home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 10

Таши Арх'Онт

— Они смогут отследить портал? — Голос брата был низким и рычащим, вызывая на теле озноб.

— Нет, — Закираль стоял замерев, чувствами ощупывая то место, куда мы попали, — если мы не воспользуемся новым переходом.

— Значит, — оскалился демон, — возвращаться в крепость будем ножками.

Мои глаза все еще туманились слезами, поэтому я не увидела движения Радмира, лишь ощутила, что его слова раздались слишком близко от меня. А уже в следующий момент его сильные руки отрывали меня от земли, где я сидела, так и не сумев до конца осознать и тяжесть и… неизбежность потери.

— Давно я не носил тебя на себе, сестренка.

Он закинул меня себе на спину, заставив ухватиться за его шею и опоясать ногами талию, которая в боевой трансформации была укрыта заходящими друг на друга кожистыми складками, облегчающими такой способ передвижения, который мы использовали довольно часто… в моем счастливом детстве.

Закираль кивнул головой, продолжая о чем-то размышлять и… привычным жестом застегивая на руке браслет рохсаша. И как я не пыталась вспомнить, в моей памяти не отразился тот момент, когда он снимал его с кого-то из наших противников.

— Да, идем. — И он заскользил между деревьями, напоминая мне скорее стремительных, но изящных как ветер эльфов, чем мощного брата.

Скорость, с которой они передвигались, вызывала оторопь мельтешением стволов, еще не успевавших проявиться в поле зрения, как уже исчезавших за спиной, бьющим по лицу морозным воздухом, который, казалось, не замечался ни одним, ни другим.

Но как бы быстры они не были, живущая в сердце тревога за наших друзей, за тех, кто остался в крепости, рождала желание поторопить их, чтобы как можно скорее избавиться от нее, увидев знакомые лица, уверившись в том, что ничего страшнее уже случившегося, не произошло.

По моим ощущениям мы преодолели больше половины пути, когда муж внезапно остановился, вынуждая сделать то же самое и Радмира. Но тот, зная, насколько тяжело я переношу эти столь резкие перепады, продолжал бежать, сбавляя шаг и по кругу возвращаясь к ожидающему нас Закиралю.

— Пахнет дымом и смертью, — оглушающе бесстрастно произнес он, когда брат поставил меня на землю.

Радмир втянул воздух затрепетавшими ноздрями и повел головой из стороны в сторону, определяя, откуда несет гарью.

— Крепость.

Вылетевшее слово прозвучало как приговор. И не только продолжавшим в нашей памяти быть живыми ее воинам, но и нашим друзьям, которых мы отправили туда, посчитав, что это будет более безопасно, чем следовать за нами.

— Асия жива и пытается связаться со мной. — Взгляд Закираля подернулся туманом, отсвечивающие серебром ресницы вздрогнули, пряча черноту зрачков. — Нет, не могу — слишком далеко. Но направление знаю.

Он разговаривал с Радмиром, даже не посмотрев в мою сторону, словно я для него сейчас и не существовала. И от этого… мне было настолько неуютно, что это ощущение перебивало даже возникшее чувство горечи. И как оставшийся в душе след от гибели Тамираса и… как осознание того, как что-то изменилось в наших с мужем отношениях, а я этого так и не смогла понять.

— Рискнем выстроить портал? — Брат бросил на меня быстрый взгляд, который я заметила лишь потому, что сама в этот момент повернулась к нему, то ли ища поддержки, то ли… утешения.

— До тех пор, пока они не пустили по нашему следу варлахов — не стоит.

И как бы мне не хотелось как можно скорее избавиться от неизвестности — его решение было правильным. Малейший всплеск магии… Мы не просто разменяли две пятерки их берсерков на одного дракона, мы дали им узнать, насколько ценной добычей являемся.

И мы вновь бежали. Точнее, бежали они, а я, снова обхватив брата за шею, пыталась не только разобраться с тем, что творилось у меня в душе, но и понять, буду ли я продолжать выступать в роли обузы или наступила пора вспомнить о том, как я вытаскивала будущего мужа с базы.

