home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 5

Таунхаус Патрика, выполнявший одновременно роль нового восточного офиса компании «Роган-Карузо-Кинкейд» и его нового дома, располагался на расстоянии каких-то шести кварталов от дома Люси и стоял в узком, обрамленном деревьями переулке, представлявшем собой ответвление Эм-стрит. С одной стороны, он соседствовал с посольством страны размером меньше, чем штат Род-Айленд, а с другой – с частным имением. Идти было недалеко, но снегопад и морозный ветер сделали путь гораздо длиннее, чем ежедневная прогулка длиной в милю до станции метро.

Люси позвонила и стала ждать. Она так вымокла и замерзла, что даже обида от того, что ее предали, несколько угасла, и на смену ей пришла печаль и неопределенность. Рано или поздно придется обсудить с Кейт и Диллоном, почему они держали ее в неведении насчет Мортона. А еще нужно будет поговорить с ними о его убийстве. Но не сегодня, когда болезненные воспоминания о пережитом вновь пробудились в ней.

Мортон был здесь, в Вашингтоне. Практически у нее дома. Даже несмотря на большой уровень преступности и насилия в округе Колумбия, Люси чувствовала себя здесь уютно, потому что всегда следовала правилам безопасности и действовала осмотрительно. У нее есть семья и друзья. У нее есть работа, есть будущее. Но он был здесь. А что, если она видела его? Что, если насильник приехал в Вашингтон за ней для того, чтобы снова причинить боль? А что, если Мортон хотел навредить Диллону, Кейт или другим членам ее семьи?

Люси почувствовала, как кружится голова и кровь застучала в висках. Она пошатнулась и схватилась за косяк. Руки покраснели от мороза – перчатки женщина забыла на обеденном столе. Она замерла, глядя на свои дрожащие руки.

Дверь открылась, и Люси быстро выпрямилась – не нужно Патрику видеть ее в таком жалком состоянии. Но открыл не Патрик.

– Шон!

Шон Роган одарил ее мягкой улыбкой. У него были милые ямочки на щеках. С момента первой своей встречи с партнером Патрика по бизнесу Люси подозревала, что он оттачивал свой озорной мальчишеский шарм перед зеркалом.

– Мне кажется, ты разочарована. Не рада видеть меня?

– Нет, нет, я просто… Патрик дома? – В ее голосе зазвучала растерянность.

Черт возьми, нужно вернуть свои эмоции под контроль. Она не хотела расклеиться перед мало знакомым ей Шоном.

В мгновение ока Роган перестал флиртовать.

– Я думал, ты в курсе, он же улетел в Калифорнию сегодня утром, – деловым тоном произнес он.

И как она могла забыть? Теперь не осталось никого из тех, кому она доверяет, никого из тех, кто знает всю ее историю. И куда теперь идти? Вариант один – обратно домой.

– Люси, ты дрожишь. – Шон аккуратно взял ее под руку, втянул в прихожую и закрыл дверь.

Она попыталась извиниться за то, что потревожила его, но не смогла выдавить ни слова. Ее щеки раскраснелись; видно было, как сильно женщина замерзла.

– Ты вся закоченела.

Люси попыталась расстегнуть пальто, но пальцы двигались с трудом. Шон наклонился, быстро расстегнул пуговицы и снял мокрое шерстяное пальто с ее плеч, накинув его на вешалку у двери. Затем нахмурился, увидев покрасневшие руки гостьи, и взял ее ладони в свои.

Роган был одет в простые джинсы и белую футболку, но его тело показалось ей настоящей печкой. Тепло его рук казалось столь же прекрасным, сколь и болезненным, когда ее ладони начали медленно оттаивать. Он поднес ее ладони ко рту и горячо подышал на них, поглядывая на Люси из-под упавшей на глаза черной челки.

– Прости, наверное, не сразу услышал звонок.

– Я позвонила всего один раз. Я пришла пешком.

– Пешком?

– Я была недалеко отсюда.

– В доме Кейт и Диллона? Так это полмили, а одета ты явно не по погоде.

Его яркие синие глаза оценивающе смотрели на нее, пока мужчина растирал ее руки.

– Что стряслось? С тобой все в порядке?

