home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 8

Наташа

Наступившее утро меня не обрадовало. Стук в дверь раздался едва ли не сразу, как только я, закончив приводить себя в порядок после весьма непродолжительного сна, оделась, заплела волосы в тугую косу и затянула перевязь поверх короткого колета. Кстати, пошитого из той же эластичной кожи, что в свое время, с моей подачи, стало весьма модным среди любителей скрестить мечи: такая одежда служила дополнительной защитой для тела и при этом совершенно не стесняла движений.

Взгляд Карима, вошедшего в комнату, можно было бы назвать серьезным, если бы при этом не бросалось в глаза, насколько сложно ему удержать себя от того, чтобы не выпустить на лицо насмешливую улыбку.

– Ну что у нас еще случилось? – вместо приветствия уточнила я.

Понимая, что настроение уже можно считать окончательно испорченным. Ранний подъем для меня сам по себе считался подвигом, после которого требуются значительные усилия по приведению меня в благодушное настроение. А уж предстоящая встреча…

Ладно, если я пока не могу изменить окружающую меня действительность, придется временно с ней смириться.

– У нас? – Его брови приподнимаются домиком. Вызывая у меня странную ассоциацию с избушкой на курьих ножках: трудно сохранять здравость рассудка, когда вокруг тебя сплошные сказки для взрослых. – У нас все как всегда. Народ жаждет зрелищ.

– И в чем тогда подвох? – Я медленно поворачиваюсь к нему, вглядываясь в то, как меняется выражение его лица. С довольного на очень довольное.

– Сама увидишь. – И он, наблюдая, как просыпающийся внутри меня зверь прокладывает себе дорогу, успев уже отразиться в моих глазах, пятится назад. И выскальзывает за дверь быстрее, чем я начинаю двигаться в его направлении.

И как прикажете жить хрупкой беззащитной барышне в окружении этих мужланов. Ведь говорила мне мама: «Не связывайся с демонами. Ни к чему хорошему такие знакомства не приведут». А уж если эти самые демоны замечены в родственных связях с тобой… Рубить надо такие связи.

Я спускаюсь в холл по кажущемуся вымершим дому. Нет даже охраны в тех местах, где я ее вчера обнаруживала. И это наталкивает меня на не очень хорошие подозрения. Вряд ли мне так легко простятся мои выходки. А уж поверженное эльфийское самолюбие для своего восстановления и вовсе потребует сногсшибательную цену. Подразумевая под ногами, которые будут сшибаться, именно мои изящные, затянутые в черную кожу ножки.

– Опять мы с тобой влипли. – Васька, понимая, что, кроме него, мне обращаться не к кому, чуть шевелится на моем плече. То ли выражая сочувствие, то ли… Намекая на то, что я мешаю ему спать.

У самой двери меня перехватывает эльф. Из той парочки, с которой я уже встречалась нынешней ночью. Похоже, личная охрана нашего страдающего гостеприимством хозяина.

– Его светлость и господин граф ожидают вас на тренировочной площадке. Я провожу. – И, натолкнувшись на недовольный взгляд моего питомца, а в том, что он именно такой, убеждают меня мрачные флюиды, которые расползаются вокруг тарагора, торопится открыть мне дверь.

Вот так и приходится жить мне, нежной и ранимой, в мире, в котором предпочитают грубую физическую силу.

Мы проходим по аллее весьма милого парка, к внешнему виду которого явно приложил свою умелую руку садовник, а то и не один, и выходим к нескольким каменным зданиям. Два из которых, те, что поближе и разделены ровной площадкой, достаточной для того, чтобы на ней одновременно тренировалась пара-тройка дюжин воинов, я опознаю как казармы. А то одноэтажное, что стоит сзади и чуть в стороне и из которого доносятся звуки конского ржания, трудно перепутать с чем-нибудь, кроме конюшни.

И все те, скорее три, чем две дюжины эльфов, что обеспечивают охрану лорда Дер’Ксанта, находятся с внешней стороны своего жилища и готовятся стать свидетелями представления. Сами же действующие лица…

Я ищу взглядом Карима и, убедившись, что нахожусь в поле его зрения, приподнимаю бровь. Уточняя, что все это значит.