Но мысли метались между осознанием безвозвратности потери, словами Тамираса: "Я люблю тебя', которые казались мне теперь наполненными каким-то иным смыслом, не имеющим ничего общего с тем, который мы привыкли в них вкладывать и отстраненностью Закираля. Впрочем, последнее заставляло меня скорее сосредотачиваться на возникших проблемах, чем сожалеть. Потому что чем мощнее были укрывавшие его щиты, тем… сложнее и многограннее переживания. А то, что он недооценил риск нашей вылазки, поставив мою жизнь под угрозу, вряд ли способствовало его самообладанию.

И если я хотела ему помочь… мне нужно было доказать, что мое присутствие было необходимым. Оставалось лишь понять — как.

Обычные порталы на матрице перехода давали слишком сильный магический всплеск, который в этой девственной природе довольно легко отследить. Тем более что отголоски нашей магии должны были остаться на том холме, давая возможность это сделать.

Сумей Закираль достаточно четко ощутить сестру, вполне смог бы провести нас по нити перехода, но… Их связь была слишком слаба. И не только оттого, что Асия была далеко — их родственные отношения продолжались не столь долго, чтобы укрепить ее достаточно для таких заклинаний.

И оставалось… им бежать ножками, а мне предаваться душевным терзаниям и мыслям о том, что даже самый крутой маг может быть совершенно бесполезен.

Хотя… Появившаяся в голове мысль была неожиданной и весьма оригинальной. И прежде чем я успела осознать ее до конца, мои руки сжались на горле брата, заставляя его всхрапнуть, как норовистую лошадь и резко остановиться. Вряд ли он не понимал, что я не позволила бы себе нечто подобное без серьезных причин.

Муж отреагировал не менее быстро. Я только сползла на снег, пытаясь справиться с подступившей тошнотой, а он уже опускался рядом, заглядывая мне в глаза.

— Элизар. — Меня мутило и это было единственное слово, которое я смогла выдавить из себя до того, как прекратится ощущение качки.

Увы, но ни у одного из моих собеседников взгляд не откликнулся пониманием и мне больше ничего не оставалось, как брать себя в руки — если сделать вид, что все хорошо… становится легче.

— Я давала клятву Элизару. Я могу связать нас по ее следу. — Выпалила я на одном вздохе, в очередной раз удивляясь одной странности: я никогда не страдала от морской качки, меня не смущали головокружительные падения, когда я исследовала горные пропасти на спине дракона, я не испытывала неприятных ощущений крутясь юлой между мечами противников на тренировке, но… мои прогулки на спине у Радмира всегда заканчивались одинаково.

— Если у них проблемы, то они сразу появятся и у нас. — Мой братец всегда отличался способностью поразительно быстро вникать в ситуацию.

И со свойственной ему верой в мои силы пропустил сам момент перехода, который на деле выглядел не столь оптимистично, как звучали мои слова и уже разбирался с тем, что нас могло ожидать после.

— Если у них проблемы, — начала я, повторяя интонации демона, — то к тому времени, как мы до них доберемся, их не будет ни у них, ни у нас.

Закираль молчал. Все также окутанный щитами и бесстрастный. И только мерцание серебряного контура вокруг зрачков давало понять, насколько напряженно он выискивает все изъяны предложенного мною плана.

После моих слов молчал и Радмир. Но судя по тому, как складывались в боевом захвате его когти, для себя он уже все решил.

— Ты сможешь сразу после перехода выстроить портал во дворец?

Вопрос мужа не мог не радовать — он уже принял мое предложение.

Вот только отвечать на него я не стала. Расстегнув пару пуговиц на шубке вытащила подвешанный на толстой цепочке кристалл перехода, который на меня собственноручно надела мама. Если бы не те блокираторы и не необходимость вернуться за остальными… Мы бы уже давно были во дворце у папеньки и доказывали магам, отслеживающим такие переходы, что мы именно те, за кого себя и выдаем.

— Тогда чего мы ждем?

В голосе Закираля, впервые с того момента, как мы ощутили открытие межмировых порталов, проявились хоть какие-то чувства, давая мне возможность пусть и не вздохнуть с облегчением, так хотя бы слегка расслабиться.

— Твоего приказа, — буркнула я, уже отгораживаясь от всего, что могло помешать мне нащупать следы тонкой нити, связавшей когда-то меня и мага.

