home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 4

Принцесса Лера Д'Тар. Дариана.

Открывшийся моему взору зал был небольшим, но вполне вместительным. По три ряда кресел, расставленных двумя незамкнутыми полукругами, огромные окна, вливающие внутрь яркий полуденный свет, черная дорожка на белом мраморе, проходящая по центру и ведущая туда, где окруженный личной охраной восседал Вилдор.

Он, при моем появлении, опередив всех остальных, начал подниматься. Приветствуя. А я, глубоко вздохнув и пожелав себе удачи, расстегнула плащ, позволяя ему соскользнуть волной на пол и сняла щиты, выпуская наружу то, что должно заставить его задуматься, насколько игра со мной кажется ему безобидной. Для него.

Я не видела себя со стороны — в зале не было зеркал, но по тому, как сгустилось напряжение, могла понять: мои труды не пропали даром.

Моя попытка понять, чем носитель сути Равновесия отличается от мага, долго не приносила результата, несмотря на старания тех, кто пытался мне это объяснить. В какой-то момент я даже была склонна решить, что ни Властитель Тахар, для которого древние знания были всегда открыты, ни мой прадед, до конца сами не осознавали, что скрывается за этим сочетанием слов.

И впервые суть этого я ощутила лишь здесь, потянувшись своей сущностью к Дариане и прося о помощи. И пусть сейчас я не просила, я лишь воспользовалась всем, что было влито в меня поколениями ушедших в прошлое из рода Там'Арин, но этот мир щедро откликался на мое в нем присутствие. И не видеть этого они не могли.

Шаг… и мой взгляд расфокусировался, вонзаясь в каждого и заставляя опускать ресницы, чтобы не видеть творящегося внутри моих глаз. Не замечать, как каждый из тех, кто вложил в меня свою жизнь смотрят на них моим взором: оценивая, обвиняя и вынося приговор. Как мое лицо ускользает в плывущем вокруг него мареве, возвращаясь то Единственной Вилдора, то ликом его дочери, то словно соскальзывая по струне времени и проявляясь отражением тех, кто еще не родился и… может никогда не родиться.

И выпестованная ими выдержка подводила их, заставляя опускать головы перед той, что была для них лишь игрушкой, лишь средством, лишь возможностью. Но это не значило, что они были готовы сдаться. Скорее, моя сила лишь раззадоривала их, вытаскивая из глубин то, что пытались заложить в них их создатели.

Еще шаг… взлетевшие в воздух огненно-снежные крылья, опустились будоражащим воображение шлейфом. Хаос и Порядок, холод бездны и обращающее в пепел пламя, драконы и даймоны, вертикальный зрачок и просвечивающее сквозь антрацитовую пленку расплавленное серебро…

Он просил не подвергать испытаниям его Честь, но он не предупреждал, что мне не стоит так явно показывать Совету свои способности. Впрочем, в его глазах, которые я видела даже тогда, когда ресницы скрывали от всех мой взор, было признание того, что этот бой закончился моей победой и… обещание следующего.

Я остановилась точно в центре зала, опустилась в глубоком реверансе с бьющим наотмашь изяществом вызова и, поднимаясь, положила ладонь на протянутую мне руку. Его движение ко мне было стремительным и грациозным. И это тоже было похоже на демонстрацию, подобную той, что устроила я.

Он словно говорил мне, себе, им, — насколько мы подходим друг другу, насколько обоснованы его права на меня и насколько беспощадным он будет с теми, кто посмеет ему перечить.

И это тоже был вызов, который он бросил им мною, разжигая в них жажду обладания, лишая рассудка и растаптывая чувство самосохранения. И я, с поразительной четкостью видела каждого, кто готов был ответить ему на него, и среди них…. его сына.

Не знаю, что чувствовал при этом этом Ялтар, но мне было больно. И не потому, что я жалела Вилдора — нет. Я только на короткое мгновение допустила мысль о том, что наш с Олейором сын может пойти против отца и… осознала весь ужас такого предположения.

— Вы превзошли все мои ожидания, принцесса. — Тихо прошептал он, подводя меня к креслу, стоящему рядом с его, но чуть сзади.