– Мне…

Ее губы задрожали. Нет, нет, нет, нет! Она не хотела расплакаться перед Шоном Роганом, только не перед ним, не перед партнером брата. Да и вообще ни перед кем не надо. Ей стоило просто отправиться в свою комнату. И зачем она сюда пришла?

Ты забыла, что Патрик в командировке.

– Мне лучше пойти к себе, – вымолвила Люси.

Шон, не обратив ни малейшего внимания на ее последнюю фразу, увлек гостью за собой по широкому коридору в заднюю часть дома, где в кирпичном камине, занимающем половину стены, весело потрескивая, горел огонь. Здесь он усадил ее у камина:

– Думаю, скоро согреешься.

Она молча кивнула, отводя глаза. Огонь был слишком горячим, но Люси сидела и смотрела на языки пламени, едва сдерживая слезы.

Боже, лишь бы не расклеиться прямо здесь и сейчас…

Роган отошел, и Кинкейд вздохнула с облегчением. Она соберется с силами, прогонит призраков прошлого и вызовет такси. Как же сильно хочется поговорить с Патриком! Может быть, самое правильное решение – слетать в Калифорнию?

Ага, и все бросить… Бросить работу, волонтерство, пропустить мероприятие по сбору средств для ФОМД в субботу… Фрэн будет сильно разочарована. Но Люси не привыкла убегать от проблем. Она не сбежала шесть лет назад, когда все, что ей хотелось, – это исчезнуть, и не собиралась бежать сейчас. Да и зачем? Ей не грозила опасность – Люси лишь чувствовала себя опустошенной из-за того, что ее обманывали близкие люди. Сегодня у нее не осталось сил, но завтра она будет вновь полна энергии.

Кинкейд посмотрела в сторону кухни, где Шон стоял спиною к ней, и мысленно поблагодарила мужчину за то, что он дал ей возможность побыть одной. Мистер Роган, конечно, довольно симпатичен, но она была не в настроении вести ни к чему не обязывающий разговор. Гостье совсем не хотелось рассказывать, почему она отправилась в такую погоду, чтобы повидать брата, и забыла, что тот работает за три тысячи миль отсюда.

Люси потерла ладони друг о друга, протянув руки к огню, и попыталась не думать о том, что Шон, вероятно, считает ее сумасшедшей. Последний час, с той самой минуты, когда она переступила порог дома и увидела двух агентов ФБР, беседующих с Кейт, вытянул из нее все силы, и она никак не могла унять дрожь в теле.

Шон вернулся к огню с двумя чашками и протянул одну ей:

– Держи. Поможет тебе согреться.

Люси заглянула в чашку. На поверхности плавали маленькие кусочки зефира.

– Горячий шоколад?

– Когда Патрик пригласил нас на ужин месяц назад, я запомнил, как сильно тебе понравился шоколадный мусс на десерт. У меня получилось, конечно, не так вкусно, но, надеюсь, тоже неплохо.

Слезы предательски скатились у нее по щекам, и она зажмурилась. Ее пальцы дрожали, и Шон взял чашку из рук гостьи и поставил на полку рядом со своей.

– Люси… – Он приобнял ее за плечи, и женщина прильнула к нему.

Чем больше Кинкейд боролась со слезами, тем сильнее становилось видно, как она волнуется.

– Что-то случилось? – Шон погладил ее по волосам. – Всё в порядке, Люси. Здесь ты в безопасности.

В безопасности. Значит, он знает… Да и чего удивляться? Хотя она не рассказывала ему о трагедии, Роган работал с Патриком – и, конечно, тому было известно, что случилось в ее прошлом. Все они знали о том, что с ней произошло, просто вслух не обсуждали.

Сможет ли она когда-нибудь избавиться от прошлого? Спустя шесть долгих лет оно настигло ее здесь, в Вашингтоне, где женщина вела новую жизнь.

Настигло?.. Нет, не то слово. Ее прошлое стало такой же частью личности Люси, как и будущее. Она не могла сбежать от него, поскольку то, что произошло шесть лет назад, бессознательно влияло на все принимаемые ею решения.

Из груди Люси вырвался всхлип. Она была сама не своя, и Шон крепко обнял ее.

