home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 20

Мы еще долго сидели и не могли прийти в себя от увиденного.

- Алаин, откуда у тебя эта запись? - спросил дед, когда успокоился.

- Эта запись была на 'черном кубе', которые девочки, когда были у пиратов, стащили у Ворта Турха, - за Алаина ответил Руан, - нам удалось изъять все записи и просмотреть... там очень много подобных преступлений.

- Кто такой Ворт Турх?

- Пират, работает на шуханов, жестокий, безжалостный ублюдок, - сказал Алаин, - они уже много лет захватывают корабли, экипаж уничтожают, а груз продают.

- А его голография у Вас есть?

Руан поднялся, и чуть прихрамывая, подошел к визору, нашел нужные данные, и на экране визора появилось изображение Ворта, в профиль и анфас.

Рыжеволосый дед поднялся из-за стола, подошел к визору и несколько минут смотрел на снимок.

- Занятно, - наконец-то произнес дед, - на корабле моего сына был младший помощник капитана, Вортон Турхан, он тоже летел на том корабле и пропал с нашими детьми. Если убрать длинные волосы, то это он.

- Получается, что шуханы его не убили? - спросила я, - а заставили на себя работать?

- Очень в этом сомневаюсь, - ответил мне Руан, потом обратился к дедам:

- Скажите, Ваш сын вез что-нибудь ценное на Южиану?

- Да, они в знак уважения и дружественных намерений, везли на планету большую партию миррилия.

- А что такой миррилий? - шепотом поинтересовалась я.

- Это драгоценный камень, добывают на Трироне, планете-спутнике Лурана, - негромко объяснил мне Алаин, - из него делают ювелирные украшения, но особенно ценятся его структурные свойства, их используют при строительстве двигателей космических кораблей.

- Спасибо, - тихо поблагодарила я Ала.

- Могу предположить, - в это время задумчиво рассуждал Руан, - Ворт, будучи ознакомлен с информацией о ценном грузе, связался с шуханами, передал координаты полета, а, если учесть, что команду застали врасплох, то и помог захватить корабль.

- Я тоже так думаю,- согласился с Руаном Раунтер, - не исключено, что и остальные корабли были захвачены с подачи Ворта. Он мог наниматься на корабль, узнавать про выгодные грузы и сливать информацию шуханам.

Когда вечер подошел к своему логическому завершению, мой рыжеволосый дед, посмотрел на всех, тяжело вздохнул и сказал:

- Не смотря ни на что, я рад, что наконец-то узнал, что случилось с кораблем. Нет ничего хуже, чем столько лет блуждать в потемках и каждую ночь вскакивать от кошмаров и не знать где мой сын, что с ним, жив он или мертв...

- Да, - подтвердил его слова второй дед, - теперь нам остается всю жизнь благодарить Великих Богов, что они помогли Эвелин сберечь нам единственную внучку, тебя, Эмилия.

Я тоже была готова благодарить за такой подарок всех: мою маму, моего отца, всех богов, весь мир, всю вселенную. Я подошла к дедушкам и со всей силы обняла их. Это великая удача и счастье, что я смогла найти своих родных на другом конце света!!!

После того, как все разошлись по каютам, и мы с Ларой и Тревором все убрали со стола, я пришла к себе, приняла душ, легла и перед тем, как уснуть, прошептала в темноту: 'Спасибо Вам, мамочка и папочка, за все спасибо! Я Вас очень люблю!'... и уже уплывая в сон - мне, наверное, приснилось - но я услышала, как ласковый голос произнес... 'Пожалуйста...мы тебя тоже очень любим....'

*****

В последующие дни, мои деды старались узнать как можно больше о моей жизни на Зрее.

Я рассказала все, что знаю о моем спасении: как меня в капсуле обнаружил капитан Розман, о докторе Шейне, об анализе ДНК, про который он много лет молчал, о пансионате, о моем желании стать поваром. По их просьбе я показала свой диплом с отличным окончанием пансионата, за что они меня очень бурно похвалили.