— Я старалась. — Также тихо ответила я ему, но мой ответ был больше похож на шипение.

Он дождался, когда присутствующие на Совете, повинуясь его жесту сядут и, так и не убирая руки со спинки моего кресла, и спокойно, словно речь шла о чем-то совершенно обыденном, произнес.

— В ночь после Большого приема в честь принцессы Д'Тар, пытаясь пресечь попытку своей сестры покинуть Дариану, я предстал перед нашей гостьей в ненадлежащем виде. — Легкий рокот прокатился по залу, но стих тут же, как только он чуть наклонился вперед, словно рассматривая недовольных. — Зная об обычаях нашего мира, ее Высочество не высказалась против моего желания назвать ее своей невестой. Для того, чтобы подтвердить нашу помолвку, я прошу у Совета Права Сильного.

Да… я, конечно, ожидала, что трактовка событий будет несколько отличаться от того, что произошло на самом деле, но… чтобы настолько… Хотя, стоило признать: в этом варианте все выглядело довольно благопристойно. Судя по всему, версия побега Варидэ не была бы воспринята столь равнодушно, в отличие от высказанной Вилдором просьбы, прозвучавшей, скорее, как требование.

Так что покинувшая зал тишина была вполне объяснимой. И радовало лишь то, что все ограничивалось довольно громкими шепотками и резко звучащим в общем гуле "нет'. Но их было не столь много, как я могла бы предположить, ощутив реакцию на мое появление.

С каждым исчезающим мгновением, я все сильнее чувствовала, как начинает сдавать моя выдержка от вида множества сильных, хищных и кажущихся бездушными мужчин, некоторых из которых я помнила еще по приему. И пусть лишь немногие из Талтаров участвовали в схватках за право обладания захваченными на Лилее женщинами, та картина заставляла меня мучительно содрогаться, как только я напарывалась на подобный похотливый взгляд. И я испытала мимолетное чувство благодарности к Ялтару, когда кроме моих щитов, которые я не могла усилить не вызвав к себе еще большего интереса, вокруг меня поднялись еще и его.

— Совет готов озвучить свое решение? — Он слегка склонил голову, вглядываясь в лица своих подданных.

И даже у меня по коже пробежали мурашки от того, сколько властности было в этом жесте. Сколько было неприятия никакого иного ответа, кроме нужного ему.

— Совет дает Вам Право Сильного. — Не знаю, могла ли я удивиться сильнее, но произнес это тот, услышать чей голос я ожидала меньше всего — Талтар Маргилу. И если ощущения меня не обманывали, он был как раз из тех, кто был полностью согласен с требованием своего Ялтара. — У каждого, кто готов оспорить это право, есть три луны, начиная с этой ночи, чтобы бросить вызов. Победитель получает все. Побежденный, — он сделал паузу, и она была… весьма язвительной, — милость победителя. И благословит Вас Хаос, Ялтар Вилдор.

— Я благодарю Вас, Талтар Маргилу за высказанное Советом решение. И пока никто не сможет опровергнуть моего Права Сильного, я объявляю принцессу Д'Тар своей невестой. Прошу Вас, Ваше Высочество. — Он подал мне руку, предлагая мне подняться и встать рядом с ним. И по тому, как в его взгляде, мимолетно коснувшемся меня, мелькнуло удовлетворение сытого хищника, я могла понять, что наше противостояние на сегодня еще не окончено. — И, чтобы моя невеста могла запомнить этот день, я готов назвать Совету дату вторжения.

Я знала… я знала, что он не упустит возможности не отыграться — заставить меня стискивать зубы, сдерживая стон. Но я даже предположить не могла, что это будет именно так. И только теперь мне становилось понятно, что было во взгляде Айласа, когда он рассказывал нам с Сэнаром о Совете. И что означала тоска, появившаяся в одних глазах, чтобы отразиться в других.

— Вторжение на Лилею начнется в первую ночь темной луны.

