Олейором, не только должен был обеспечить безопасность наследника и его жены, но и проверить эту информацию. И опять то, что происходит у темных эльфов, кажется совершенно не связанным с тем, что творится вокруг дочери повелителя демонов. И так оно и было до тех пор, пока коммандер Закираль не передал информацию о том, что в покушении на моего правителя будут принимать участие даймоны.

Элильяр сидел со странным выражением на лице, ближайший перевод которого был похож на: «Ну и натворили мы делов».

– Во время боя я не только ощутил, что во мне течет кровь даймонов, но и то, что коммандер, возглавляющий команду, является моим родичем. Вот тогда-то и начали связываться воедино предсказание светлоэльфийской Всевидящей, произнесенное однажды, и те сведения, которые мне удалось почерпнуть в архивах прадеда. Стало понятно не только то, что магов Равновесия на Лилее выводили специально, но и то, что кровь каждой расы, которая влилась в наш род, может быть активирована, давая своему носителю новые способности.

– Осознав себя даймоном, Александр стал способен открыть портал на Дариану, – посчитал нужным вклиниться в мой монолог Элильяр, отвечая на ставшие уж излишне вопросительными взгляды.

– Пока это только предположение. Но, – и я позволил себе усмехнуться, – как только мне удастся нормально отдохнуть, я попытаюсь это проверить. – И если большинство отреагировало на мою шутку именно так, как я и ожидал, то парочка Закираль – незнакомец отнеслась к моим словам более чем серьезно. – А потом произошла моя незабываемая встреча с госпожой Рае. – И хотя мой тон продолжал оставаться игривым, веселья он никому не обещал. – И моя кровь откликнулась на зов ее крови. Но удивило меня не столько это, сколько воспоминание о тех ощущениях, которые я испытывал, находясь рядом с черной жрицей. Потому что их довольно близкое родство для меня теперь стало слишком очевидным. И вот теперь я подошел к тем вопросам, которые мне очень хотелось бы задать двоим из присутствующих здесь даймонам. – Я повернулся в сторону повелителя, но смотрел при этом на его жену. – Вам, госпожа Рае. – Вот только я не ожидал увидеть того смятения, которое отражалось в глубине ее глаз. Правда, меня это не остановило, и я перевел взгляд на незнакомца. – И вам. – Склонил я голову в его сторону. – Если, конечно, мне будет это позволено.

И последнюю эту фразу я адресовал уже самому Аарону, который продолжал оставаться подозрительно спокойным. Наталкивая меня на мысль, что в написании сценария этого спектакля он тоже принимал посильное участие.

– После того как вы, княжич Александр, проделали за нас с правителем Элильяром всю основную работу, было бы неправильно не дать вам такой возможности.

И тишина… И если до этой фразы мое выступление можно было считать триумфом, то после нее…

Похоже, мне придется признать, что меня просчитали как мальчишку. И использовали, забыв об этом предупредить.

Но мне не было обидно или больно.

– Я хочу знать, кем является черная жрица Асия и зачем ей нужна моя мать.

Рае сделала попытку встать, но рука демона опустилась на ее колено останавливая. Вот только смотрел он при этом не на нее, а на даймона.

Обмен взглядами был коротким, но напряженным. А итог неожиданным.

Аарон змеей выскользнул из кресла. Его лицо было безмятежным, но его когтистая лапа замысловато сложилась в захват, который, как мне стало недавно известно, не зря называется у демонов боевым. И это лучше многих слов говорило о том, что стоит за видимым спокойствием.

– Больше нет сомнения в том, что даймоны готовят вторжение. И то, что произойдет это в течение полугода, также больше ни для кого из присутствующих здесь не является секретом. А вот ответы на заданные Александром вопросы, продолжают оставаться тайной. Моей, моей жены, коммандера Закираля и нашего гостя. Но мы готовы открыть их. – Я могу смело ставить свою голову на кон, что именно ради следующей фразы все и затевалось. Вот ведь умеет кое-кто чужими руками решать собственные проблемы. – Как только каждый из правителей даст согласие выступить единым союзом против черных воинов.