Я наконец-то разобралась, что отец моего отца, это рыжеволосый дед и зовут его - Видар форт Асдис, а светловолосого деда зовут Вегест форт Домар. Еще у меня есть бабушки, которые рвались прилететь знакомиться со мной, но деды встали стеной и не пустили, а вдруг это ошибка и я не их внучка... так вот, их зовут Альвита - это мама отца, - а вторую бабушку зовут Рагна. В один миг, в моей жизни появились четыре любящих меня челов....ой, луранца.

Еще узнала, что дед Видар занимается дипломатией и от лица Лурана заключает договора о сотрудничестве с другими планетами - теперь понятно по чьим следам пошел мой отец, а дед Вегест занимается торговлей и тоже с представителями других планет. Тогда, почти двадцать лет назад, когда мои родители пропали, эти две семьи объединились и вместе облетели все ближайшие планеты, они вместе вели поиск, нанимали поисковые отряды, ни на минуту не прекращая искать и надеяться... Это их очень сблизило, ведь, кроме Эвелин и Гардена, других детей ни у той ни у другой семьи не было.

Деды и сейчас постоянно поддерживают друг друга. Дед Вегест, зная возможности торговли, помогает Видару заключать выгодные контракты, а Видор, в свою очередь, помогает эти контракты Вегесту реализовать.

Вот так мы и проводили время, узнавая друг друга - то вместе шутили, то вместе печалились.

Мы с Ларой все время старались их порадовать чем-нибудь вкусненьким: им очень понравилась моя пицца, еще они оценили наши новоизобретенные салаты, супы, но больше всего понравились пельмени с нашим майонезом. На всю команду мы их сделать физически не могли, но своих порадовали...

Руан, если он не требовался в рубке, часто присоединялся к нашим посиделкам. Дедам он очень понравился, и они шепнули мне, что за меня очень рады и спокойны, и с большим удовольствием приняли Руана, как мою пару.

И в Лауре мои дедули души не чаяли, обращались с ней, как с еще одной любимой внучкой, да и как к такому доброму, ласковому, теплому человечку относиться по - другому?

***

Сегодня в столовой было шумно. Собралась команда в полном составе, деды, Тревор, Алаин. Все весело смеялись и шутили, когда в столовую вошел Руан и громко объявил, что мы возвращаемся на Луран. Что тут началось: ребята подскакивали с мест, кричали и поздравляли друг друга, деды улыбались, а мы с Ларой довольные сидели на кухне и радовались за всю нашу команду.

Вечером на корабле устроили праздничный ужин, отмечали удачное возвращение всего боевого состава без потерь. Более того, как сказал Руан, с бесценной прибылью в лице нас с Лаурой. Мы наготовили кучу любимых ребятами блюд, украсили столовую, а апофеозом ужина стал сюрприз от нас Ларой. Под улюлюканье команды, мы внесли огромный торт, украшенный местными фруктами и цветами из белкового крема. Мы сами не ожидали, насколько торт выйдет красивым и праздничным, а ребята долго с восхищением рассматривали самодельные цветочки, пока я его не разрезала. Все оценили наши старания, без конца выпрашивая добавки, а мы с Ларой были очень довольны, что сумели порадовать наших ребят.

Через два дня мы подлетели к Лурану.

Я заглянула в иллюминатор и обомлела: передо мной во всей красе предстал Луран. Я много раз видела изображения Зреи и Земли из космоса, но Луран отличался: немного приплюснутая на полюсах форма планеты, на ней было больше не голубого цвета, а зеленого с розово-красно-коричневыми вкраплениями, очень яркая, живописная и эффектная. Вот он, дом моих родителей, они его любили, и я всей душой надеюсь, что тоже полюблю его и буду здесь счастлива.

Я немного постояла, посмотрела и пошла к себе, собирать мой немногочисленный багаж. Все, что у меня было, уместилось в небольшой сумочке: несколько комбинезонов, три комплекта нижнего белья, сумочка с моими документами да кое-какие мелочи - вот и все.

