home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Конец приближается

На несколько недель до дня рождения Гитлера в Берлин прибыла Ева Браун. Хотя он был против этого, она отметила вместе с ним день его рождения и затем оставалась с ним до самой его смерти.

Только 26 апреля мне представился случай как следует поговорить с Евой Браун, которую я хорошо знал с 1932 г. Она заявила мне спокойно и решительно о своем желании остаться в Берлине. Ей было уже совершенно ясно, что из создавшейся ситуации выхода нет.

«Я не хочу покидать фюрера ни при каких обстоятельствах, и, если это должно произойти, я хочу умереть вместе с ним. Он сначала настаивал, чтобы я на самолете покинула Берлин. Я ему на это ответила: «Я не хочу! Твоя судьба — это моя судьба!»

В этот момент мимо нас прошел Борман, и мы заговорили о нем. Ева Браун дала мне ясно понять, что фюрер уже давно раскусил его. Однако удалить Бормана с его поста во время войны было невозможно, так как Гитлер с трудом привыкает к новым людям. В заключение она сказала, что близок день, когда уйдет и Борман.

В бункер фюрера уже было несколько прямых попаданий. Однако толстые бетонные перекрытия держались. На случай высадки вражеских парашютистов или прорыва ударных групп часовые, охранявшие имперскую канцелярию, были вооружены автоматами и ручными гранатами.

B северной части Берлина в это время шли тяжелые уличные бои. С отчаянием сражались немногие войсковые части и плохо вооруженный фольксштурм (ополчение). Но противник обладал слишком большим превосходством. Наши надежды на прибытие армии Венка и танкового корпуса Штейнера не оправдались. Офицеры и ординарцы сообщали, что улицы завалены ранеными и убитыми. Горящие автомашины и танки свидетельствовали об ожесточенности боев.

Помещения новой имперской канцелярии, которые раньше использовались в качестве бомбоубежищ для детей и беременных женщин — жителей северной части Берлина, — теперь были предоставлены под лазарет. Будучи приближенными к фюреру, мы получали постоянную информацию о положении на отдельных участках фронта от непрерывно прибывавших раненых. Много раз я сопровождал по лазарету профессора доктора Гааза, бывшего ранее личным врачом шефа, время от времени он навещал моих раненых товарищей.

Генерал авиации Риттер фон Грейм был назначен главнокомандующим авиацией вместо рейхсмаршала Геринга. Шеф приказал Грейму прилететь 26 апреля в Берлин. После промежуточной посадки в Гатове самолет «Физелер-шторх», пилотируемый Анной Рейш, приземлился в Берлине вблизи Бранденбургских ворот на магистрали Ост-Вест.

Тайком от генерала храбрая женщина спряталась в самолете за сиденьем. Когда генерал был ранен огнем русской артиллерии, ей с неимоверным трудом удалось дотянуться до штурвала через поникшего на своем сиденье генерала и посадить самолет на магистрали Ост-Вест.

Новому главнокомандующему авиацией сделали перевязку и ввели болеутоляющее лекарство. В это время Анна Рейш докладывала фюреру о полете. Для него отважные действия этой женщины были просто непостижимы. Ее блестящие способности как пилота уже давно восхищали его.

Когда Риттер фон Грейм вошел в комнату Гитлера, она уже прощалась с фюрером. Мне также выпала счастливая возможность приветствовать ее. Затем она отправилась к детям Геббельса, чтобы утешить и развлечь их, скрасив им несколько тяжелых часов. Женщина, проявившая отвагу, в эти часы стала женщиной-матерью. Она рассказывала детям сказки, пела и играла с ними и стремилась заставить их забыть об их трагической участи.


предыдущая глава | Я сжег Адольфа Гитлера. Записки личного шофера | cледующая глава