И это было не столь просто, как казалось — клятва была исполнена и признана тем, кто ее принимал. И если бы не теплые отношения, сложившиеся между мной и Элизаром, вряд ли бы мне удалось найти даже отголоски того, что когда-то требовало меня беречь его жизнь больше, чем свою.

Меня никто не торопил, но я понимала, что наше нахождение в этом лесу, когда нашими поисками занимаются не только даймоны, но и более чувствительные к магии варлахи, о которых уже несколько раз упоминал муж, с каждым мгновением становилось все более опасным.

Тонкие нити кружились перед моим внутренним взором, рассказывая мне о тех потоках сил, что составляли мою основу. Паутина заклинаний, словно снежный узор на стекле, опутывала меня коконом защиты. Чуть стихший, но готовый в любую минуту взорваться неукротимым огнем вулкан доставшейся мне от отца стихии чуть урчал, радуясь тому, что его мощь оказалась так кстати. Связь Единственной, ставшая еще ярче, после того, как Варидэ признала меня женой Закираля… и не отсвет — ощущение смоченной осенними дождями дороги, на которой мы впервые встретились с магом.

Я скользнула вслед за проявившимися чувствами, наполняя их собой, своей памятью, тем, что нам с ним пришлось пережить вместе и… он отозвался, выстраивая между нами мост, на другом конце которого…

— Там варлахи! — Мой вскрик совпал с возникшим перед моими глазами серым туманом и тонким повизгиванием вынимаемых из ножен мечей.

Не успели мы выступить на обагренный кровью снег на берегу замерзшей речки, присутствие которой выдавал густой кустарник, очерчивающий ее русло, как меня довольно жестко задвинули за спину. Причем, не успела я еще возмутиться, вспоминая, что с этими тварями с помощью магии общаться бесполезно, как оказалась едва ли не зажата между двумя спинами: Закираля и брата.

Поразительная слаженность.

Я, конечно, понимаю, что на фоне этой парочки мои способности мечника смотрятся бледновато, но… уж тому же самому Элизару я ни в чем не уступала, а после того, как начали раскрываться связанные с Хаосом способности, в одной схватке из десяти мне удавалось заставить признать поражение и мужа.

Вот только… выразить свой протест мне не удалось. Я только ощутила тяжесть вынимаемого из ножен меча, как все закончилось, так для меня и не успев начаться.

Но как же я ошибалась…

Первый же, брошенный по сторонам взгляд, отразился в моей душе болью — мы почти опоздали.

Черная ткань набиру мелькнула перед моими глазами и Закираль, тенью пролетев через всю поляну, на которой застыли не верящие в то, что все уже позади воины, опустился на снег рядом с лежащей неподвижно сестрой.

Щупальца заклинаний разлились над ее телом, когда я, уже видя, но еще не осознавая, как многих мы не досчитаемся, подбежала к ним.

— Что?!

Я и боялась спугнуть напряженную тишину, страшась услышать то, что может оказаться приговором и не могла удерживать в себе волнение.

— Ментальный удар. — Его голос был глух, выдавая волнение. — Поэтому она и не смогла взять варлахов под контроль.

— Скажи, что с ней будет все в порядке. — Мои слова прозвучали слишком жалобно.

И я понимала, что не должна вновь стать той, что потребует его внимания тогда, когда оно нужно другим, но… я не могла поверить, что все вокруг меня является тем, что я вижу.

— Ее защита выдержала, скрыв сознание, потому я и не смог до нее дотянуться. Но лучше ей… — Он замолчал, поднимаясь, и резко обернувшись, тем же низким, тяжелым, похожим на рык голосом, бросил в сторону подошедшего Элизара: — Где Рамон?

— Остался в крепости. — Левая рука мага была залита кровью, меховая накидка висела клочьями, разрезанная и разодранная, в карих глазах расстилалась мертвая пустошь. — Там много кто остался.

Рамон! Я не успела узнать его настолько хорошо, чтобы это отразилась такой же болью, как гибель Тамираса, но… Асия не успела рассказать мужу о продолжателе рода герцога Рамона Карэ.

И от этого на душе стало горько, отзываясь не мыслями — их оттенками, в которых ярко сверкало лишь одно слово: неизбежность.