До посадки оставалось полчаса. Я аккуратно сложила в коробочку мой цветочек - оставаться на корабле он никак не захотел, даже обиделся, когда я сказала ему, что мы скоро прилетим, и, если он захочет, я отнесу его к другим цветам на камбуз. На меня обрушился такой поток обиды и печали, что я тут же пообещала взять его с собой.

По кораблю пронесся громкий электронный голос, оповещавший всех присутствующих приготовиться к посадке. Я закинула сумку на плечо, взяла коробку, подошла к двери, немного постояла и пошла на кухню, в последний раз проверить, все ли нормально.

Лаура была уже там и поливала цветы. Она глянула на меня красными от слез глазами.

-Лар, ты что? - подлетела я к ней, - Что случилось?

Лара поставила лейку на стол и, немного успокаиваясь, вытерла рукой набежавшие слезы.

- Эми, я просто так соскучилась по дому, по родителям, по сестре, - тихим голосом проговорила Лара.

Что тут сказать? Все это время тема 'дом' была у нас под запретом еще с корабля пиратов, мы старались не бередить душу, не вспоминали и не разговаривали о нем.

- Лара, солнышко, - обняла я Лауру,- ты же знаешь, что Руан и Алаин делают все возможное, чтобы найти Кольцо Земли, и я верю, что обязательно найдут. И ты должна верить!

- Я верю, - кивнула Лара.

- Ну вот, теперь приведи себя в порядок, - очень мягко сказала Лауре, погладив ее по волосам, - нам скоро предстоит познакомиться с домом моих родителей.

- Эми, а где буду жить я?

- Что значит, где? - удивилась я, - там же, где и я.

- А после того, как ты выйдешь замуж?- робко спросила Лара.

Знаешь, Лара, - веселым тоном ответила я, - я думаю, что дедушки будут очень рады, если ты поживешь у них

- Ты так думаешь? - немного повеселела Лара.

- Уверена в этом, - заявила я, - в последнее время в их жизни было так мало радости, что такой солнечный, позитивный и ласковый лучик, как ты, им просто необходим.

Тут на кухню заглянули Руан и Алаин и застали картину маслом: мы сидим на полу, и я обнимаю плачущую Лауру.

- Вот вы где! - выдохнул Руан и тут же с тревогой в голосе, - что случилось?

Я посмотрела на Руана, потом заметила, каким обеспокоенным взглядом следит за Ларой Алаин.

- Уже все нормально, - улыбнулась я, - немного дом вспомнили...

- Понятно, - кивнул Руан, - а мы пришли сказать Вам, что мы уже на Луране....

*****

Луран встретил нас великолепной солнечной погодой, невероятно красивым небом цвета аквамарина и легким дуновением ветерка. Мы на корабле настолько отвыкли от любых проявлений природы, что стояли в немом блаженстве, когда нас обдувал теплый воздушный бриз. Но самое невероятное, что у луранского у воздуха был запах: очень нежный, тонкий , легкий аромат ванили с ноткой цитруса. Сначала мне показалось, что все рядом стоящие мужчины пользуются одной и той же туалетной водой, но, по мере продвижения и дуновения ветра, запах становился то ярче, то ослабевал. Удивительно!

Я шла рядом с Руаном. В одной руке он нес сумку с вещами, а второй приобнял меня. Вот уже несколько дней он ходил без трости, и пусть пока его походка была неторопливой, но зато самостоятельной!

От шрамов на лице остались небольшие светлые рубцы, но доктор Эгонс сказал, что со временем и они исчезнут. А когда я повторила Руану древнюю поговорку Земли Изначальной, что 'мужчину шрамы только украшают', он смешливо ответил:

- Значит, для тебя я буду очень красивым.

- Ты для меня и так самый лучший и самый-самый красивый, - сказала ему на полном серьезе, за что тут же получила счастливую, шальную улыбку и очень сладкий, нежный поцелуй.

Местный космопорт поразил своим размахом: огромный, построенный из материала настолько белого, что с непривычки защипало глаза. Сторона порта, выходящая на посадочную зону, была абсолютно прозрачной. Я хоть и не архитектор, но даже мне стало интересно, как они смогли вставить такое гигантское окно, ведь не было видно ни одной опоры или тоненькой рамы. Вот они, инопланетные технологии!