Он в ответ пожимает плечами и прячется за спиной своего воспитанника.

Внешний вид которого наводит на любые мысли, кроме предстоящего поединка. Хотя… У эльфов это считается признанием мастерства партнера по тренировке. А что прикажете делать мне? Сделать ответный жест и обнажиться до пояса?!

Могу себе только представить, чем закончится спарринг.

Самое главное – убедить себя в том, что демонстрируемые ими тела никоим образом не влияют на мою способность с ними сражаться.

– Вы надеетесь на взаимность, лорд? – Алраэль, который первым прикладывается к моей руке, смущенно опускает взгляд. Когда я, внимательно останавливаясь на каждой выпуклости, на каждой играющей под смуглой кожей мышце, осматриваю его торс. – Боюсь, во избежание разного рода последствий, я позволю снять себе только колет. Ты не против, господин граф, если я несколько нарушу принятые здесь правила?

– Ты – дама, Таши. И никакое из твоих решений не будет… – Он замолкает прежде, чем я ему ясно даю понять, что я думаю по поводу его речи. Но как только он замечает, что мой взгляд перемещается на его пустую перевязь, добавляет: – Выбор оружия, кстати, тоже за тобой. – И показывает на предлагаемый ассортимент, разложенный на брошенных на землю плащах.

– Я предпочитаю остаться со своим. – С каждой минутой барометр моего настроения падает все ниже до показания: особа в крайне раздраженном состоянии.

– Но это ставит нас с графом в заведомо лучшее положение. Ваш меч, Таши…

– Тогда я возьму вон ту пару кинжалов. – Эта идея приходит мне в голову совершенно неожиданно, когда взгляд цепляется за изумительные клинки, которые по нескольким видимым даже отсюда признакам принадлежали драконам. – И сделаю все, чтобы надрать вам обоим задницы только с их помощью.

Теперь в смущении уже оба. Такие выражения из уст, казалось бы, весьма воспитанной барышни… А пусть не нарываются. Я еще и не то могу, если со мной поступать не по-джентльменски.

И я направляюсь в сторону приглянувшейся мне пары. Тем более что в моем обучении упор делался именно на такое соотношение. Короткий меч появился в моем арсенале уже значительно позже.

Пора констатировать появление на Лилее новой расы – оружейников. При виде моего оружия выражение лиц у каждого из их племени становится удивительно похожим: всепоглощающее благоговение без признаков мыслительного процесса. Именно его я вижу на лице воина, который принимает мои клинки и, не меняя изображения на своей физиономии, подает мне выбранное.

После того как Васька, недовольно фыркнув, слетает с моего плеча и перебирается поближе к стене, туда, где солнышко припекает особенно сильно, соизволивший подойти Карим забирает у меня колет.

Я, проверив, как кинжалы выходят из довольно простых, обтянутых кожаной лентой и украшенных серебряными застежками ножен, становлюсь в центр, продолжая настойчиво игнорировать графа. Точнее, его частично обнаженную фигуру. Не то чтобы меня легко было ввести таким зрелищем в краску, но… Возникает желание прикоснуться к этому гладкому загоревшему телу, ощутить твердость мышц, силу крепких рук… Короче, обычные дамские мечты.

– Я предлагаю два боя. Первый: вы оба, против меня. Второй: двое на двое. Лорд с Каримом. Ну а я, как положено, с графом.

– Согласен. – Лорд откидывает назад перетянутые широкой кожаной лентой белокурые волосы.

И принимает у одного из своих телохранителей меч и кинжал с витой гардой, защищающей его кисть словно перчатка.

Граф молча кивает и встает справа от меня с удивительной нежностью обнимая пальцами рукоять своего клинка. Интересно, с женщинами он такой же?

Так! Отставить выброс гормонов в кровь.

И я заставляю себя на мгновение расслабиться, впуская в себя пустоту, которая изгоняет из головы остатки эмоций и растворяет в себе любую напряженность.