Десять дней! Всего лишь десять дней, вместо полугода, которые мы предполагали — думала я под восторженные крики, раздавшиеся как только он закончил говорить. Пытаясь не упасть здесь же, у его ног. Признавая его силу и служа символом возможного падения Лилеи. Пытаясь предугадать каждое мгновение из этих десяти дней и ночей, в течение которых близкие мне существа будут продолжить жить не зная, не ведая, не догадываясь…

— Представлять правящую ветвь во втором эшелоне вторжения будет мой сын, Талтар Яранир. Командование вторжением я, как Правитель Дарианы принимаю на себя. И да сохранит нас Хаос!

Я слышала его слова через четкий ритм сердца в бьющейся на виске жилке. Я видела пылающее в его глазах торжество сквозь застилавшую глаза пелену. Я ощущала его жажду смерти сквозь все щиты, что окутывали меня. Но я продолжала стоять рядом с ним, не позволяя своему телу выдать происходящего в моей душе. Ни пылающим румянцем, ни прикушенной губой, ни смешанной с яростью ненавистью, которой вскипала моя кровь.

Он жаждал войны… но, о стихии, как же жаждала ее я! И если это было то, чего он от меня добивался, он мог поздравлять себя с победой, потому что теперь ни его мощь, ни его охрана, ни мое слово, не могли остановить мое стремление избавить этот мир от него. Даже понимая, что следом за ним придет другой, а затем другой….

— А теперь, моя дорогая принцесса, когда Ваше присутствие здесь больше не является обязательным, я прошу Вас вернуться в свои покои.

Сэнар оказался рядом со мной раньше, чем Вилдор невесомой улыбкой, в которой я не увидела торжества, закончил свои слова. Но, в отличие от Ялтара, он не мог мне предложить руки, чтобы помочь пройти те несколько отделявших меня от выхода метров, ставших для меня самыми страшными в моей жизни. Но ради того, чтобы он пожалел об этом, я не могла этого не сделать.

Мой взгляд безучастно скользил по сверкающим воодушевлением глазам. Машинально зафиксировал, как отражением моей скорби стало участие Маргилу, словно невзначай оказавшегося на моем пути, как мне в спину, играя эхом в высоте зала, звучало одно и то же слово: Лилея.

Мы оказались за дверью, когда желание разнести весь этот зал в Хаос стало уж совсем невыносимым. Возможно, я бы так и сделала, если бы не пристальное внимание и контроль Вилдора, который не ослабевал ни на мгновение.

— Моя госпожа, держитесь. — Голос тера едва пробился сквозь красную пелену, застилавшую все перед моими глазами. — Вы не можете сдаться сейчас.

Не знаю, в какой раз он повторил это, пока мой взгляд не стал осмысленным и я не начала осознавать, где и почему я нахожусь.

— Все хорошо, Сэнар. — Прошептала я, с трудом размыкая окаменевшие губы. — Все будет хорошо.

Похоже, он так не думал и, вопреки правилам, от последнего перехода к моим покоям нес меня на руках, крепко прижимая к себе и обдавая волнами целительной магии.

Оттолкнув Айласа, кинувшегося к нам как только мы появились на пороге, усадил меня в кресло, правда, успев шепнуть слуге, чтобы он немедленно активировал защиту.

Что ж… его опасения были вполне понятны. Впрочем, как и наличие в моих покоях возможности заблокировать использование магии.

В любое другое время я вполне могла оценить паранойю Вилдора, но… не сейчас.

— Я имею право тренироваться с тобой? — Вряд ли моей тер мог ожидать такого вопроса. Да и тона, которым я его произнесла, тоже.

— На мечах? Сейчас? — Проявившееся изумление, тем не менее, было очень коротким.

— На мечах и сейчас. — Повторила я за ним, но уже без вопросительных интонаций.

Я не могла находиться здесь, в этих стенах, пропитанных его запахом, его силой. Мне не хватало воздуха, а моей душе — свободы. Пусть и призрачной. И я готова была на все, лишь бы их покинуть.

— Да, имеете. Как скоро Вы будете готовы?

— Через несколько минут. Я только переоденусь. — Быстро заверила я его, боясь, что моя надежда окажется преждевременной.

— Хорошо, я предупрежу охрану.