В порту нас встречали три красивые женщины, на вид лет тридцати пяти. Матушку Руана я узнала сразу, тем более что четверка огромных мужчин сразу кинулась к ней. А к двум другим подошли мои деды...значит это и есть мои бабушки, Альвита и Рагна.

Я решила, пока Руан занят, подойти к ним и познакомиться. Чем ближе я подходила, тем шире распахивались глаза этих удивительных красавиц. Они стояли и смотрели на меня как на виденье, не в силах что-либо сказать, потом очнулись и кинулись обнимать. Довольные деды стояли в сторонке и, посмеиваясь, наблюдали за нами. За две минуты от бабуль я услышала столько слов любви и нежности, сколько не слышала за всю свою жизнь. В итоге, посреди огромного космопорта рыдали в объятьях друг друга три женщины, а через минуту к нам присоединилась еще Лара, и нас стало четверо.

Спустя недолгое время к нам подошел Руан и уже лично познакомил меня со своей матушкой, а я его с моими бабулями.

Вот такой довольной и счастливой компанией мы вышли из космопорта Лурана.

Еще на корабле дедули настояли, что до свадьбы мы с Ларой будем жить у них, а Руан может приезжать ко мне в любое время. На Зрее может я возмутилась бы, очень не хотелось расставаться, но против 'Традиции Лурана' не попрешь, пришлось смириться.

Мы расставались, грустно глядя друг другу в глаза. Прощаться было невыносимо, но Руан пообещал приехать как можно скорее...но это будет завтра, а пока:

- Я буду очень по тебе скучать, - прошептала ему.

- А я уже начал, - печально вздохнул Руан.

*****

Стараясь отвлечься, я всю поездку к дому деда Видара рассматривала Луран и луранцев. Мимо проносились невероятно яркие, красочные, живописные пейзажи уникальной луранской природы. Я с детским восторгом любовалась множеством разноцветных деревьев, радужных цветов и пестрых растений. Вдали, почти на горизонте, там, где встречаются небо и земля, возвышались величественные горы с чуть посеребрённым пиком.

- Скажите, - решила поинтересоваться я,- у этих гор есть название?

- Конечно, - ответила мне бабушка, - эти горы называются Эганты, они четвертые по высоте горы Лурана.

Ничего себе, четвертые! У них и так верхушка в небо упирается...

- Интересно было бы посмотреть на первые горы Лурана, - сама себе сказала я и продолжила осмотр, обратив внимание на луранцев.

Мужчины все как один были одеты в темные костюмы по военному образцу - подобные были и у моих дедов. Зато женщины пестрили всеми цветами радуги: платья, сарафаны и брючные костюмы из легких тканей ослепляли яркими разноцветными оттенками. Причем цвета перемешивались и вливались один в другой, как разводы мыльного пузыря на свету.

Поездка подошла к концу. Прежде чем приземлиться у входа, мы пролетели длинную и узкую аллею, по бокам которой стройными рядами стояли плотно прилегающие друг к другу деревья. Если светло-коричневые стволы выглядели для меня привычно, то цветовая гамма их кроны в очередной раз повергла меня в шок: ярко фиолетовые, с небольшими вкраплениями желтого и голубого, листья, радужной палитрой покачивались от небольшого дуновения сладкого ветерка. Я в полной мере оценила природу Лурана - от такого разноцветия природы в глазах уже рябило. Ближе к дому, по правой стороне, в глубине аллеи я разглядела небольшую резную беседку, скромно спрятавшуюся в кустах на берегу маленького озера.

Между тем мы подлетели к светло-зеленому трехэтажному каменному дому с полукруглой мансардной крышей, вышли у утопающего в цветах парадного входа и всей компанией вошли в дом.

На входе нас встретила пожилая женщина с доброй и приветливой улыбкой.

-Эми, Лаура, познакомьтесь, это наша Рона, она... - начала знакомство бабушка Альвита, должность Роны мой луксор перевел, как 'хозяюшка', но подозреваю, что это домоправительница или экономка.