Это было одновременно торжественно, тревожно и… неизбежно. И когда демон провел неожиданно возникшим в его руке кинжалом по своей ладони, на которой тут же взбух кровавый след, первым произнося: «Честь, долг и жизнь», у меня не было сомнений в том, сколько раз я еще услышу эти слова.

Но я не мог ожидать, что, когда мои предсказания сбудутся, повелитель тенью скользнет ко мне и вложит свой кинжал в мою руку. И я, онемевшими от волнения губами, повторю вслед за всеми, понимая, что больше не будет сомнений, больше не будет неуверенности и страха.

Дальше будут лишь три слова, которые станут для меня священными: «Честь, долг и жизнь».

И не успеет еще отзвучать последнее мною произнесенное слово, как рядом со мной окажется незнакомец. И хотя говорить он будет для всех – обращаться ко мне. Держа на ладони появившийся словно ниоткуда медальон с вложенным внутрь портретом. От которого, при всем своем желании, я так и не смог отвести взгляда.

Потому что с него на меня смотрели мамины глаза.

– Асия, дочь ялтара Вилдора и его Единственной.


Лера

Пока Асия продолжала говорить, в моей голове несколько раз мелькала мысль, которую я никак не могла ухватить. И вот, когда моя подруга уже взялась за ручку двери, собираясь оставить меня, чтобы я могла привести себя в порядок перед намеченным мероприятием, мысль вдруг вынырнула из глубины сознания и заставила меня рассмеяться.

Жрица резко обернулась и застыла, не сводя с меня глаз, в которых ужас смешался с удивлением.

А я все никак не могла остановиться, хоть и понимала, что, пока я не объясню причину своего веселья, у нее может появиться вполне законное предположение о моей невменяемости.

Вот только произнести хотя бы слово я не могла. Достаточно было лишь еще раз представить перед глазами ту картинку, которую нарисовало мое воображение, чтобы согнуться в неудержимом хохоте.

Что делать, если оно у меня богатое.

Не помогло и появление Сэнара, который, вытянув руку с браслетом рохсаша, ворвался в спальню, выискивая угрозу.

После этого я уже едва не сползла на пол.

Первой не выдержала Асия. Схватив меня за плечи, резко встряхнула, надеясь, что это поможет мне справиться с эмоциями.

За ее спиной стоял мой тер, почему-то в наглухо застегнутом набиру. И он так хорошо вписывался в тот спектакль, который в данный момент шел в моей голове, что я вновь закатилась.

Меня тряхнули второй раз, уже явственнее. И хотя остановиться было трудно, но сознание истерично вопило, что, если я немедленно не возьму себя в руки, меня возьмут в них другие. И будут трясти как грушу.

Так что пришлось собрать всю свою волю в кулак и буквально стереть со своего лица все проявления внезапно посетившего меня хорошего настроения.

– Мне только сотрясения сейчас не хватало. – Точно такие же ощущения у меня были после того, как Тиа напоила меня своей кровью. И когда я во дворце Ксандриэля готовила Олейору маленькую в моем представлении месть. – Я вполне способна стоять на ногах сама.

С точки зрения Асии, глядя на меня, в это трудно было поверить, но она рискнула. Отпустила мои плечи и отошла на пару шагов назад. Правда, продолжая смотреть на меня с некоторым подозрением.

Может, стоит объяснить, чем был вызван приступ неконтролируемого смеха? Я опять скосила взгляд на Сэнара: трудно даже представить, какое мнение у него обо мне могло сложиться.

Впрочем, хуже все равно уже не будет.

– Ты сказала, что твой племянник напросился к тебе на ужин?

Теперь уже оба смотрят на меня как на гранату с сорванной чекой. Хотя такие сравнения вряд ли придут им в голову, скорее я для них столь же непредсказуема, как и стихийный маг.

– Да. И до его появления осталось не больше получаса.

– Ты назвала меня сестрой, но кровного родства между нами нет.

Уточнила я, продолжая наблюдать, с какой настороженностью они ловят каждое мое слово.