— Мы только подошли к ней, когда дозорный с вышки прокричал, что видит даймонов. Их было не больше двадцати, но на их лицевых платках были серебряные полосы, о которых ты предупреждал и с ними были варлахи. Рамон именем короля приказал уйти в порталы, но сотник его не послушался. — Элизар замолчал и потемневшим взглядом обвел поляну.

Зрачки Закираля на мгновение вспыхнули алым, заставив отшатнуться не только графа, но и меня.

— Дальше.

Алраэль и Веркальяр, из пятерки которого я видела лишь двоих, так и не решившись приблизиться к нам, остались стоять рядом с несколькими воинами из крепости. И мне хотелось выть, понимая, что это все, кому удалось выжить. И ради того, чтобы выжили они…

— Рамон начал выстраивать портал и когда тот уже почти стабилизировался, забилась Асия, пытавшаяся усмирить варлахов. Я бросился к ней, приказав эльфам прикрывать мага и стараясь не смотреть на то, что началось вокруг. К этому моменту даймоны были уже в крепости и это была не битва. Глаз не замечал их движений и только по тому, как падали воины, можно было отследить их путь. И они приближались к нам, словно зная о том, кто мы и зачем там находимся.

Я попыталась придвинуться к мужу, надеясь хоть как-то ослабить скручивающееся вокруг него напряжение. Но его щиты напоминали неприступную стену, не позволяя мне даже сделать шаг. И лишь тонкая нить внутри меня звонко вибрировала, говоря о том, что испытывает сейчас кажущийся бесстрастным Закираль.

И дело было не только в том, что погибли те, кто уже успел стать частью нашей жизни, но и в том, что перепутье, на котором он оказался, ощерилось вопросами, на которые трудно было найти ответы.

Он был здесь, с нами, но… он был из тех, кто убивал. Он любил меня, но… если бы мы не встретились, сейчас не знал бы сожаления. Он уже был новым Ялтаром Дарианы, но… не мог прекратить вторжения, пока его отец либо не откажется от своей власти, либо… не умрет от его руки.

— Маг крепости помог Рамону удержать портал, а сотник, наконец-то осознав, что славы в такой гибели не будет, отдал приказ уходить. Но было уже поздно, да и сил на то, чтобы перебросить нас как можно дальше у них не хватило. Здесь все, — Элизар кивком указал себе за спину, на поляну, на которой было не больше двух десятков живых и почти столько же… мертвых, — кому удалось покинуть крепость. Они держали переход до последнего, но сами уйти не успели. А потом нас нашли варлахи… Мы оказались слишком близко и они сумели отследить наш магический след.

Элизар смолк, потому что больше говорить было нечего и перевел взгляд на меня. И в нем не было благодарности, лишь признание, что если мне понадобится его жизнь, он отдаст ее, не испытывая никаких сомнений. И не по велению клятв, а по велению сердца. По велению тех, кто находился сейчас здесь.

— А потом я ощутил, как протягивает ко мне нить Таши и понял, что наше время еще не пришло. — И когда Закираль, хоть и продолжая прятаться за возведенным в абсолют спокойствием, кивнул, давая понять, что о дальнейшем можно не говорить, спросил сам. Но не у меня, а у мужа. — Тамирас остался там? — И когда тот вновь склонил голову, тихо добавил, повторив те слова, что сегодня уже звучали. — Они были воинами.


Лера Д'Тар. Дариана

Я приходила в себя медленно.

Сначала появилось ощущение. Даже не самое ощущение, а его тень, в которой была тревога. Потом я почувствовала боль, накатывающую на меня волной, которая обрисовывала контуры моего тела. И только потом, вслед за осознанием, что я лежу, вспышкой яркого света проявился портальный зал стационарной базы, черные квадраты готовых шагнуть в переходы воинов, разговор Вилдора с Маргилу и… попытка вспомнить, что было дальше, заканчивалась мельтешением разноцветных пятен от которых слабость становилась все тягучей, пытаясь утянуть меня обратно в сумрачную пустоту.

Мое желание сосредоточиться и сбросить это состояние изменив положение тела закончилась ничем. Чья-то сильная рука мгновенно пресекла мое стремление, возвращая меня на место.

— Вам не стоит пока шевелиться. Постарайтесь лежать спокойно. — Голос был тихим, привычно спокойным, но не бесстрастным и… не знакомым.