Вспоминаю слова брата, которые теперь служат мне напутствием перед любым боем, независимо от того, является ли он тренировочным, или действительно от его исхода зависит самое драгоценное, что у меня есть и с чем я никоим образом расставаться не собираюсь:

«Ты не можешь меня победить. Потому что у тебя для этого недостаточно сил, опыта, умений. У тебя нет ничего, что могло бы помочь тебе в схватке со мной. Но ты не можешь и проиграть. Потому что ценой твоего проигрыша станет твоя жизнь. И все, что тебе нравится, все, что ты любишь, перестанет для тебя существовать. И тебе остается только один путь. Ты должна сделать так, чтобы бой не случился. Или случился, но не для тебя. Или случился для тебя, но без твоего участия. А для этого ты должна втянуть своего противника в бесполезную трату собственных сил. Ты должна пробудить в нем эмоции, недостойные воина. Ты должна обмануть и воспользоваться преимуществами своего обмана. И других способов победить у тебя нет».

Стойка, в которой находится лорд, мне хорошо знакома. Классическая эльфийская школа. Правда, от того, что она называется классической, легче не становится. Именно она бралась за основу того стиля, что создавали для меня. Их мастера, прежде чем приступить к обучению, изучают все особенности строения тела ученика и максимально раскрывают именно его возможности. Формируя для каждого, кто берет в руки клинок, свою систему восхождения к таинствам мечного боя.

Да и граф, несмотря на то, что мне уже довелось стать свидетелем его владения оружием, тоже полон загадок. Тем более что с ним в свое время довольно плотно поработали воины из охраны моего батюшки. Да и братцы успели оставить свой след в его умении отстаивать свои права не только с использованием красиво сложенных во фразы слов.

Так что… Выход у меня действительно только один. И я позволяю улыбке осветить мое лицо. Я приглашу их на танец. И этим танцем я выберу – танго. Сделав их соперниками друг друга.

Я делаю шаг им навстречу, но тут же отступаю назад, вытянувшись в струну и замерев со сложенными цветком над головой кинжалами. В ожидании, когда в моей душе зазвучит музыка.

В глазах эльфа – легкое недоумение. Мой же господин, напротив, совершенно спокоен: вот тебя-то и начнем выводить из этого состояния.

Во взгляд – огонь, руки, распускаясь, падают вниз. Я, срываясь порывом ураганного ветра, лечу навстречу начавшему атаку Алраэлю, ловя в его взоре отблеск понимания того, что все происходит совершенно не так, как он рассчитывал. И неожиданным движением надрезаю ленту, которая удерживает его волосы. И теперь не широкая полоса – тонкая веревочка сдерживает это великолепие.

Жаль. Так хотелось посмотреть, как белокурая грива будет разлетаться снежной метелью при каждом его стремительном движении.

И вновь атака. Проскользнуть в опасной близости от несущегося лезвия меча и успеть дотронуться до тела. Нет, не кинжалом. Подушечками пальцев. Успев поймать брошенный в воздух клинок. Зубами за рукоять. И не забыть улыбнуться при этом украшенным блестящим лезвием оскалом.

В движениях графа появляется некоторая порывистость, которая служит для меня лучшим доказательством того, что он уже достаточно понял, чтобы перестать быть собранным. И теперь можно заняться и им. Тем более что плотные брюки, в которых он вышел на тренировку, не являются преградой для кинжала. В отличие от кожи, которой защищены ноги эльфа.

И я, поймав момент, перекатываюсь по земле и, поднимаясь на ноги уже за его спиной, разрезаю одну штанину снизу и до… Самого бедра.

Восторженный и дружный вопль лучше любых заверений убеждает меня в том, что воины по достоинству оценили мое желание их повеселить. Обидно, конечно, что процедуру раздевания нельзя проделать в полном объеме. Сняв рубашки, они частично облегчили мне работу, но уменьшили при этом мои возможности.

Ну вот, некоторые перешли к запрещенным приемам. Моя коса накручена на кулак лорда, в глазах которого (я замечаю это, пока он разворачивает меня спиной к себе) горит яростное желание заставить меня молить о пощаде. После всех тех нежных прикосновений, которые весьма плохо отразились на его душевном состоянии.