– Да. Эта формула принятия не распространяется на остальных моих родичей.

– Я так и думала, – беспечно заявила я, чтобы тут же, с полной серьезностью в голосе, уточнить. – И как он собирается со мной ужинать. Через соломинку?

Я успела досчитать до тридцати, когда на лице подруги начали проявляться первые признаки знакомых мне эмоций. Она сначала фыркнула, при этом обернувшись к Сэнару. Потом снова посмотрела на меня и фыркнула опять. К тому моменту, когда это случилось в третий раз, она уже смеялась, и я решила, что негоже оставлять ее одну и поддержала.

До тера доходило значительно дольше. У меня было оправдывающее его объяснение, которое включало в себя незнание тонкостей употребления коктейлей и понятия «ужин» применительно к иным мирам.

Похоже, эта встреча будет выглядеть совершенно не так, как я ее себе представляла. Потому что наглухо закрытое набиру лицо никак не связывалось у меня с обильно накрытым столом.

Так что к тому моменту, когда это произошло, мы уже почти успели успокоиться. Но когда начал успокаиваться и он, я сама себе твердо пообещала, что никогда никому из своих друзей, детей, внуков и правнуков не расскажу про эти минуты.

Потому что они должны были выглядеть весьма кощунственно по отношению к тем переживаниям, которые сейчас должны были испытывать те, кто ждал нас на Лилее. И это напомнило мне, что все еще рано расслабляться.

– Так к чему мне готовиться?

– К ужину. – Вместо моей подруги счел нужным ответить Сэнар.

Интересно. Если он был просто тером, вряд ли мог себе позволить говорить.

Как же хочется сбросить оковы, сдерживающие мои силы, и расправить крылья стихий, вплести в свою сущность основы и ощутить ту уверенность, которой мне сейчас так не хватало. Оказалось достаточно чуть больше пяти лет, чтобы магия стала частью меня. Причем столь важной, что без нее я начинала чувствовать свою ущербность.

– Значит, есть то, чего я еще не знаю. Может, просветите? – Несмотря на то, что вопрос касался их обоих, я не сводила взгляда с тера.

– Вы – иномирянка, моя госпожа. На вас наши правила не распространяются. За ужином вас будет трое: алтарелла Асия, тартал Яланир и вы.

– За людей нас, значит, здесь не считают, – размышляя о своем с легкой ехидцей в голосе заметила я.

– Точнее за тех, на кого не распространяются принятые у нас понятия чести и долга. – И ни малейшего намека на обиду – сухая констатация факта.

Словно напоминая мне, что не мне в мои годы спорить с тысячелетиями, которые прожил он.

– Эти два слова приобретают разный смысл в зависимости от ситуации и того, кто их произносит.

Не все же им играть со мною, выясняя границы моих возможностей. Я не рассчитывала, что мои слова хоть как-то будут восприняты, но в направленном на меня взгляде Сэнара промелькнуло нечто похожее на интерес. Тер, сам того не желая, раскрывался. Начинал воспринимать меня не как навязанную ему обузу. Впрочем, на тот момент я не могла судить: хорошо это или плохо.

– Ну, раз больше тем для обсуждений у нас нет, мне осталось лишь просить вас обоих удалиться. Чтобы я могла приготовиться к встрече с дарианским любителем игр в кошки-мышки.

Похоже, Асия хотела что-то сказать, но, видя мое настроение, сочла за лучшее лишь кивнуть в сторону гардероба, намекая, что я найду там все, что мне может понадобиться, и вслед за воином вышла, так ничего и не сказав.

А то я туда еще свой нос не засунула! Да какой бы ни была уставшей женщина, возможность взглянуть на наряды мгновенно вернет ей бодрость не только духа, но и тела.

Правда меня хватило лишь на то, чтобы оценить масштаб щедрости моей подруги и плотно закрыть дверцу, с нежностью вспоминая о любимых мною кожаных брюках и рубашке.