Хотя я была совершенно уверена, что сам говоривший мне на моем жизненном пути уже встречался. И это подвигло меня не следующий подвиг — я попробовала открыть глаза. Первый порыв оказался чреват прокатившимся в голове шаром, который несколько раз побился о мои виски и замер, в ожидании моих следующих действий, уже догадываясь, что я буду настойчива.

Похоже, эта же мысль посетила и моего невидимого визави, потому что его, показавшаяся мне очень сильной, рука, приподняла меня под спину, помогая сесть. После этого приподнять веки показалось уже совершенно не сложной задачей, с которой я и справилась, сделав вид, что не обращаю внимание на хозяйничающую в моем теле боль.

— С возвращением в мир живых, Ваше Высочество.

Ночная мгла уже потеряла свою насыщенность, отступая под натиском приближающегося утра. Здесь же, на вершине холма, у подножья которого величаво несла свои воды широкая река и выстроившиеся грозными рядами деревья не скрывали за своими вершинами поднимающегося солнца, было довольно светло.

— Кадинар? — Имя начальника личной охраны Вилдора всплыло в памяти само.

Хотя я и не слышала его в тех сценах, что уже успели проявиться перед моим внутренним взором.

— Вы не ошиблись, Ваше Высочество. И я рад, что хотя бы мне удалось последовать за Вами.

Я опустила ресницы, пытаясь сообразить, о чем же он говорит, но… все, что я помнила из последних событий заканчивалось разговором демона ночи с родственником.

— Где мы?

Осознав, что самой себе на этот вопрос я ответить не могу, решила пойти другим путем. Надеюсь….

Лицевой платок скрыл от меня движение его губ, но то, как прищурились его глаза, осыпав меня искрами усмешки, не давало ошибиться с его реакцией.

— Если Вы не знаете, куда Вы нас забросили, то я могу быть уверенным лишь в том, что мы все еще находимся на Дариане. И, судя по тому, что эта река не вызывает у меня никаких ассоциаций, мы довольно далеко от населенных районов.

Этого было слишком мало, чтобы начинать делать выводы. И я решила, что могу любопытствовать и дальше. Тем более что с каждым мгновением слабость становилась все менее ощутимой, а тело, отзываясь легким покалыванием на кончиках пальцев, яростно набросилось на разлитую вокруг силу. Настолько мягкую и притягательную, что отказываться от такого лакомства не хотелось. И удручало лишь одно — привычного голода это не отменяло.

— Ты можешь рассказать, что произошло?

Его взгляд сразу же перестал быть насмешливым, и в нем проявилась тревога. Возвращая меня к тому, что не все так хорошо, как кажется.

— Вы не помните?

— Последнее, что я помню, как Талтар Маргилу направился к членам Совета Дарианы. — Медленно и спокойно ответила я воину, стараясь убедить саму себя, что ничего страшного пока не произошло.

— Последствия оказались намного серьезнее, чем мне показалось. Нам нужно как можно скорее найти путь в резиденцию, чтобы Вам могли помочь лекари.

Пока он говорил, непроизвольно покачивал головой, словно откликаясь не только на произносимые слова, но и на те мысли, что в этот момент скользили в его сознании. Да и то, что он отводил взгляд, мне совершенно не нравилось.

— Расскажи-ка мне все, чтобы я могла разделить с тобой твои опасения.

Я устроилась поудобнее, опираясь спиной на толстый ствол унесшего свою вершину к небу дерева. Стараясь, при этом, не поддаваться той панике, что начинала набирать обороты в моей душе.

— Хорошо.

Он поднялся с земли, в одном движении подняв лежащий рядом с ним меч в ножнах и закрепляя его на поясе так, что пола набиру лишь слегка разошлась, давая мне заметить белоснежный отблеск форменного костюма. А еще через мгновение уже стоял чуть поодаль, развернувшись ко мне спиной и вглядываясь в очертания леса на другом, более пологом берегу реки.

— Ялтар Вилдор был против Вашего присутствия в портальном зале стационарной базы.

— Он сам тебе об этом сказал? — вместе с возвращающейся в тело бодростью, просыпалась и мое ехидство, словно намекая, что в этой ситуации оно мне может пригодиться.

Но воин не только не оглянулся, но и никоим образом не дал мне понять, что заметил его.