Милый Алраэль, да на твои запрещенные…

Небольшой, но от этого не менее опасный, если уметь им пользоваться, каблук опускается на его ногу. Всего лишь на одно, но такое нужное для меня мгновение, отвлекая от удара… В челюсть. Не надо забывать о том, что я несколько ниже. И хотя собственную голову тоже жалко…

Ну а теперь, когда у меня есть короткая передышка, займемся собственным господином. Скорость моих ударов… Нет, я больше не уклонялась от его меча. Дистанция для его атаки слишком мала. Я просто не даю ему возможности оторваться от меня и бью, бью, бью… Фиксируя точечными уколами нанесенные раны. В том числе и несколько из разряда тех, после которых продолжения встречи не предвидится.

– Бой окончен. – Карим выходит на площадку и поднимает руку. И это несмотря на то, что лорд уже вполне пришел в себя, чтобы вновь занять свое место противника.

И я жду его возражений. Которых к моей большой радости не последовало. Я хоть и люблю воодушевление, когда кровь бурлит в жилах, но предпочитаю испытывать это чувство в схватках любовных, чем воинских.

– Вы неподражаемы, леди. – Он подходит ко мне, чуть морщась и потирая ушибленную часть прелестного лица. Вокруг которого уже ощущается вибрация целительной магии. – Как жаль, что не я удостоился столь лестного знака внимания с вашей стороны. – И он кивает на частично обнаженную ногу Элизара.

– Зато ты удостоился прикосновения к прелестной головке леди. – Граф стирает мокрым полотенцем, которое ему подал бывший наставник, выступившие капельки крови. Следы встречи с лезвием кинжала.

Похоже, оба более чем довольны. Правда, это еще не конец. А из второго поединка вряд ли удастся устроить подобный балаган. И хотя усталость еще даже не дала о себе знать, азарт уже несколько поутих. А отсутствие куража – это прямой путь к поражению.

– Ваша светлость.

Я видела, как со стороны дома к нам быстрым шагом приближался воин из охраны, но не придала этому значения. Занятая тем, что совершала обратную процедуру обмена. Сыгравших свою роль кинжалов на свою любимую пару.

– Сообщение от Патруля. Найдено тело еще одного мага.

Взгляд лорда из игривого становится холодным и жестким. Что странно смотрится в изумрудных гранях его зрачка. Странно и страшно. Как страшен иней на зеленых побегах.

– Что?

– Все так же. Мертв. Следов магии нет. Силы выпиты полностью.

Не знаю, радоваться этому или нет, но наш поединок, кажется, откладывается на неопределенное время.

– Жду через полчаса в своем кабинете. – Он оглядывается на подошедшего графа и дожидается, пока тот кивнет. Потом переводит взгляд на меня: лед в нем трескается с оглушительным звуком, который слышен, наверное, не только мне. Потому что на лице Карима, который стоит напротив, следы рождающегося гнева. – Вас, леди, я прошу быть тоже.

И простившись изысканным наклоном головы, разворачивается, чтобы уйти.

– И не надоело ему выкать? – Я хоть и бурчала только для себя, не рассчитывая, что его слух уловит брошенную ему вслед фразу.

Но он услышал. Его движение было резким и стремительным.

Еще трепетали, взлетая, ресницы, а он уже стоял рядом со мной, сжимая мою ладонь в своих руках.

– Леди, убейте меня, если грубое «ты» сорвется с моих губ, когда я буду обращаться к вам. Вы для меня – недосягаемая мечта. Глоток прохладного воздуха в жаркий полдень. Нежность лепестков распустившегося бутона. Как могу я осквернить вас таким грубым обращением? Разве я могу позволить развеяться восхищению, когда произношу: вы, ваши. Нет, леди Таши. Никогда.

И коснувшись кожи горячим дыханием, уходит вслед за воином. На ходу накидывая на плечи рубашку, которую ему подал один из его телохранителей.

А я так и осталась стоять, задумавшись над тем, какие меры мне стоит принять, чтобы энтузиазм лорда не превысил мои способности держать дистанцию. Между ним и собой.

Очнулась лишь тогда, когда рядом раздался голос графа. В котором, несмотря на кажущееся безразличие, звучали нотки похожего на мое опасения.

– Алраэль вышел на охоту. Тебе стоит быть осторожнее.

– Спасибо за предупреждение, Элизар. Но меня сейчас больше интересуют несколько иные вопросы.