– Я… – начала женщина, но остановилась, несколько раз глубоко вдохнула, вытерла глаза и проглотила слова извинения, вертевшиеся на языке.

Странно, но Кинкейд не чувствовала стыда или неловкости за то, что расплакалась перед Шоном. Нельзя сказать, чтобы она хорошо знала Рогана. Но, быть может, так даже лучше. Ее семья переживала бы эту боль вместе с нею, они начали бы говорить, что все пройдет. В глубине души Люси знала, что рано или поздно простит Кейт и Диллона, ведь они самые близкие ей люди.

Но не сегодня, а может, и не завтра, потому что сейчас ей казалось, что у нее отняли веру в семью.

– Люси, если тебе нужно выговориться, то я к твоим услугам, – сказал Шон.

Кинкейд кивнула и закрыла глаза. Слезы остановились, и она сконцентрировалась на том, чтобы восстановить нормальное дыхание. От Шона пахло мылом незнакомой марки и, судя по всему, средством после бритья.

Люси вдруг отчетливо осознала, что Роган – не ее брат. Так почему же она не чувствует смущения от того, что ее прижимает к себе привлекательный незнакомец? Ну, может быть, не совсем незнакомец – она приходила сюда много раз с тех пор, как Патрик перебрался в Вашингтон из Калифорнии… Люси почувствовала близость и теплоту мужчины. К нему ее подспудно влекло, пусть даже она явно и не осознавала этого.

Вдруг гостье стало не по себе, и она отстранилась от Шона, ощутив странное оцепенение. То, что Люси узнала сегодня, никак не вязалось с чувствами, испытываемыми в данный момент.

Она отпила шоколадный мусс, держа чашку дрожащей рукой.

– Мне уже лучше.

– Хорошо. – Он тоже сделал глоток. – Фу, едва теплый!

– Очень вкусно, – улыбнулась женщина. – Ты не против, если я еще немного задержусь? Я не буду тебе мешать. Не хочу сейчас возвращаться домой.

Роган весело посмотрел на нее.

– Mi casa es tu casa![3]

Шон задумчиво наблюдал за Люси. Он, конечно, хотел, чтобы та рассказала ему о том, что выгнало ее из дома в метель и почему она выглядит такой расстроенной, какой он никогда еще ее не видел. Но Роган прекрасно знал людей. Люси поговорит с ним, когда будет готова, а если он начнет давить, женщина лишь замкнется в себе. Нужно проявить терпение, потому что наверняка она еще откроется ему.

Шон снова сделал глоток; ему хотелось, чтобы и Люси еще выпила теплого мусса, согреваясь. Она окинула взглядом отремонтированную гостиную.

– Здорово вы здесь все сделали. Комната словно больше стала.

– Да, мы убрали стенку, отделявшую террасу от гостиной, и укрепили крышу.

Кинкейд улыбнулась:

– Весьма комфортно. А у вашего прекрасного камина можно даже с кухни греться.

Если Люси хочет просто светской беседы, что ж, пускай, лишь бы чувствовала себя комфортно. Он провел ее по таунхаусу, показывая небольшие изменения, которые собственноручно внес в архитектуру здания, и ее искренняя похвала заставила его самого по-новому взглянуть на комнату.

В дверь позвонили два раза, и Шон нахмурился. Люси почти пришла в норму, и появление визитера снова заставило ее напрячься.

– Никуда не уходи, – сказал Роган, похлопав гостью по руке.

Он обернулся на нее, выходя из комнаты. Только круги под глазами свидетельствовали о том, что женщину что-то гнетет. В остальном она была такой же, как всегда.

Шон рукой пригладил волосы, направился к входной двери и выглянул в глазок. На крыльце, подрагивая от холода, стояла стройная блондинка в черном пальто, закутанная в шарф.

Кейт Донован?

Он встречался с ней лишь один раз, когда они с Диллоном пригласили его к себе домой на ужин в прошлом месяце после того, как он и Патрик открыли «РКК Ист». В такую ночь лишь экстренная ситуация выгонит здравомыслящего человека на улицу, а судя по душевному состоянию Люси, ситуация действительно была чрезвычайной.