— Я начальник личной охраны Ялтара. И я имею возможность много видеть, слышать и сопоставлять. Я должен предположить любую опасность, которая может угрожать моего господину или тому, кого я должен по его приказу охранять.

— Например, меня.

А вот теперь, он резко развернулся и также спокойно, как и я, ответил.

— Ваша жизнь для Ялтара более ценна, чем его. И следуя его воле, первой я должен был спасти Вас.

— Ты хочешь сказать, что опасность грозила и ему?!

Я сделала попытку подняться, но мое тело оказалось не готово к столь резким изменениям. Так что я осталась стоять лишь благодаря тому, что он успел подхватить меня еще до того, как начали подкашиваться мои ноги, неожиданно оказавшись рядом.

— Будет лучше, если я расскажу все по порядку. Если Вы будете благоразумны и не сведете на нет все мои усилия, вернуть Вас к жизни.

Мне ничего не оставалось, как кивнуть, соглашаясь. А он не то, чтобы испытывая мое терпение, а, похоже, не зная, с чего начать, вновь отошел к краю холма и замер. И лишь ткань плаща чуть заметно шевелилась, отзываясь легкому утреннему ветерку.

— Вы не такая, как наши женщины. И Вы не похожи на тех, кого приводят из набегов на другие миры. В Вас намешано столько всего противоречивого, что трудно понять, что из этого всего является главным. Пока не приходит осознание, что Вы похожи на многогранный кристалл, который можно поворачивать любой стороной, не теряя чувства очарования им. А еще в Вас есть слабость, которая вдруг оборачивается силой, словно убегающая по углам тень озаряемая ярким светом. Ялтар видел это и знал, что давить на Вас можно только до определенного предела. Потому что потом следует потеря контроля и то, что у нас называют сущностью берсерка.

Последнее слово зацепило меня. Но… я не стала его перебивать, внезапно осознав, что, скорее всего, так оно и есть. И если не копаться в причинах появления этого во мне, а просто принять как данность, то становилось понятно, почему я начинала действовать лишь тогда, когда меня загоняли в угол. Словно именно в этих условиях и проявлялась спрятанная в глубине меня сущность.

— Совет не поверил, что в человеческой женщине, пусть даже и несущей в себе отголоски крови даймонов, могут быть такие способности. Но не это, на мой взгляд, было причиной того, что они настаивали на своем решении. Ялтар довольно сильно потрепал Совет в последнее время и те, кто не смог выступить против него в открытую, решили противодействовать своему Правителю исподтишка.

— А Талтар Маргилу?

Я помнила возникшие у меня подозрения о том, что там, на базе, они были союзниками. И мне было интересно услышать мнение того, чьи слова мне казались обоснованными.

— Я не могу судить о том, чего не знаю, но у меня нередко возникало ощущение, что если бы не нечто, через что не может переступить Ваш, принцесса, родственник, их бы могло связать что-то, похожее на дружбу. И Талтар Маргилу один из тех немногих Талтаров, кому Ялтар, даже называя своим врагом, мог бы доверить жизнь. Но в этот раз, даже если бы он и мог что-то сказать в поддержку моего господина — ваше с ним родство, подтверждающее возможное предательство его старшего брата, делало позицию Талтара уязвимой. Впрочем, мне показалось, что сам Ялтар был этому только рад.

Он оглянулся неожиданно, не дав мне возможность скрыть выражение удовлетворения, что гуляло на моем лице. Мое наблюдение оказалось верным и это отдавалось привкусом очередной интриги Вилдора, в которой я сделала то, что должна была по его замыслу сделать, при этом не догадываясь об этом. И оставалось лишь узнать, чем все это закончилось. Не считая, конечно, нашего пребывания с Кадинаром неизвестно где.

— Вода у нас есть, но Вам, моя госпожа, нужна пища, чтобы Вы могли восполнить потерянные силы. — Его взгляд был безмятежен, но я словно видела, как чуть дрогнул уголок губы, скрытый лицевым платком, обозначая лукавую улыбку.

И медленно опускающиеся ресницы, которые прячут отголосок веселья в глубине отраженного в глазах спокойствия, подтверждают мою правоту.

— Вы опасаетесь смутить меня моими поступками, Кадинар? — добавляя в голос капельку напряжения уточнила я.