Мне удалось снять платье, не разорвав его в клочья. Да и застегивая пуговицы на рубашке, я не вырвала ни одной от душившей меня ярости. И только ощутив, как короткий колет плотно обтянул мое тело, хоть немного отрезвела от кипящих в моей крови эмоций.

Айлас, когда мы выходили из комнаты, проводил нас весьма говорящим взглядом. Несмотря на мое состояние наводя на мысль, что стоит проверить и его способность держать в руке меч. Что-то в его жестах, в том, как он двигался, оценивая смотрел не поднимая глаз, подталкивало меня к выводу о том, что и в этом отношении он вполне способен меня удивить.

Наш путь до тренировочной площадки был достаточно быстрым — Сэнар не хуже меня знал, насколько сильным лекарством может стать клинок, требующий не только концентрации внимания и выдержки, но и холодной оценки своего противника.

— Тренировочные мечи или защита? — Уточнил он, прежде чем направиться к стойке, на которой было разложено оружие.

— Защита. — Коротко бросила я, не имея ни малейшего желания сражаться пусть и неплохо выполненными, но заготовками.

Мне нужно было ощущение опасности, заставляющее сердце биться ровно, отмеряя своим ритмом темп боя. Мне нужно было видеть острие заточенной стали, стремящейся впитать жар крови. Мне нужно было слышать, как поет воздух в стремительном танце смерти.

Ладонь с нежностью обняла рукоять поданного воином охраны меча, вторая ощутила холод кинжала. Широкий пояс с защитными амулетами с жестким щелчком сомкнулся на талии.

— Вы готовы, моя госпожа? — Сэнар замер напротив меня в стойке.

И, в отличие от меня, вокруг него не сияла ажурная пленка заклинаний. Но… это было его право.

— Да, к бою.

Я вывела мечом замысловатый вензель, пробуя, как он чувствуется в руке. Вынужденная признать, что как бы я не относилась к некоторым даймонам, их оружие было воистину великолепным.

Сэнар не торопился атаковать, нанизывая на убегающие мгновения замысловатые па, в которых его меч был такой же частью его, как руки и ноги. Впрочем, мне уже довелось видеть его в бою, и это воспоминание меня радовало. Ведь в той схватке победителем стал мой друг.

Я, так же как и он, не стремилась первой бросить свой клинок в бой: ярость все еще туманила взор, а в таком состоянии до поражения был один шаг.

Его тень я не заметила — почувствовала. Не кожей, не собственной силой, не предчувствием воина — взглядом. Рисунок его движений не мог закончиться ничем иным, кроме как броском и я это видела.

Я ушла с линии его атаки, не принимая ни его ритма, ни той инициативы, что он мне передавал.

— Зачем он это сделал? — Я была уверена, как бы тих не был мой голос, он его услышит.

И не ошиблась. Как не ошиблась и в другом — он был готов к этому вопросу.

— Этого было не избежать. И чем дольше он оттягивал это решение, тем сложнее было справиться с Советом.

Второй его удар оказался для меня едва ли ожидаемым. Казалось, я еще слышала его голос, а лезвие уже пролетело так близко от меня, что наша встреча не состоялась лишь благодаря телу, которое в этот момент лучше меня знало, что нужно делать.

И это окончательно вернуло мне способность не столько держать себя в руках, сколько реально оценивать происходящее и свои шансы в нем. Все-таки близость небытия, пусть и сглаженная защитными заклинаниями, не благоприятствовала отупляющему отчаянию.

— У тебя есть возможность сообщить об этом на Лилею? — Не отводя взгляда задала я свой следующий вопрос, когда мой клинок с визгом прошелся по лезвию его меча — моя атака была не менее стремительной.

— Вы хоть понимаете, о чем меня просите? — Он отступил на шаг, возвращаясь в стойку.

Судя по всему, он не был разочарован нашим разговором.

— Я не заметила, чтобы ты хотел избавить свой мир от Вилдора. — На моих губах застыла улыбка. И в ней не было столь привычного моему кругу ехидства. Это была решимость идти до конца. — Я ведь могу ненароком нарушить ваши планы.