– Я бы, конечно, сказал, что удивлен… – начал говорить Шон, открыв дверь.

– Значит, Люси здесь? – Она зашла внутрь и добавила вполголоса: – Я вспомнила, что Патрик в командировке, но она уже убежала, а мне еще нужно было избавиться от агентов.

– Каких агентов? – спросил он.

– Она ничего тебе не сказала? – Кейт выпрямилась и отстранилась. – Мне нужно поговорить с Люси.

– Если она захочет говорить с тобой. – Единственное, что Шон знал о произошедшем этим вечером, так это то, что Люси не хотела возвращаться домой, а тут еще и агенты ФБР.

Мечта Люси стать агентом ФБР была известна, пожалуй, всем, но Шон с трудом мог представить, чтобы отказ разозлил ее настолько, чтобы сбегать из дома в метель без перчаток и идти полмили по холоду. Или дрожать так сильно, что он боялся, что она рассыплется на кусочки. Это заставило бы ее разозлиться. Может быть, даже расплакаться. Но что-то другое причиняло ей настоящую, физическую боль; тень страдания отразилась на ее лице, когда она вошла в дом.

Кейт смотрела на него испепеляющим взглядом.

– Прости, Шон, но это не твое дело.

– Оно стало моим, когда Люси постучала в мою дверь.

– Мисс Кинкейд пришла увидеть Патрика, а не тебя.

– Чего ты хочешь?

– Я лишь пытаюсь защитить свою сестру.

Шон не слышал Люси, тихо подошедшую сзади, пока не раздался ее голос:

– Защитить меня?

Кейт приблизилась к ней:

– Мне очень жаль. Прости, но ты не можешь…

Люси начала качать головой при первых звуках ее голоса и прервала миссис Донован:

– Не указывай мне, чего я не могу делать. Только не сейчас.

– Ты не должна беседовать с Ноем Армстронгом без представителя. Я пойду с тобой…

– Нет, – бросила Люси и быстро скрылась в гостиной.

Кейт последовала за нею, Роган не отставал. Люси стояла у камина спиной к ним.

– Объясни ей, что она не может говорить с агентом ФБР без адвоката или кого-нибудь, кто будет защищать ее интересы! – обратилась Кейт к Шону.

Тот удивленно приподнял бровь:

– Ты же только что сказала, чтобы я не лез не в свое дело.

– Черт побери, я не шучу!

Люси резко развернулась и посмотрела Кейт прямо в глаза:

– Действительно не шутишь, черт возьми? Ты лгала. У тебя была сотня возможностей рассказать мне о сделке со следствием, но ты промолчала. И даже не удосужилась рассказать о том, что Мортона выпустили из тюрьмы!

– Повторяю, мне очень жаль, но…

– Но что? – Люси покачала головой. – Ты лишь пыталась защитить меня? Оставлять человека в неведении – не значит защищать!

Мортон. Шон замер на месте, стараясь сдержать вскипающую в нем злость. Он знал, кто такой Роджер Мортон. Он узнал о похищении и изнасиловании Люси в тот день, когда она окончила школу.

– Эта сволочь вышел из тюрьмы? – спросил мистер Роган.

Кейт подняла руку, заставляя его замолчать, и это начинало действовать ему на нервы.

– Пойми, Кейт, безопасность – моя работа!

– Мортон мертв, – сказала Люси. – Он освободился полгода назад, и никто не сказал мне об этом. – Она ткнула пальцем в сторону Кейт. – У меня было право знать. Он был здесь!

Сотня вопросов крутилась у Шона в голове, но время было неподходящее. Мужчина подошел к мисс Кинкейд:

– Можешь оставаться здесь столько, сколько хочешь.

– Вопрос в другом, – сказала Кейт. – Ты же знаешь, что ей нельзя говорить с ФБР без адвоката.

– А почему ФБР хочет поговорить с ней?

– Мортона убили у причала на противоположном берегу Потомака, – пояснила Кейт. – Раз я тоже имела касательство к делу Кейт, мне пришлось отвечать на их вопросы. В прошлую пятницу Диллон отвез меня в Ричмонд, и я прилетела обратно в воскресенье вечером, а он всю неделю был в Питерсберге. Мы чисты, Ною только осталось проверить наше алиби.