Хоть и разделяя его озабоченность. Я уже знала, по рассказам Вилдора, насколько выносливыми были даймоны по сравнению с людьми. Но пусть голод и намекал мне о своем присутствии, любопытство полностью стирало его следы.

— Ни в коем случае, Ваше Высочество. Я просто проявляю обеспокоенность.

— И постарайся хотя бы сейчас не напрягать меня своими изысканными оборотами своей речи. — Точно в таком же тоне, что и он, продолжила я. — Ты можешь обращаться ко мне: госпожа Лера, если любое другое будет расцениваться как нанесенное мне оскорбление.

И вновь разбежавшиеся стрелочки вокруг глаз выдают его улыбку. И мне становится радостно, что из всех тех, кто мог оказаться здесь рядом со мной, я видела перед собой именно начальника охраны Вилдора.

— Как Вы скажите, госпожа Лера. — Он чуть склонил голову, скрыв от меня свой взгляд и продолжил. — Появление Яланира рядом с Вами вызвало первый скачок сил. Ялтар Вилдор, прощаясь с сыном, прикрыл Вас щитами и это на какое-то время сгладило всплески. Но когда открылись порталы и первая тысяча начала переход на Лилею, Ваш контроль ослаб настолько, что к Ялтару был вынужден присоединиться и Ваш тер. И мне показалось, что ситуация стабилизировалась, но так оно было лишь до того момента, как начали менять накопители на портальных площадках.

До краев наполненные магией кристаллы. Десятки кристаллов, находящихся в одном зале и связанных между собой едиными настройками порталов, усиливая друг друга и резонируя настолько, что малейший посторонний всплеск способен сорвать оковы и разлить это море сил, снося безумством стихии все, что попадется на ее пути.

Не знаю, о чем думали Талтары, настаивая на присутствии эмоционально нестабильного мага Равновесия рядом с этой мощью, но в то, что Вилдор не мог не знать, чем все это способно закончиться, я не верила.

Как и в то, что у него не было способов настоять на своем. И если он этого не сделал… Если они с Маргилу этого не сделали…

— Как мы оказались здесь? — мой голос был тих и глух, когда я задала этот вопрос.

Уже не интересуясь тем — почему.

— Совет опоздал прислушаться к мнению Ялтара и Ваши силы вышли из-под контроля. Если бы не предусмотренные на портальных базах блокираторы, которые сумели поглотить их часть и закрыть зоны переходов, вряд ли бы там остались живые. Последнее, что я видел, как Айлас пытался оттолкнуть своего господина от Вас, не давая ему броситься к Вам на помощь. Сэнар же, хоть и был не слишком далеко, но его сбило вырвавшимися стихиями и все, что он сумел: прикрыть щитами себя и стоящих за его спиной Талтаров.

— А ты?

В моей памяти, которую я немилосердно терзала, вдруг возник голос Вилдора, кричащего: "Кадинар, принцесса!", - подсказывая, откуда я знаю имя своего спутника.

— Не знаю, как Вам удалось в том состоянии не только вернуть после сброса Равновесие, но и воспользовавшись разлитой вокруг силой, выстроить портал. Так же мне не ведомо, куда Вы хотели попасть, но когда я кинулся к Вам, набрасывая на Вашу голову капюшон и активируя защиту через предоставленные мне Ялтаром коды, матрица перехода вывела нас именно сюда.

Ну хоть с чем-то стало понятно. И не только с тем, что сработали вбитые в меня прадедом рефлексы, требующие от меня в таких случаях сначала оказаться как можно дальше от сулящего мне неприятности места, а потом разбираться, почему же это случилось. Но и с набиру, в которое обрядил меня Вилдор, будучи уверенным, что что-то подобное и произойдет.

И оставался еще один вопрос, который мне хотелось задать самому жениху: окончание этой истории предполагалось им именно в таком виде, или присутствие рядом со мной его воина является импровизацией юмористки судьбы. Увы, вместо этого пришлось удовлетвориться совершенно иным.

— Что было дальше?

— А дальше мы оказались здесь, — то, что теперь скрывалось под лицевым платком, можно было назвать усмешкой — эмоциональный спутник мне попался. — Если бы не активированная защита, Ваша встреча с деревом могла бы закончиться с более тяжелыми последствиями. Но если от опасности снаружи набиру защитить смогло, то от отката… — Он подошел ближе и опустился передо мной на колени. И выглядело это… весьма символично. — Вам очень повезло, что я не только маг, но и целитель.