Мы вновь обменялись серией ударов, каждая из которых была все напряженнее предыдущей. И если вначале боя Сэнар еще пытался меня жалеть, то теперь уже не делал никаких поблажек. И это не была заслуга Правителя, который всего за несколько тренировок сумел дать мне очень многое. Это была память об Олейоре и Гадриэле, учивших меня казаться гораздо слабее, чем я была.

— Ялтар не должен погибнуть до тех пор, пока его преемник не окажется на Дариане.

От такого заявления я едва не пропустила удар. Мне пришлось буквально кинуться под его клинок, избегая его. Но… защита вспыхнула, фиксируя легкое ранение.

Я подняла руку, останавливая бой. На вопросительный взгляд Сэнара, качнула головой — мне нужна была только короткая передышка. Чтобы если и не осмыслить, так хотя бы поверить в сказанные им слова, прозвучавшие признанием.

— И когда это произойдет? — Повела я плечами, стряхивая напряжение прежде чем вернуться в позицию.

— Как только воины Лилеи вступят на Дариану.

Он не стал дожидаться, когда и эта фраза дойдет до моего сознания и атаковал. Резко, безжалостно, вкладывая в удары не ярость, но умение, не силу, но опыт. И ни одна мысль больше не могла возникнуть в моей голове, потому что единственное, что теперь меня занимало — выстоять и не отступить. Сражаясь так, словно от этого боя, от того, смогу ли я одержать эту победу, удастся ли мне пролить на землю этого мира его кровь зависело, сбудется ли то, что прозвучало для меня пророчеством.

И когда не меч — кинжал прочертил кровавую дорожку по его руке, взрезав черную ткань, я ощутила, как отпускает меня напряжение и возрождается надежда. И эта радость была так велика, что ее не смог разрушить даже раздавшийся с края тренировочной площадки голос Вилдора.

— Вы продолжаете удивлять меня, моя прекрасная принцесса. — Но такая реакция его явно не удовлетворила, потому что он вскользь, словно споря с сами собой, продолжил, пронзив меня своими словами в самое сердце. — Может не стоит говорить ей о том, что наследный принц Олейор Д'Тар дал клятву Правителя?


Олейор Д'Тар

Мы с Гадриэлем стояли чуть поодаль от Кайлара, прижимающего к себе хрупкую фигурку дочери. И хотя мы старались не смотреть в их сторону, давая возможность не сдерживать своих чувств, когда его плечи время от времени вздрагивали, мой взгляд непроизвольно скользил к ним. В странном желании хоть чем-то им помочь.

И не зная, как это сделать.

То, каким образом моему другу удалось заполучить отца своей невесты он уже успел мне рассказать, вызвав у меня, с одной стороны, гордость за своего начальника разведки, с другой… подозрение в том, что эта победа была ему подарена тером моей жены. Впрочем, он и сам думал подобным образом.

А сейчас я ожидал, когда он дойдет до ответа на тот вопрос, с которого и начался наш разговор. Продолжающийся тихим шепотом, да еще и под защитой заклинаний, чтобы Лайсе не ощутила отголосков наших эмоций.

— Тот провал закончился для него потерей Чести и снятием набиру. Но Вилдор не дозволил ему пройти через ритуал — решил, что для него это будет слишком легким наказанием.

— Только не говори, что об этом тебе сам Ялтар и рассказал? — С мрачным предчувствием, что именно так и окажется, перебил я его.

В очередной раз пройдясь взглядом по спине даймона и его, склоненной к девушке голове.

— Ты всегда был догадлив, мой Лорд. — В голосе Гадриэля, в отличие от самой фразы сарказма не было. И это было весьма тревожным признаком: когда он прекращал язвить, стоило задумываться о худшем. — Он поведал мне историю коммандера, то ли в надежде, что я откажусь от своей затеи, то ли… — его взгляд, когда он посмотрел на меня был жестким, — утверждая в ней. В отношении Вилдора у меня нет уверенности ни в чем.

— Это я уже понял, — фыркнул я, откладывая очередное замечание, касающееся Правителя Дарианы, в закрома своей памяти. — Что он придумал для Кайлара, на его взгляд соответствующее степени его вины?