– Неужели они думают, что я убила его? – ахнула Люси.

– Сомневаюсь. Ты весьма убедительно показала, что не знала о том, что он вышел из тюрьмы, но мне известно, как работает система. Они будут выкачивать из тебя информацию, а ты ведь не знаешь ничего, что могло бы им помочь. Тем более что ты не обязана отвечать на вопросы, не связанные с убийством.

– Стоп! – сказала мисс Кинкейд. – Хватит пытаться прикрыть меня. Знаешь что? Я могу понять, почему Диллон не рассказывал мне правду. Он и все остальные члены нашей семьи. Я думаю, что в глубине души все они до сих пор видят во мне лишь жертву.

– Неправда…

– Но ты! – прервала ее Люси и покачала головой. – От тебя я ждала большего. Из всех лишь одна ты не нянчилась со мною. Ты поддерживала меня в выборе профессии, водила на стрельбище и научила всему, что знаешь сама. Ты всегда была со мной честна. По крайней мере, я так считала. Теперь же не знаю, что и думать… Сколько еще раз ты солгала? Почему, из каких соображений? Ты думала, что я очень хрупкая и не выдержу правды? Тебе казалось, что я сломаюсь? А ведь мне было действительно важно быть в курсе того, что произошло.

– Нет…

– Тогда почему не сказала мне?

Кейт не знала, что ответить. Шон положил руку на плечо Люси. Она дрожала, но теперь уже от злости.

– Почему же, черт возьми?

Слезы навернулись на глаза Донован.

– Я не хотела, чтобы ты знала, как мы все облажались! Конечно, не стоило соглашаться с такими условиями, но мы были в отчаянии. У нас заканчивалось время, и ублюдок знал об этом. Мы совершили огромную ошибку, но, если честно, я не видела тогда – и не вижу сейчас – никакого иного выхода. Если б мы не получили информацию тогда, Адам Скотт мог бы выполнить свой план – убить Диллона и снова захватить тебя! Я не знаю… Легко гадать о прошлом, но дай-ка я скажу тебе кое-что: мой муж ничего не знал о сделке со следствием до тех пор, пока она не была совершена. Не вини его.

Слезы катились по щекам Люси. Шон обнял ее за плечи, и женщина прижалась к нему.

– Но потом ты рассказала Диллону? Он узнал?

Кейт кивнула.

Люси покачала головой и торопливо вышла из комнаты. Донован сама смахнула слезы с ресниц и недовольно посмотрела на Шона. А он чем заслужил ее гнев? Ведь он на стороне Люси.

– Я прослежу за тем, чтобы она безопасно добралась до дома, – сказала Кейт.

– Позволь объяснить…

– Не сейчас. Просто дай ей прийти в себя, о’кей?

Кейт помассировала виски пальцами и кивнула.

– Так что случилось?

– Насильник должен был оставаться в Колорадо. Вместо этого он приехал в Вашингтон на прошлой неделе и заработал себе пулю в затылок.

– Похоже на казнь…

– Труп нашли в субботу утром, – Кейт не обратила внимания на слова Шона. – ФБР получило это дело вчера, когда полиция установила личность жертвы и выяснила, что он вышел из федеральной тюрьмы условно-досрочно.

В мозгу Рогана мгновенно пронеслись несколько вариантов того, что ему можно предпринять, но Кейт, похоже, знала, о чем он думает.

– Не лезь в это, Шон.

Роган не ответил. Конечно же, он не собирается держаться от расследования преступления подальше. Пусть и косвенно, но убийство Мортона влияет и на бизнес «РКК». Патрик – партнер мистера Рогана, а Люси – сестра Патрика. А значит, данное дело попадает в сферу интересов Шона, и Кейт не сможет переубедить его. Даже тот факт, что она попыталась, говорит лишь о том, что миссис Донован совсем не знает его.

– Я привезу Люси домой попозже, – сказал он. – Но позволь один совет: не думаю, что она хочет слышать еще извинения и объяснения. Я бы не лез ей в душу и дал возможность самой во всем разобраться. Иначе ты сделаешь только хуже.


Глава 4 | Люби меня до смерти | Глава 6







Loading...