Хотелось мне сказать ему, что везением здесь и не пахнет. Но не стала, догадываясь, что о способности своего господина предусматривать даже немыслимое, ему известно не хуже, чем мне.

— А ты не можешь связаться с Ялтаром?

Как жаль, что между мною и моим визави нет родственных связей. Уж больно мне хотелось посмотреть на то, с какой яркостью он реагирует на мои слова. И радовало лишь то, что его глаза вполне были способны отражать все движения его души.

— Для мысленной связи мы находимся слишком далеко. А всю технику выжгла Ваша сила, госпожа Лера. Но у нас есть оружие, так что голод нам не страшен. У нас есть вода и нам не придется страдать от жажды. А через несколько дней, когда Вы полностью восстановитесь, мы сможем подумать и о портале.

— Через несколько дней? — уточнила я, заглядывая в глубину его зрачков, где хранились нужные мне ответы.

Уж он-то должен был ощутить, с какой скоростью восстанавливаются мои резервы.

— Через несколько дней, госпожа Лера. Мне кажется, что за это время Совет еще раз убедится в том, что перечить воле своего Ялтара чревато самыми губительными последствиями. — Он с каким-то шальным восторгом хмыкнул: — Обвинение в том, что по их вине был нарушен план вторжения, пропала его невеста, были подвергнуты угрозе воины, не говоря уже о жизни самих членов Совета и правителя…

Дальше он мог не продолжать. Все, что я хотела услышать, он сказал. Про все остальное я могла и сама догадаться. А то, что мне оставалось недоступным… придет время, я узнаю и об этом.

Вот только… понимание того, что Вилдор в очередной раз моими руками решал свои проблемы, отчего-то не вызывало у меня сейчас недовольства. Какой бы странной и запутанной не была его игра, то, что благодаря ей высадка эшелона хоть ненадолго, но была задержана, смирило меня с его способом добиваться своего.

И пусть это было слишком мало, чтобы помочь моим друзьям на Лилее, но… это было время, которое могло исправить, изменить, сделать возможным. И даже этому немногому я радовалась.

Так что, когда я вновь сделала попытку подняться, с уверенностью опираясь на предложенную мне руку, на моем лице тоже была улыбка.

— Ну что, останемся здесь или поищем более удобное место? — спрашивая, я отвела взгляд.

Но успела заметить, как чуть задрожали, опускаясь, ресницы, наводя меня на становившуюся уже привычной мысль о том, что наше пребывание именно здесь, было кем-то предусмотрено.

А значит… думать дальше уже не хотелось. Хотелось просто посмотреть в черные глаза Вилдора и высказать все, что я думаю о его методах.

Увы… мне оставалось лишь утешать себя, что рано или поздно, но я окажусь в его резиденции и уж тогда-то…

— Здесь удобно, но я предпочел бы что-нибудь более укромное. Мне кажется, нам стоит спуститься к реке и немного пройтись. Если Вам тяжело, я вполне могу нести Вас на руках.

Наши взгляды встретились и я замерла, окутанная странным ощущением.

Кадинар напоминал мне… Сашку. Не внешностью, не движениями — восприятием жизни, которое позволяло ему улыбаться даже тогда, когда она не склонна была его радовать. И в этих глазах, в том, как они лукаво щурились, осыпая серебряными искрами, как чуть склонялась голова, выдавая спрятанную в нем бесшабашность, было так много от моего старшего сына, что меня едва не захлестнуло волной, в которой нежность сплеталась с болью, надежда с отчаянием, материнская любовь с трезвостью возраста.

— Я постараюсь не быть тебе обузой.

Это были не те слова, что я хотела произнести. Это были не те слова, что он хотел услышать. Но это были именно те слова, которые могла бы сказать мать, позволяя сыну идти своим путем. И не знаю как, но он осознал те чувства, что через них вырвались из моей груди.

Ткань лицевого платка только чуть сдвинулась, даже не приоткрыв его лица, когда его губы коснулись моей ладони.

— Вы никогда не будете для меня обузой, принцесса Лера.


Глава 9 | Покер для даймонов. Тетралогия | Глава 11