home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

Loading...


Глава 20

Рик бросал шар третий раз подряд и догадывался, что Лейси уже поняла, что он мастер в этом деле. На дорожке рядом с ними Маккензи, Джек и Мэгги играли в боулинг, все трое – впервые. И хотя они фактически не разговаривали друг с другом, они все время издавали крики радости или огорчения, когда шар попадал в цель или летел мимо. Маккензи немного дулась вначале, но у Рика было такое чувство, что она просто не хочет никому показывать, что эта игра доставляет ей удовольствие. С другой стороны, Джек, в очках, как у Гарри Поттера, и с безмятежным выражением лица, и Мэгги, со своим оптимизмом и поразительной энергией, были очаровательными детьми. Но у них ведь не умерла мама.

Лейси сказала Рику, что ей пришлось чуть ли не силой тащить девочку из дому. Маккензи предстояло впервые увидеть Рика. Она была совсем не в восторге от предложенного им занятия. Когда он показывал ей, как надо бросать шар, она бурчала себе под нос:

– Боулинг. Кто им занимается?

Рик знал, что Лейси нервничала из-за того, что ей нужно было занимать чем-то Маккензи весь дождливый субботний день, и был доволен собой, потому что предложил заняться боулингом. Но детям это дало возможность лучше узнать друг друга, а ему – шанс побыть с Лейси в таком месте, где они могли бы поговорить друг с другом, не опасаясь, что их могут подслушать.

– У меня такое чувство, что ты часто играешь в боулинг, – подмигнула Лейси, стоя в конце дорожки в ожидании своего хода. Она взглянула на детей, и Рик проследил за ее взглядом. Джек стоял в конце дорожки, прижав шар к груди и сосредоточив все внимание на кеглях.

– Я – член лиги, – признался Рик. Парни, с которыми он занимался боулингом, были типичными работягами, и он испытывал определенный комфорт в их кругу. Боулингу его обучил отец. Он вырос под гулкие стуки шаров на дорожках, в сигаретном дыму, среди запаха мужского пота и пивных бутылок.

И хотя сегодняшний день был совсем другим, хотя бы из-за наличия детей и запаха пиццы, а не дыма, но Рик чувствовал странную ностальгию.

– Для новичка ты очень даже неплоха, – похвалил он, когда Лейси бросила шар. Так оно и было. Ему нравилось наблюдать за ней. На ней были свободные темно-синие шорты, в которых были видны ее крепкие икры. Длинные волосы вились от дождя, под который они попали по дороге. В ней была особая грация, когда она наклонялась вперед, чтобы запустить шар.

– Так вот, – сказала Лейси, когда настала его очередь и Рик подошел к дорожке. – Я еще раз созвонилась с отцом Маккензи вчера вечером. Он приедет на Внешнюю Косу на этой неделе. Он планирует пробыть здесь день-два.

– Ты рада?

– Я считаю, что это правильно.

– И я так считаю. – Какое-то время он молчал, сосредоточившись на кеглях. Он шагнул вперед, отведя руку назад и тщательно контролируя движения, сделал резкое движение вперед и отпустил шар. Рик проследил, как шар резко свернул вправо и прокатился мимо трех кеглей.

– Я надеюсь, что он приличный парень и что я не совершаю большую ошибку.

Рик охладил ладони у вентилятора, ожидая, когда вернется его шар.

– Какой у него был голос по телефону? – спросил он.

– Приличный. – Она улыбнулась. – Как будто он многое испытал и многому научился.

– Большего и ожидать нельзя.

– Думаю, что да, мистер Прощение.

Рик рассмеялся:

– К слову сказать, как продвигается твое заявление?

Она со стоном пожаловалась:

– Не очень хорошо. Я никудышный писатель.

– Ты можешь это сделать.

– Адвокат велела не писать слишком эмоционально, – закусила губу Лейси. – Но это моя мать, и, когда я начинаю вспоминать случившееся, мне хочется проткнуть бумагу ручкой.

– Хм, – Рик поддел пальцами шар и поднял его к груди. – Не знаю, согласен ли я с тем, что ты не должна быть эмоциональной. Я думаю, ты должна отразить эмоции. Выплеснуть боль и ярость.