- Очень приятно, - тепло поздоровались мы с Ларой.

- Проходите, пожалуйста, в гостиную, - пригласила Рона, - скоро подадут ужин.

- Девочки, вы, наверное, устали? - спросила нас бабушка,- Рона покажет ваши в комнаты и вы немного отдохнете. Мы спорить не стали и поднялись вслед за Роной на второй этаж.

Комнаты нам выделили шикарные: моя была в фиалковых тонах, а Ларина - в нежно-голубых.

Радовала глаз роскошная кровать с резным подголовником и прикроватными тумбами, пара шкафчиков, комоды, множество различных безделушек на полках и большое панорамное окно с видом на парк и аллею. Я упала на постель и, любуясь своей комнатой, обвела взглядом стены, мебель, каждый приятный пустячок... как же мне здесь тепло, хорошо и уютно... . Но пора уже было собираться на ужин...

Я заставила себя встать, посетила ванную комнату, умылась, переплела косу и пошла к Ларе. Она, приведя себя в порядок, уже ждала меня, сидя на своей не менее шикарной кровати. Мы еще раз восхитились красотой и уютом наших комнат, и пошли искать лестницу, чтобы спуститься в гостиную...

Она произвела на нас приятное впечатление: достаточно большая комната с высокими светлыми потолками, в центре которой стояли два роскошных полукруглых дивана, а между ними - низкий, узкий столик со стеклянной столешницей и металлическими ножками. Напротив, занимая фактически всю стену, располагался визор с небольшими нишами по бокам, но самым большим украшением гостиной, был многоугольный прозрачный эркер, через который открывался великолепный вид на парк. Именно он придавал гостиной дополнительный уют и комфорт.

***

Все уже собрались и ждали только нас. В столовой был накрыт богатый стол, рассевшись вокруг которого, мы принялись за праздничный ужин... Я рассматривала и пробовала незнакомые блюда, иногда интересуясь ' что это' или 'из чего приготовлено'. Бабули, улыбаясь моему любопытству, подробно расписывали рецепт или состав заинтересовавшего меня кушанья.

Тем не менее, разговор все время сводился ко мне. Я старалась подробно и обстоятельно - в очередной раз - рассказать все о моей жизни: о спасательной капсуле, о капитане Розмане, о докторе Шейне, об учебе в пансионате... еще раз пришлось вспомнить ужасы похищения, но тут мне на помощь пришла Лаура, и мы вместе, в лицах, пересказали наши мытарства у пиратов.

После ужина деды очень корректно и сдержано поведали бабулям судьбу много лет разыскиваемого ими корабля, не вдаваясь в подробности, и рассказали о героической гибели детей. Слезы и печаль, вызванные рассказом, постепенно стихли, и разговор вновь вернулся ко мне с Руаном.

В итоге было решено, весь следующий день посвятить покупке нашего с Ларой гардероба. Никаких отговорок бабушки не принимали, да и мы сами не особо отказывались, понимая, что наши 'три вещички' - это не серьезно, поэтому с удовольствием согласились... Тема финансирования так же была пресечена на корню: нам было сказано, что деньги-то есть, вот только тратить их было не на кого...

Вот такие мы с Ларой сытые, ошарашенные, счастливые и довольные жизнью тепло распрощались с родней и отправились по своим комнатам - спать и мечтать о нашем светлом будущем...

На следующий день, дождавшись приезда Руана, позавтракав всей семьей и оставив мужчин заниматься делами, мы чисто женским коллективом отправились по магазинам. Захватив денежный браслет, я вместе с Ларой присоединилась к ожидавшим нас бабулям, и, под их чутким руководством, нас доставили в центральный район, где на каждом шагу пестрели яркие рекламные вывески модных магазинов одежды. От такого разнообразия глаза разбежались, и мы решили скромно следовать за нашими провожатыми, явно лучше нас ориентирующихся на местности.

Бабули не подвели, они выбрали, действительно, достойные магазины, где нашему вниманию представили множество замечательных, интересных и, что самое главное, неярких моделей одежды. После извечного темно-зеленого комбинезона, который мы носили в пансионате, и черных корабельных, выбор предлагаемых вещей был грандиозен. Перед нами предстала во всем своем разнообразии индустрия моды Лурана: невероятное буйство красок, фасонов, моделей...