— Противник для тренировок воинов. — Не стал медлить с ответом Гадриэль. — С защитой, которая действовала только при угрозе смертельных ран, но не защищала ни от других, ни от боли.

При мысли о том, как это все могло выглядеть, я застыл заледеневшей скульптурой. Не скажу, что мы не делали чего-то подобного. Предатели в истории эльфов встречались и было просто неразумно не использовать воинские навыки отщепенцев для того, чтобы подготовить новичков. Но если такое случалось… мы предпочитали их беречь, извлекая из такого наказания наибольшую выгоду.

Но даже ужаснувшись той степени жестокости, с которой подходил к своим подданным Вилдор, судить о ее мере я не собирался: если пройтись по истории нашего мира, похожих примеров можно было найти не мало. Важным было то, что Кайлар не только выжил в этих условиях, но и сумел сохранить свою цельность. А это было очень хорошо заметно по тому, как он приветствовал меня. С каким спокойствием и достоинством принимал довольно неожиданные изменения в своей судьбе.

— Ты ему уже сказал? — Перевел я разговор в иное русло, понимая, что мой друг, похоже, впервые за все время нашей дружбы, проявил необъективность.

Но… ошибся. И был этому очень рад.

— Если сопоставить это с рассказами Талтара Маргилу, он еще легко отделался. А говорить я пока не стал. Да и о его дочери упомянул лишь когда мы шли сюда.

— Хочешь, чтобы он сделал надлежащие выводы не руководствуясь чувством благодарности?! — В моем голосе мелькнула насмешка, которую я не успел спрятать.

И хотя относилась она совершенно к другому, мне было неприятно, что я не сумел себя сдержать. Тем более на фоне даймона, сохранявшего выдержку перед встречей с дочерью до последнего мгновения.

Дело было в другом: в отличие от Сарката с его терами, которые натянув личины демонов начали сумрачными тенями повсюду следовать за Сашкой, этот чернокожий воин продолжал оставаться для меня "чужим'. Несмотря на все, что я о нем уже знал.

— Он не только отец моей невесты, но и… — Гадриэль, словно почувствовав, как Кайлар резко обернулся в нашу сторону тоже поднял глаза, встречаясь взглядами. И закончил, так и не отведя взора, — весьма ценный источник информации. В отличие от ученика нашего друга, для которого любое слово может означать предательство, для него уже все закончено. Он не является воином, ему отказали в Чести и Долге, его заставили дать клятву мне. И…

Он не стал продолжать. Это за него сделал я: и он был там, где Черные Воины готовились к вторжению на Лилею.

— Только не убеждай меня, что ты нечто подобное и предполагал, требуя его себе в телохранители?

Гадриэль перестал смущать даймона и обратил свое внимание на меня. Вторя моей насмешливой улыбке.

— Раз ты не поверишь — не буду. Хотя… — его взгляд стал озорным, — после общения с Маргилу я нечто подобное и ожидал. Я не мог задавать прямых вопросов, но, как мне кажется, появление Кайлара рядом со мной не произвело впечатления ни на него самого, ни его сына.

Еще бы сотню лет назад я, может, и удивился, сколько слоев присутствует в тех замыслах, что рождаются в голове моего друга. Сейчас же воспринимал это как нечто неотъемлемое, являющееся частью его личности. Нельзя сказать, чтобы я и сам не любил многоходовых комбинаций, но… Гадриэль, буквально, дышал ими. И единственным существом, заставляющим его смущаться в таких случаях, была Лера, предпочитающая самый короткий и, на ее взгляд, правильный путь — искренность.

Воспоминание о жене пронзила душу острой болью, но… я сдержал стон и не дал ему отразиться в своих глазах. Надеюсь, ее новоприобретенные родственники помогут ей избежать расставленных Вилдором ловушек. Характеристика Гадриэля, данная Ярангиру и его отцу, была короткой, но обнадеживающей: Талтар продолжал беспокоиться о своем исчезнувшем брате и был рад узнать, что его род не прервался.