Сборы не заняли много времени. Волосы я решила оставить распущенными: рыжие локоны выглядели хорошо, крупными волнами падая на плечи и спину. Из представленных нарядов я выбрала довольно простое, но очень выигрышно смотрящееся на моей фигуре платье. Да и цвет, темное серебро с легкой искрой, подчеркивал золото прядей и голубизну глаз. Туфли на небольшом каблучке, в тон платью, завершали мой наряд.

И никаких украшений. Кроме тонкой цепочки с медальоном, в который были вплавлены волосы Вэона и Амалии, срезанные в первый их день рождения. И теперь, как бы далеко я от них ни находилась, я всегда могла не только знать, все ли с ними в порядке, но и выстроить к ним портал.

Вежливый стук в дверь раздался, когда я была уже полностью готова. И даже сумела справиться с волнением, которое охватило меня при воспоминании о детях. И не только о младшеньких, но и о Сашке, за которого я, как ни странно, беспокоилась значительно больше.

– Да, войдите.

Лицо вошедшего Сэнара было… холодным, словно его высекли из льда.

Не только мне, оказывается, может изменять выдержка.

– Встреча гостя прошла на высоком дипломатическом уровне, – проходя мимо тера довольно тихо заметила я.

С одной стороны, вроде бы я и для себя говорила, но услышать меня он должен был обязательно. И даже если кому-то это могло показаться глупостью, но та самая, «женская», интуиция настойчиво продолжала утверждать, что я иду в правильном направлении.

– Моя госпожа не до конца осознает опасность, которую представляет талтар.

И все таким ровным, безразличным тоном, что я позволила себе внутренне улыбнуться: еще немного, и от простой констатации фактов он перейдет к советам. А разве не этого я добивалась?!

– Если ты намекаешь на то, что возможным вариантом развития событий может оказаться мой уход в Хаос, после рождения на Дариане еще одного ребенка, то мне об этом известно. И я сделаю все, чтобы свести вероятность этого к нулю.

Судя по лицу, на котором не дернулась ни одна жилка, моя проникновенная речь не произвела на него никакого впечатления. Но я, поправляя у зеркала волосы, которые лежали в идеальном порядке, следила за его глазами в отражении.

И вот они-то подтверждали, что он со мной солидарен.

– Вас ждут.

Я уже знала, что мое место за спиной тера. Так что не удивилась тому, что он, не дожидаясь моего ответа, просто вышел за дверь, предполагая, что я должна следовать за ним.

Ну не спорить же с ним по такой малости.

Благодаря двум порталам идти пришлось недолго. Короткий коридор после второго, и мы попадаем в огромный холл. Одна из стен совершенно прозрачна, но не пугает меня небесной безбрежностью. Потому что под ногами зеленый ковер, скрывающий бездну, – буйство растений, ни одно из которых не выглядит знакомым, притягивает взгляд сильнее, чем призрачная голубизна.

– Вас ждут, – повторяет он и указывает рукой на дверь, незаметную в небольшом углублении в стене.

– А если мне потребуется твоя помощь? – с легкой насмешкой уточняю я, намекая на то, что он явно не намерен следовать за мной.

И время останавливается, когда наши взгляды встречаются. И я чувствую то, чему ни Асия, ни Яланир, ни те воины, с которыми мне уже приходилось встречаться, не позволяли проявиться в своих взглядах.

Невообразимый возраст, который заставляет замирать от понимания того, как много было вплетено в его жизнь, сколько событий выкладывались в замысловатый лабиринт, заставляя его вновь и вновь принимать решения, выстраивая свою судьбу.

И как мало этого было у меня. Для того, чтобы суметь понять.

Впрочем, после знакомства с властителем Тахаром, при виде которого у меня, в отличие от Сашки, быстро нашедшего с ним общий язык, всегда подгибались коленки, это было не столь больно.

– Вы ее получите, моя госпожа.

И он сделал шаг назад, пропуская меня. И пока я проходила мимо него, засевшая в моей голове занозой мысль никак не давала мне покоя: мы были знакомы всего несколько часов, а ощущение связавшей нас вечности вынуждало меня сомневаться в этом.


Глава 10 | Покер для даймонов. Тетралогия | Глава 12