К обеду сил у нас уже не осталось, но счастливые улыбки украшали наши довольные лица, а в руках у каждой кое-как помещались с десяток пакетов, пакетиков, сумочек и коробок. Мой гардероб украсили четыре новых платья, два неброских брючных костюма, два ярких открытых сарафана и две длинные легкие юбки с очень красивым узором по краю. К ним я подобрала блузку с оголенными плечами и пару маечек на тонких бретельках. Из обувного я вышла владелицей двух пар легких ярких тапочек, сандалий с множеством ремешков и пары очень нарядных туфель на каблучке с разноцветными вставками под любую одежду.

Уставшие, мы погрузились в таксолет и отправились домой.

*****

В этот день солнце через окна нашего флаера слепило глаза и вызывало безудержное желание зажмуриться или чихнуть, когда мы, наконец, подлетели к удивительному храмному сооружению, поразившему нас с первого взгляда. Мы с Ларой прильнули к окнам, во все глаза глядя на потрясающую красоту: причудливые формы напоминали открытый цветок с сердцевиной и шестью разноцветными лепестками. В центре цветка - белоснежный высокий храм был увенчан золоченым шатром куполообразной формы, многочисленные грани которого, отражая солнечные лучи, ярко переливаясь, блестели всеми цветами радуги. Храм произвел на меня впечатление чего-то сказочного и волшебного.

Все вокруг утопало в шикарной, благоухающей, роскошной природе Лурана. На небольшой площади перед храмом собрались луранцы, и среди них я разглядела деда Варкуса и нескольких ребят с нашего корабля. Ближе к входу нас ждали родители Руана, его братья, мои бабушки и дед Вегест - второй дед был с нами и управлял флаером.

Несмотря на предсвадебные волнения, беспокойную и почти бессонную ночь, настроение у меня было великолепным. Сегодня, в самый важный день в моей жизни, счастливая улыбка не покидала моего лица. Во время полета я вспоминала свое первое впечатление от встречи с Руаном : красивый, огромный, сильный... До сих пор мне не верилось, что сегодня наша свадьба или, как говорят луранцы, 'ритуал единения'.

От волнения и нетерпения я вертелась на кресле флаера, сердце то приостанавливало свой бег, то выпрыгивало из груди, и я несколько раз откидывалась на спинку кресла, прикрывала глаза и приказывала себе успокоиться и взять себя в руки, но как только мысли возвращались, все снова повторялось...

Бросив бесполезные попытки взять себя в руки, я решила, что сегодня имею полное право волноваться.

Флаер приземлился, и, выбравшись из него, я сразу попала в руки своих радостных бабуль. Они обняли меня, покрутили, любуясь внешним видом, поправили мое необычное свадебное платье и, судя по радостным улыбкам, остались вполне довольны.

- Замечательно, - кивнула одна бабушка.

- Великолепно, - погладила меня по щеке вторая.

- Как ты себя чувствуешь? Переживаешь? - с лукавой улыбкой поинтересовались они.

- Всю ночь не спала, - призналась я, в очередной раз поправляя глубокий вырез своего свадебного платья, потом пробурчала, - почему платье настолько открытое?

- Время придет, узнаешь, - ответили бабули, игриво сверкнув глазами.

Вместо белого традиционного для Земли платья, по обычаям Лурана, на мне был длинный сарафан с очень пышной юбкой из тончайшей ткани с бирюзово-изумрудными разводами и абстрактными рисунками. Держался он на очень тоненьких бретельках и двух поперечных завязочках. Из-под нижнего слоя сарафана выглядывали носочки новых туфель и яркие вставки с сине-зеленые рисунком, как нельзя лучше гармонировали с цветом моего наряда.

Приглашенный бабушкой искусный мастер создал невероятно сложную и красивую прическу: половину длинных волос он заплел во множество мелких косичек, перевив их с ниткой зелено-голубых камней, приподнял наверх и уложил высокой короной, а остальные волосы распределил по прядям, завил в мягкие кудри и оставил свободной волной струиться по моим плечам.