Он хотел еще что-то сказать, но тут Лайсе, выскользнув из объятий отца, отступила на шаг и бросила взгляд в нашу сторону, словно давая понять, что и нам не мешало бы присоединиться к их разговору. Я, заметив это движение первым, показав глазами другу на парочку, сбросил укрывавшие нас заклинания.

— Мой господин… — даймон низко склонил голову, как только мы подошли ближе, но больше ничего произнести не успел, прерванный черноволосым лордом.

— С этим нам придется что-то делать… Не могу же я позволить отцу своей невесты быть моим телохранителем… — Его взгляд мгновенно стал игривым, а урчащие нотки в голосе словно подчеркивали, насколько его забавляет эта ситуация.

Но я не сомневался, что Лайсе понимает, какие чувства пытается скрыть от других ее жених.

Я не видел их встречу — Гадриэль предпочел сам отправиться за девушкой, хотя и попросил князя подготовить ее к визиту… но при их возвращении во дворец присутствовал. И то, что каждый раз имея возможность прикоснуться к Лайсе, увидеть радостный блеск в ее глазах, услышать ее звонкий голос, он вспоминал о том, чего лишился я, делало их отношения чуть более напряженными, чем мне бы хотелось. Радовало одно: способности его невесты делали практически невозможными их ссоры из-за непонимания.

— Я считаю честью для себя охранять Вашу жизнь, лорд Гадриэль. А то, что я храню ее еще и для своей дочери, делает мою службу Вам еще более ценной.

Я заметил, как смутился от этих слов мой друг, но это мелькнуло и исчезло. Слишком быстро, чтобы это мог заметить даймон. Мне же удалось увидеть следы смятения лишь потому, что Гадриэль не просто спрашивал у меня совета, как ему поступить в этой ситуации, но и пытался свалить ее благополучное разрешение на меня. Весьма безуспешно.

— Для Вас, Кайлар, служба мне может оказаться неприемлемой. — Осознав, что в этом вопросе я ему не помощник, мой друг не стал ходить вокруг да около, предпочтя разрешить все как можно скорее. — В течение полугода мы ожидаем нападения воинов Дарианы на наш мир и положение моего тера может повлиять на Вашу дальнейшую судьбу.

Что ж… с точки зрения нашего разговора его ход можно было назвать великолепным, хотя и довольно прямолинейным.

— Моя дальнейшая судьба принадлежит Вам, Лорд Гадриэль. — Взгляд даймона был спокоен.

Так же как у его дочери, продолжавшей сжимать ладонь отца своими маленькими, по сравнению с его, ладошками. И это было очень трогательно: она казалась столь беззащитной и хрупкой, а он монолитным и уверенным в своем выборе, что я поторопился выбросить из своей головы мысль о том, что такое приобретение темным эльфам будет весьма кстати.

— Вы должны понимать, что делая такое заявление Вы даете мне право задавать те вопросы, которые в ином случае могли и не прозвучать.

Я едва удержал метнувшееся на лицо удивление. Тон Гадриэля был не просто резок — он был жесток. И таким моего друга знали очень немногие из числа живых, потому что выживали после того, как слышали этот голос, лишь редкие счастливцы.

— Последние несколько лет, моей единственной задачей было — выжить. — Даймон не вздрогнул, не отвел взгляда, и никаким иным способом не показал, что этот разговор ему неприятен, продолжая оставаться спокойным и чуточку отстраненным. В отличие от девушки, все плотнее прижимавшейся к отцу. — Когда у меня была возможность спать, я просто закрывал глаза и проваливался в черную бездну без снов. Когда мне давали есть, я проглатывал пищу, зная, что только она может дать мне силы вновь взять в руки меч и сражаться за свою жизнь. Но я помню каждое слово, произнесенное рядом со мной теми, кто не воспринимал меня угрозой. Я связал воедино все, что мог заметить мой взгляд, пока следил за скольжением лезвия в воздухе. И вряд ли я могу сказать Вам, лорды, что-нибудь более важное, чем то, что вторжение начнется со дня на день. Потому что Совет не позволит Ялтару Вилдору тянуть с ним дольше.