– Ты поделишься? – И в его голосе уже нет никаких чувств. Лишь невозмутимая сосредоточенность.

– Охотно. – Я поднимаю на него взгляд, из которого уже ушла вся легкость. Я, конечно, барышня взбалмошная и время от времени кажусь более наивной, чем являюсь на самом деле. Но кое-чему меня действительно хорошо учили. В том числе искать проблемы не там, где они, казалось бы, находятся. – И первый из них: «Что делает такое количество человеческих магов высших ступеней в приграничном темноэльфийском городе?» А второй… Как скоро наш милый хозяин расщедрится на откровенность с тобой? Потому что, если он этого не сделает, – на охоту придется выйти мне. По той причине, что он лишится и тех крох моего доверия, которое имеется на текущий момент. – И я, свистнув, подзываю к себе Ваську, который, сделав несколько нескладных шагов, взлетает в воздух. Чтобы уже через мгновение спикировать мне на плечо, довольно ощутимо вонзив в него загнутые когти.

– Пойдем, граф. Прежде чем думать, стоит немного подкрепиться. Да и ванну принять. После столь активных физических упражнений. – Я демонстративно втягиваю в себя воздух, изобразив на своем лице весьма негативное отношение к аромату пота, что исходит от его еще не остывшего от боя тела.

Заставив графа если и не покраснеть, так немного подрумяниться.

Хотя… Запах сильного мужского тела вряд ли может вызвать неприятие у такой настоящей женщины, которой я себя считаю.


Элизар Варидэр

– Что мы знаем о поглотителях? – Я перебиваю лорда, пространно распространяющегося про те жертвы, что значатся в списке и которых как раз и приписывают проделкам этого существа.

– Это сущность из категории низших духов. Материальной оболочки не имеет. Вселяется в людей или крупных животных, имеющих возможность находиться рядом с людьми. Питается сырой магией. За один раз способен опустошить резерв мага высших ступеней вместе с аурой. Что обычно приводит к его смерти. – Таши отвечает на мой вопрос, но не сводит взгляда с Алраэля. И, похоже, есть что-то в ее глазах такое, что заставляет моего друга довольно заметно нервничать. Еще бы понять что? Потому что те вопросы, которые она мне задала… – Покидая тело-носитель, забирает и остатки его жизни. В любой форме способен передвигаться с помощью порталов. Опасен в любом состоянии. Очень опасен – только в воплощенном.

– Есть ли что-либо из того, леди Таши, чего вы не умеете или не знаете?

Ответить она не успевает. За нее это делает тарагор. Я уже видел, насколько он неуклюж, когда передвигается на лапах. Я видел, как стремителен и красив его полет. Но я не видел, как он, будучи еще мгновение назад в одном месте, неожиданно оказывается совершенно в ином.

И тогда я понимаю: знать, что ее питомец создавался как защитник, и видеть его в действии – это совершенно разные вещи. Хорошо еще, что в качестве объекта демонстрации этих способностей был выбран не я. Потому что даже у меня перестает биться сердце, когда он замирает на груди лорда, вцепившись довольно зловеще выглядящими фиолетовыми когтями, чуть темнее его кожи, в украшенный камнями темно-зеленый камзол и едва не касаясь острыми зубами открытой кожи на его шее.

– Васька, хватит пугать народ. Кто их потом лечить от заикания будет?

Тот недовольно фырчит, пару раз нервно бьет хвостом по замершему эльфу и вновь оказывается на ее плече. Продолжая прерывистыми трелями ей что-то выговаривать. И успокаиваясь лишь тогда, когда ее рука касается вздыбленного гребня.

– Лорд, прежде чем у вас возникнет потребность подумать о чем-либо подобном тому, что сейчас крутилось в вашей голове, поднимите щиты. Это обезопасит вас от нападения моего питомца и не озаботит меня.

– Прошу меня великодушно простить, леди. Но мои мысли были столь прекрасны…

– Даже если они были столь прекрасны, лорд Алраэль. Не стоит заставлять напрягаться моего друга. Я ведь в следующий раз могу не успеть его остановить.