– Но адвокат говорит совсем не так, а выносить суждение моему письму будет она. – Лейси присела, вытянула ноги прямо перед собой и посмотрела на уродливые ботинки для боулинга. – Думаю, что это может оказаться безнадежным, – сказала она. – Адвокат говорит, что Пойнтер был образцовым заключенным. Что он собирается стать священником, когда выйдет из тюрьмы.

Рик сосредоточился на кеглях, наклонился вперед и пустил по дорожке еще один шар. Шар покатился по дорожке, но сбил всего одну кеглю. Рик был недостаточно внимательным.

– Пойнтер раскаивается? – спросил он, повернувшись и пристально глядя на Лейси.

– Так он говорит.

Рик снова охладил руки перед вентилятором.

– У меня есть радикальное предложение.

– Какое? – Она встала, так как была ее очередь кидать шар.

– А что, если ты увидишься с ним? – спросил он. – Послушаешь, что он тебе скажет. Задай ему вопросы. Тогда ты сможешь сформировать собственное мнение о том, каким человеком он стал.

Рик видел, как лицо Лейси посуровело.

– Откровенно, Рик, эта идея кажется мне тошнотворной. – Она подняла шар для броска. – Я не хочу никогда больше видеть его. Я видела его однажды – в тот день, когда он убил мать, и поверь мне, этого достаточно. – Она повернулась к кеглям и бросила шар с силой. Он упал аж на соседнюю дорожку, и Лейси заохала. Потом обернулась и взглянула на Рика, уперев руки в бока. – Ты знаешь, – сказала она. – Хорошо, что ты не занялся уголовным правом. Ты очень мягкий.

– Ты тоже мягкая, Лейси, – улыбнулся Рик. – Ты пытаешься скрыть эту часть самой себя, но у тебя это не очень получается.

Она подошла к тому месту, где он сидел, и плюхнулась на скамейку рядом.

– Я не хочу об этом больше говорить. У меня полно других забот. Вроде той, где устроить Бобби во время его визита.

Рик показал на дорожку:

– У тебя есть еще один шар.

Она снова посмотрела на свои ноги и опять нахмурилась при виде ботинок.

– На Внешней Косе не бывает дешевого жилья летом.

– А он не мог бы остановиться в доме смотрителя? – предложил Рик.

Она сморщила нос:

– Слишком близко. Я имею в виду, а что, если он все еще плохой парень? Да и для Маккензи это будет чересчур.

– А бабушка Маккензи не приютит его?

Лейси рассмеялась:

– Ни в коем случае. Она пришла в ярость от того, что я вообще с ним связалась. Я подумываю попросить Тома, моего биологического отца. Он тоже состоит в АА и будет рад мне помочь.

Рик подумал о свободной спальне в своем коттедже.

– Он может остановиться у меня.

Лейси резко обернулась к нему:

– Ты серьезно?

– У меня есть лишняя спальня. Ему не придется платить за нее.

Она недоверчиво взглянула на него.

– Я не могу гарантировать тебе, что он порядочный человек, – предупредила она.

Рик пожал плечами:

– Меня это не беспокоит.

– И я не знаю, как долго он захочет побыть здесь. Тебе не будет тесно?

– Все, что мне надо, – это угол гостиной, где стоит мой компьютер. Я ни разу не заходил в свободную спальню с тех пор, как поселился в доме. Это не четырехзвездочный отель, но…

– Господи, ты такой милый. – Она улыбнулась ему так, что у нее на щеках появились ямочки.

Рик улыбнулся в ответ и пожал плечами:

– Я хотел бы помочь.

– Спасибо. Это было бы потрясающе. – Она отвернулась, стала по стойке «смирно», сосредоточилась на кеглях, и он почувствовал, как сильно его сердце забилось в груди.

Он в самом деле хотел помочь ей. Отплатить ей, потому что она в скором времени тоже ему поможет, знает она об этом или нет.


Глава 19 | Девочка-беда, или Как стать хорошей женщиной | Глава 21







Loading...