- Девочка, ты выглядишь просто восхитительно, - подошли к нам деды.

- Спасибо, мы старались, - пошутила я, и улыбка снова расцвела на моем лице.

Родители Руана, присоединившись к нам, с одобрением похвалили мой вид, в то время как я выглядывала любимого.

- А где Руан? - спросила я, волнуясь еще больше.

- Он уже в храме и ждет тебя,- ответил его отец.

Дедули взяли меня за руки и под всеобщее ликование толпы повели меня к храму. Оставив у входа, они расцеловали мои щеки, утирая невольные слезы, пожелали безграничного счастья и приоткрыли широкую дверь... В сам храм мне предстояло войти одной....

***

Сделав несколько шагов, я словно ослепла - после яркого солнечного света сумрак помещения казался темнотой, в которую я вглядывалась, пытаясь хоть что-то разглядеть.

Почувствовав неожиданное прикосновение к своей руке, я резко повернулась и увидела Руана, который тут же привлек меня к себе, обнял и нежно поцеловал.

- Привет, мое сокровище, я уже соскучился, - наклонившись ко мне, тихо сказал Руан, потом, чуть отстранившись, с восхищением оглядел меня и чуть хрипловатым голосом добавил, - Эми, какая ты у меня красивая! Я тебя очень люблю!

Его счастливые черно-голубые глаза, наполненные страстью и желанием, с любовью смотрели на меня.

- Спасибо, ты у меня тоже очень красивый, - прошептала я, ответив на поцелуй. От переполнявших меня чувств я стояла, уткнувшись носом в грудь Руана, и наслаждалась этими спокойными минутами.

Сегодня Руан облачился в традиционную для Лурана одежду: в черные кожаные брюки, в высокие черные сапоги и небесно-голубую сорочку с глубоким вырезом на шнуровке, с пышными рукавами и широкими манжетами. Волосы, ничем не удерживаемые, потоком спускались по спине, и только заплетенные на висках тоненькие косички, были убраны назад.

Вскоре мои глаза наконец-то привыкли к искусственному освещению, и я огляделась: на полу, потолке и стенах плясали, то появляясь, то исчезая, мелькали яркие отблески разноцветных световых лучей, но из-за широкой спины Руана я не увидела, что происходило дальше.

- Готова? - стараясь заглянуть в мои глаза и почувствовать настроение, спросил Руан.

- Готова, - твердо ответила я и еще крепче обняла его.

Руан подхватил меня на руки, прижал к себе и понес вглубь храма.

Сделав несколько шагов, он вступил на прозрачную сияющую лестницу. Пока Руан поднимался, я с любопытством ее разглядывала, стараясь получше рассмотреть. Каждая ступенька, как ограненный алмаз была вырезана из цельного куска хрусталя, сквозь который пробивался яркий свет, играя бесчисленным множеством вырезанных в нем граней и, разбиваясь, разноцветными лучами, отражался на стенах храма. Это было безумно красиво!!!

Когда лестница закончилась, перед нами предстал абсолютно белый гладкий постамент. На его темно-бордовом бархатном основании лежала огромная жемчужина в резной золотой оправе.

У пьедестала нас уже ждал местный священник. Руан опустил меня на ноги, и я с интересом рассмотрела сначала жемчужину, а потом перевела взгляд на священника: передо мной был высокий, очень пожилой луранец в длинных многослойных одеждах с разноцветной тиарой на голове. Он поприветствовал нас, и Руан поклонился. Я тут же последовала его примеру, чувствуя себя немного неловко.

- Ну что ж, дети мои, - начал глубоким сильным голосом священнослужитель, - я приветствую Вас в храме Великих Богов. Подойдите ко мне.