Глядя на то, как они уже второй раз за этот короткий день успели сцепиться, я начинаю подумывать о переезде в гостиницу. Потому что если то, что делает темный эльф, мне понятно, то зачем его провоцирует Таши… Я не могу даже догадываться.

– Таши, то, что ты рассказала о поглотителе, было весьма познавательно. Хотя и общеизвестно. Мне кажется, ты подводила нас к какому-то итогу, который лично для меня не стал столь очевидным.

– Граф… – Она произносит мой титул медленно, растягивая звуки. Вмещая в это так много удивления от моей несообразительности, что мне становится несколько не по себе. От того, что я не могу сделать тот вывод, который она ожидает. – Поглотитель, опустошив резерв мага, перерабатывает его. Как мы перевариваем пищу. Если не помните, сколько он это делает, – обратитесь к описанию низших духов.

Надо признать, стыдиться было за что. Я настолько уверился в своих знаниях, что мысль их освежить лишь мелькнула в моей голове. Поспешив умчаться совершенно в другом направлении. А вот на ее столе, когда я заходил в ее комнату, чтобы проводить на эту встречу, лежал очень знакомый по годам обучения в Академии фолиант.

Кстати, стыдно не мне одному. У лорда выражение лица очень похожее на мое. Хорошо еще, она решила не затягивать собственный триумф и продолжила:

– Для мага второго уровня с полным резервом – один день. И плюс еще один день спячки, когда он не выходит на охоту. Для первого уровня – три плюс два. Четырех магов второго уровня хватает ему на то, чтобы впасть в спячку на несколько месяцев. Причем поглотители не различают магию рас, отдавая предпочтение лишь человеческой. Так что вы, лорд, можете убеждать меня в чем угодно, но только не в том, что именно эта сущность сейчас резвится в вашем городе.

– И что же это тогда, по вашему мнению? – Мой друг выглядит несколько взъерошенным, но не очень удивленным.

И это в который уже раз возвращает меня к тем самым вопросам. В том числе и о доверии. И к вчерашнему вечеру, когда я был несколько более откровенным, чем хотелось бы.

Правда, доходит до меня это только сейчас.

– Кто-то заряжает накопитель. Но не естественным путем, что довольно долго.

– Но должны быть остаточные следы магии?

– А вы, лорд, уверены, что их нет? – И я, глядя на него, понимаю – не уверен.

У него самого – первый уровень. Так же как и у меня. Последний перед ступенью архимага. Но остаточный след заклинания более высокого уровня мы можем и пропустить. Еще мы можем пропустить тонкую структуру основы Порядка или… Или Хаоса. А это вновь приводит нас к тому предмету, попавшемуся мне на развалинах межмирового портала. Портала, построенного даймонами – носителями этой магии.

– Что вы предлагаете, леди?

– Я предлагаю, мой лорд, попросить Ваську дать более квалифицированный ответ.

Ее предложение кажется мне вполне логичным, но почему-то заставляет задуматься Дер’Ксанта. Вновь вытаскивая на поверхность появившиеся подозрения. Надеюсь, все то, что сейчас крутится в моей голове, в конце концов окажется глупостью. И мне не придется опять сомневаться в друге.

– Хорошо. Мы немедленно отправимся на то место, где нашли последнего мага. Тем более что я распорядился ничего не трогать, пока мы сами его не осмотрим.

Бровь Таши чуть приподнимается, на ее лице – легкая улыбка и голова чуть склоняется. Словно признавая, что не все так плохо, как она думала.

Да и я если и не вздыхаю с облегчением, то хотя бы чувствую себя несколько свободнее.

– Леди Таши, надеюсь, вы не решили внести еще и меня в список врагов своих и графа?

А вот этого выпада она явно не ожидала. Тень растерянности на ее лице мелькнула серой туманной дымкой и растаяла в лучах насмешки на губах и в глубине глаз.

– Нет, лорд Алраэль. Я только обдумываю это вопрос. Так что у вас еще есть шанс все исправить.

По тому, как он смотрит на нее, я могу сделать лишь один вывод: мой друг покорен моей телохранительницей. Нельзя сказать, что я этим сильно удивлен. В отличие от многих других эльфов, раса для него никогда не имела большого значения. Для того чтобы оценивать и ценить.