Взгляд, которым я ответил кажущемуся невозмутимым Гадриэлю, должен был показаться весьма красноречивым. Подобную мысль высказал и Риган, чье общение с Талтаром Маргилу и Ярангиром было более длительным и теплым. Такой же вывод сделал и Валиэль, чье невинное выражение лица многих вводило в заблуждение. И на этом же настаивал Карим, возможности которого и на Лилее, и на Дариане оставались предметом зависти для начальников разведок всех вошедших в военный союз рас.

— Не рассчитываете же Вы, Кайлар, что я останусь в стороне и Вам не придется, защищая мою жизнь, столкнуться со своими соплеменниками?

Гадриэль продолжал нагнетать обстановку, похоже, определяя границы возможного доверия к воину. И я уже догадывался, к чему он его подводил.

— Мне не пришлось делать выбор, — с прозвучавшей в его голосе легкостью начал даймон, — за меня его сделал Ялтар Вилдор, лишив меня одного мира и дав другой. Позволив мне произнести слова клятвы тера, он вернул мне то, что отобрал, заставив снять набиру. И он же связал мою Честь с Вашей, лорд Гадриэль, жизнью. Иного выбора чем этот, быть не может.

— А если я его Вам дам? — Мой голос прозвучал оглушительно.

И для даймона, и для его дочери. И… для моего друга.

— Он мне не нужен. — Спокойно и твердо. Не скрывая от меня своего взгляда, в котором было удовлетворение тем, что он имел.

— И Вы не хотите даже услышать то, что я намерен Вам предложить?

Я знал, что Гадриэль сейчас лихорадочно пытается понять, о чем я говорю. Но… этой новостью я еще не успел с ним поделиться. И, похоже, медлил не зря. Уж больно интересно было наблюдать за тем, как мечутся мысли в глубине его глаз, никоим образом не отражаясь на его лице.

— Мое решение принято.

Он ломал мне всю игру, но… тем любопытнее будет увидеть его реакцию на мои слова.

— Варидэ отказала своему сыну Вилдору в Чести и сегодня вечером назовет новым Ялтаром Дарианы его сына — коммандера Закираля. Если Вы присягнете ему на верность, сможете восстановить свое имя и, либо победить, либо погибнуть во славу своего мира.

Он не раздумывал ни мгновения. В какой-то момент мне даже показалось, что он меня не слышит или…. не понимает. Но его взгляд был ясен и внимателен, а та радость, что мелькнула в глубине глаз при упоминании нынешнего Правителя, довольно четко говорила о том, что такое решение матери Вилдора его полностью устраивает.

— Моим миром является Лилея. Моим господином является лорд Гадриэль. И единственным, кому я могу присягнуть на верность, являетесь Вы, Правитель Олейор.

И из двух возможных вариантов, оба из которых меня вполне устраивали, этот был лучшим.

— Хорошо. — Не стал я спорить с ним, не только потому, что уверился в его решимости следовать предначертанному судьбой, но и не желая больше терзать юное сердечко его дочери, ярко за него переживающей. — Я готов буду принять Вашу, Кайлар, клятву, как только мы вернемся от Повелителя Арх'Онт. После этого я намерен услышать от Лорда Гадриэля просьбу дать ему разрешение на брак с Лайсе и поднять бокал вина за их счастье. А пока, — я сделал вид, что не вижу, как бледность растеклась по щекам девушки, как засияли глаза моего друга, и насколько спокойнее стало кажущееся безмятежным лицо даймона, — мне кажется, что кое-кому стоит сделать все, чтобы его невеста в моем дворце чувствовала себя уютно.

И не дожидаясь, когда растерянность сменится решимостью меня поблагодарить, резко развернулся и рывком открыв оказавшуюся, к счастью, довольно близко дверь, не теряя достоинства выскочил в коридор прежде, чем онемевшие губы выдали, какой болью пронзило мое сердце.

Где-то, отделенная от меня пространствами, в руках этого чудовища была моя жена. И единственным способом вернуть ее, известным мне сейчас, было победить в той битве, что еще не началась.


Глава 3 | Покер для даймонов. Тетралогия | Глава 5