Когда мы приблизились, он взял наши руки и, приложив их к жемчужине, начал что-то читать на незнакомом певучем языке. Я подняла голову, вопросительно посмотрела на Руана, и в этом момент, едва наши взгляды встретились, почувствовала, что мои глаза стали нагреваться и гореть так же, как когда-то там на камбузе. Глаза любимого вспыхнули в ответ, и между нами, потянувшись друг к другу, замерцали сияющие световые потоки: мой синий тянулся к голубому Руана, а его черный - к моему зеленому.

Голос священника звучал все громче... и в тот момент, когда наши лучи соединились, жемчужина засияла всеми цветами радуги, стала раскручиваться и подниматься вверх, а вокруг нас образовалась ярко сверкающая оболочка, укутав нас словно в кокон.

В этот момент я почувствовала, как мое тело завибрировало, переполняясь эмоциями счастья, радости, любви и нежности к Руану. Голос священника вознесся к небывалым высотам.

А потом пришло понимание, что в этот миг наши жизни соединились в одну, и для меня кроме Руана никого больше не существует: он моя половинка, я - его, он мое сердце, я - его, он моя пара, а я - его!

И тут лепестки жемчужины стали открываться, и из нее во все стороны ударил такой слепящий, яркий свет, что мы вынуждены были зажмуриться.

Священник резко оборвал свое песнопение, а я все еще стояла, не решаясь открыть глаза. Чувствуя, что пауза затянулась, я осторожно их приоткрыла и огляделась. Жемчужина спокойно стояла на своем обычном постаменте, священник ошарашено смотрел, переводя взгляд с нас на сферу и обратно, а Руан стоял напротив и лукаво улыбался мне счастливой и радостной улыбкой.

Все еще не придя в себя от яркого взрыва жемчужины, я уставилась на него вопросительно:

- Что произошло? У меня до сих пор блики в глазах.

Руан, все еще улыбаясь, обошел сферу, подошел и крепко меня обнял.

- Маленькая моя, - поцеловал меня любимый, - это Великие Боги благословили наш союз.

- Что-то я не поняла, а как они его благословили?

- Этот шар называется 'Глаз Богов', - с веселой улыбкой пояснил он,- считается, что во время 'Ритуала Единения' Боги через него смотрят на мужчину и женщину, которые хотят стать парой и через 'Глаз Богов' дают им понять одобряют союз или нет.

- А наш они одобрили? - я уже начала нервничать. Был такой яркий взрыв... может им наша пара не понравилось, вот они и решили в такой манере высказать нам свое 'фи'?

- Одобрили, еще как одобрили, - засмеялся Руан, - ты на священника посмотри, 'Глаз Богов' так шарахнул, до сих пор в себя прийти не может!

Я оглянулась на служителя. Он уже успокоился, но с большим интересом поглядывал то на нас с Руаном, то на жемчужину.

- А, ну ладно, - успокоилась я, - а то кто его знает, что там у Богов на уме.

Как-то напрягать стали меня все эти традиции и верования Лурана. Ну, раз благословили, потерпим...

Мы поблагодарили священника, Руан снова взял меня на руки и понес вниз. Счастливо улыбаясь, мы вышли из храма, и тут же нас со всех сторон окружили родные, обрушивая на нас шквал поздравлений, объятий, поцелуев.

- Мы видели, какой силы было благословение, - сказали довольные бабули, - мы за Вас очень счастливы.

- Да, вспышка была отличной, - поддакнули им деды.

- А теперь самое главное! - громко сказал Руан и взял у своего отца коробочку.

В наступившей тишине он извлек из нее очень красивый, изящный браслет, в центре которого блестели и переливались два крупных камня: черный и голубой. Он осторожно взял мою руку и надел его чуть выше локтя. Я в восхищении провела по браслету пальцами.... странно, но я его совершенно не чувствовала.

Тут дед Видар протянул мне такую же коробочку, в которой лежало подобное украшение, только мужское: чуть шире моего, выполнено в менее изящной манере и камни светились синим и зеленым.

Я защелкнула замочек на руке счастливого и довольного Руана, и браслет тут же плотно обвил его сильную, мускулистую руку. Под громкие крики, поздравления родных и друзей, мы слились в своем первом глубоком, сладком, семейном поцелуе.


Глава 19 | Глаза в глаза | Глава 21







Loading...