Да только сильно меня это не радует. И мысль о том, чтобы перебраться как можно дальше от этого гостеприимного дома, начинает становиться навязчивой.

Вот с таким настроением мы и отправляемся туда, где было обнаружено тело мага. Верхом. Дружно отказавшись от предложения эльфа воспользоваться его каретой.

Четверка всадников впереди нас расчищает дорогу. Хотя завидев родовые цвета на одежде гвардейцев, улицы почти полностью пустеют сами. Намекая на то, что рука моего друга оказалась более суровой, чем была у прошлого управителя. Правда, чистота мостовой, опрятно одетые жители, среди которых много представителей разных рас, служат доказательством тому, что поддерживать порядок в городе у Алраэля получается лучше.

Мы оставляем по правую руку торговые ряды, когда, покинув ту часть города, где проживает знать, углубляемся в несколько иной мир. Мир, где правит умение получать выгоду. Из всего, что ты делаешь. Но несмотря на то что время приближается к полудню, желающих совершить покупки немного. Впрочем, для этого времени года это нормально. Летний караванный путь уже закрылся, а до зимнего ждать еще не меньше месяца. Так что ничего из того, за что мог бы зацепиться взгляд, мы вряд ли сможем найти. Лишь все самое необходимое. Правда, и это необходимое весьма хорошего качества и по цене, которая выгодно отличается от цен в городах поближе к столице. Не говоря уже о ней самой.

Останавливаемся у довольно приличного постоялого двора, одного из тех, где и предпочитают селиться приезжающие в Камариш торговцы. Слева от него небольшой тупик, в котором обычно ставят телеги, разгружая привезенные на кухню продукты. Он заканчивается высоким забором, ограждающим уже другой двор, сейчас перекрытый воинами из городской стражи.

– Вот здесь его и обнаружила на рассвете кухарка, которая открывала заднюю дверь, готовясь выносить мусор.

Я придерживаю лошадь, пока Таши спешивается. Заслужив ее признательный взгляд и второй, недовольный, от ее питомца. Благосклонность которого я пытаюсь заслужить, сбросив в его сторону сгусток магии.

Мой подарок исчезает без следа, и морда звереныша поворачивается в мою сторону. И хотя до близких отношений с этим творением обладающего странным чувством юмора создателя мне еще очень далеко, но, похоже, первый шаг сделан. Самое главное, продолжить приручение как можно незаметнее для моей спутницы. Которая, разгадав, может немедленно пресечь такое общение за своей спиной.

Интересно, а были ли в истории случаи, чтобы тарагор служил двум хозяевам? И как это могло выглядеть?

Пока я пытаюсь себе представить Ваську, разрывающегося между мною и Таши, сам виновник моих фантазий уже, цокая когтями по выложенной камнем мостовой, подбирается к тому месту, где прикрытое чьим-то форменным плащом лежит тело мага.

И тут меня настигает очередная умная мысль. О том, каким магом он был. И на моем лбу залегает глубокая морщина. Как свидетельство того, что последние события едва не лишили меня способности выстраивать простейшие логические цепочки.

– Здесь заряжали накопитель. Остаточные следы слабые, но – четкие. – Она вернулась вместе с тарагором на плече и в сопровождении лорда. Взгляд которого весьма далек от выражения той радости, которую он всю дорогу выплескивал на единственную в нашей компании барышню. – Работали Хаосом. Причем…

Она еще пытается подобрать слова, а я уже произношу одно, которое буквально рвется из моей груди. Надеюсь, что его хватит, чтобы мой друг осознал: в той серьезной ситуации, в которую он попал, наша помощь будет совсем не лишней.

– Даймоны. – Я произношу это тихо. Чтобы никто из тех, кто нас окружает, не услышал даже звука. Который способен надолго уничтожить спокойную жизнь этого мирного городка.

– Даймоны, – как эхо повторяет Алраэль. И в его глазах… Я вижу того Алраэля, которого помню по годам учебы в академии: собранного, готового принимать решения и действовать сообразно им. – Мы возвращаемся в мой дом. Нам надо кое-что обсудить.


Глава 7 | Покер для даймонов. Тетралогия | Глава 9